Таинства Церкви. Почитание святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста

7 марта 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Владимиром Волгиным.

– Сегодня мы находимся в замечательном, светлом, величественном и одновременно очень стройном и уютном храме в честь трех святителей, который находится в поселении «Архангельское». И у нас в гостях – настоятель этого храма, известный проповедник протоиерей Владимир Волгин.

В эти великопостные дни мы решили поговорить о значении трех святителей во вселенском православии, в христианской жизни и в личной жизни каждого человека. Надо сказать, что храм в честь трех святителей – не единственный в Москве. Был в свое время храм, посвященный трем святителям, у Красных ворот, к сожалению, утраченный. Но вообще появление такого храма в Москве говорит о том, что этих трех святителей в Москве очень почитали, и храм в их честь – это некое напоминание, что эти святители присутствуют в нашей жизни.

Когда начали строить храм здесь, я думала, что Вы посвятите его Архистратигу Божию Михаилу, но Вы его посвятили трем святителям. Почему?

– Приведу в качестве параллели пример, связанный с храмом Преображения Господня на Преображенской площади. Для строительства этого храма Преображения Господня предлагали новое (не историческое) место. Но староста храма Игорь Климентьевич Русакомский (архитектор, замечательный общественный деятель) настаивал вместе со своей группой, чтобы храм построили на старом месте – тогда это был бы исторический храм.

Когда я встретился с Николаем Николаевичем Евтихиевым (тогда он был префектом Восточного округа), он мне показал новое место для строительства храма и старое место, сказав, что на старом месте не совсем удобно строить храм – проходит ветка метрополитена; и объяснил, насколько предпочтительнее строить храм на новом месте. В беседе я сказал, что родился в старом деревянном доме. Как оказалось, и он тоже. Он сказал: «Хотите, я Вам покажу дом, в котором я родился и жил (в Москве, в Сокольниках)? Сейчас этот дом сломан, разрушен». Он принес фотографию этого дома. На что я сказал: «Представьте, я захотел бы реконструировать этот дом, а потом написал бы табличку: здесь родился Николай Николаевич Евтихиев...»

Вот так же и с храмом: если его строить на новом месте, он будет одноименным, но не будет историческим храмом. Я привел эту историю в качестве примера, что на новом месте строить храм Архангела Михаила было бы не совсем правильным, не совсем точным решением. Тем более что известно местонахождение старого храма Архангела Михаила, где по задумке мы желали бы возвести часовню.

Почему мы назвали храм в честь трех святителей? Директором дома отдыха «Архангельское» был Василий Александрович Малышев (он упокоился несколько лет назад). Он был первым старостой нашей общины и мощным хозяйственником. В 1999  году мы с ним встретились, и я сказал: «Василий Александрович, у Вас замечательная инфраструктура дома отдыха, все есть, только одного недостает – храма». «Храм будет стоять», – сказал Василий Александрович.

Надо сказать, он был ушлый человек, знавший коридоры, кабинеты, с чего начинать, к кому обращаться, какую бумагу написать. Безусловно, без инициативы снизу, так скажем, невозможно было обращаться наверх, к власти, и просить, чтобы разрешили строительство этого храма. В общем, он продумал всю стратегию строительства. И я подумал, что было бы хорошо увековечить не его имя, но того святого, имя которого он носил, – Василия Великого. Потом я подумал, что было бы странно назвать храм в честь Василия Великого – это, безусловно, замечательно, но как-то слишком претенциозно. И чтобы, с одной стороны, следовать своей мысли о Василии Великом, я подумал, что правильнее возвести храм в честь трех святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста.

Естественно, Попечительский совет спросил, почему именно в честь трех святителей нужно назвать храм. В Патриархии тоже задавали этот вопрос. И Вы тоже сейчас спрашиваете. Нам разрешили строить храм в 2002 году, и в 2003 году мы начали его строительство. В те годы Россия еще не была просвещенной светом Христовой истины. Только сейчас мы видим, что, может быть, отчасти фундамент будущего духовного возрождения России построен. Но и тогда, и сейчас Россия нуждается во вселенской проповеди православия. Эти святители – вселенские учители, вселенские проповедники имени Христова и православия. Вот таким образом я обосновал имя этого храма.

С моей версией все очень легко согласились, мое предложение приняли, и Патриарх утвердил название храма. Вот таким образом появилось наименование этого храма в доме отдыха «Архангельское».

– Наверное, для Вас лично эти святители тоже имеют какое-то особое значение?

– Да, конечно, и очень большое. Почему? В 1979 году в Курско-Белгородской епархии меня рукоположили в священники (рукополагал митрополит Хризостом, ныне пребывающий на покое; тогда он был архиепископом Курским и Белгородским, а закончил свое служение митрополитом Виленским и Литовским). Первый храм, где я стал настоятелем после рукоположения, был в честь трех святителей. Для меня это знаменательное событие – это первый храм, который был мне вручен в настоятельство.

С другой стороны, еще один не менее любопытный факт. Моя матушка проживает в центре Москвы у Красных ворот. Рядом с метро «Красные ворота», буквально в полутора минутах от дома, где мы живем, – место, где стоял храм в честь трех святителей. Это тоже о чем-то говорит. То есть я чувствую некое участие трех святителей в своей жизни и в жизни нашей семьи.

Я уверовал в Христа и принял крещение, когда мне было двадцать лет. Тогда у меня не было сформировано такого отношения и взгляда на православие. Тогда я не различал Православную Церковь и Католическую или протестантскую – для меня все они были христианскими, близкими моему сердцу. Но было смешение; я не знал, чем эти Церкви отличаются друг от друга. С одной стороны, этот вопрос стоял для меня, но очень смутно. С другой стороны, я как-то не искал ответа на него даже в силу того, что рядом не было учителей, священников. Духовной литературы не было...

Когда я стал священником, мне захотелось читать святых отцов. Я попросил одного священника, у которого было несколько собраний святых отцов, чтобы он благословил и дал мне в пользование для чтения труды святителя Иоанна Златоуста. Почему я так решил, до сих пор не могу найти ответа – просто захотелось читать именно святителя Иоанна Златоуста. Я начал изучать труды святителя с толкования Евангелия от Матфея и, милостью Божией, прочитал все 12 томов святителя. Это был достаточно серьезный труд. Толкование текста Священного Писания было на русском языке, а сам текст абзацами был на церковнославянском языке. Язык этот, в общем-то, достаточно непростой, хотя и наш родной: там двойные деепричастные обороты, структура фраз совершенно иная, чем в современном русском языке.

Я очень долго все изучал. Иногда мне казалось, что толкование не соответствует тому, что я читал, но потом вчитывался в церковнославянский язык, делал какие-то перестановки слов и понимал, что все вполне соответствует. Я научился не только читать на церковнославянском языке, но и понимать его. Но главное другое. Главное то, что святитель Иоанн Златоуст поставил мне глаз моей души на православие; через святителя Иоанна Златоуста я отчасти понял, что такое православие, чем оно замечательно и чем истинно по сравнению с другими религиями и христианскими конфессиями. Потом, учась в семинарии и академии, так или иначе все эти вопросы были подняты и получили научное обоснование, что тоже помогло мне разобраться в отличиях конфессий.

Параллельно я читал и святителя Василия Великого. Григорий Богослов был для меня несколько сложен, но я всегда тянулся к чтению Григория Богослова. Не случайно Церковь назвала его Богословом – у него богословский ум: парящий над, познающий и ведающий тайны вершин богословия. Вот таким образом эти святые мне стали достаточно родными и близкими. Я упивался чтением трудов святителя Иоанна Златоуста.

Когда ко мне обращаются люди с вопросом, с чего начинать читать, я отвечаю, что, безусловно, нужно начинать с чтения Священного Писания Нового Завета, и, по слову преподобного Серафима Саровского, никогда не советую обращаться к Ветхому Завету. Преподобный Серафим говорил: чтобы перейти к Ветхому Завету, нужно уму свободно плавать в волнах Священного Писания Нового Завета.

Новый Завет достаточно сложен. Мы можем понять описание служения Христа, Его отношения с людьми разных сект, людьми иудейской веры, людьми разного ранга и так далее; это как бы историческая канва, которую мы можем вместить в себя. А есть такие глубины, в которые невозможно проникнуть без толкований святых отцов. Поэтому, когда люди вопрошают, я советую читать Новый Завет и обращаться к толкованиям. Да, есть разные толкования: и Блаженного Феофилакта, и Афанасия Великого, и Василия Великого, но я предлагаю читать святителя Иоанна Златоуста. Сначала будет сложно, но, когда вчитаешься, невозможно будет оторваться – он глубоко комментирует и исследует Священное Писание Нового Завета; можно сказать, просто разжевывает. Если хотите, он создает 3D-толкование: со всех сторон анализирует текст Священного Писания, у него очень глубокое, проникновенное толкование.

Приведу общеизвестный случай из жития святителя Иоанна Златоуста. У святителя был послушник, помощник, секретарь – Прокл (он был монахом и потом тоже стал патриархом). Однажды к святителю Иоанну Златоусту пришел для беседы некий важный сановник. Святитель сам его пригласил для какой-то серьезной и важной беседы, но когда тот пришел, он не открывал дверь. Тогда Прокл попросил сановника подождать, а сам заглянул в замочную скважину и увидел святителя Иоанна Златоуста, пишущего какие-то строки пером, и склонившегося над его ухом некоего старца, в котором узнал апостола Павла, – в это время святитель Иоанн Златоуст толковал послания апостола Павла.

Эта иллюстрация дает нам понять, что без благодати Духа Святого невозможно истолковать Священное Писание собственным умом, пока он не просветится Духом Святым. Не случайно на V или VI Вселенском Соборе архиереям (уж не говоря о священниках) советовали опираться только на святых отцов при толковании Священного Писания, обращаясь в проповеди к народу Божьему, находящемуся на богослужении.

Так что эти святители стали мне очень близкими, дорогими и родными. В свое время, еще несколько лет назад, моя дочь и матушка загорелись желанием восстановить храм в честь трех святителей на Красных воротах. Я не возбранял этому желанию, но понимал, что это мечта, которая вряд ли исполнима. Но чувствую, что, наверное, моя жизнь отчасти будет связана с этой идеей восстановления храма.

– Он же был построен, если не ошибаюсь, в конце XVI – начале XVII века. Это была сначала деревянная церковь, которая потом переросла в каменную.

Отец Владимир, Вы начали говорить, что Россия сейчас мало просвещена. Слушая Ваши рассуждения, я неожиданно подумал, что, обращаясь к Богу, к Пресвятой Богородице, к святым, заходя в храмы и монастыри, мы прежде всего ищем чуда. Сейчас православный человек готов улететь не знаю куда, лишь бы получить какое-то чудо. Говоря о блаженной Матроне, рассказывают только о чудесах. Рассказывают о своем паломничестве в какой-то монастырь – и только о чудесах. Это правильно? Может быть, действительно происходит очень серьезный перекос в нашей духовной жизни? Мы ищем чуда, но не утруждаем себя поиском христианской истины, не утруждаем себя чтением сложных текстов, в которые нужно вдумываться и проникать. Мы не усложняем свою личную духовную жизнь. А чудо – это же просто...

– С одной стороны, это действительно просто. Но, с другой стороны, ведь и наша с вами вера основана на чуде – на чуде обращения нас к Богу; то есть Бог нас обратил к Себе. Глубоко убежден, и в Вашей жизни, и в моей происходили (и происходят) чудеса, в особенности в период поиска Бога.

Когда я искал Бога, уже крестившись, я нуждался в подтверждении присутствия Божия в своей жизни, и Господь через маленькие чудеса утверждал мою веру. Допустим, я обращаюсь к Господу – и Господь исполняет мои желания. Представьте, если я обратился бы к какому-то монументу, чтобы он исполнил мое желание, – я ничего бы не получил. А здесь мои желания исполнялись и таким образом утверждали мою веру. Но это – младенчество, которое нуждается в чуде. А когда мы возрастаем духовно, мы уже должны углублять свою веру познаниями.

– Спасибо большое, отец Владимир, за очень интересную беседу. Предлагаю продолжить наш разговор о трех святителях и их значении в жизни каждого православного христианина в нашей следующей программе.

– Храни всех Господь!

Автор и ведущая программы Любовь Акелина

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 31 октября: 03:00
  • Суббота, 31 октября: 13:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​