Таинства Церкви. Свято-Елисаветинский монастырь в Калининграде. Часть 1

20 августа 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с настоятельницей Свято-Елисаветинского женского монастыря г. Калининграда игуменией Елисаветой и протоиереем Алексием Ладыгиным.  

– Сегодня мы с вами в гостях у протоиерея Алексия Ладыгина. Мы с отцом Алексием обычно говорим о Псалтири, но сегодня мы нашу традицию прерываем не в первый раз, потому что сегодня у батюшки в гостях игумения Елисавета, настоятельница монастыря в честь преподобномученицы Елисаветы Федоровны под Калининградом. Мы очень рады вас сегодня видеть. Я не так давно вернулась из Калининграда, где пять дней провела в вашей обители. Это были совершенно незабываемые дни. Я просто потрясена увиденным: духовной обстановкой в монастыре, тишиной, благодатью и тем, что делает этот монастырь.

Матушка, знаете, первое впечатление от монастыря, что он защищает наши западные рубежи. Вообще, так можно сказать, что монастырь еще и охраняет духовные рубежи нашей страны?

Игумения Елисавета, настоятельница монастыря в честь преподобномученицы Елисаветы Федоровны, г. Калининград:

– Любые рубежи охраняет Господь. А мы молимся, чтобы Он призрел милостивым Своим оком на молитвы скорбящих. Конечно же, в двенадцати километрах от монастыря граница, за которой не все любят Россию, не все хотят ей добра. Поэтому нужно молиться, чтобы Господь помог нашей стране, нашей державе держать наши рубежи, чтобы не было войны, чтобы люди не знали бедности, чтобы дети не умирали от голода и разрухи, чтобы не погибали безвинно убиенные младенцы, чтобы матери, совершившие грех, покаялись, чтобы в нашей Российской стране не было игорных домов, которые развращают людей и отводят их от Бога. Вот об этом нужно обязательно молиться и днем и ночью. Вы были свидетелями этих молитв у нас. У нас неусыпаемая Псалтирь: сестрички, сменяя друг друга, круглосуточно молятся.

– Отец Алексий, как сегодня мы можем воспринимать монастыри? Знаете, иногда говорят: «Ну, храмы – это понятно: тут приходы, приходят прихожане». А появляются новые и новые монастыри. Что такое, с Вашей точки зрения, монастырь для русского православного человека?

Протоиерей Алексий Ладыгин:

– Монастыри всегда были духовными оазисами в нашем Отечестве. И если бы не было монастырей, не было бы монашества, наверное, не было бы правильного понимания духовного пути. Потому что миряне живут семейными потребностями, живут той суетой, которая наполняет нашу жизнь. Роль монастыря другая. Матушка сказала очень хорошие слова, в монастыре происходит аккумулирование духовных сил за счет молитвы, за счет поста. Мы вспоминаем первое западное монашество от преподобного Бенедикта Нурсийского, который сказал замечательные слова, служащие в настоящее время девизом для монашествующих: «Ora et labora» (молись и трудись). Молитва и труд – это основа жизни каждого монастыря. И за счет молитвы у монашествующих всегда ясное видение своего жизненного пути.

Поэтому монастыри с древности и до сегодняшнего дня показывают правильный уклад жизни: не только духовной, но и жизни земной. Мы знаем, что лучшее хозяйство у нас в монастырях, лучшие и убранные строения – в монастырях…

– Особенно в женских.

– Лучшие швейные мастерские – в монастырях, лучшее гостеприимство – в монастырях. Почему так происходит? Казалось бы, монахи ушли от светской жизни, но эту светскую, земную жизнь они устраивают лучше всего. Потому что они отсекают от себя все лишнее, они не тратят напрасно время на какие-то развлечения: на смотрение телевизора, на походы в кафе, на сидения за чашечкой кофе в праздных разговорах. То есть все направлено на то, чтобы каждая минуточка времени была занята хорошим, добрым делом: либо молитвой, либо трудом. Никакой лени, никакого праздного провождения времени. Это постоянное исполнение послушаний.

У матушки тоже свои послушания. Вот сегодня мы видели фильм об обители. Я, конечно, удивился, что матушка не принадлежит себе, у нее вообще нет времени: она либо с сестрами, либо в делах, заботах, на ней надет фартук. Это сейчас она красивая, нарядная: белый апостольник, крест с украшениями. А в обители: фартук, вместо белого апостольника – платок; и в постоянных трудах, она во всем показывает пример сестрам. Еще и близкие духовные чада постоянно звонят: «Матушка, у меня беда… Матушка, у меня горе… Матушка, что мне делать?» И матушка не только отвечает на их вопросы, не только назидает и указывает определенный путь, но и сама за них тут же встает на молитву и молится. В этом происходит единение нас, земнородных, и монашествующих, которые уже уподобляются ангельской жизни.

Но я бы хотел сказать, что если бы не было монастырей, не было бы понимания, что дарит нам богатство духовной жизни. Только через монастыри и монашествующих мы можем видеть просветленные лица, мы можем видеть яркие, светящиеся глаза, мы можем видеть подлинную настоящую доброту без всякой слащавости, настоящую, пусть со строгостью, но доброту, которая влечет за собой и открывает буквально потоки Божественной энергии. Через монашествующих мы можем видеть сердечных людей, которые тебе помогают, которые тебя слышат, которые тебя направляют на определенный, правильный путь не только духовной жизни, но и земной.

Почему тянутся к монастырю? Потому что с тем, что в себе аккумулировали монахи и монастыри, невозможно встретиться в миру. Мы можем увидеть все и вся, но то, что приятно нашей душе, то, что нас радует, то, что открывает нам божественный мир здесь, на земле, – это только монастыри и монашествующие. Почему люди непрестанно и едут в монастыри.

– Матушка, я как раз хотела Вас спросить вот о чем. Я много снимаю. Понятно, что в московских монастырях очень много прихожан, и мне порой искренне жаль монахов, я думаю: «Как мы им все мешаемся постоянно!» Троице-Сергиева лавра, Новодевичий монастырь, Донской монастырь, Данилов монастырь: постоянная мирская суета. Я думаю: как они, бедные, от нас устали, как мы им не надоели?! Приехала к вам монастырь, и у меня было такое ощущение, что я из Москвы просто не уезжала: там столько москвичей, столько народу постоянно. Матушка, скажите откровенно, мы вам там, вдали, не мешаем?

Игумения Елисавета, настоятельница монастыря:

– Как вы можете мешать Богу? Бог любит всех. Монахиня – это человек, который отрекся от себя и живет с Богом. И тогда любой человек на земле и любая ситуация рассматривается через призму Божественной любви. Мне все равно, монахиня Вы или мирская, бедная или богатая, с грехами или без грехов; Вы – дитя Бога. Вы пришли – это самое главное. Вы переступили порог монастыря, значит, Вам что-то нужно от меня. А что Вам может быть нужно, кроме любви?

– Иногда бывает нужен духовный совет. А иногда даже и не духовный, потому что у светских людей иногда такие вопросы возникают, наверное, с Вашей точки зрения, какие-то мелочные, и необязательно идти в монастырь, приставать к игумении, для того чтобы получить ответ на этот вопрос.

Игумения Елисавета, настоятельница монастыря:

– У нас есть такое общее общение с людьми, когда говоришь какое-то слово. А человек приехал из Москвы с кучей вопросов. И когда ты говоришь это слово с любовью, с Богом, тогда к концу беседы душа, в принципе, услышала все, что ей нужно. А в монастырь же гонит не тело, а душа. И тогда человек говорит: «Матушка, я услышал все. Теперь можно у вас потрудиться?» – «Ну, теперь потрудитесь».

– Много приезжает трудниц?

– Приезжают. Не много и не мало, а сколько Господь посылает. И всех принимаем.

– Столько, сколько надо.

– Сколько надо. Всё по силам, всё по воле Божией.

– Матушка, в ста километрах от Калининграда расположен ваш монастырь. По московским меркам это весьма далеко от Москвы. А тут Калининград, и некая разделенность с основной частью России; она как-то ощущается? Или вы все равно ощущаете себя частью России? Я задаю этот вопрос потому, что он многих интересует. Как Калининград себя чувствует? Нас стараются убедить в том, что сами калининградцы чувствуют себя в большей степени европейцами, чем гражданами России. Насколько это верно?

Игумения Елисавета, настоятельница монастыря:

– Если говорить о гражданстве, то, конечно же, мы граждане России. А если говорить о духовной составляющей этого гражданства, то, конечно же, мы православные христиане. Другое дело, что вот эти западные… не традиции (все традиции, и древние, тот же праздник «Белого цветка», мы культивируем у себя), они накладывают некий налет и некое внутреннее сомнение в том, насколько эти люди могли бы жить за границей лучше (записано дословно. – Примеч.ред.).

– Рядышком же.

– Рядышком. Очень многие там побывали (перейти границу просто: тридцать километров до Польши и десять километров до Литвы). И побывав там, любой русский православный человек скажет: «А лучше России нет». И то, что сейчас в Калининградской области Господь возвел такой большой, мощный монастырский комплекс, видимо, это та необходимость, которая Богу угодна.

Главная задача людей на земле – это услышать зов Божий и пойти за ним. А уже когда пошли, встали в колею, тогда уже только успевай: шагай, беги.

Я люблю Калининград, люблю жителей Калининграда. Это народ открытый, добрый, жаждущий познать истину. Эти люди, я прошу прощения за такие слова, не то чтобы более обеспеченные, но более самодостаточные в плане и материальном. Поэтому они чуть-чуть другие, Вы это видели сами.

– Видела. И города, которые рядом, такие ухоженные, абсолютно чистые.

Игумения Елисавета, настоятельница монастыря:

– Да, мы с Вами съездили в Советск, Гусев (это эталон нашей Калининградской области), Черняховск. Мы заезжали в город Славск, под Славском находится наш монастырь. Сейчас идет такая программа нашего губернатора Николая Николаевича Цуканова – сделать область образцовой, красивой, чистой. И задача монашествующих, священства – чтобы эта внешняя красота соответствовала красоте духовной. Уже сейчас в Калининградскую область очень многие хотят попасть (но как там программы принимают или не принимают, я не знаю), и Вы видели – область уникальная.

– Да. Я так поняла, что и губернатор очень расположен к вашему монастырю.

Игумения Елисавета, настоятельница монастыря:

– Да, он православный, человек глубоко верующий, он во всем поддерживает нужные начинания и помогает тем, что поддерживает. Ведь поддержка губернатора (я имею в виду расположение, духовную поддержку, личное включение в какие-то программы) настраивает и жителей, и весь предпринимательский состав, который в подчинении у губернатора, доброжелательно и уважительно относиться к монастырю и к его игуменье.

– Слава Богу! Батюшка, Вы сегодня видели часть фильма, который привезла матушка. Но это фильм давний. Сейчас, конечно, монастырь просто не узнать. Я была просто потрясена и благолепием, и украшением, и красотой, и тишиной, и зоопарком птиц (мы еще о нем поговорим, я надеюсь). Батюшка, что Вас больше всего в той части фильма, что Вы видели, может быть, как-то задело?

Протоиерей Алексий Ладыгин:

– Обитель начала развиваться правильно: она начала свое развитие с глубокой и усердной молитвы. Потому что нас очень часто заботят какие-то материальные переживания, и это естественно, потому что на матушке и люди, и попечение, и все устроение церкви – с этого как бы начинается обитель. Хотя обитель начинается с огромного желания уединиться и начать молиться. Как преподобный Сергий Радонежский. Но когда возникают хозяйственные вопросы, от них порой и молиться-то невозможно: как вспомнишь, что у тебя кирпича не хватает или леса нет, денег надо выплатить рабочим, то уже и слова молитвы забываешь. У меня такое было при строительстве храма: ночью просыпаешься, вспоминаешь, что тебе зарплату рабочим нечем платить, сон сразу пропадает. И только молитва немного успокаивала, утешала. А на следующий день после молитвы приходили деньги, и сон возвращался.

Здесь мне понравилось, что матушка все как-то правильно устроила, и обитель начала свое возвышение именно с молитвы. Они научились молиться, они полюбили молиться, они действительно молятся днем и ночью. И молитва явилась тем правильным основанием, тем замечательным твердым фундаментом, на котором уже и возник прекрасный монастырь, который я не видел, но верю каждому Вашему слову, потому что Вы не только знаете, но и видели своими глазами.

И вокруг обители собрались люди. Люди не ходят к пустому колодцу, поверьте. Мы можем прийти раз, два, но если нет духовной составляющей, в обитель никто не пойдет. И если обитель наполнилась духом, обрела душу живую, то она действительно становится тем утешением или тем духовным оазисом, где каждый получит духовную прохладу и духовное утешение. Это самое главное.

Мне понравился, конечно, подвиг сестер, матушка вместе с ними – чувствуется одна семья. Сквозь все я почувствовал семью, где есть мать, за которой идут дети. Это, наверное, самое главное, что я увидел.

– Но матушка ведь строгая бывает. Матушка, Вы уж простите меня, конечно…

Игумения Елисавета, настоятельница монастыря:

– У нас есть учитель, духовник – Святейший Патриарх Кирилл. Строительство монастыря – это его благословение. И на каждое дело я прошу благословения. Если бы не его святые молитвы и данное благословение, конечно же, это было бы просто невозможно и этого монастыря не было бы. Поэтому когда у меня спрашивают: «Матушка, ну как?..», – я говорю: «Только благословение». Без благословения самому ничего делать нельзя. Поэтому поддержка Святейшего Патриарха, его личное руководство и особое отношение нам очень сильно помогают во всех наших делах.

Вот мы с Вами, отец Алексий, встретились, увидели и узнали друг друга, и теперь мы будем молиться друг за друга, в духе мы будем вместе. Мы сейчас встретились, и, в принципе, не важно, как долго не будет нашей встречи потом: год, два, три – это не имеет значения. Главное, что дух будет в нас жить и питать своей духовностью один. Это так важно! Поэтому мы духовника видим и часто, и в то же время можно было бы и почаще, но это уже не имеет значения, когда все живут и дышат одним духом. Потому что мы живем в духе, и наш дух в этом теле. Когда один дух, тогда тела в принципе не имеют большого значения.

– Матушка, ваш монастырь посвящен преподобномученице Елисавете Федоровне, великой княгине. Этот выбор посвящения монастыря случаен, или до этого здесь был монастырь?..

Игумения Елисавета, настоятельница монастыря:

– Это был мой дом, личная моя усадьба в Калининграде. И так получилось, что где-то в 1991 году (сразу после ее канонизации Западной Церковью) Господь сподобил прочитать ее житие. И после этого момента она сразу вошла духом своим, я больше своей жизни без преподобномученицы уже не представляла. И когда так получилось, что начал строиться монастырь, та частная небольшая клиника, которая была у меня, начала преобразовываться…

И милостью Божией Святейший Патриарх Кирилл (тогда митрополит) поддержал, одобрил мой внутренний зов, и вот что из этого получилось.

– Если я правильно поняла, сначала это была некая община?

Игумения Елисавета, настоятельница монастыря:

– Да, община. Община была с 1998 года, с момента моего пострига, до того момента, когда в 1999 году Святейший Патриарх благословил преобразование общины в женский монастырь.

– Батюшка, а ведь так монастыри и создавались, по-моему? Общинки, богадельни…

Протоиерей Алексий Ладыгин:

– …преобразовывались в монастыри. Потому что не просто указывали перстом и говорили: здесь будет монастырь. Так же и преподобный Сергий: он пришел один, подвизался, около него собрались ученики, и уже затем появился Троицкий монастырь в Радонежских лесах. Затем они пошли к великому князю Серпуховскому, спросили у него разрешение на строительство монастыря, им передали земли и так далее.

Это сегодня есть немножко другой ход возрождения монашеской жизни. Потому что монастыри были закрыты, и сегодня мы имеем монастыри, но не имеем монашеских общин. Вот здесь уже назначается игумен или настоятель (настоятельница) монастыря, и уже потом собирается община. Но это издержки сегодняшнего времени. А если говорить о том пути, который проделала матушка, то это путь нашего исторического образования монашеских обителей. То есть сегодня мы имеем и правильный, и вынужденный путь.

Матушка пошла правильным путем, и наверное, это очень дорого. Потому что при созидании обители с нуля там созидаются и устав, и традиции уже согласно времени, духовному мироощущению матушки, приобретенному опыту. И это очень дорого и ценно. Потому что тем самым рождается не просто монастырь с каким-то уставом, который был до революции, а рождается самобытный монастырь уже с теми традициями, которые создаются в новое время и в новых условиях, но которые не выходят за рамки традиционных обителей Святой Руси.

– Спасибо большое, батюшка! Матушка, огромное спасибо! Увы, время телевизионное всегда какое-то спрессованное: кажется, мы только начали разговор, хочется о многом расспросить, а программа уже заканчивается. Но я надеюсь на ваше участие в следующей передаче. Так что мы будем говорить еще и еще о вашем монастыре. Благословите наших телезрителей, пожалуйста; скажите доброе слово.

Игумения Елисавета, настоятельница монастыря:

– Бог благословит! Когда у меня сестры спрашивают: «Матушка, что мне делать, чтобы стать монахиней, инокиней, послушницей?», – я говорю одну-единственную фразу: «Перестань любить себя. До тех пор, пока место в тебе будет занято тобой, места Христу там не будет». Поэтому всем говорю: перестаньте любить себя, освободите место для Бога, и тогда жизнь наша будет самая прекрасная и самая духовно удивительная!

Протоиерей Алексий Ладыгин:

– Я бы хотел поблагодарить матушку за такие назидательные слова, которые полезны не только тем, кто стремится жить в монастыре, но и тем, кто живет в миру.

 

Автор и ведущая программы Любовь Акелина
Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 25 января: 03:00
  • Суббота, 25 января: 13:00
  • Суббота, 01 февраля: 03:00

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы