Свет невечерний. О правильном отношении к некоторым деликатным темам

3 декабря 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
Проповедь архимандрита Саввы (Мажуко), насельника Свято-Никольского монастыря города Гомеля.

«О чем невозможно говорить, о том следует молчать» – это афоризм одного известного австрийского философа, которым он завершил одну из своих книг. Есть темы, на которые говорить сложно, не хочется, но кто же вам, друзья мои, скажет об этих вещах, если не священник, не батюшка?!

Есть одна довольно сложная тема, с которой к нам, священникам, обращаются очень часто, но говорим о которой мы с неохотой, однако, чтобы развеять некоторое недоумение, сплетни и домыслы, нам следует это обсудить.

У древних римлян был обычай в трапезных и над балдахином супружеского ложа изображать розу, отсюда и возникло выражение «s ub rosa», то есть «под розой».Когда времена древних римлян прошли, розу стали изображать на решетках католических исповедален, поскольку римский католицизм очень многое воспринял от культуры древних римлян.

Изображение розы означало: то, что говорится в этом месте покрыто тайной и молчанием. Если мы ведем тайные переговоры, то над столом изображается роза либо она ставится на стол, и это означает, что все присутствующие должны хранить молчание по поводу предмета этого разговора. И над супружеским ложем изображалась роза, потому что происходящее между супругами – тема запретная, то, что не должно касаться никого и ни в коем случае: ни родственников, ни друзей, ни близких, ни даже священника.

S ub rosa …Считалось, что это знак богомолчания. В древности был персонаж Харпократ, чей образ был заимствован из религии древних египтян, а имя означало «Дитя Гор», он изображался как молчащий ребенок с пальчиком на устах: «Молчать нужно». Возможно, даже наш «Ангел молчания» (очень известный иконописный образ) был заимствован из этой древней культуры как указатель тайны, тайны богословия, может быть…

Тем не менее, мы, священники, очень часто сталкиваемся с темами, о которых следует молчать, и самую простую и распространенную из них я проиллюстрирую следующим примером.Одна прихожанка, смущаясь, подходит ко мне с вопросом: «Батюшка, моя соседка по квартире просила принести просфорку: у нее день памяти, а она не смогла сегодня в храм, но я не могу принести ей просфорку, хотя и стояла всю службу». Спрашиваю: «Почему? Что случилось?» И она объясняет: «У меня “женские дни”, как я могу принести просфорку, это же как-то отразится на ней, это же оскорбление?» и т.д. Вот такая деликатная тема, которая очень многих смущает и по-хорошему в приличном обществе говорить о ней нельзя, это тема s ub rosa, та что должна обходиться молчанием, но уж слишком многих людей она тревожит.

Друзья мои, эта тема вызывает так много споров, потому что мы не совсем отдаем себе отчет, в каком времени мы живем. Дело в том, что религия, особенно в раннем Средневековье вбирала в себя все: общество не было дифференцировано, и темы человеческой жизни не были так разделены, как в наше время. В Средневековье вопросы здоровья и гигиены, политики и права, вопросы образования вплетались в ткань религиозной жизни: жизнь была цельной, неразделенной.Поскольку некоторые отрасли знания не были развиты, то в некоторые церковные правила (можно заметить, что они не отличались от гражданского законодательства, настолько все было переплетено) вошли некоторые нормы и правила, касающиеся гигиены.

Так вот, друзья мои, вопрос этой самой «нечистоты» – это просто вопрос гигиены, а не какой-то сакральный. Поэтому, если вы следите за собой, если вы аккуратны и ведете себя как любой воспитанный человек в обществе, вам ничего не следует смущаться: никакие просфорки от вас не пострадают.

Скажу вещь, которая, может быть, у некоторых вызовет протест, но нет ничего страшного, если женщина, когда у нее такое состояние, зайдет в храм и даже приложится к иконе, подойдет к кресту. И уж ни в коем случае не следует вести себя как «кликуша», которая своим поведением в церкви привлекает к себе внимание, как бы молчаливо крича: вот я нахожусь в таком состоянии! Это поведение невоспитанного человека. О каких-то проблемах или эпизодах вашей физиологии должны знать только вы и, может быть, врач, но ни в коем случае не окружающие люди. Еще раз подчеркну, что это вопрос гигиены.

С этой темой связаны еще некоторые вопросы интимных моментов жизни. Я не случайно упомянул, что над супружеским ложем в раннем Средневековье в Европе всегда изображалась роза, потому что происходящее между супругами – это s ub rosa и непременно обходится молчанием.

Некоторые «чрезмерно» верующие наши христиане – люди, которые пришли к вере, минуя период подлинного православного воспитания, не приобщившись к этой традиции –воспринимают некоторые древние церковные правила буквально, не сообразуясь с традицией или советами адекватных и образованных священников; выносят их на обсуждение, в том числе в разговоре со священником, в социальные сети и т.д., что недопустимо.

Если священник на исповеди очень подробно спрашивает вас о взаимоотношениях с супругом, вы имеете полное право остановить эти расспросы: никто не может задавать некорректные вопросы, касающиеся темы s ub rosa, той, которая закрыта тайной молчания и спрашивать о которой неприлично. Конечно, если только вы сами не сочтете нужным спросить об этом, хотя опять же скажу, что воспитанный человек не говорит о таких вещах.

Почему не говорит? Потому что апостол Павел в Послании к Ефесянам предупреждает, что есть вещи, которые не должны даже именоваться среди христиан, имея ввиду порочные действия, порочные деяния.И мы должны действовать здесь очень осторожно, ведь если человеку пришлось пережить такой нехороший опыт, то нужно крайне деликатно, может быть, одним словом, единственной фразой упомянуть об этом предмете, но ни в коем случае не распространятся о нем.

И если священник начинает спрашивать какие-то вещи, то это тоже неправильно, потому что он путает свое дело с чужим. Дело в том, что в практику мирянской исповеди незаметно вкралась очень тонкая тема монашеского откровения помыслов – эта техника духовных упражнений, которая возможна только там, где есть эта традиция и где есть очень опытный духовный отец, который перенял эту традицию от своего наставника. Там, где нет такого духовного руководителя – монаха, давшего обет, десятилетиями воспитываемого в монастыре, имеющего подобный опыт– эта практика невозможна. Поэтому никогда не надо превращать исповедь в откровение помыслов. На исповеди мы говорим только то, что нас действительно тревожит, и не нужно, как говорил преподобный Иоанн Лествичник, быть наветчиком самому себе.

Если вы слишком фокусируетесь на этих вопросах – это уже факт некоторого духовного нездоровья, неблагополучия. Остановитесь! Обходите те вопросы, которые несут в себе угрозу, очень деликатно обходитесь с ними.

Следует упомянуть еще один момент. Апостол Павел дает нам универсальное правило поведения в таких ситуациях: у совершенных «чувства навыком приучены к различению добра и зла».В религиозной жизни не все можно регламентировать, мы должны учиться интуитивно находить ответы на некоторые вопросы, не справляясь по справочниками, регламентами или бесконечными списками, которые у нас передаются от прихожанки к прихожанке, постоянно пополняемые и якобы написанные какими-то анонимными старцами…Друзья мои, остерегайтесь подделок, будьте бдительны!

 

Расшифровка: Мария Матуленко

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 27 марта: 13:15
  • Четверг, 28 марта: 09:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы