Свет невечерний. Последний день страха

23 апреля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Проповедь архимандрита Саввы (Мажуко), насельника Свято-Никольского монастыря города Гомеля.

«Помни последняя твоя – и вовек не согрешишь». Эту фразу мы можем найти не только в Священном Писании, но и в творениях святых отцов, подвижников благочестия, которые воспринимали эту библейскую фразу как духовное упражнение. Что это значит? Подвижник или просто мудрый человек, который внимателен к своей внутренней духовной жизни, должен помнить свое будущее. А будущее наше заканчивается одним и тем же эпизодом у каждого живого существа. Оно заканчивается смертью.

Таким образом, человек должен мысленно смотреть на финальность своего бытия. Это не значит, что ты обязательно, непременно должен изводить себя страхами, что ты будешь разлагаться, окоченеешь, у тебя откажут ноги и руки… Имелось в виду совсем другое. Поминать последнее свое – это  постоянно помнить о том, что все в этой жизни заканчивается, и с веселой мудростью относиться к тому, что в твоей жизни происходит: чем ты владеешь, о чем мечтаешь. Это именно веселая мудрость, но у этой веселости тоже есть свой предел, потому что мы знаем, что единственное, что говорит нам Священное Писание о нашей кончине, о самом последнем, что нам предстоит, – это Страшный Суд.

Страшный Суд – это момент в жизни каждого человека, когда все его дела, все его поступки, вся его жизнь будут рассмотрены через призму правды Божией. Господь описывает эту встречу очень красочно. Мы находим это описание в главе 25 Евангелия от Матфея. Для нас это свидетельство очень важно, потому что Сам Христос говорит о том, как это будет происходить. Когда читаешь, становится действительно страшно. Ведь это событие, которое ты не можешь отменить, ты не можешь его отсрочить, не можешь написать просьбу его перенести или принести справку от родителей о том, что ты не придешь, потому что у тебя режутся зубы или умерла тетя.

Этого события совершенно никак нельзя избежать. Не случайно в отеческих писаниях оно называется неумытным судом, то есть неотменимым, неизбежным. Это та точка, в которой все человечество однажды окажется. Каждому через нее нужно пройти. Мы видим, что литература, посвященная этому событию, этому тревожному эпизоду в биографии каждого человека, способна напугать и самого стойкого. Потому что суд страшный, жуткий; как же еще иначе его назовешь...

В древности к этому описанию из Евангелия от Матфея тоже относились с большим трепетом, но несколько иначе. Для нас это очень важно, потому что мы живем в ситуации, когда на нас давит груз двухтысячелетнего христианства: масса текстов, интересных толкований, новых обычаев, институций, канонических прецедентов. А у первых христиан был только опыт общения со Христом или с апостолами, с мужами апостольскими. У них не было таких библиотек, такой развитой церковной клерикальной структуры или правовых отношений. Все было несколько иначе, и они иначе относились и к Страшному Суду!

Для них он не был страшным. Почему он не был для них страшным, разве они были святые или у них на совести не было грехов? Были грехи. Люди всегда остаются людьми. Читая исторические хроники, мы видим, что христиане в древности тоже иногда не держали марку своей веры. Но тем не менее к Страшному Суду отношение было иное. Почему иное? Может быть, они знали что-то, чего не знаем мы? Да нет! Те же самые Евангелия читали, что и мы читаем, но они ждали Страшного Суда. Вот в чем отличие. Была даже молитва, которая сохранена в Книге Апокалипсис (Откровение святого Иоанна Богослова), которая призывала этот день: ей, гряди, Господи Иисусе.

Таким образом, они мыслили Страшный Суд как суд над всем человечеством, над всей историей человечества, даже над царствами, народами, как об этом говорит Апокалипсис, который подчеркивает, что в Царстве Небесном не потеряется уникальность того или иного народа, не будет уничтожена его биография, его история, его какие-то исключительные черты, вклады в копилку человеческих ценностей и свершений, прорывов. Нет! Но самое лучшее будет взято. Это войдет в Царство Небесное, будет достойно того, чтобы сохраниться в вечности.

Однако христианами древности акцент был поставлен иначе. Для них важен был не Суд перед очами Божиими, а встреча с Богом. Поэтому они не боялись его. Они ждали его с трепетом, восторгом и радостью, потому что эта встреча представлялась как радостная встреча с Тем, Кто тебя бесконечно любит, с Тем, Кто является Богом доброты и человеколюбия. Ей, гряди, Господи Иисусе!

Христиан древности утешало то, что это последний день страха. Ведь наша жизнь пронизана разного рода неприятностями, тревогами, негодованием, совершенно неожиданными происшествиями. Самое главное, она полна боли и страдания. Совершенно неожиданного. Ты не знаешь, откуда тебе придет боль, кто тебя поранит: близкие или дальние; за кого тебе бояться и трепетать. Когда христиане мыслили Страшный Суд, вот это последнее в истории человечества, в истории каждого человека, они понимали, что это последний день страха, что однажды настанет такой момент, когда страха больше не будет. Не будет ни слез, ни воздыхания, ни скорби. Боли больше никогда не будет.

Вот как для них рисовался Страшный Суд: момент встречи, момент утешения, встреча с Любимым, встреча с Человеколюбцем. Поэтому Евангелие от Матфея, главу 25-ю, в которой Господь говорит о том, как Он будет судить, читали с восторгом и воспринимали как компас для своего духовного совершенствования. Почему как компас? Почему так важно это описание? Потому что Господь говорит, что на этом Суде будут заданы последние вопросы каждому человеку, и мы себе говорим: «Какие вопросы? Как подготовиться?»

Господь не спрашивает на Страшном Суде ни о национальности, ни о вероисповедании. Он не говорит, что только православные войдут в Царство Небесное или католики, буддисты. Он не говорит о партиях: коммунистах, либералах, консерваторах. Он не говорит об образованности, о половой принадлежности. Единственный закон, который судит каждого человека, – это закон доброты и милосердия.

Важно никогда не терять этот ориентир. Потому что действительно это компас, который не позволяет нам заблудиться. Ведь религиозные установления иногда провоцируют в нас такие уродливые формы, как гордость, презрение к людям, жестокость по отношению к другим людям, даже, может быть, неверующим. Это религиозное хамство, жесткое отношение и даже осуждение по отношению к людям, которые не ходят в церковь или же являются прихожанами другого храма или другой юрисдикции. Но только закон доброты и милосердия является нашим ориентиром. Поэтому встреча со Христом – это встреча радостных, любящих сердец. Это самый важный день в нашей жизни, последний день страха.

Записала Таисия Зыкова

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 23 июля: 02:30
  • Среда, 24 июля: 13:15
  • Четверг, 25 июля: 09:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы