«Страсти и борьба с ними» с протоиереем Андреем Каневым. Святитель Игнатий (Брянчанинов). Аскетические опыты. Том 1. О покаянии

19 апреля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Мы продолжаем изучать замечательное творение святителя Игнатия (Брянчанинова) – статью «О покаянии». Это «Аскетические опыты», том I. В прошлой передаче мы говорили об очень важном моменте. Святитель Игнатий, передавая нам недоумение одного из ветхозаветных пророков, писал так: Почему вы умираете, христиане? Зачем вы гибнете... вечной смертью? И святитель Игнатий ответил, почему такое с нами происходит: мы всю жизнь занимаемся одним нарушением обетов крещения (в прошлый раз мы говорили, что это за обеты), одним служением греху. Христиане гибнут от того, что не удостаивают ни малейшего внимания Слово Божие, возвещающее им о покаянии.

Дорогие мои! Можно показаться надоедливым, но я не устану повторять, что надо изучать Евангелие. Если мы не будем делать этого, то не поймем, чего Бог хочет от нас. Не поймем этого – не узнаем заповедей, не узнаем заповедей – не будем пытаться по ним жить. Не будем пытаться по ним жить – не поймем, что Христос нам нужен. Будем просто формально числиться христианами, а по-настоящему ими не будем. Это страшная беда!

Дальше святитель Игнатий пишет: В самые предсмертные минуты они не умеют воспользоваться всемогущею силою покаяния! При чем здесь предсмертные минуты? Чуть раньше святитель писал, что в любое время, даже в последние минуты перед смертью, человек может покаяться и быть прощенным, получить великий дар вечной жизни с Богом. Смотрите, что он пишет дальше: Даже в предсмертные минуты они не умеют воспользоваться всемогущею силою покаяния! Не умеют воспользоваться, потому что не получили о христианстве никакого понятия, или получили понятие самое недостаточное и сбивчивое, которое должно быть названо скорее полным незнанием, нежели каким-нибудь знанием. И это говорится в тексте, написанном в середине XIX века – в то время, которое многим из наших современных братьев кажется замечательным, «золотым веком», на который нужно ориентироваться! Уже тогда была беда духовной безграмотности. Эту духовную безграмотность нам надо преодолевать сейчас, дорогие мои.

Перед христианами много ловушек, разных соблазнов. Это и увлечение «розовым», «легким» христианством, когда человек говорит: «Да зачем святоотеческая литература? Ходи, живи, порхай как бабочка. Все равно Бог тебя спасет». Есть другие крайности – уходить в какие-то церковные суеверия. Недавно я столкнулся с тем, что одна женщина, с которой мы познакомились в храме, крестила своего сына с двойным именем. Спрашиваю: «Зачем это?» – «Чтобы не сглазили». Как это можно сочетать с православной верой? Если ты веришь в Бога Всемогущего, как можешь думать, что твоего сына могут сглазить и ты это предотвратишь, обманув священника, дав сыну при крещении другое имя? Как это может быть? Неужели лукавый такой «наивный», что говорит: «Так-так, не вижу в документах имя этого молодого человека. Не смогу на него повлиять»? Думать так – полное безумие! Или, например, та же дама сказала: «Нельзя публиковать фотографии людей, потому что по ним их можно сглазить». Значит, она исповедует религию вуду, последователи которой верят, что через изображение можно повлиять на самого человека? Мы – христиане – не должны в это верить. Как говорить с таким человеком о Евангелии? А ведь она считает себя  верующим человеком, воцерковленным, опытным. Попробуй поучи такого – он сам тебя «научит» всему (разнообразию суеверий). Это не христианство. Это ложь, далеко отстоящая от истины.

Казалось бы, что сложного? Есть Евангелие, творения святых отцов, катехизисы. Мы – современные христиане – уже настолько привыкли к имеющимся у нас благам, что начинаем на них смотреть как на нечто бесполезное, малоценное. Скажу о своей бабушке. Она была верующим человеком, еще до революции окончила церковноприходскую школу. Я уверен, хотя мы с ней, конечно, об этом не говорили (я был еще мал и не разбирался в этом, пионером был в то время), что если бы у нее были книги, которые мы сейчас имеем, она была бы очень счастлива. Потому что она была вынуждена держать церковный календарь в памяти, записывать, когда какие праздники. А мы сейчас имеем все, что нужно: у нас издаются творения святых отцов, толкования, есть православные телеканалы. Читай, изучай, вникай, разбирайся! Ведь мы подробно разбираемся в инструкциях, очень любим всякую легкую литературу, находим время ее читать. А сколько времени мы тратим на Интернет? Освободиться бы от всей этой шелухи и изучать главное!

Я понимаю, что бывает время, когда хочется отдохнуть, заняться чем-то другим. Да пожалуйста! Никто против этого не возражает. В предыдущих передачах мы говорили: «Изучай понемножку. Но изучай, ищи ответы на свои вопросы». А если этого нет, тогда человек погибает. Это как если бы всем выдавали водительские права просто так: пришел, заплатил, дали права. А потом бы мы говорили: «А почему у нас так возросло количество ДТП? Откуда столько погибших в них?» Сейчас не так, конечно: чтобы сдать на права, нужно трудиться, сдавать экзамены (еще и не один раз) – проблема целая. А с верой почему не так? Почему в тех случаях мы понимаем, что надо учиться, а тут – нет? Человек, который легко получит права, разобьется на ближайшем перекрестке, потому что для него дорожные знаки – китайская грамота, он ничего не понимает в них. А в вере почему не так? Бери, читай, изучай – все есть!

Могут сказать: «Священники нас не учат». Да, бывает так, к сожалению, – священники не учат. Но у нас же есть книги. Мы можем сказать: «А в нашем деревенском храме, кроме трех акафистов, ничего нет». Бывает и такое. Но мы же можем приехать в город, в большой церковный магазин, купить книги. Бываем в отпуске, в командировках. Сами не можем выехать – можем товарища попросить или через Интернет заказать. Кто хочет, тому Бог даст возможность. Я в этом абсолютно убежден и много раз проверил.

Давайте все-таки поставим себе цель: изучать христианство. Как это можно делать? Допустим, наступает какой-нибудь пост (ведь пост – это история не про еду, а про духовную борьбу, духовный труд). Можно поставить себе целью изучать, например, «Катехизис» святителя Филарета Московского и делать это не спеша, вдумчиво. Или взять для изучения «Точное изложение православной веры» преподобного Иоанна Дамаскина. Если там непонятно какое-то выражение, записать, пойти к священнику, задать вопрос. Священник ответит вам. Если не сразу, то сначала сам изучит, потом ответит. Ведь в этом нет ничего постыдного, что кто-то из нас чего-то не знает. То, что священник сам сначала вникнет в вопрос, не роняет его авторитета. Надо изучать, не стесняться, не бояться, что сейчас какое-то не совсем духовное время. Сейчас очень даже благодатное время для того, чтобы спастись. Почему? Потому, что мы живем именно в нем. Мы живем сейчас. Значит, для нас это самое благодатное время для спасения. Давайте используем его на то, чтобы учиться молиться, вести духовную жизнь. Если мы этого не сделаем, с нами получится то, что и описывает святитель Игнатий: даже в самую предсмертную минуту не умеют воспользоваться этой всемогущею силою.

Опять больничный пример. Представьте, что у человека обострение какой-то болезни, которое может привести к смерти. У него в кармане лекарство, но он инструкцию не читал и не знает, что ему в больнице положили это лекарство, не пользуется им и умирает, вместо того чтобы принять таблетку или сделать какой-то укол. Горькая история. А почему с верой-то так делаем?

Живу Я, говорит Господь Бог (святитель Игнатий опять цитирует пророка Иезекииля – одного из ветхозаветных пророков) – как бы вынужденный усилить уверение пред неверующими, и возбудить внимание в невнимающих – живу Аз, глаголет Господь: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Святитель Игнатий напоминает нам слова ветхозаветных пророков, уже тогда проповедовавших о том, что необходимо каяться, признавать свои грехи, исправлять свою жизнь. С помощью пророков святитель напоминает нам о том, что Бог как бы вынужден усиливать все эти слова о покаянии, потому что мы их не слышим. Это очень горькие слова.

Ведал (знал) Бог немощь человеков, ведал, что они и по крещении будут впадать в согрешения: по этой причине Он установил в Церкви Своей таинство покаяния, которым очищаются грехи, совершенные после крещения. Почему так бывает? Давайте разберем, чтобы у нас было понимание. Мы говорим, что при крещении прощаются все грехи. Это истина: в святом таинстве Крещения прощаются абсолютно все грехи, которые человек совершил: и личные (если это взрослый человек), и первородный грех как семя смерти, зла, страстей. Почему же человек потом снова грешит? Потому, что мы же не исчезли из этого грешного мира, где присутствует лукавый, где живут грешники.

После крещения мы очень легко начинаем грешить. Например, если младенец, которого крестили по вере родителей, восприемников, взрослея, не видит примера веры у родителей или близких, он начинает жить так, как живут вокруг. Мы – социальные существа, то есть существа, живущие в социуме (в обществе). И этим отличаемся от животных. Нам необходимо воспитание. Совершеннолетие у нас – в восемнадцать лет, до этого времени человек считается еще не совсем самостоятельным. И мы учимся у ближних. Что из нас получится, если нас оставить в младенчестве без человеческого общества? Вырастет Маугли, который не умеет говорить, думает как животное. Все наши человеческие качества проявляются только тогда, когда мы живем в обществе. Мы учимся, естественно, от примеров (от слов, но больше от примеров) своих близких. Поэтому если крещеный младенец живет в семье, называющей себя христианской, но не ведущей христианский образ жизни, то он будет похож на своих родителей. В приходской жизни это очень хорошо видно, это просто закон. То есть мир, лукавый и пример близких снова научают нас греху.

Если к вере пришел взрослый человек, тут тоже действует своя система. Он же до крещения совершал грехи. У него уже есть опыт греха, опыт его сладости, падений; немощь, приобретенные дурные навыки. Если он до крещения не освободился от них, то после крещения (особенно если не знает, что такое хорошо, что такое плохо) снова начинает грешить.

Что же делать? Неужели все пропало? Нет, не пропало. Святитель Игнатий говорит, что Господь знал, что мы по своей немощи такие неустойчивые, что легко снова упадем. Поэтому Он дает нам таинство  Покаяния (Исповеди), которым очищаются грехи, совершенные после крещения.

Покаяние должно сопутствовать вере во Христа. Покаяние – отнюдь не достояние каких-то «странных» людей в Церкви, но неотъемлемый спутник веры. Если ты веришь во Христа, то у тебя должно быть покаяние; если у тебя покаяния нет, значит, ты во Христа не веришь. А если ты веришь во Христа без покаяния, то это тоже уже неистинная вера. Это очень важно понимать, важно в себе чувствовать: если во мне нет покаяния, значит, что-то не так с моей верой. Здесь надо испугаться: значит, я не туда иду.

Покаяние должно сопутствовать вере во Христа, предшествовать крещению во Христа. Около двадцати лет назад я начал интересоваться вопросами оглашения (я уже рассказывал об этом, но повторю еще раз), и было важно понять, как это делать, что это такое. Сначала я по наивности думал, что достаточно только дать теорию. Через несколько лет понял, что теории недостаточно, что оглашенный, который даже хорошо знает основы веры, отвечает на вопросы, но практике не научен, – это ненадежный христианин в том плане, что сразу после крещения он тут же впадает в разные грехи. У меня было столько примеров, безобразных прямо, очень обидных! Господь ярко показывал мне мою ошибку. Стало понятно, что кроме основ веры человека надо учить еще основам христианской жизни, рассказать ему, что такое грехи и как с ними бороться. И помочь человеку, желающему креститься, реально освободиться от каких-то тяжких грехов. Это была очень интересная и трудная работа. Современными христианами она воспринимается как что-то экзотичное. Но когда я прочитал эту статью святителя Игнатия и увидел эти слова, они меня очень утешили.

Покаяние должно... предшествовать крещению во Христа. Действительно, мы должны человека научить. И когда к нам приходит человек, желающий креститься, но, например, пьющий (и мы это выясняем в наших беседах), то надо сделать так, чтобы он уже сейчас начал бороться. Если он верит во Христа, то может покаяться и получить помощь Бога, даже если он пока некрещеный. И все получится, если человек будет искренне трудиться. Тогда после крещения он, конечно, уже не впадет в свою старую ошибку, не погрязнет в своем старом «болоте», понимая, что это опасно; он на практике поймет, что такое духовная борьба и насколько хитер и силен лукавый, который при нашем невнимании, рассеянности может победить нас. Так вот, покаяние должно предшествовать крещению во Христа. Не должно быть так, что человека помочили в святой воде, а потом он ушел и живет дальше как разбойник.

А после крещения оно (покаяние) исправляет нарушение обязанностей уверовавшего во Христа и крестившегося во Христа. То есть святитель Игнатий говорит здесь о том, что Бог установил таинство Покаяния (Исповеди) для того, чтобы мы выправили те ошибки, которые совершили после крещения.

Когда многие из Иерусалима и всей Иудеи сходились к Иоанну (имеется в виду Иоанн Креститель) – проповеднику покаяния, на Иордан для крещения, то исповедовали ему грехи свои; исповедовали не потому, замечает некоторый святой Писатель (имеется в виду преподобный Иоанн Лествичник, слово 4), чтоб святой Креститель имел нужду знать согрешения приходивших к нему, но потому, что для прочности их покаяния нужно было соединить с чувствами сожаления о впадении в грехи исповедание грехов.

Помните евангельскую историю крещения иудеев пророком Иоанном? Они же каялись. В Евангелии от Иоанна мы можем об этом подробно прочитать – как приходили к нему воины, мытари, другие люди. Пророк погружал их в воду Иордана, и перед этим они называли свои грехи. Интересно рассказывается, что пророку не нужно было знать их грехи, а самому человеку при свидетеле нужно было засвидетельствовать Богу свое сокрушение в этих грехах, желание бороться с ними. Это одно из важных условий разрыва связи с грехами, зависимости от них.

Душа, знающая, что она обязана исповедать грехи свои – говорит тот же святой Отец (преподобный Иоанн Лествичник), – этою самою мыслию, как бы уздою, удерживается от повторения прежних согрешений; напротив того: неисповеданные грехи, как бы совершенные во мраке, удобно повторяются. Если человек покается в грехах и будет знать, что ему еще раз предстоит каяться, – это сильное оружие. Нужно себе напоминать: «Я же каялся. Если снова согрешу, придется опять каяться – это стыдно». Это «узда», подобная той, которую надевают на лошадь, чтобы можно было ее удерживать, управлять ею. Как ты удержишь коня без уздечки, когда он брыкается? Так же «брыкается» и наше сердце, и как ты его удержишь без этой «уздечки»? А осознание, что за свои грехи надо отвечать перед Богом и на Страшном Суде, и на исповеди, удерживает сердце человека, как уздечка удерживает разбуянившуюся лошадь.

Напротив того: неисповеданные грехи, как бы совершенные во мраке, удобно повторяются. Это же относится и к такой ситуации, когда христианин не хочет изучать свои грехи, вглядываться в глубину своего сердца, а ходит на исповедь просто так, поговорить со священником. Он не знает, не изучает свои грехи, но по-прежнему их совершает. И потом они повторяются и повторяются, превращаются в навык. И человек мучается, думает: «Я же в церковь хожу, все делаю, исповедуюсь. Почему же у меня все так плохо?» Да потому, что ты одной рукой вроде бы пытаешься рану пластырем залепить, а другой отдираешь этот пластырь и попадает инфекция. И думаешь: почему моя рана не заживает?

Исповедыванием грехов расторгается дружба с грехами. Ненависть к грехам – признак истинного покаяния, – решимости вести жизнь добродетельную. Братья и сестры, требуется обсуждение этих замечательных, святых слов. Исповедыванием грехов расторгается дружба с грехами. Можно сказать: «Мы с ними не дружим». Но если, дорогие мои, мы их совершаем, значит, у нас есть связь с грехами. Мы совершаем их потому, что привыкли это делать. Ум вроде бы говорит, что не дружит с этими грехами, а сердце-то к ним стремится, их любит. Эта дружба с грехами подтверждается тем, что они повторяются, насилуют сердце человека. Они проявляются нагло. Какие-то грехи человек делает с наслаждением, от каких-то мучается сам (что они у него есть). Так или иначе – это дружба, зависимость.

Чтобы эту дружбу расторгнуть, надо исповедать свои грехи. Человек скажет: «Как же так? Я хожу и хожу от года в год уже десять лет, все одно и то же. Перед священником неудобно, что одно и то же». Дорогие мои, духовные законы действуют по-другому. Вы приходите не развлекать священника. Исповедь – это не развлечение, а тяжелый труд. Надо сказать, что из всех дел священника исповедь – самое трудное, самое тяжелое. Вы приходите не развлекать доброго и веселого батюшку, а каяться, идете на «хирургическую операцию», и перед вами стоит «медбрат». Я уверен, что хирургам и медбратьям на хирургических операциях совсем не смешно и не весело, они просто выполняют свою работу.

Когда вы приходите на исповедь и у вас каждый раз одно и то же, не надо к этому относиться как к скучной рутине. Немножко порадуйтесь, что вы хотя бы заметили свои грехи. Порадуйтесь, что приходите не со смертными грехами: что вы не впали в блуд, не совершили убийство... Бога же надо хотя бы немножко благодарить. Вы не впадаете в это тяжкое только потому, что Он не хочет, чтобы вы так пали. Надо понимать: с какими основными предрасположенностями к страстям христианин родился, те и будут проявляться в течение его жизни. Например, если я – человек гневный, гордый, то и буду на всех гневаться, буду гордиться и превозноситься. И с этим надо будет бороться всю жизнь, с этим будешь приходить на исповедь.

Человек, болеющий каким-то хроническим заболеванием, не говорит: «Да не пойду я к врачу на плановый прием. Ему скучно слушать, как я буду рассказывать, что у меня вновь и вновь болит поясница или скрипят суставы». Так ты же для чего идешь? Чтобы посмотреть, какая динамика, есть ли улучшения. Может быть, нужно принять какие-то лекарства, другие отменить. В этом и заключается врачебное искусство! То же и с исповедью. Человек идет на исповедь, и священник думает: нормальное у него состояние или нет? Может быть, что-то поменялось? Может быть, нужно что-то поменять, добавить? Не надо думать, что это скучное однообразие. Это нормальная, «плановая», терпеливая работа – исповедовать свои грехи.

Ненависть к грехам – признак истинного покаяния. Замечательные слова, но, к сожалению, из-за нашей неспособности воспринимать духовную литературу они вызывают недоумение. Человек говорит: «У меня нет ненависти к грехам, я же в них впадаю». Дорогие мои, мы только начинаем, только осознаем, что это нужно. Мы даже шагов не сделали к борьбе, но это уже зарождение ненависти к грехам. Ненависть человека к грехам не означает, что их у него не будет. Человек ненавидит в себе гордыню (то, что он превозносится), потом раз – внимание потерял и снова превознесся, снова осудил другого. Он понимает, что это плохо, что это беда. Как алкоголик – все уже пропил (здоровье, семью), потерял близких. Он бежит за этой бутылкой, но при этом страдает, мучается. Если христианин будет видеть свои грехи, каяться в них, то постепенно родится такая ненависть, когда он скажет: «Господи, помоги!» Искренне скажет, по-настоящему. И Бог поможет. В чем произойдет облегчение? В том, что начнет меняться «качество» грехов.

Например, ты уже обижаешься на жену не неделю, а три дня. Со стороны может показаться: а что тут хорошего? Вспомните те, кто ссорился с женами: бывали у вас такие случаи, когда вы неделю изображали, что вы – два айсберга, случайно заплывшие в одну хрущевку, в которой не можете разойтись, а не два близких человека? Конечно, это очень тяжелое состояние. И если оно длится теперь не неделю, а три дня – это уже, так сказать, положительная динамика. А со временем эта обидчивость станет длиться уже один день – это тоже улучшение. А потом человек обидится, но только внутри себя и уже не покажет виду – и это улучшение. Но на исповеди мы будем писать «обижался на жену» (или «обижалась на мужа, на детей»), правильно? А потом, со временем, это будет проявляться только в виде легкого огорчения. Но на это нужны годы духовной работы над собой, годы практического покаяния.

Пусть Господь всем нам поможет, братья и сестры. Давайте будем трудиться над собой. Если у вас будут вопросы, какие-то примеры, желание что-то обсудить, пишите. Я с радостью читаю ваши письма и непременно использую их в последующих передачах.

Помоги нам всем Господь!

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы