«Страсти и борьба с ними» с протоиереем Андреем Каневым. Ответы на вопросы

23 августа 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
 (В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Мы продолжаем цикл передач «Страсти и борьба с ними» и разбираем ваши письма. Они очень интересные, глубокие, заставляющие и меня вновь и вновь задуматься над этими вопросами.

Итак, пишет нам сестра. Письмо короткое, в нем понятно не очень много каких-то духовных сторон сестры, написано оно крупными мазками. Будем разбирать то, что есть. Сестра пишет, что ей пятьдесят лет. Двадцать лет назад, а то и больше, ей встретилась книга отца Александра Меня «Сын Человеческий». И она пишет, что после прочтения этой книги ее охватило волнение и стыд: «Как раньше я могла не знать этих сведений о Господе Иисусе Христе?» Вскоре после прочтения книги в одном из городов она увидела крестный ход и «будто бы увидела сцену со Спасителем на Кресте, толпу и крики. И Его (Господа) вижу измученного, скорбящего; и меня, я тоже в толпе. Господи, как же мне стыдно и больно! Я представляю Его образ тридцать лет спустя так же остро, как и тогда».

Это не вопрос, а впечатление; человек описывает, как он начал приходить к вере. Прежде чем подойдем к вопросу, мне бы хотелось сказать, дорогая сестра, что вот Вы взяли в руки книгу отца Александра Меня, Вам попалась эта книга. Бывает, люди узнают о вере совершенно необычным способом: кто-то – от знакомых; кто-то – от противного, когда уже нахлебался грехов и начинает идти к свету, потому что тьма вокруг и ад уже здесь начался. Кто-то получает другие книги; кто-то какой-то фильм посмотрел, и у него начинают возникать мысли о вере, о ее необходимости. Вот Вы прочитали книгу отца Александра Меня, и она на Вас так подействовала.

Другой вопрос. По поводу творчества отца Александра Меня не все так гладко, как хотелось бы. Конечно, отец Александр в свое время был человеком, проповедующим о вере, о Христе, но, к сожалению, в его творчестве встречаются и не совсем православные (скажем так) мысли. Сейчас не будем в этом разбираться, человек просто трудился, как мог, в тех условиях. И как нередко бывает с миссионерами, в некоторых своих мнениях немного ушел в сторону. Очень хорошо, что эта книга была для Вас ступенькой, но все-таки и вероучение Церкви, и учение Церкви о духовной жизни надо бы изучать по классическим произведениям.

Отец Александр трудился в сложное время, время перемен, тектонических сдвигов. Страна поменялась, разрушился Советский Союз... Все менялось и ломалось. Может быть, было мало источников, культурная обстановка для отца Александра была другой. Тут можно привести много причин, почему вкрадываются какие-то ошибки (мы же люди). Поэтому надо быть очень внимательными. Больше надо ориентироваться на классические произведения, проверенные Церковью.

Еще вопрос. Человек увидел книгу, прочитал о вере, о Христе. Что рождается в душе этого человека? Смотрите: «волнение и стыд, что раньше я этого не знала». Я сразу хочу сказать Вам, сестра, без всяких долгих предысторий, что это неправильное впечатление. Объясню. Да, в советское время (человеку пятьдесят лет) Вас не учили вере, вы не знали об этом с детства, не знакомы были с Церковью, с верой. Таких нас наберется миллионы – жителей современной России, которым пятьдесят, более или чуть-чуть менее лет. Нас этому не учили. И вот Бог, пусть через эту книгу (или кого-то через другую), приводит Вас к вере. А Вы говорите: «Как печально, что я этого не знала раньше».

Это все равно что ребенок приходит в школу в семь лет, ему говорят: «Это буква такая-то, это – такая-то... Можно прочитать книжку самостоятельно». А он, вместо того чтобы сказать учителю: «Спасибо, что Вы меня научили», говорит: «Как жалко, что я с детского сада это все не умел». Так почему жалко-то? Вам эта книга могла и не попасться, а попалась бы раньше, Вы бы ее не прочитали или (еще вариант) прочитали, но ничего не поняли.

В духовной жизни есть такое понимание, как созревание. Человек должен созреть. Осознанное вхождение в Церковь – это же не вступление в партию, когда можно изобразить, что ты согласен с ее уставом, внести какую-то денежку на уставную деятельность, получить партбилет – и ты являешься членом партии. Тут все совсем не так, все работает вообще по-другому.

Если человек не имел раньше веры в душе, а потом получил – это же замечательно! Надо сказать Господу: «Господи! Слава Тебе! Ты открыл мне, что Ты есть и есть Святая Православная Церковь, которая единственная в мире содержит истину и путь к спасению. Слава Тебе за это!» А лукавый начинает давить человека через страсть гордыни (потому что человек не принимает того, что он раньше был безбожником и натворил разных дел), страсть печали. И вместо того, чтобы человек шел ко Христу, оценил свое духовное состояние, он начинает испытывать волнение и стыд, потому что раньше чего-то не знал. Так не знал потому, что тебе не сказали, или потому, что ты вообще был не способен это принять.

Это беда старших поколений. В приходской жизни я тоже с этим сталкиваюсь, и каждый раз приходится говорить человеку: «Почему ты не радуешься, что тебя вообще привели к свету?» А лукавый начинает отсылать к этим прошлым годам, и начинается не покаяние, а какое-то самоедство, основанное на страсти печали: «Ах, если бы... Ах, если бы...» Да нет такого сослагательного наклонения в истории. Что значит «если бы»? Ты прожил ту жизнь, которую прожил. Надо ее принять. Ты есть тот, кто ты есть. А давайте будем говорить: «Ах, если бы я родился в императорской семье! Ах, если бы мой папа был благочестивый преподобный!» Это ведь не так!

Давайте жить в реальности: мы те, кто мы есть. И таких, какие мы есть, Господь так или иначе терпит и принимает в Свою Церковь. Этому надо радоваться, это надо ценить. Может быть, даже неправильное слово «радоваться». Ценить! Ценить этот дар, который есть, потому что дар веры – это тоже дар, и не все его получают, не все могут его получить. Не потому, что Бог не хочет, а потому, что не все способны его получить. Понимаете? А Вам Бог дал этот дар, и Вы его приняли. Давайте будем благодарны Богу за это и будем рассматривать это состояние стыда и волнения как проявление страсти. Страсти гордыни (потому что «не согласен с Промыслом Божьим»). А в чем не согласен? В том, что у меня были эти пятьдесят лет безбожия. И, соответственно, страсти печали, что я не принимаю тот благой Промысл Бога о себе.

Дальше. «Приводит меня в смятение». Что такое смятение? Это состояние не боеспособное, не духовное, не бодрое. Это не состояние покаяния. Смятение – это состояние запутанного человека, раздерганного в душе. Он не знает, что делать. Вот шел строй, и смешали его враги; всё, этот строй уже не боеспособный. Так же и это состояние смятения, когда через гордыню и печаль лукавый набил нашу душу, запутал помыслами и ввел в это состояние смятения. И в этот момент христианин не может оценить своего правильного состояния, не может увидеть, что это – страсть. Он увлекается эмоциями, происходящими из души: и саможаления, и самоедства, которые не имеют ничего общего с покаянием. И человек думает, что это духовная жизнь.

Так вот, вскоре после прочтения книги сестра увидела крестный ход. И что видит начинающая христианка в этом крестном ходе? Она «будто бы увидела сцену со Спасителем на Кресте, толпу и крики. И Христа измученного, скорбящего; и себя тоже в толпе». Казалось бы, что это вполне благочестивые рассуждения. А на самом деле, я думаю, это очень опасные рассуждения, сестра.

 Духовная жизнь – это непросто, и в ней можно сделать много ошибок. Одна из этих ошибок – начать включать воображение. Например, во время молитвы, когда человек начинает что-то придумывать или представлять себе: Господа, ад, рай. Этого категорически не надо делать, это очень опасно, потому что область воображения ненадежная для духовной жизни. Лукавый очень легко пользуется воображением, особенно у натур впечатлительных, чувственных, у которых очень развита душевная, чувственная сторона (я думаю, что это относится к Вам). Такие люди очень легко впадают в печаль, долго находятся в этом состоянии, и нужен немалый труд, чтобы поднять их из такого состояния печали, избавить от него.

Смотрите. Казалось бы, благочестивые впечатления, а на самом деле их надо категорически отвергать. Ничего не надо придумывать, иначе получается, что эта толпа христиан, идущих молиться Богу или молящаяся во время крестного хода, представляется той толпой, которая кричит Пилату: «Распни Его!» Сестра думает: я тоже среди этих людей, которые распинают Христа. Дорогая сестра, крестный ход совсем не про это, у него другая тема – тема совместной молитвы во славу Христа; это прославление Христа. Крестный ход не изображает распятие Христа и не вспоминает об этом; наоборот, христиане собрались славить Бога.

Бывает крестный ход на Великую Пятницу, когда все, кто приходит в этот день в храм на службу, совместно выходят в крестный ход, и священники несут на руках икону, называемую «Плащаница». Это икона с изображением Спасителя (уже убитого Христа), Которого ученики в спешке сняли с Креста и очень спешно готовят к погребению. Вот это скорбный крестный ход, но там нет никаких криков. Христиане воплощают собой (не изображают, а воплощают) тех учеников, которые погребают Христа, а не тех жителей Иерусалима или гостей столицы (скажем так), которые несколько дней назад распинали Христа, кричали об этом.

Бывает торжественный крестный ход (на Пасху, на великие праздники). Бывают городские крестные ходы, на которых собирается весь христианский город и идет к месту какой-то святыни (или чтобы почтить какую-то великую дату). У нас в городе это и день святой Екатерины – покровительницы нашего города, когда, несмотря на зимнее время, священники, прихожане, христиане, все желающие собираются в кафедральном соборе и идут крестным ходом. А бывает, когда крестный ход скорбный, но он совершается совсем по другой причине, с другим побуждением.

Так вот, эта впечатлительность, игра воображения приводит сестру к тому, что ей стыдно и больно за то, что Христа распяли; стыдно и больно за то, что она была такой. Стыдно и больно – это опять неправильное впечатление. Почему? Потому, что Господь пошел на Крест Сам. Мы по нашей вере знаем, что Господь Сам пошел на Крест, Он для этого и пришел на землю. Для этого Сын Божий – Второе Лицо Троицы – воплотился  на земле от Духа Святого и крови Пресвятой Богородицы, взял Свое тело и человеческое естество, стал истинным Богом и истинным Человеком. Не для того, чтобы ходить по земле и гладить детишек по головке, исцелять больных, воскрешать мертвых, кормить пять тысяч несколькими кусочками хлеба. Не для этого! Он приходит сюда для того, чтобы умереть за нас на Кресте. То есть это цель и назначение воплощения Сына Божия.

А если мы начинаем включать душевность, то получается, что эта жертва Христа как бы «случайна» (как бы это ни звучало богохульством). Я, конечно, не говорю так, но получается так, что это все вроде как случайно получилось. Что Он – такой хороший, а плохие люди Его замучили. Он, безусловно, хороший, Он – Богочеловек. Но Он идет (еще раз повторюсь) умирать за нас. Он проливает кровь за нас (в том числе и за Вас, сестра).

Останавливаться на картине пролитой крови, рубцов на теле Спасителя категорически не нужно. Это больше свойственно католической манере духовной жизни, когда эти заблудившиеся христиане уже начинают применять это для возгревания какого-то своего духовного начала. Это делать опасно. Об этом можно посмотреть в творениях святителя Игнатия, где он описывает возбужденные переживания католических якобы святых (это, конечно, не святые, а заблудившиеся люди, но католики считают их святыми), которые пишут руководства, что видят Христа, воображают, как раны наносят на Его тело, как Он страдает. Этого нельзя делать, это уже состояние гордыни и прелести, то есть самообмана.

Нужно быть очень внимательными к себе. Еще раз скажу, представлять не надо, это ошибочно. Иначе с помощью Вашей душевности (нашей, человеческой; Вы же не одна такая, мы все такие) очень легко сбиться. Смотрите. Вы начинаете печалиться о распятом Христе, а где же наша вера, что Он воскрес и находится с нами? Получается, этого нет в этом раскладе.

Я Вам очень советую, дорогая сестра, обратиться к серьезным творениям святых отцов, почитать творения святителя Феофана Затворника, святителя Игнатия (Брянчанинова), поизучать основы веры. Пожалуйста, тоже есть классические произведения. Вполне простое и общедоступное – «Катехизис святителя Филарета Московского». Более фундаментальное, но не менее замечательное – «Точное изложение православной веры» преподобного Иоанна Дамаскина. Давайте читать эти книги, а не про душевность, которую Вы взяли за основу. Понятно, что первое впечатление играет большую роль, но надо отходить от этой душевности.

Еще раз напомню: Христос Господь идет умирать за нас добровольно. Помните, как Господь спросил учеников: «За кого почитают Меня люди? За кого вы почитаете?» Петр Ему говорит: «Ты – Христос, Сын Бога Живого». Господь его похвалил, сказал: «Отец Небесный открыл тебе эту истину». И дальше Господь говорит ученикам: «Мы пойдем в Иерусалим, и Мне нужно пострадать». И апостол начал говорить (перескажу своими словами): «Да нет! Не надо! Давай останемся. Мы всё так хорошо делаем, столько добра приносим». Помните, что Господь ему сказал? «Отойди от Меня, сатана!» Почему? Потому, что апостол в этот момент уже потерял смысл, предназначение прихода Христа на землю. Господь отвергает это предложение именно таким категорическим отвержением, даже сатаной его называет. Почему? Потому, что только враг рода человеческого может так искажать веру и христианские истины.

Сестра, получается, что впечатления, в которых Вы продолжаете жить, не имеют ничего общего с правильным духовным настроем, с покаянием. Да, иногда бывает так, что в молитвах мы можем сказать: «Господи! Грехами распинаю Тебя вновь и вновь!» Но это не впечатление, не разрыв сердца от сопереживания страданий; мы не сможем это сделать. Этими словами мы только можем укорить себя, что Господь за нас пострадал, а мы продолжаем грешить. Но это не воображение, не душевное впечатление, не скорбь, исходящая из сердца в виде жалости, душевности к распятому Богочеловеку.

Дорогая сестра, не теряйте времени. Очень Вас прошу обратиться к серьезным духовным трудам. Я так настаиваю, потому что дальнейшие строки письма говорят о том, что Вам надо это сделать. Вы пишете: «Господь вел меня (хорошо, что Вы понимаете, что Он Вас ведет, но только Вы делаете ошибки). Я сразу познакомилась вскользь со святыми отцами благодаря (чему? тут барабанная дробь!) книге “Несвятые святые”».

Дорогие мои! Я понимаю, что книга «Несвятые святые» занимает одно из первых мест по продажам в церковных лавках, но!.. Я тоже ее читал, это хорошее чтение для отдыха. Но я думаю, что архимандрит (а нынче митрополит) Тихон (Шевкунов) и не писал святоотеческого труда. Это его впечатления о том, как Промысл Божий действует в несвятых людях. Почему он называет их святыми? Он к ним так относится, для него это действительно родные, близкие люди. Святые – потому, что они освященные Христом, а не святые в буквальном смысле слова, канонизированные Церковью. Они не святые. Если перевести это название: они грешники, но хорошие (скажем примерно так).

Я думаю, что отец Тихон (а ныне владыка Тихон) и не задумывал это как святоотеческое произведение, тем более как знакомство со святыми отцами. Тут Вы делаете большую ошибку. Святыми отцами у нас в Церкви не называются священники. Это опять же католическая традиция, она не имеет к нам никакого отношения. Эта книга (сейчас выходит много такой литературы) – беллетристика, книга для легкого чтения. К святоотеческим трудам она не имеет отношения. Читать ее можно, пожалуйста; бывают книги для отдыха. Но нужны книги для труда, для того, чтобы правильно настроиться, не делать ошибок в духовной жизни. Я бы Вам все-таки рекомендовал не терять время и начать знакомиться со святоотеческим (именно святоотеческим!) учением Церкви.

Дальше мы подошли к вопросу. «На страничке девяносто пять» сестра «растерялась и в тупик попала», не понимает: «Священник говорит, что можно вас (священников) трясти за рясу. Так один батюшка и сказал: трясите за рясу. Как это понимать?» Видите, к какому серьезному вопросу мы пришли.

Что такое «трясти за рясу?» Понятно, что если Вы подойдете ко мне, возьмете меня за облачение и начнете трясти, то Вы ничего не получите, а я получу как минимум заряд взрыва страстей, потому что мне это вряд ли понравится. Я сам несколько раз упоминал в передаче это выражение: что нас надо «трясти за рясу». В каком смысле? Не буквально, конечно.

Тут имеется в виду, что у священника есть несколько задач, поставленных Церковью. Это священнослужение, то есть совершение богослужений, треб, таинств. Это душепопечение, то есть священник должен заниматься душой христианина, вникать в обстоятельства жизни, рассуждать, советовать, переживать, вместе с ним молиться. И третье – это учительство. Если священник, забыв о двух последних, занимается только требоисполнением и совершением богослужений в храме, но не занимается душепопечением и учительством, тогда паства остается духовно голодной.

И этот совет (не только я это говорю, это обычный совет) – подходить и просить у священника наставления, его внимания, заботы – и называется «трясти за рясу». Это относится к тому, чтобы мы не боялись духовенства, чтобы просили у наших священников наставления, просили поучить нас, вникнуть в нашу житейскую ситуацию, это не какое-то физическое воздействие.

А такая причина есть, и проблема такая есть. Как-то в одной из передач я рассказывал, что лукавому нужно, чтобы паства от пастыря была далеко. К сожалению, люди часто делают духовные ошибки из-за того, что, приходя в церковь, видят священника и стесняются его (стесняются человека в черном облачении). А духовные вопросы начинают решать с какими-то рядом стоящими тетушками, которые сами чего-то не знают и начинают советовать. И потом приходится очень долго исправлять всю эту неправильно полученную информацию в голове человека, потому что могут быть и какие-то суеверия. Проще подойти и спросить, что называется, специалиста. Мы же, когда приходим в больницу на прием к профессору, не советуемся с человеком, с которым столкнулись в первую очередь (с гардеробщицей, уборщицей). Это не значит, что мы ими пренебрегаем; просто это не те специалисты, к которым мы пришли.

Так же и в храме. Надо обращаться к священнику, не бояться этого, не стесняться, преодолевать этот ложный страх. А иначе получится, что священника никто, грубо говоря, «не дергает за рясу», и он думает, что никому ничего не нужно. А я не могу поверить в то, что в приходе никому ничего духовного не нужно. Да, бывают люди, которые решили свои вопросы, и у них сейчас острых вопросов нет. Но бывают люди, которым нужна настройка. Я почему-то предполагаю, что вот эта сестра, написавшая письмо, ­– человек, склонный к душевности, к печали. И если такого человека регулярно не поддерживать, не выводить из этого состояния печали в нормальное состояние, то лукавый легко может через воображение, через неправильное духовное состояние просто забить человека печалью и тем, что человек не видит своего духовного состояния сейчас, а переживает: «Ах, если бы... Ах, если бы... А как бы было тридцать лет назад, если бы я был тогда верующим человеком».

Дорогие мои! Спасибо вам за терпение, что вы смотрите нашу передачу и желаете получить ответ. Спасибо Вам, сестра, что Вы написали очень важное письмо, на основе которого мы сегодня смогли сделать передачу о явных ошибках духовной жизни. Я желаю Вам их не повторять, быть к себе очень внимательной. Если у кого-то есть еще вопросы, пожелания и замечания, я предлагаю вам писать на адрес нашей электронной почты: kanev@tv-soyuz.ru.

Спаси вас Христос, дорогие братья и сестры!

Записала Людмила Ульянова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы