«Страсти и борьба с ними» с протоиереем Андреем Каневым. Ответы на вопросы

18 октября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
– В нескольких передачах мы разбираем вопросы, которые вы прислали нам на электронную почту (kanev@tv-soyuz.ru).  За это я вам очень благодарен. Потому что  важно, когда не просто говоришь в эфир. Я не вижу вас, у нас немного односторонняя связь, а когда вы присылаете письма, появляется смысл в этой деятельности.

Важно, что вы присылаете не просто отзывы (что, конечно, тоже хорошо), а в письмах  задаете вопросы, которые вас беспокоят. Поэтому  мы пробуем на примерах ваших писем вместе разбираться в вопросах духовной жизни и знакомиться с тем, какие страсти проявляются в том или ином случае, как относиться к тем или иным проявлениям страстей или случаям в жизни, когда мы по неопытности не можем определить, какая это страсть. 

Часто на исповеди, если человек приходит неподготовленный, он начинает рассказывать историю, когда нужно каяться в грехе. А почему он рассказывает историю? Не потому, что ему не с кем поговорить, хотя и такое тоже бывает, а потому, что он не может из случая, который с ним произошел, выделить страсть, грех, в чем конкретно нужно каяться. Одна из наших задач – попробовать вместе в этом разобраться.

Давайте приступим к письму, оно небольшое, но по-своему интересное. Сестра пишет: «Мне православный психолог посоветовала, когда одолевает гнев из-за обиды на ближнего, написать все, что думаю о нем, на бумаге. Поняла из этого совета, что для борьбы нужен этот выплеск эмоций. Но есть сомнения: насколько этот метод верный и согласный с православным учением?»

Очень интересный вопрос. В последнее время появляется, можно сказать, такая мода, потребность: когда человеку плохо, он пытается найти причины, почему ему плохо, и найти выход из какой-то жизненной ситуации. В голливудских фильмах часто встречается сюжет, когда герою плохо и он идет решать вопрос к психологу или психоаналитику. Это достаточно часто встречающаяся ситуация, и можно понять, что у человека проблема – и он пытается ее решить. Поскольку религиозно он ее решить не может, пытается решить  через светскую науку – психологию.

Существуют уже целые направления в психологии, разработаны достаточно серьезные методики. Есть клиническая психология, которая помогает разбираться с психическими болезнями. Отрицать психологию как науку, конечно, нельзя, потому что она построена на изучении обычных психологических явлений, впечатлений, реакций человека на что-либо, в том числе болезненных.

Для науки нормально изучать предмет. Психология изучает психические реакции человека. Но важно то, как трактовать то или иное открытие.  Светская психология, и западная, и наша, построена на особом учении о человеке – не религиозном. Соответственно, проявлению душевной деятельности человека, психологических реакций человека на то или иное событие дается совершенно иное толкование, отличное от христианского.

Очень часто можно встретить такое утверждение светских психологов: они дают человеку совет, например, поискать себе различных партнеров для приключений и решить тем самым свои психологические проблемы. И это очень сильно отличается от христианского понимания.

Западная мода, когда человек имеет проблемы и пытается их решить через светскую психологию, в России тоже появляется в последнее время. Не так давно в Православной Церкви стали появляться православные психологи. Это люди, которые имеют светское психологическое образование, опыт психологической работы, сами стали христианами и пытаются помогать тем людям, которые к ним обращаются.

Православной психологии как науки, насколько я понимаю, не существует. Но насколько тот специалист, который изучал светскую психологию как науку, стал сам воцерковленным? Насколько он сам прожил святоотеческий опыт борьбы со страстями? Потому что это тоже психология. Самая настоящая православная психология – это и есть борьба со страстями. И понимание мотивов человеческих поступков, объяснение их с точки зрения аскетики, борьбы со страстями.

Очень важно, насколько психолог это пережил. Чтобы не просто светского человека мы пригласили в храм – и он принимает прихожан и дает советы, от которых потом за голову хватаешься. Надо очень серьезно проверять: насколько православный этот православный психолог.

Я не специалист по психологии и погружаться в эту тему не имею права, но предполагаю из того, что слышал от знакомых психологов, что советы – светские. Например, в Японии существует общеизвестный метод, когда покупается какая-то кукла, на нее наклеивается фотография вредного начальника – и человек эту куклу бьет, выплескивая негатив.

Насколько по-православному выплескивать негатив? Светское учение о внутреннем мире говорит: «Не держи это в себе, надо это выплескивать». Тебя блуд мучит – иди выплесни, гнев мучит – иди выплесни. Это немного похоже на помойку (хотя наша душа, к сожалению, часто похожа на это явление нашего быта), ты просто вылил и как бы снова чистый; и снова наполняешь ведро своего сердца помоями. Потом снова выплеснул – снова чист.

Христианское учение о страстях говорит по-другому: «Страсти исходят из сердца».  Помните, так Господь говорил, когда фарисеи начали апостолов укорять, что они шли засеянным полем, брали колосья пшеницы, перетирали в руках и пытались эти грубые зерна есть, потому что были голодны? Так много работали, ходили с проповедью о спасении, что им было не до себя. Где голод застал, что могли, то и поели.

Кто пробовал есть спелые зерна пшеницы, понимает, что это не царская еда. Но с точки зрения иудейской обрядности они должны были особым образом совершить очищение, молитву, омовение и только потом вкусить пищу. А апостолы просто перетирали колосья и подкрепляли свои силы этой очень грубой едой.

Господь говорит: то, что входит с пищей, не оскверняет человека. Пища не может человека осквернить. Оскверняет то, что исходит из сердца: гнев, самолюбие, тщеславие и так далее. Все страсти, которые мы знаем, живут в нас; как в источнике находятся в сердце и оттуда исходят.

Соответственно, если я это выплесну, это не означает, что я стал чист. То, что на какую-то секунду человеку стало легче, не означает, что страсть ушла. Например, человек зависим от алкоголя, ему хочется выпить, он находит выпивку, выпивает и говорит: «Ух, мне полегчало». Он исцелился от страсти? Нет. Страсть, наоборот, подпиталась, она получила свое.

Страсть гнева когда становится сильной? Близкий (начальник, подчиненный, жена, муж, дети, родители) меня задел, задел мой эгоизм. Первая реакция естественна для падшего человека – это гнев, раздражение. Но если человек на этом себя поймает и задушит это проявление, не даст ему проявляться дальше, то это победа.

С точки зрения светской психологии он ухудшил ситуацию: в себе спрятал – и потом это когда-то бессознательно вылезет. Христианское понимание совсем другое. Этот человек победил, потому что это проявление не стало развиваться дальше. Потому что страсть гнева такова, что от простого раздражения она может привести и к смертным проявлениям гнева (это ненависть, убийство и так далее). Это серьезно.

Получается, я выплеснул гнев на человека или это продолжаю делать в мыслях. В мыслях мы ту или иную страсть сохраняем. Это не значит, что она не продолжает быть сильной. Евангельский пример: Господь говорит, что кто с вожделением смотрит на женщину, уже прелюбодействует с ней. Понятно, что это не физический контакт, но когда я внутри себя сохраняю эти мысли, мне приятны эти ощущения, эта страсть развивается внутри меня.

Так и гордыня, и тщеславие, и чревоугодие, и печаль, и сребролюбие, и уныние. Все страсти именно так и проявляются. Ты можешь их не выплеснуть. Но если ты внутри себя этого желаешь, об этом мечтаешь, думаешь, не борешься, то страсти становятся сильнее. А если ты это еще и выплеснул, страсть становится еще более сильной. Она тебя побеждает.

Есть ли разница: я скажу человеку лично эти слова или по совету психолога напишу все, что о нем думаю? Конечно, есть. Человек, по крайней мере, не обидится. Но с точки зрения проявления страсти – она же проявилась. Я сижу и пишу,  что мой начальник такой-сякой. Я же не пишу, что мой начальник – Богом данный инструмент, который я должен терпеть по грехам моим. «Господи, по грехам моим приемлю, прости меня, потому что я гордец, Ты дал мне жестокого начальника». Не это же предлагается писать, что было бы по-православному.

Предлагается написать все, что думаешь о человеке, то есть весь негатив, осуждение, обиды излить на бумагу. Ведь обычно как бывает? Человеческие отношения нормальные (хотя они, конечно, всегда с какими-то недочетами), и вроде мы не обижаемся на начальника (или на кого-то из близких), но как только обида начинается, лукавый сразу напоминает: «А помнишь, тогда он косо на тебя посмотрел?» Или: «Помнишь, он задержал зарплату?» Ты тогда на это не обиделся, а сейчас вдруг все это комом накатило, и ты сидишь и пишешь, какой у тебя «замечательный» в кавычках начальник.

Так вот, на мой взгляд, это неправильный совет, потому что этот выплеск эмоций позволяет страсти стать еще более сильной. Поэтому будьте внимательны. Какой мы знаем способ борьбы со страстями? В Евангелии очень часто об этом говорится. Это прощение. Мы должны не выплескивать эмоции, а прощать. Например, нас кто-то обидел, мы разгневались. Конечно, надо постараться не высказывать ничего, не давать гневу, этому огню, подпитки, чтобы он еще сильнее не разгорелся в нас. Нужно попробовать отойти в сторону, не разбираться в этот момент, пока кипит сердце. Нужно вспомнить, что мы – грешники, и начать раскаиваться. Понимать: я сейчас не свободен, вот в этот момент, в эту секунду лукавый пытается меня убить моим гневом. Не начальник в этом случае виноват, а я сам виноват в том, что живу так, что мои страсти легко меня побеждают.

Поэтому что надо сделать? Надо снова начать каяться. Покаяние имеет огромную силу, потому что связано с тем, что Господь Сам очищает душу человека. Светские психологи говорят, что душа в таких случаях загружается проявлениями каких-то нереализованных желаний. При покаянии душа именно очищается; это совсем другое действие, оно незнакомо светской психологии. Если мы будем каяться, вместо того чтобы выплескивать ту помойку, которая есть у нас в сердце, то поймем, что так и надо. Так в Евангелии Господь и говорит – надо прощать брата своего. Поэтому, на мой взгляд, сестре дается неправильный совет.

Перейдем к другому письму. Сестра пишет: «Недавно пришла к вере – шесть-семь месяцев назад. Несколько раз ходила в церковь, на исповеди была один раз, но не искренне, сразу затщеславилась и после не пошла причащаться. И падений уже было много, и в смертные грехи снова попалась...» Это, конечно, очень горько. Далее сестра пишет: «Дело в том, что у меня очень сильно развито тщеславие. Хотела бы посоветоваться по одному вопросу...» Но прежде чем мы приступим к вопросу, я немножко прокомментирую письмо.

Я, наверное, уже надоел своими повторами, но святоотеческий опыт Церкви, нравственное учение Церкви одно, и решать вопрос нужно универсально. Смотрите, Господь приводит эту сестру к вере. Она несколько раз пришла в церковь. Что может увидеть человек, который приходит в церковь именно таким путем, то есть сам? Есть несколько путей, и мне более близок такой путь, когда человек приходит в храм, священник берет этого человека и начинает с ним заниматься, то есть воцерковлять его. Что такое воцерковлять? Это на самом деле не так и сложно. У меня были дискуссии со священниками, и один из них (достаточно авторитетный) говорил: «Какая может быть методика?» Методика есть везде, и в плане воцерковления тоже есть методика, надо просто знать ее, изучать, она не такая и сложная. Но если не идти по пути правильного воцерковления человека, то человек сам, как слепой котенок, будет тыкаться по углам и не сможет найти правильный путь.

Человек пришел в храм, видит, что идет богослужение, но ничего не понимает. Он пришел так несколько раз, ничего не понял, ушел. Какая у него внутренняя мотивация? Вроде бы вера у него есть, но он ничего не знает, не понимает, никто ему не помог. Что с человеком происходит? Он пошел сам на исповедь. Я, как практикующий священник, могу сказать, что исповедь очень важна, этот первый шаг очень важен, но она малоэффективна, потому что человек не знает, в чем каяться. Да, у него есть страдания в душе. Да, он понимает, что у него есть какие-то крупные грехи, но еще более крупные он может просто не заметить или оправдывать их; или более того – любить их и делать. Таких случаев миллионы, поверьте.

Так вот, сестра пришла на исповедь, потому что слышала, что это происходит в церкви. Исповедь была неискренней, и она затщеславилась.  Какая в этом случае происходит исповедь? Опять скажу как практикующий священник, эти «резиновые» исповеди очень тяжелые, от них просто болеть начинаешь: человек мнется, ему хочется что-то сказать, но он стесняется, закрывается. И эта формальность очень сильно чувствуется. Все священники это чувствуют и очень сильно переживают. А как помочь, если человек сам не хочет? Тут же свобода. Никак не помочь человеку, если он сам не захочет. Так вот, у сестры после неудачной попытки исповеди идет очень серьезный откат. Она с сожалением пишет, что «падений уже было много, и в смертные грехи снова попалась». А почему должно что-то измениться, если мы в грехах не каемся, если не переоценили свои греховные поступки?

Что в этом случае надо было бы сделать? И, может быть, еще не поздно это сделать – никогда не поздно прийти к вере правильно. Надо начать с оглашения, начать изучать веру. Я хорошо понимаю, что во многих храмах, куда вы ходите, этого нет. Это очень печально, но не смертельно в том плане, что сейчас найти огласительные беседы можно в Интернете. Знаю, что на телеканале «Союз» идет такая передача. Изданы книги. Можно почитать Катехизис святителя Филарета (Дроздова). Кто хочет литературу серьезнее – изучайте «Точное изложение православной веры» преподобного Иоанна Дамаскина. «Закон Божий» – очень доступная книга; понятно, что это учебник для домашнего чтения с детьми, но у нас уровень восприятия очень часто сейчас такой – детсадовский.

Не надо ждать, когда кто-то придет и в клювик положит уже разжеванную пищу. Хорошо, если бы так было, но мы живем в реальном мире, в котором есть реальные проблемы, реальные беды, поэтому давайте попробуем их сами решать. Это нам с вами нужно. Надо понимать, что на Страшном суде мы будем отвечать за свою жизнь. Священник ответит за себя и за то, что не учил, это будут его проблемы. А нам Господь скажет: «Я дал тебе образование, ты умеешь читать – почему ты сам не учился?» Что мы Ему ответим? Как в песне: это мы не проходили, это нам не преподавали?

Возьмите огласительные беседы и начните сами изучать основы веры; проверьте себя: как я верю? Уже проверено, и не надо даже быть прозорливым человеком (это из опыта): люди, приходящие к вере сами, не знают основ веры точно, потому что их никто не учит. В религиозных семьях учат, но это очень маленький процент. Поэтому надо начать изучать огласительные беседы.

Второе: начинаем изучать учение Церкви о страстях. Это не секретная информация, есть книги о страстях, пособия по подготовке к исповеди. Пожалуйста, ищите, интересуйтесь, читайте, изучайте. Это нам надо, от этого зависит наше спасение. Ведь когда нам что-то нужно, мы же очень сильно начинаем двигаться, интересоваться, смотреть что-то.

История этой сестры говорит о чем? О том, что надо все делать правильно. А вот такие самостоятельные приходы в церковь хороши, но за ними часто, кроме первого интереса, к сожалению, ничего не стоит. Благо сестра, несмотря на падения и трудности, все-таки продолжает интересоваться спасением; это очень важно и очень хорошо.

Поскольку передача уже заканчивается, мы не будем начинать рассматривать тот вопрос, с которым она обратилась, а закончим начатую тему. Даже если вы уже много лет ходите в храм и для вас само богослужение и все то, что происходит в храме, уже родное, попробуйте все-таки пройти путем изучения себя, своей жизни и своей веры. Это очень важно. Это можно делать специально. Допустим, в предстоящий пост начать духовную работу: отключить телефон, перестать ходить по социальным сетям, интересоваться пустыми новостями, а освободившееся время (без отрыва от семьи, работы) посвятить изучению основ веры, учения Церкви о страстях. Книг предостаточно.

По опыту приходской работы знаю, что человек, даже давно ходящий в церковь, поставив себе цель заново изучить веру, заново послушать огласительные беседы, потом с благодарностью говорит: «Я, конечно, знал это раньше, но потом это как-то забылось, ушло – и я жил так, будто этого и не знал». Вот так происходит в нашей суете: мы забываем основы спасения, даже если раньше их изучали. Повторенье – мать ученья и, получается, важный фактор для спасения.

Поэтому, дорогие братья и сестры, еще и еще раз призываю не ждать, что кто-то что-то принесет вам, а начать трудиться самим – это очень важно.

Благодарю вас за очень важные и нужные письма, которые вы присылаете. Благодаря этим письмам мы можем с вами встречаться на телеканале «Союз», общаться, обсуждать вопросы, проблемы. В этих письмах человеческая боль, человек описывает свое больное сердце, и это очень важно. Спасибо вам!

Записали Инна Золотовская и Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы