Созависимость

1 ноября 2013 г.

Аудио
Скачать .mp3
Передача из Санкт-Петербурга. Эфир 31 октября

 

- Добрый день, дорогие телезрители. В эфире телеканала Союз передача из цикла «Беседы с батюшкой». Ведущий Михаил Кудрявцев. Сегодня у нас в гостях духовник Отдела по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской митрополии и также настоятель храма Рождества Христова в поселке Краснозерное иерей Артемий Пиянзов. Здравствуйте, батюшка.

- Здравствуйте братья и сестры!

 

- Прошу Вас по традиции благословить наших телезрителей.

- Господь да благословит вас на все доброе!

 

- Спаси Господи. Дорогие телезрители, тема нашей сегодняшней программы – это созависимость. О. Артемий, скажите, пожалуйста, что же такое созависимость?

- Всем хорошо известно понятие наркотической зависимости, алкогольной зависимости, игровой зависимости. Но есть целая категория людей, которые подходят под понятие созависимые. Это родители зависимых людей, их окружение, родственники, жены, мужья, дети. И в общем то это очень большой ареал людей, которые, переживая зависимость своих родственников, естественно попадают под категорию, ибо с ними тоже нужно работать. Очень серьезно работать на уровне реабилитации, потому что это тоже очень серьезное заболевание духовное.

 

- О. Артемий, я обращусь снова к нашим телезрителям. Дорогие друзья, мы просим вас звонить к нам в студию и задавать ваши вопросы. Телефон нашей студии 812 6776244. Дорогие телезрители, просим вас не забывать выключать звук у телевизора, когда вы нам звоните. О. Артемий почему Вы считаете, что эта тема актуальна – тема созависимых.

- Дело в том, что по статистике до 50% тех, кто к нам приходит на реабилитацию, в наш центр, они приходят после того как к нам пришли их созависимые родственники. Как я говорил это либо родители, либо мужья-жены, братья или друзья. Сначала они к нам приходят, сами начинают ходить в наш центр и только потом подтягиваются их зависимые родственники. От 50 до 80 % к нам попадают уже от созависимых своих. И на самом деле, это очень важно. Ибо бывает, что сам наркоман или алкоголик совершенно реабилитироваться не хочет. Ему такая жизнь вполне нравится. Но он вносит абсолютно деструктивные отношения вокруг себя. И люди, которым он не безразличен, они мучаются и, соответственно, им тоже нужна помощь. Они то понимают, что все плохо, в отличие от наркомана или алкоголика.

 

- Как Вы считаете, нужна ли помощь самим созависимым?

- Обязательно, потому что с точки зрения даже медицины, созависимость, - это недуг, которым должны заниматься психологи. Не психотерапевты, а именно психологи. Соответственно, с точки зрения христианства, это тоже духовная болезнь. И церковь готова помогать человеку в трудном состоянии, так вот, созависимые – это страждущие, которые жаждут обрести покой, обрести нормальную, полноценную жизнь, а у них не выходит из-за того, что их зависимые родственники по большому счету их мучают. Давайте будем откровенны.

 

- А если рассматривать созависимость как болезнь, можем мы так говорить о ней?

- Да. Созависимость это определенные, скажем так, нестабильное, неспокойное внутреннее состояние человека. Давайте приведем такой пример. Допустим, возьмем семью, где сын – наркоман. Родители пытаются контролировать ситуацию. Сын, естественно, их не слушается и продолжает себя губить. Они пытаются на него воздействовать, контролировать, конечно у них не выходит ничего. В результате у них вырабатываются свои фобии, низкая самооценка. Они не знают что им делать. И получается целый клубок психологических проблем, с которыми они тоже не знают куда идти. Они пытаются все это переживать в себе, но это не помогает. В результате, вместо того, чтобы ситуацию стабилизировать, они все больше и больше раскручивают конфликты. И получается, что проблема идет по кругу. Зависимый гробит себя все больше и больше и созависимые себя тоже гробят все больше и больше. А ситуация никак не разрешается.

 

- А какое время нужно для возникновения созависимости?

- На самом деле это момент индивидуальный. Как только люди пытаются начать воздействовать на зависимого, так время и пошло. Все зависит от эмоционального настроя, от характера человека, ну и от его мировоззрения. Ведь у созависимых какая проблема, они пытаются контролировать ситуацию, а ситуация неконтролируемая. Они пытаются контролировать жизнь человека, но они этого делать не могут. Выхода они не видят, соответственно у них перепады настроения получаются. От того что: я могу все контролировать, до того, что: я не могу ничего сделать. Вырабатывается определенная психопатия, что-ли. Церковь должна это врачевать, конечно. Поэтому люди увидев, что из этого порочного круга нет выхода, в результате приходят к нам. В нашем центре с ними работают не только священники, но и психологи. Потому что, как я уже подчеркивал, вопрос созависимости, это вопрос не психотерапии, а именно психологии. Могу сказать, что в патрологии учения святых отцов, все что нужно для работы с созависимыми описано. Там есть такие места, их нужно найти и систематизировать. Этим занимаются священники нашего отдела. Соответственно мы не просто врачуем добрым словом, а мы врачуем по учению церкви, по учению святых отцов. Только это системная, выработанная отделом за 18 лет практика.

 

- О. Артемий, но ведь не всегда возникает созависимость, например существует масса курильщиков, они зависимы. Но разве мы можем сказать, что они созависимые?

- Дело в том, что курильщик, максимум что он может сделать – это помешать. Его попросят: не кури в комнате, где ребенок и он уйдет. Ему скажут, что нельзя курить в автобусе, он не будет. Но наркоман или алкоголик, как человек безответственный, ему все-равно. Он будет безобразничать везде. Соответственно, чем страшнее недуг, тем больше людей вовлекаются в этот недуг прямо или опосредованно. И созависимость возникает тогда, когда окружающим не все равно. Поверьте, сосед вряд ли будет созависимым, если ему совершенно все равно чем живет соседняя квартира. Но если, конечно, там нет шума и каких-то противоправных действий. Поэтому созависимые люди это те, которым не все равно, которые все-таки еще заботятся, жаждут и любят человека, который, к сожалению, вступил на такой разрушительный путь.

- О. Артемий, у нас первый звонок из Калужской области. Здравствуйте, Вы в эфире. Задавайте свой вопрос, пожалуйста.

 

- Здравствуйте, батюшка, здравствуйте ведущий. Вас беспокоит Игорь из Калужской области, из города Кирова.

 

У меня вот такой вопрос. У протоиерея Валентина Бирюкова … очень часто упоминается, что больным нужно читать 90 псалом по 40 раз и желательно наизусть. Там написано что одна женщина, что умирала уже поднялась. Один глухой стал слышать, как будто бы и не болел. Я вот хотел узнать как к этому 90 псалму относится именно ваша передача, о том что…

 

- Спасибо, мы поняли. Батюшка, вопрос, наверное, о молитве.
- Честно говоря…естественно, отдел ничего не имеет против 90 псалма (смеется), но проблема в том, что количество не всегда переходит в качество. Мы же, дорогие мои, не марксисты. Молитва, искренняя молитва, она может помочь. Молитва – это наше общение с Богом, молитва – это костыли, которые помогают нам идти к Богу. Но молитва это не заклинание. И не обязательно, если мы ее скажем 40 раз, 150 раз, 280 раз… она нам поможет. Христианская жизнь нам помогает, а молитва сама по себе, если она в отрыве от христианской жизни, это всего лишь… своего рода мантра. Она не сработает, ибо в христианстве нет ничего автоматического. Сказано: Царство Божие силою берется», поэтому молитвы должны идти от души. И лучше один раз, искренне, сказать «Господи помилуй», чем бездумно 40 раз пробубнить 90-й псалом.

 

- Спасибо, о. Артемий. Скажите пожалуйста, можно ли разделить наркотическую зависимость на некоторые этапы и как созависимые себя ведут вот в эти этапы.

- На самом деле этапы плавно переходят один в другой. Сначала наркозависимый начинает тихонько, медленно, втайне от родителей и своих близких употреблять наркотики. И это даже не заметно близким. Потом они начинают понимать, что он ведет себя не совсем адекватно, не так как раньше. Настроения меняются, тайны какие-то появляются. Не может исполнять какие-то свои обязанности (сына, мужа, отца), куда-то пропадает. Вялый или агрессивный. Близкие начинают подозревать: что-то здесь не то. Но сам зависимые же не соглашается, он говорит, что с ним все в порядке. Он пытается оправдаться. Почему ты пьешь? – Меня друг на день рождения пригласил. А почему ты траву куришь? – Это я стресс снимал, все пройдет. Это я случайно. Но все продолжается и люди начинают пытаться на него воздействовать. И вот здесь уже включается элемент созависимости. Еще раз повторю, что созависимости подвержены люди, которым не все равно.

Перво-наперво они пытаются ситуацию контролировать и просят: «Ну давай пойдем лечиться! Давай бросишь!». Ни в какую. Тогда, видя свое бессилие, они начинают себя обманывать. «Ничего страшного. Скоро опять все будет хорошо. Он попьет чуть и завяжет. У него просто на работе плохо, кризис. Вот он перестанет с этими друзьями общаться и перестанет колоться. Он же должен понять, что они плохие».

Сначала попытка жесткого контроля, потом самообман. А потом уже созависимые люди теряются. Обманывать себя они больше не хотят, сделать ничего с этим не могут. Но приходится обманывать, дальше продолжать. Отсюда низкая самооценка, постоянные депрессии. Вплоть до того, что опускаются руки. И люди начинают жить не в объективном, адекватном мире, а в мире, который они себе придумывают. Допустим: «в нашей семье все хорошо. Мы не должны выносить сор из избы. Все образуется. Через год все будет отлично». И они загоняют себя в такую вот внутреннюю пещеру, из которой боятся выйти. В результате получается, что созависимый превращается своего рода в раба зависимого человека. Зависимый человек, не желая исправляться, начинает манипулировать своими родственниками, дабы те могли сохранять пусть неадекватный, но свой мир, который они себе придумали. «Я сегодня помучаюсь, а завтра все пройдет. Сегодня дам ему деньги на водку, а завтра он устроится на работу и будет все хорошо. Сегодня он пошел к друзьям, но рано или поздно их заберет милиция и он с этими друзьями больше не будет. И вообще он должен понять, что его друг плохой». А наркоману или алкоголику только этого и надо, чтобы все плясали под его дудку. В результате получается, что один зависимый портит жизнь всему своему окружению.

Иногда даже до того доходит, что его родственники превращаются в неадекватных людей. Но борьба с созависимостью зиждется исключительно в том, что человек должен выйти из этой ракушки. Он должен адекватно оценить реальность, ведь что сказано Христом? Будьте мудры. Адекватно оцените себя и тогда вы сможете спастись. Если вы знаете чем больны, вы сможете вылечиться. Соответственно у нас в отделе с созависимыми  проводится работа, чтобы они могли адекватно оценить ситуацию, в которую попали уже они. И только оценив ее, они смогут, с нашей помощью, достойным образом противостоять своему зависимому родственнику, который будет пытаться ими манипулировать. После чего они смогут даже уговорить его прийти на реабилитацию.  Потому что он поймет, что его власть кончилась, он не может дергать за ниточки, он не может давить на их жалость, на их самообман. Не может заставить их вернуться в придуманный мир, потому что они уже видят, что пора принимать жесткие меры. Не жестокие, а жесткие, чтобы их родственник принял, с их помощью, решение реабилитироваться. А то получается такой момент: если я буду давать своему соседу-алкоголику каждый день деньги на бутылку водки – он никогда не пойдет работать и, конечно же сопьется. А вот если не давать, тогда он начнет чесаться и думать как же жить. Но проблема созависимых заключается в том, что они потеряли ориентиры и не знают как им быть. И мне, как духовнику, приходится на такие вопросы отвечать: «Батюшка, что мне сказать моему сыну, чтобы он пришел реабилитироваться?» Я говорю: «Давайте подумаем».

 

- Прошу прощения, придется Вас перебить, у нас есть звонок из Волгограда от раба Божьего Андрея. Здравствуйте, Андрей, мы Вас слушаем. Вы в эфире.

 

-  Добрый вечер. Вот наркомания, пьянство, это грех? И вот такой вопрос: грех ведь медициной нельзя вылечить. Хоть церковь и не отрицает медицинское лечение, но как с Вашей точки зрения правильнее лечить. Церковно или вот с медицинской точки зрения?

 

- Спасибо за вопрос. В совокупности. Медицинская составляющая реабилитации, она присутствует на начальном этапе. Сначала медики выводят человека из состояния одурманивания, детокс так называемый, а потом подключается уже отдел. То есть мы не принимаем на реабилитацию людей, которые находятся в ломках или в запое. Нужно медицинскими средствами вывести человека из запоя или снять ломки. И тогда только мы с ним можем разговаривать. Потому что нам нужна его воля, хотя бы слабая. Вот в чем дело. Соответственно к вопросу воли мы сейчас возвращаемся. Меня спрашивают: что сказать сыну, чтобы он пришел на реабилитацию? Давайте подумаем вместе. «Я уже не знаю, я что ему ни говорила, ничего не получается». Давайте вместе подумаем, может быть вы не то говорите. Люди, находящиеся в состоянии созависимости, совершенно теряют возможность принимать решения. Они находятся в состоянии постоянного стресса. Они все время боятся, что чтобы они ни сказали, чтобы ни с делали, все равно будет плохо. Либо они находятся в состоянии самообмана и ждут, что все само собой будет хорошо, либо они переносятся в состояние: что бы я не сделала, все будет плохо. Чтобы я ни сказал, все будет плохо. И задача священника вывести их из этого состояния и показать им, что на самом деле они умеют принимать решения, а не только бояться. И мы вместе начинаем речь сочинять. И таким образом получается воздействовать на их сына, мужа. И потом они возвращаются и говорят: «Батюшка, на самом деле, как просто. Пара-тройка фраз правильно построенных может человека привести к реабилитации». Не буду кокетничать, но не далее как сегодня, мне позвонила одна женщина, с которой мы разговаривали неделю назад. Ее сын захотел прийти в наш центр на реабилитацию. Еще неделю назад он этого не хотел. Как раз мы с ней обсуждали что нужно сказать, она сказала и во вторник мы с ее сыном увидимся. Ну не чудо ли это? Чудо.


- О. Артемий, спасибо. У нас снова звонок, теперь из г. Гатчины, от Елены. Здравствуйте, Елена. Вы в эфире, мы Вас слушаем.

 

- Здравствуйте, мои дорогие. У меня такой вопрос. Сестра у меня живет в Таллине, она ездит в Эстонию, даже в Плюхтицу мужа своего возила. Муж у нее пьет. И он говорит так: я пил, пью и пить буду. И вот так она его тянет, не бросает, полностью его обеспечивает. Он, правда, периодически работает. Вообще по натуре он человек добрый, и когда он работает он пьет до такой степени что… И вот она его уже и в монастырь и в храм. Хоть как то бы на него эту благодать. Крест, правда, он на шею надел, но сам даже в церковь не заходит.

 

- Вопрос наверное в том, как быть? Если человек говорит что пил, пью и буду пить…

 

- Дело в том, что если пациент не хочет лечиться, это не значит, что должна страдать вся семья. Соответственно, как я уже сказал, нужно вылезти из ракушки, посоветоваться с батюшками, с профильными психологами, которые занимаются этим вопросом. И выстроить свою жизнь так, чтобы один человек не смог изгадить эту жизнь всем. Это определенный стиль нужно выработать, нужно жить, обращаясь с ним довольно жестко, но не жестоко. Вы, или Ваша подруга в частности, должна сбить его желание и его возможность ею манипулировать. Это чистая манипуляция. Причем не наглой манипуляции не бывает. Продолжать жить не ради него, а ради себя, ради семьи. А он пусть прицепом тащится. А то получается он – паровоз, вокруг которого все пляшут. Система реабилитации созависмых помогает созависимым самим стать паровозами. А тот, кто не хочет реабилитироваться, пусть в хвосте тащится. Ему, поверьте, это не понравится. Потому что потеряв власть над своими родственниками, он поймет свои никчемность, ненужность и свою невозможность даже жить с людьми, которые не желают плясать под его дудку. На самом деле любой зависимый, будь то алкоголик, будь то наркоман, это величайший эгоист. Нельзя дать восможность этому эгоисту распоясаться. Поэтому система реабилитации созависимых повышает их самооценку, их самоощущение. Ибо если им кажется, что они что-то не могут, а мы их можем научить как можно бороться с этим злом, не теряя любви. Жестко не значит жестоко.

 

- Спасибо, О. Артемий. Скажите пожалуйста, а часто ли созависимые принимают такое решение как: оборвать все контакты с зависимым?

- Бывает. Причем иногда, не буду лукавить, это решение мы помогаем им принять. Но все контакты они рвут на время. Это терапевтическая мера. Эта мера для научения зависимого в том, что люди могут и без него прожить. Это не значит выкинуть за дверь и забыть. Это значит ограничить его, достаточно жестко, в деньгах, в возможности передвижения, информации. Заставить его идти на работу. Контролировать этот момент. Но так, чтобы он понял: контроль этот серьезный и не отступать. Бывает так, что отдается приказ и начинают кричать: «если ты не бросишь, я уеду к маме» например, и не уезжает. Ну так он и не боится. «Я оставлю тебя одного, будешь сам! Как хочешь, так и живи». И не оставляет. Сказала «оставлю» и уезжай к маме. Пусть недельку сам поживет. Поймет, что тяжело. То же самое родители: «я тебя лишу денег». Лишите. Не хлеба последнего, а карманных денег. Нужно обязательно добиваться исполнения собственных угроз. И это тоже очень важный факт в реабилитации созависимых. Очень важный. Ибо они уже не умеют добиваться исполнения собственных приказов, а это надо. Это терапия. Но все контакты обычно рвут, но наблюдая все-таки со стороны. Как он живет.

 

- Простите, у нас поступил звонок. Анонимный. Как раз в тему текущего разговора. Здравствуйте, Вы в эфире, мы Вас слушаем.

 

- Здравствуйте. Я мама, у меня сын. Он учится, работает. Работа прекрасно оплачивается. Но выпивает. Изредко выпивает так, что сносит голову. Мы всей семьей решили сейчас: не помогаем ему ни в чем. Ни физически, ни финансово. Уже около двух месяцев. Не получится ли так, что мы отойдем от него и он останется один с этой проблемой. Мы решили как бы не обращать на него внимания совсем.

- Это Ваше решение. Я Вам не могу сказать что получится, что не получится на самом деле. Просто я не могу в отдаленном доступе Вам сказать получится у Вас или не получится. Понимаете, Вы требуете от меня невозможного. Вы можете попробовать от него отойти. Если он не видит, что это проблема, пусть о ее увидит. Если он Вас не слушает, пусть попытается один. Но если Вы будете и дальше за ним все время ходить и вокруг него ситуация не изменится, так и проблемы он точно не увидит. Как в старом английском анекдоте: «- Сынок, а почему ты 6 лет молчал, а сейчас сказал, что каша не соленая? - А потому что раньше все нормально было». Чтобы он увидел, что есть проблема, Вы должны ему на эту проблему указать. И если он прямо не хочет видеть, указать косвенно. Поэтому Ваше решение может быть вполне верным, но чем оно кончится, все зависит от того, как Вы его провернете, это решение. Как Вы себя поведете. Я еще раз Вам говорю жестко это не жестоко. Это очень важно, потому что реабилитант, он должен видеть, что Ваше поведение, оно зиждется не на ненависти к нему, а на заботе о нем. Но заботе, опять же, не то что во всем потакать, а заботе, чтобы он пересмотрел свои жизненные принципы. Вот так.

 

- Спасибо, О. Артемий. У нас следующий звонок, теперь из Ростовской области от р.Б. Татьяны. Здравствуйте, Татьяна, Вы в эфире, мы Вас слушаем.

 

- Здравствуйте, батюшка, здравствуйте ведущий. Хотела задать вопрос. У меня зависимый муж от компьютера. Два года уже. У нас появился ребенок, а он подсел на игры и сутками сидит. И знаете, не помогает ничего. Мне очень тяжело, он старшего сына втягивает в эти же сети. У нас городок маленький, с работой очень тяжело. И уйти я тоже не могу никуда. Я завишу от него финансово. Он работает, но вот духовно только в играх. Никаких отношений у нас нет. Подскажите что можно предпринять.

 

- Дело в том, что я специалист больше по наркозависимым. Игромания немножко не мой профиль, поэтому что-либо посоветовать авторитетно наверное не возьмусь. Но, если Вы говорите, что разводиться с мужем не желаете, значит все-таки у вас есть взаимопонимание во всем остальном, ну, кроме этого компьютера. Вы же женщина, Вы жена. Вы знаете как воздействовать в хорошем смысле на своего мужа. Вы знаете как с ним поговорить. Кто лучше Вас знает Вашего мужа? Найдите где у него кнопка. Воздействуйте на него добротой может быть своей, приголубьте. Я не знаю! Вы – жена. Ну, что еще сказать. Игромания это вещь достаточно нехорошая, но я специалист по наркозависимым. Это, поверьте, намного более страшный недуг. И, соответственно методы его врачевания, своеобразные. Я думаю, что не все то, что хорошо для наркозависимого, подойдет для игромана.

 

- Спасибо, О. Артемий. Вернувшись к созависимому, скажите, пожалуйста. Зависимые друзья зависимых, ну то есть друзья наркомана. Являются ли они созависимыми?

 

- Нет, не являются. Как я уже говорил созависимые это те люди, которым не наплевать на зависимого и которые хотят его спасти. А друзья – наркоманы? Им глубоко наплевать, они и не друзья. Давайте будем откровенными, нет у наркомана друзей наркоманов. Есть просто кучка наркоманов, которые вместе торчат. Им глубоко наплевать на проблемы каждого из них им лишь бы вместе провести время подобным образом. Им наплевать друг на друга. Сколько было случаев, когда в одном отдельно взятом притоне кто-то умирает, а все продолжают дальше кайфовать. Поэтому у наркомана нету друзей из других наркоманов. Все они эгоисты. И будь у них такая возможность, они с удовольствием своего же собутыльника, или товарища по притону, и ограбят и подставят и подведут под статью и т.д. и т.п. Это асоциальные элементы. У них нет тяги к исправлению себя и нет тяги к исправлению других.

 

- Спасибо, о. Артемий. Следующий звонок у нас из Московской области, города Красногорска. Здравствуйте, Вы в эфире.

 

- Здравствуйте, у меня такой вопрос. У меня сын алкоголик и наркоман. Мы с ним всю жизнь вдвоем, муж мой умер. Сын стал очень агрессивный. Доходило до того, что была угроза жизни, он уже дошел до того, что физически…

И я вынуждена была уехать к дочери в другой город. И теперь у меня душа болит о том, что он там голодный и без денег. Денег я сказала, что высылать не буду, а вот по-поводу еды. Вдруг с ним что-то случится, потом буду себя винить. Как это, грех, что я сделала или нет?

 

- Нет, это не грех. Это нормальный процесс, чтобы привести в чувство того же наркомана или алкоголика. Еду присылайте. Причем еду присылайте такую, которую бы он не мог продать, а деньги пропить. Вот и все. И тогда это будет не грех. По той причине, что минимально Вы его поддерживали, а что-либо лишнее ему давать, это будет не в коня корм. Все равно пропьет. Минимум продуктов таких, которые бы он не смог использовать в качестве обмена на водку или наркотики. Собственно говоря, как передачка в тюрьму. Определенный набор, который заключенный не может обратить себе во вред. Вот и все. Где же это грех? Грех, это когда у Вас попросили хлеб, а Вы подали человеку камень. А когда Вы даете человеку хлеб, это не грех. А так он сам пусть работает. Здоров же человек, должен трудиться. Минимум Вы ему обеспечиваете. Все в порядке, так держать.

 

- Спасибо, О. Артемий. Как Вы считаете, а судьба бомжей, может быть иногда складывается так из-за неграмотного отношения созависимых?

- Вы имеете ввиду, что человека совсем выгоняют и он становится бомжом?

- Да.

- Дело в том, что не каждый бомж это жертва неправильного отношения других людей. Есть очень много бомжей, которые профессионалы. Бомж – это состояние души. Некоторые и могли бы вернуться в социум, но не хотят. Не было еще такого случая, чтобы родители выгнали своего сына наркомана бомжевать. Никто еще никого на помойку не выгонял. Максимум – они не противились его заключению в тюрьму, отправляли, простите меня, в какой-нибудь сумасшедший дом. В советское время была система ЛТП, направляли туда. Но это же не в чисто поле умирать. Дело в том, что судьба бомжей, это вина бомжей. Если даже человека выселили на какую-нибудь старую дачу, кров есть? Он дальше может либо деградировать, либо задуматься о своей жизни, вернуться в свою семью и сказать: я хочу быть с вами, я готов на любую реабилитацию. Или он может сказать: да ну вас всех, буду я бомжевать. Это его выбор, на самом деле. Его выбор. Не было еще такого, чтобы мать выгнала своего ребенка просто во чисто поле и за ним там не наблюдала. Бомж делает себя бомжом сам. Вопрос существования человека в социуме решает все-таки сам человек. Либо он захочет вернуться, либо нет.

 

- Спасибо. У нас звонок из Псковской области. Здравствуйте, Вы в эфире. Мы Вас слушаем внимательно.

 

- Здравствуйте. Р.Б. Фотиния, Псковская область. У меня проблема тоже с сыном, сын употреблял наркотики. Ему 28 лет, имеет семью – дочь и жену. Сейчас он замещает алкоголем все это. Сейчас он, слава Богу, реально мыслит и работает. Работа у него неплохая. На работе он алкоголь не принимает, но приезжая домой он пьет. Уходит в сильные запои. Понимает, говорит что сам на себя не может смотреть. У него отвращение к себе такому, но говорит: ты не знаешь мама, что такое бывший наркоман. Он так замещает наркотики. Как помочь ему? Он уверен, что он своими силами, вот таким вот образом справится и постепенно закончит с этим делом.

- Объясните ему, что он себя обманывает. Лечение наркомании запоями, это просто нелепо. Одна страсть поглощает другую страсть. Это тоже самое, что лечить какую-нибудь бесовщину у какого-нибудь мага. Ибо сказано в Евангелии: один бес не может изгнать другого беса. Они могут просто договориться. Вот и все. Что ему сказать? Сказать что невозможно один грех вылечить другим грехом. И если он смог каким-то образом от наркотиков отойти, проявил эту волю, то, соответственно, объяснить ему, что у тебя, дорогой, хватит воли чтобы отойти и от алкоголя. Один раз у тебя получилось. Что тебе стоит просто этот грех добить. Ибо это одно и то же проявление одного и того же греха. Это все равно жизнь, которая приведет и к духовной и к физической смерти человека. Он все равно себя разрушает. И свое тело, и свою душу, и свою психику. Нужно акцентировать внимание именно на этом. Дорогой, невозможно лечиться от смерти смертью. Вот и все. Попробуйте таким образом достучаться. Я думаю что вектор такой.

 

- Теперь звонок у нас из Волгограда. Здравствуйте, Вы в эфире. Мы Вас слушаем.

 

- Здравствуйте. В программе «Первая натура», слышал такое выражение, что у наркомана, у пьяницы, у наркозависимого земля под ногами горит. И никто из родственников не должен помогать ему, он сам должен понять и выходить из этой ситуации. Вот как Вы на это смотрите?

 

- Ну как Вы, наверное, уже поняли, немножко по-другому я смотрю. Не нужно, чтобы земля горела, не нужно бросать человека в беде. Как раз те, кто рядом с ним страдает, могут ему помочь, если будут вести себя правильным образом. Ведь наркозависимый, с нашей точки зрения, это тоже человек, собственно несчастный, больной. У него тяжелое духовное заболевание, которое можно врачевать. С ним нужно работать. Но, дело в том, что, если от него все сразу отвернутся, это не даст никакого эффекта. Если нужно от него отворачиваться, то только правильным образом и с точки зрения, как я уже сказал, педагогики. Отвернуться, но определенным образом, в определенный момент, и в определенный момент опять повернуться. Поэтому я и говорю о том, что как раз наша программа и дает людям возможность правильно оценить свои силы и, когда нужно землю под ногами этого наркозависимого поджечь, а когда нужно погасить. Это своего рода как боевая операция. Все нужно делать вовремя. Вовремя отступить, вовремя отступать. Вовремя подтянуть резервы, вовремя спрятаться. Именно так. Посему иногда поджечь эту землю у него под ногами полезно. Только в определенное время, в определенном месте и определенным образом. Этому мы, собственно говоря, и учим. Поэтому, прежде чем принимать такое важное решение, позвоните нам и проконсультируйтесь. Чтобы не получилось, что одно будет хуже другого. Вроде посыл был хороший, а реализация оказалась аховая. Вот так.

 

- Спасибо, О. Артемий, скажите а как созависимым общаться между собой?

- Вы имеете в виду в группах?

- И в семье и в группах.

- Дело в том, что реабилитация созависмых – групповая. У нас как раз собираются группы. Они небольшие, с огромными работать было бы невозможно. Среднестатистическая группа человек 20 – 25. Они, общаясь между собой, общаясь с нашими психологами, со священниками нашими, находят в семье сое место. Опять находят. Потому что зачастую в семье зависимого происходит смена ролей. И жена, допустим, несет на себе обязанности мужа. Муж не несет уже никаких обязанностей, потому что он только и делает, что пьет. Ребенок, старший брат, например, ведет по отношению к старшему брату обязанности отца. Ну и т.д. и т.п. То есть замена ролей. Когда созависимые между собой общаются под руководством наших священников, они обратно возвращаются и вспоминают о своих ролях. И мы пытаемся восстановить деструктивную семью, где не весь фундамент прогнил, а только одна балка. Одна часть фундамента, непосредственно виновник этого «торжества» прогнил, а остальные стоят на своих местах и несут правильную вахту. И через это уже обстановка нормализуется, они обратно включаются в социум и вместе, уже зачастую единым фронтом, могут уже воздействовать на своего родственника. Потому как все алкоголики и наркоманы профессиональные манипуляторы. И манипулировать они стараются людьми близкими по отдельности. Если же происходит определенная консолидация, не против него, ни в коем случае, не с целью делать его бомжом или убийцей. А консолидация с точки зрения единого фронта, чтобы противостоять его эгоизму. Зачастую он отступает.

 

- Спасибо. О. Артемий, снова звонок у нас из подмосковного Раменского. Здравствуйте, Вы в эфире. Мы Вас слушаем внимательно.

 

- Здравствуйте батюшка, здравствуйте ведущий. Наш сын 9 лет в псевдохристианской секте. Это секта Мунтяна в Пермской области. Я воевал с ним, были суды, передачи на телевидении, в газетах. Оставил место, где он пребывал и уехал в Пермскую область. Я думаю он оставил моего сына, у него уже появилась жена и двое детишек. И вдруг я узнаю, что глава секты пригласил его опять строить коровник, туда в Пермскую область. Как мне поступать в данной ситуации? Убить и главу секты и его? У меня были такие мысли, но я православный. Я, естественно, являюсь созависимым. Я воевал, но обеспечивал сына продуктами. Или оставить сына на попечение, пусть сам работает там, вот и зарабатывает себе там. Молиться за него или оставить все как есть?

 

- Сын вернулся в секту. Что делать? Бросить сына или помогать? Можно ли сравнить это с наркотической зависимостью?

 

- Можно. Потому что сын находится под действием дурмана. Это сектантский дурман, это все равно дурман. Молиться конечно нужно, потому что сын ошибается. Мы должны просить, чтобы Господь его вразумил. То что невозможно человеку, возможно Богу. Никого убивать, конечно не нужно. Мы, православные христиане, чтим уголовный кодекс. Правда, ели хочется даже, не нужно. Блаженны миротворцы, все-таки сказано. Помогать? Наверное помогать стоит. У Вас же душа за него болит. Даже то что Вы хотели убить, тоже есть проявление такое душевной боли. Помогайте. Расценивайте его пребывание в секте как будто в тюрьме. То есть он лишен свободы духовной так же, как в обычной тюрьме лишают физической свободы. Но из тюрьмы же есть возможность выйти, какой бы большой срок ни был. Поэтому общайтесь с ним, покажите ему, что Вы ему не враг, что Вы его любите. Это все таки нужно. И передачки и общение, пусть будет. Может быть Ваша молитва, Ваша любовь, растопит его сердце. Им же в церкви говорят что? «Вы только спасетесь! Только мы истинные носители правды! Весь остальной мир ополчился против нас, все нас не любят и это есть проявление сатанизма этого мира. Если Вы будете относиться к нему враждебно, то его же лидеры скажут ему: вот видишь, родители твои тоже находятся под влиянием дьявола. Любовь только у нас, а вокруг ее нет». И этим самым он только поймет лишний раз, что лидеры секты правы. Продолжайте с ним общаться, по переписке, по смс-кам даже, по посылкам. С любовью. Молитесь и общайтесь. Говорите ему: да, сын, я тебя люблю, я тебя жду. И любовь может растопить все что угодно. Пожалуйста, отнеситесь к нему, как будто он находится в духовном узилище. Какой бы срок не был в тюрьме, он всегда заканчивается и человек может выйти на свободу. Может быть эта его духовная прелесть закончится и он выйдет к вам, на свободу. Если Вы с ним порвете, ему будет некуда выйти. Оставайтесь с ним, а там Господь управит. Во всяком случае Вы всегда на Страшном Суде сможете сказать: я был с ним до конца, я старался. И тогда Господь никогда Вам не вменит жестокость, эгоизм, ненависть.

 

- О. Артемий, у нас последний звонок на сегодня из г.Саратова. Здравствуйте, Вы в эфире. Мы Вас слушаем внимательно.

 

- Добрый вечер батюшка, добрый вечер ведущий. Р.Б. Нина, Саратов. Скажите пожалуйста, сын в алкогольной зависимости и он готов, чтобы ему помогли. Но медицинские процедуры, кодировки не помогают. Он ходит в храм, причащается, но все время срывается. Потом опять встает, но это уже длительное время. Как ему можно помочь? Мы находимся в Саратове. Подскажите, пожалуйста.

 

- В Интернете, в поисковике набираете: отдел по противодействию алкоголизму и наркомании, Саратовская епархия. Или просто: отделы епархиального управления Саратова. И там Вы получите всю информацию. Наверняка есть отдел или подразделение, которое занимается реабилитацией. Туда и обращайтесь. И профильные священники и психологи с ним пообщаются. Замечательно, что человек борется, воцерковляется, старается вести христианскую жизнь. Но иногда нужна маленькая подсказка не просто священника, а священника, который в этом вопросе специализируется. Это тоже самое, что все врачи хороши, но если болит ухо, лучше пойти к отоларингологу, а если нога, лучше к хирургу. То же самое… все батюшки замечательные, но иногда лучше обратиться по профилю. И буквально пара слов могут изменить его жизнь и его настрой.

 

- О. Артемий, у нас во время эфира должны были отображаться Ваши телефоны, но продублируем еще устно номер телефона, по которому можно обращаться.

 

- Итак, +7 (911) 741-41-02. Или же городской телефон в Санкт-Петербурге 8 (812) 274-50-75. Или 274-69-68. Это телефоны нашего отдела. Пожалуйста, если у Вас появилось желание по линии реабилитации алкоголиков и наркоманов, пожалуйста, звоните. Чем сможем поможем. Но самое главное, можете приезжать к нам, и мы поможем с реабилитацией ваших близких на самом деле. Потому что у нас реабилитируются люди от Владивостока до Прибалтики. Такая у нас география. Пожалуйста, звоните, приезжайте. Будем рады вам помочь.

 

- Спасибо О. Артемий. И Вы знаете, во время эфира очень много вопросов задавалось, которые не вышли в эфир. Вопросы о курении. У нас буквально пара минут осталась, что Вы можете сказать по поводу курильщиков и как вести себя людям.

- Нам приходится с более тяжелыми зависимостями работать. И мы наверное даже не задумываемся о том вреде, который приносит себе курильщик, на фоне тех проблем что есть у наркоманов. С курильщиком все попроще будет. Курильщик хотя бы слушает своих оппонентов. Я уже сегодня об этом говорил. Курильщик может потерпеть, не курят же люди в метро, они же терпят. Курильщик может прислушаться, если ему говорят: не кури, здесь сын. То есть у него есть еще любовь, это не такой страшный недуг. Курильщик не асоциальный элемент. Очень много курильщиков, которые не преступают закон. С курильщиком все просто. Если он не хочет бросать курить, нужно его просить потерпеть или перейти в другое место, выйти на балкон. Но я думаю что выгонять его из дома, вести в реабилитационный центр, сдавать его в милицию, разводиться с ним, лишать родительских прав… наверное это все-таки перебор. С курильщиком всегда можно договориться. На фоне всего остального, это грех, но мелкие шалости по сравнению с  тем, когда этот курильщик начинает становиться наркоманом. Но, если он курит траву, спайсы, курительные смеси всяческие, то это уже не курильщик. Это уже наш клиент. Поэтому, если кто-то из ваших близких курит травку и говорит, что «ой-ой ерунда», или курит кальян и говорит что это «ой-ой ерунда, я всегда могу бросить», тогда можете звонить нам. Он курит не то, это наш клиент. Имейте ввиду (смеется).

 

- Спасибо, О. Артемий, прошу Вас снова благословить на прощание наших телезрителей.

-  Господь да благословит вас и укрепит. Ангела всем Хранителя.

 

- Спаси Господи, О. Артемий. Было очень приятно с Вами общаться.

- Спасибо Вам.

 

- Дорогие друзья, я напомню Вам, что с нами сегодня был иерей Артемий Пиянзов, духовник Отдела по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской митрополии, настоятель храма Рождества Христова в пос. Красноозерное. Передача из Санкт-Петербурга. Ведущий Михаил Кудрявцев. Всего доброго. До новых встреч!

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святителя Николая Чудотворца в селе Сапково Рязанской епархии, руководитель Рязанского Центра охраны материнства и детства «Право на жизнь» священник Виталий Рыбаков.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​