Союз-онлайн: РУССКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА. Выпуск 16

15 марта 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Союз-онлайн представляет: РУССКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА. Технология и инструменты обучения письму. Практические занятия в студии ведет Ирина Анатольевна Горячева — создатель филологического блока образовательной системы РКШ. Учится Светлана Ладина.

– «Мы писали, мы писали, наши пальчики устали; мы немного отдохнем и опять писать начнем». Ну что, ностальгия? Знакомая разминка! О том, применяют ли ее в Русской классической школе, спрошу разработчика филологического блока образовательной системы РКШ Ирину Анатольевну Горячеву. Ирина Анатольевна, в детстве так делали?

– В детстве делала; как велели учителя, так и делала. А нынче с нашими детьми мы не тратим на это время, в этом нет необходимости. Есть более важные задачи, которые позволяют детям не уставать. Мы много пишем, но инструменты, которыми пишут дети, не дают усталости, они дают только интерес и желание писать. Ведь письмо в нынешней школе – это очень нелюбимый предмет.

– Он фактически отмирает, как ни страшно мне произносить эти слова.

– Согласна. Но мы вернулись к методикам, которые завершили свое существование в 60-х годах  (с реформы 1969–1970 годов), к тем методикам, которые были апробированы уже столетиями.

– Глядя на все, что лежит у нас на столе, я предвкушаю очень интересное занятие и хочу сказать зрителям, что сегодня хозяйка в студии Ирина Анатольевна, а я ученица. Я просто чувствую себя в роли Буратино, глядя на эту чернильницу с пером. И мне так это нравится! Что предложит учительница?

– Да, наши детки тоже это очень любят и очень этим дорожат. Для них все эти инструменты, которые здесь лежат, значимы. Но начинают они писать, работать вот тем карандашиком. Вот черный карандашик с тоненьким, хрупким грифелем. Иногда мамы жалуются, что он легко ломается, а я говорю: «Как хорошо, что он ломается!» Потому что ребенок, выполняя задания в тетради для рисования по клеткам к азбуке Ушинского, о которой мы говорили, рисуя по клеточкам вот эти картинки, изображения, не тратит много сил на то, чтобы провести линии.

Почему у ребенка уходит много сил, когда он овладевает письмом? Потому что он очень старается. Он видит вот этот идеальный образец и хочет выполнить точно так же. А для этого ему нужно приложить усилия, и эти усилия выражаются в скованности мышц и в чрезмерном нажиме. Когда ребенок что-то пишет в таком состоянии, то, как я говорю, можно прочитать это с обратной стороны тетради или на скатерти. А это все чревато, это портит и осанку в том числе – меняет у ребенка координационный стереотип…

В данном случае карандашик – то, с чего мы начинаем. Почему мы рисуем по клеточкам? Для того, чтобы перейти потом вот к этому пространству – к графической сетке, образованной горизонтальными и частыми косыми линиями, к письму в ячейке.

Раньше, когда готовили военных писарей, здесь было целых шесть разлиновок, и нужно было улавливать эти градации и понимать, на какой из этих шести сделать поворот, на какой из этих шести поставить точку. У нас, конечно, более упрощенный вариант. Тем не менее принципы письма сохраняются. С чего дети могут начать? Конечно, с ориентации. Вот у нас та полоса, в которой дети работают. А это дополнительные линии.

Давайте вместе с Вами сейчас вот этим мелком, который называется «антипыль», то есть он не дает грязи и пыли, изобразим палочки высотой в одну ячейку. Прямо по этой линии – она задает направление, наклон…

– Замечательно.

– Палочки, например, те, которые нужны для буквы «р», – длинные. Дети у нас потом выполняют эту работу на счет: «раз и два, приготовились». Причем дети выполняют это с одного росчерка. Лучше стереть, не тратить силы и просто заново переписать.

Прямо ставьте в пересечение и по этой линии ведите. Раз и два… Или палочки, которые нам нужны для буквы «в», для заглавных. Раз и два. Буквы у нас состоят из палочек, из крючков. Сначала дети учатся проводить острый крючок, а потом – вот с таким плавным срезом. Палочка, срезаем уголок и доводим до соединения – крючок. Овалы – путем срезания вот этих уголочков и так же проводя по линиям...

– А направление важно?

– Направление против часовой стрелки; верно. Срезаем и прямо по линии ведем; срезаем уголочек и возвращаемся. Как Вы думаете, можно из этой буквы «о» изобразить букву «а»?

– Можно сделать вот так…

– Правильно. Приписать крючок. Буква «у» будет из чего состоять? Из крючка и петельки. Давайте я Вам ее припишу. И все это, как Вы видите, с одного росчерка и отрывая  руку после изображения каждого элемента – в отличие от безотрывной методы, когда ребенок должен уподобиться взрослому человеку и выполнять траектории движения, которые ему не свойственны. В результате ребенок в школе изучает не вот эти зрительные элементы – палочки, крючочки, овалы, а изучает зрительные элементы, обремененные двигательными.

– Вот так пальчики и устают.

– Они устают, потому что невозможно оторвать руку и дать ей передышку. А работа мелом вдохновляет детей. Это так же, как классики на асфальте.

– Она и взрослых вдохновляет.

– Да, и взрослым это интересно и приятно. А теперь давайте с Вами напишем слово «шар», и мы увидим, как буквы в таком вот виде соединяются одна с другой. «Ш» состоит из трех крючков. Раз крючок, два крючок, три крючок. Скажите, нужно делать соединение к букве «а»?

– Нет, оно уже есть.

– Оно уже есть, оно заключается в этой букве.

– А теперь против часовой стрелки ведем…

– Овал от буквы «а». Отрываем руку и приписываем крючок. И опять видим, что никакое соединение для буквы «р» не нужно. Теперь длинная палочка, соединение здесь делаем – и потом изображаем самый обычный крючок. Несмотря на то, что конец слова, эти крючки создают вот такую целостность, они как бы цепляют эти буквы одну за другую. Только верхние и нижние соединения там после овалов. Когда пишутся буквы «л», «м», там надо подумать, куда провести это соединение.

– Ирина Анатольевна, вот в детстве (а я училась в начальной школе в конце 70-х годов) мы писали на доске, пусть не на разлинованной таким образом, и перо мне знакомо только по фильмам. Мы писали автоматической чернильной ручкой, а вот такой процесс я даже затрудняюсь себе представить.

– Остроконечным пером не писали, да. Вот если мы посмотрим на это остроконечное  знаменитое перо, со звездочкой, советское, которое уже Ярославский завод нынче не выпускает, и сравним вот с этой ручкой, то увидим, что у этих перьевых ручек уже есть шарик. Собственно, он выполняет такую же функцию, как шарик в шариковых ручках, позволяя ручке скользить по бумаге и не цепляться, линии можно проводить свободно в разных направлениях.

В этом отличие от остроконечного пера, которое неким образом воспитывает руку. И воспитывает, естественно, прилежание, усердие, внимание и даже способствует формированию осанки. Давайте попробуем с Вами, например, вот в этих прописях провести палочки высотой в одну ячейку. Пожалуйста, поделитесь Вашими ощущениями.

– Ой, я не зря вспомнила Буратино. Пока мне просто страшно поставить кляксу.

– Верно, Вы смахнули лишние чернила. Палочка. А теперь посильнее нажмите.

– А если я нажму сильнее, боюсь, что порву бумагу.

– Нет, бумага плотная. Так. А теперь еще сильнее. Если мы посмотрим, как устроено перо, то увидим в нем вот эту прорезь… Чернила могут просто не вытечь оттуда или, наоборот, дать ту самую кляксу. Следовательно, ребенок должен управлять своей рукой, координировать нажим, формировать ритмически нажимное письмо. Вот для чего служит этот карандашик с тонким грифелем – чтобы ребенок привык к пишущему инструменту, привык работать им, не тратя усилий. И дальше ему, как переходящее красное знамя, выдается вот это перо. Я не шучу, потому что оно выдается детям именно тогда, когда они овладели работой в прописях, в тетрадях вот этим простым карандашиком. Когда у них стали получаться какие-то изображения.

Еще обратите внимание: если писать пером, повернутым какой-то другой стороной, то оно опять не даст чернил. И очень важный момент связан с безотрывным письмом. Ту методику безотрывного письма невозможно воплотить с помощью вот этого пера. В любом случае нужно отрывать руку. И рука у ребенка будет отдыхать.

– Ирина Анатольевна, а как часто эти замечательные занятия, которые не только дисциплинируют, не только ставят руку, не только позволяют полюбить письмо как некий художественный акт (мне кажется, они еще и картины писать могут научить),  предлагаются детям за неделю? И до какого возраста?

– В первом классе, как только ребенок получил перо в руки, он работает целый год. Во втором классе уже тетрадочки с некой упрощенной графической сеточкой, там нет средней дополнительной строки, но дети еще продолжают работать этим пером. То есть практически два с половиной года. И только потом им дают в руки автоматическую ручку.

– Я помню, что там можно тоже и кляксу поставить…

– Она тоже дисциплинирует. Почему вот именно эти ручки? Потому что у них также открытое перо, хочешь – не хочешь, а захват верный формируется. К тому же мы понимаем, что шариковая ручка имеет какой-то обыденный, обывательский налет, оттенок, а в этом инструменте все-таки некий элемент благородства присутствует.

– Таинство, действо какое-то…

– Действо. Поэтому хочешь – не хочешь, но  будешь прикладывать усилия, когда пишешь этой ручкой.

У нас дети в течение всей школьной жизни в РКШ пишут только этими перьевыми ручками. И раз в неделю обязательно проводятся уроки чистописания, вплоть до 6-го класса. Предлагаются вот такие красивые прописи, целый комплекс, когда ребенок должен не только изображать буквы, но и выполнять орнаменты, которые с каждым разом усложняются.

– Слушайте, как интересно! Как раз если говорить про мою начальную школу, то у нас были орнаменты. Но, конечно, это было только на самом первом этапе обучения, и предполагалось, что когда ты уже уходишь от орнаментов, то способен писать буквы. А здесь они просто усложняются и сопровождают тебя всю школьную жизнь.

– Практически да. Но вот мы не хотим экономить на эстетике, потому что рационализация и прагматизм сейчас очень высоки. Мы хотим, чтобы у детей сохранилось что-то иррациональное в их жизни, в их сознании. Чтобы они, например, могли вывести росчерки, могли изобразить буквы с вензелями, с завитками, могли свои монограммы написать и в то же время могли приобщиться к некой эстетике.

Например, каллиграфическое рисование XVII века повторить  и потом уже, приобретя опыт, поработать вот в этих тетрадочках; здесь есть только текст. Они могут изобразить свой орнамент, переписать текст, изобразить букву, заголовок с красивыми завитками, сделать виньетку и какой-то каллиграфический рисунок уже на эту тему добавить самостоятельно.

– Я хочу сказать, что если бы письмо в таком объеме было представлено даже шариковой ручкой, и то это было бы чем-то революционным на сегодняшний день, потому что мы все хорошо умеем тыкать пальчиками в клавиши, и у нас атрофируются вот эти навыки. А уж когда вот так, то это, с моей точки зрения, элитарность в лучшем смысле этого слова, в неискаженном смысле.

– Согласна.

– Ирина Анатольевна, спасибо за возможность почувствовать себя ребенком и за вдохновение писать рукой и ручкой.

– Спасибо Вам за приглашение.

– Дорогие друзья, наши встречи и наше знакомство с образовательной системой «Русская классическая школа» в эфире телеканала «Союз» продолжатся.

Ведущая  Светлана Ладина

Записал Игорь Лунёв

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы