Союз-онлайн: РУССКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА. Выпуск 1

23 августа 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Союз-онлайн представляет: РУССКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА. Выпуск 1. О том, как возникла образовательная система «Русская классическая школа» и в чем ее особенности, рассказывает основатель РКШ Татьяна Алтушкина. Ведущая Светлана Ладина.

– На днях я попала в сказку, ставшую реальностью, и увидела мечту, воплощенную в жизнь. Мечту многих честных и талантливых педагогов и любящих, ответственных родителей. Впрочем, эти многословные характеристики можно заменить одним названием – «Русская классическая школа». Я это сейчас говорю не только как журналист, изучивший предмет, насколько это возможно стороннему человеку, но и как мама четырех взрослых детей, школьное обучение давно завершивших, как бабушка маленькой внучки, которой осваивать премудрости школы еще предстоит. А значит то, по какому пути движется система образования в нашей стране, касалось и касается меня лично. Но, может быть, и вас тоже? Ведь как бы ни приелся лозунг «Дети – наше будущее», он, если вдуматься, правдив, а значит, актуален во все времена.

Будут ли для наших школьников островки безопасности и спасения? И сколько народу смогут они вместить? Или нас захлестнут волны безграмотности и повышенных амбиций при тотальной нехватке знаний?

– Проблемы современной школы известны всем: дети не любят читать, не понимают заданий в учебнике, не решают задачи, не умеют считать без калькулятора, неграмотно пишут, не могут самостоятельно делать домашние задания, не знают историю Отечества, да и вообще не любят школу.

Общественное движение за восстановление качественного обучения на базе классических методик и учебников появилось в середине двухтысячных. Инициаторами выступила группа учителей, методистов и родителей Екатеринбурга. Постепенно к ним присоединялись и другие энтузиасты. Появилась «Русская классическая школа» – это современная инновационная образовательная система, которая базируется на лучших, проверенных временем традициях отечественной педагогики. Были по крупицам собраны и отреставрированы лучшие классические образцы, а именно книги основоположника русской педагогики Константина Дмитриевича Ушинского, а также учебники по арифметике А. Пчёлко, Г. Поляка и А. Киселева.

Основанием методики преподавания «Русской классической школы» стал принцип природосообразности, то есть соответствия возрасту и детской психологии. Благодаря этому у детей непроизвольно формируется правильная мотивация. Учиться в школе интересно, легко и радостно.

Сегодня более ста школ в стране и за рубежом работают по классической традиции. Также множество родителей предпочитают эту систему для семейного обучения своих детей.

– Уважаемые «союзники», я представляю вам автора воплотившейся в жизнь мечты, о которой я сказала в начале программы, руководителя образовательной системы «Русская классическая школа», маму шестерых детей – Татьяну Анатольевну Алтушкину.

Татьяна Анатольевна, в чем суть системы «Русской классической школы» и почему она понадобилась лично Вам?

– Знаете, я начала бы, наверное, не столько с системы, сколько с ребенка. Потому что сегодня система образования о ребенке как-то забыла. Говорят о технологиях, об инновациях, о разных нововведениях, но никто не говорит о ребенке – как он себя чувствует. У нас вчера гостили друзья моих младших детей – 9-13-летние детишки. Они играли, потом мы развели костер, была очень добрая, непринужденная обстановка, и я их спрашиваю: «Ребята, ну что, каникулы заканчиваются. Как вы себя чувствуете? Соскучились по школе?» Я думаю, вам не нужно говорить о том, что реакция детей была абсолютно единодушной – они все закричали «нет». И они не просто это сказали – это была очень сильная эмоция.

То есть у детей школа вызывает на сегодня стойкий негатив. И я буду больше говорить как мама, не как учредитель, потому что все это когда-то началось просто от родительского переживания – мне не хотелось, чтобы мои дети испытывали все одиннадцать лет вот эту негативную эмоцию отвращения и ненависти к школе.

К концу первого класса мой ребенок перестал хотеть учиться. Я сидела на уроках, смотрела и понимала, что так учить нельзя, но я не знала тогда, как надо. Просто когда ребенок выходил к доске и от вопроса педагога: «Каким действием ты будешь решать задачу?» отключался и не понимал, что от него хотят, что ему нужно ответить, было очевидно для меня, что так учить нельзя, это неправильно. Я сейчас знаю, как надо, и понимаю, что тогда было неправильно и какие шаги нужно было предпринять. Но тогда это был только первый-первый этап наших поисков.

Знаете, ключевой для меня стала статья, которую я нашла, Игоря Петровича Костенко «Почему нужно вернуться к Киселеву». Там настолько для меня открылось понимание того, что происходит! То есть проблема сегодня действительно в непонятности учебников и в неправильной методике обучения, когда от детей требуют того, что они в этом возрасте просто не могут ни понять, ни усвоить знания в том формате, в котором они им даются. Материал не проживается ребенком изнутри, он его не может осмыслить, он ему чужд, неинтересен, скучен, все очень формально.

И на фоне этой схоластики, скучности, заумной наукообразности еще ребенку все время создается среда высокой конкурентности, то есть он должен все время пробиваться, он должен демонстрировать учебный материал в виде каких-то презентаций, которые он сам не имеет возможности в начальной школе приготовить, это делают родители. И дети вынуждены в этой среде как бы еще обретать эти навыки расталкивания локтями – это тоже невротизирует ребенка.

То есть материал ребенку непонятен, он не может его подготовить сам; как бы он ни позиционировался в классе, он не имеет фундаментальной глубинной уверенности, что он это знает. А вот это ощущение «я знаю», «я понимаю», когда не надо напряженно готовиться и как-то презентовать нарядно, а когда он просто свободно владеет этим материалом, – это совершенно другое психологическое состояние ребенка. Поэтому детские неврозы, которые сегодня просто тотально захлестнули наших детей, к огромному сожалению, во многом обусловлены школьной системой, школьной историей, большим напряжением, требованием от ребенка того, что не соответствует его детской природе.

Поэтому меня это очень сильно беспокоило, я не знала изначально, что нужно делать для того, чтобы дети не переживали школу как один сплошной кошмар. И постепенно, постепенно я и команда единомышленников нашли то, что действительно на сегодняшний день является той сказкой, о которой Вы сказали.

– Ведь иногда и педагоги сами страдают от той системы, которая им предлагается. И родители, делая уроки вместе со своим чадом, просто доходят до белого каления, потому что не могут помочь, сами не понимая: а как это решается? где логика?..

– Сегодня действительно у педагогов очень быстро наступает профессиональная деформация, потому что они должны «впихнуть» в детей то, что дети не берут. К концу первого класса в идеальном случае, но чаще раньше – к концу подготовки к школе дети уже не хотят идти в школу, потому что ребенку некомфортно, неприятно и непонятно то, что ему приходится учить. Он не хочет учиться, теряет познавательную мотивацию. А родители – это отдельная история. Думаю, что родителям не нужно рассказывать, что они переживают, когда вынуждены делать с ребенком домашнее задание, которое он не может сделать сам.

Знаете, за многие годы наших поисков было набрано, найдено такое количество сокровищ нашей отечественной педагогики, которые давали детям фундаментальные, глубокие, последовательные системные знания! Причем методика обучения выстраивалась таким образом, что ребенку ничего не навязывалось сверху, извне. То есть не было такого, что учитель дидактически что-то вещал либо что-то показывал: «делай как я». На самом деле этим клеймят традиционную школу, но это абсолютно неправда, потому что когда мне попадались в руки старые методички, – знаете, их можно читать как художественную литературу, от них оторваться невозможно. Ты берешь ее, и вдруг тебе открывается, как вот это объяснить ребенку, как вот это; у тебя включается такой педагогический дар! Он пробуждается у любого взрослого, заинтересованного в решении проблем ребенка.

– Дети, которые учатся в «Русской классической школе», нацелены на то, чтобы самостоятельно делать домашние задания? Или там предполагается участие родителей?

– В «Русской классической школе» дети не нуждаются в помощи взрослых при подготовке домашних заданий. Когда мы с родителями проводим собрания, говорим, что ваша задача – просто помочь ребенку организовать время. Потому что малышам 1-2 класса просто нужно привыкнуть к тому, что надо после отдыха выполнить какие-то очень незамысловатые, простые, понятные ребенку домашние задания. Это скорее дисциплинарная мера, чтобы ребенок сделал что-то сам.

Задача учителя – объяснить материал так, чтобы ребенок все понял сам и сказал: «Я понял, я знаю, мне не надо помогать, я прекрасно справлюсь с домашним заданием сам». И вот у нас дети в начальной школе именно так и учатся. То есть психически здоровый ребенок, не имеющий каких-то проблем с ментальным здоровьем, с психологическим здоровьем, в нормальной, здоровой педагогической среде способен сам легко и радостно делать домашние задания, это не превращается для него в каторжный труд. И наши дети учатся именно так.

– Но это все-таки именно труд. То есть это не создание хоровода вокруг ребенка, когда «лишь бы тебе нравилось, деточка», «лишь бы тебе было удобно, комфортно». Правильно я понимаю, что «Русская классическая школа» подразумевает именно труд ребенка? То есть по учебникам у вас не бегают знайки и незнайки, не летают какие-нибудь зубные феи или кто-то еще, а учебники достаточно серьезны, но в ту меру, в которую эту серьезность способен воспринять ребенок.

– Абсолютно верно, Вы уже практически сами рассказали об основной сути учебника. В них нет никакой развлекаловки, в них нет ни фей математики, ни гномиков, ни сквозных героев, ни домовых, ни привидений... Ведь для чего это делается? Материал современного учебника сам по себе ребенку непонятен, поэтому чтобы как-то активизировать его познавательный интерес, туда вводят всякие завлекалочки. «Ребята, давайте расскажем фее математики, что мы выучили». Или: «Давайте расскажем Незнайке...»; или давайте еще что-то сделаем для того, чтобы хоть как-то активизировать познавательную активность у ребенка и быстрее-быстрее что-то ему в голову вложить, пока он еще не остыл.

Классические учебники совершенно по другому принципу построены: им не нужна дополнительная стимуляция, этот глутамат натрия, усилитель вкуса, потому что учебник интересен, он завлекает ребенка своим контентом, своим содержанием сам по себе. Ребенку интересно его читать, у ребенка пробуждается образное мышление, включается воображение, причем продуктивное и познавательное, не развлекательное. То есть у него не зашкаливают эмоции, нам не нужно перевозбуждать ребенка на уроке. Поэтому образовательная система «Русская классическая школа» – это прежде всего сохранная, психологически безопасная, комфортная среда для того, чтобы ребенок спокойно и полноценно получал знания.

– То есть если коротко сформулировать, «Русская классическая школа» – это про то, что внутри; и то, что внутри, поможет преодолевать то, что будет вовне встречаться. Наверное, так.

– Я думаю, что да.

– Татьяна Анатольевна, я Вас приглашаю еще в нашу студию. И Вас одну, и вместе с Вашими единомышленниками. И зрителям обещаю продолжение программ о «Русской классической школе».

Ведущая Светлана Ладина

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​