Союз онлайн: Есть что сказать

23 ноября 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
О Симеоновском крестном ходе «Екатеринбург – Верхотурье 2015» рассказывают его участники. Ведущая Светлана Ладина. Часть 1.

– «Колокольные звоны весть благую несут, крестноходцы Урала в Верхотурье идут», – написал Владимир Желобов, участник крестного хода  «Екатеринбург – Верхотурье». Это был третий в истории крестный ход. Первый состоялся в 1914 году, второй – в 2014-м, а третий – в сентябре 2015 года. Его участники у нас сегодня в студии. Я представляю вам иеромонаха Архипа (Ельцова), насельника Свято-Николаевского Верхотурского мужского монастыря.

Николай Мальцев в этом году возглавлял крестный ход. Михаил Килин был оператором и хоругвеносцем по совместительству, а Рамиль Белалов в прошлом и в этом году участвовал в продолжительном молитвенном шествии.

Рамиль, насколько продолжительным оно было?

Рамиль Белалов:

– В этом году семнадцать дней, в прошлом году столько же. Поскольку я участвовал в том году и в этом, то можно сравнивать, как прошел нынешний крестный ход. С точки зрения руководителя, это несколько иной взгляд на него, нежели как участника, поскольку приходилось решать совершенно иной уровень задач именно как руководителю.

– То есть Вы с Николаем эту ответственность делили?

Рамиль Белалов:

– Да, Николай в основном координировал крестный ход с внешним миром, так скажем. А я занимался решением внутренних задач крестного хода, которые были связаны с расписанием крестного хода, то есть это утренний подъем, молитвенное правило, также решение внутренних задач, например возникающих конфликтов, поиск пропавших вещей – масса всего, обо всем не расскажешь.

– Очень интересно узнать по поводу возникающих конфликтов. Понятно, что участвует много людей, а сколько было в этот раз?

Рамиль Белалов:

– В этом году нас было примерно от сорока до ста человек.Сто человек традиционно проходили Симеонову тропу, примерно каждый год столько людей – больше или меньше не бывает.

– Я объясню зрителям, что такое от сорока до ста. Это не то что Рамиль плохо считает, а имеется в виду, что по мере следования крестного хода число его участников изменяется, даже до такой степени. Кто-то присоединился, кто-то, наоборот, понял, что не в силах продолжать путь, и уехал домой – тоже, наверное, с чувством выполненного долга. А Вы шли все 370 километров?

Рамиль Белалов:

– Да. Я как руководитель не мог покинуть крестный ход, да и желания такого не возникало. В этом году у нас было порядка 25 человек, которые были участниками крестных ходов в прошлом и в этом году. К ним добавилось еще почти столько же, которые прошли путь полностью.

– Батюшка, уточню по поводу конфликтов. Я поняла, что Рамилю приходилось их разрешать. Но когда собирается столько очень разных людей, в возрасте от восьми до семидесяти восьми лет, то какие бы ни были духовные, православные и с добрым стремлением люди, лукавый не дремлет, и сами в себе мы несем столько интересного и разнообразного, что оно вылезает в экстремальных ситуациях и мешает жить и нам, и окружающим. Как это все решалось?

Иеромонах Архип (Ельцов):

– У меня было ощущение, что паломники, которые пришли на этот крестный ход, не просто случайные люди. Их Господь благословил и внушил им, чтобы они прошли по этому пути. Они чувствуют Божию благодать, и когда какие-то неурядицы возникают, то с любовью разрешаются. У нас больших конфликтов не было, только какие-то мелкие неурядицы.

– Какие-то нестроения, непонимание – это абсолютно нормально ведь?

Иеромонах Архип (Ельцов):

– Да, в основном сводилось к недовольству крестным ходом. Это лукавый на людей действует, чтобы понизить духовный уровень человека, внести нестроения, разлад. Люди роптали, но шли, то есть они побеждали действия лукавого, и мы удачно и благополучно пришли. Мы же прошли большое расстояние, и представляете, мы шли по разным дорогам, трудным, скользким – и по воде под дождем (особенно на Симеоновой тропе), и у нас не было ни одной тяжелой травмы, чтобы кого-то надо было понести. Были, конечно, у людей сильные потертости, сильная усталость, особенно у пожилых и у тех, кто впервые вообще встал на такую тропу и никогда таких километров не проходил. Им оказывали помощь, они на нашей «Газели» проезжали часть пути. И поэтому, я считаю, у нас очень хорошо все это прошло. У нас с Рамилем была такая тактика взаимодействия, что он занимался организационными вопросами, а я духовными. Я никогда не встревал в его обязанности, не подсказывал, не подталкивал, он сам все эти дела решал. И к нему, естественно, с духовными вопросами тоже никто не обращался. У меня в основном была задача следующая: когда у людей возникали личные вопросы, то чаще всего на исповеди эти вопросы решались, иногда во время пути. И, слава Богу, мы все сумели пройти такой длинный путь безо всяких тяжелых искушений и происшествий, благодаря Божией помощи и помощи святого праведного Симеона Верхотурского.

– Спасибо, батюшка! Михаил, в той части, когда Вы были не хоругвеносцем, а оператором (операторы, я знаю по опыту, иногда видят гораздо больше, чем люди, которые смотрят на мир не в глазок камеры), что было самым запоминающимся, может быть, наиболее поразительным?

Михаил Килин:

– Такой взгляд со стороны? В первую очередь, я обратил внимание на то, как я внутренне пришел с одной задачей – снимать крестный ход, пройти его, и как незаметно произошла духовная переоценка. Я шел с одной целью, а получилось так, что Господь привел меня сюда для укрепления веры. В тот момент, когда принималось решение пойти на крестный ход, я заметно почувствовал ослабление веры, потерю молитвы, Бога. А когда я пришел и стал участником этого хода, то духовное состояние так обогатилось и так пропиталось внутренне, что появился внутренний взгляд на все происходящее. Я приобрел новую духовную семью – такая духовная картинка была у меня как у оператора. Много чудес происходило, много всяких вещей, которые подтверждали сердечный позыв. Сердцем ощущалось, что происходило нечто невероятное. Доселе у меня не было такого в глубине души. Было очень интересно все это переживать. И хотелось бы еще раз снять такую картину для себя самого, в первую очередь для своего сердца.

– Те кадры, которые Вы снимали на видеопленку, мы будем ждать в эфире телеканала «Союз». То, что в вашем сердце, – храните, а профессиональными плодами, пожалуйста, поделитесь с нами.

Михаил Килин:

– Мы, со всеми крестноходцами, придумали фильму название, он будет называться «700 тысяч шагов».

– Действительно кто-то считал шаги? Или это вывели математическими подсчетами?

Михаил Килин:

– С нами шел инженер математик Андрей, который математически подсчитал 700 тысяч шагов, и потом произошло интересное совпадение. На брошюрке у одной из участниц нашего крестного хода (она распространяла брошюрки о трезвом образе жизни) была такая надпись: «700 тысяч убитых алкоголем россиян каждый год». Вот такое случайное совпадение, но, конечно, случайностей не бывает.

– Случайно-промыслительное.

Михаил Килин:

– Да. 700 тысяч шагов, каждый шаг за душу, убитую алкоголем. Слава Богу за все!

– Николай, скажите, пожалуйста, что помимо духовных устремлений или профессиональных, как было изначально у Михаила и потом все равно перешло в духовное, может мотивировать мужчину среднего возраста, у которого есть семья, работа, оставить все и пойти почти на три недели в дальние края пешком?

Николай Мальцев:

– Для меня это не три недели. Уже примерно полтора года, как я встал на этот путь. Крестный ход организован патриотическим обществом Николая Чудотворца. Примерно год назад я пришел в это общество с целью ездить в Верхотурье. У нас есть инициативная группа, и мы промыслительно, по нашим силам помогаем возрождению села и храма в Усть - Салде, благодаря этому я открыл для себя новый путь в Верхотурье, именно Симеонову тропу. Для меня было важно не просто с удовольствием прокатиться на машине за 2-3 часа, а именно пройти этот маршрут. Это были не просто три недели, я настраивался и готовился к этому в течение года, чтобы пройти путь, что и сделал.

Хочется дать краткую историческую справку о Симеоновой тропе. Это уже второй крестный ход, он возобновлен год назад, в 2014 году. У нас есть брошюра с исторической справкой, которую выпустило патриотическое общество Николая Чудотворца, там сказано, что сейчас по тропе шло от 40 до 100 человек, в определенный период в Екатеринбурге вышло, по-моему, около 200 – 300 человек. А ранее по этой тропе шли порядка 6000 человек. Поэтому для меня лично этот крестный ход помог вернуться на сто или больше лет назад к истокам православной Руси.

Сама тропа состоит из трех частей. Первая часть проходит от Екатеринбурга до Махнева, это пересечение по Староижевскому тракту. Вторая часть проходит из Махнева до Меркушина – она одна из самых запоминающихся, на ней я ощутил Божественную благодать, которую сотни лет назад испытывал Симеон Верхотурский. И третий участок – от Меркушина до Верхотурья.

– Николай, спасибо! О Симеоновой тропе, об истории крестного хода 1914 года и о чудесах, которые случались уже сто лет спустя, мы поговорим во второй части нашей программы.

Друзья, спасибо вам за внимание, оставайтесь с нами сегодня и всегда.

(Продолжение следует.)

 

Ведущая и автор программы Светлана Ладина
Расшифровка: Людмила Моисеева

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы