Союз онлайн: Четверть часа

28 сентября 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
СЕМЕЙНАЯ ГОСТИНАЯ: Ссоры в семье многодетной. Гость студии - доктор психологических наук Юлия Токарева. Ведущий - Тимофей Обухов.

– В наших программах продолжается тема конфликтов. Мы поговорили о ситуациях, когда в семье нет детей, когда в семье ребенок только появился, когда в семье уже есть разновозрастные дети. И вот теперь тема разговора – опять же ежедневные конфликты, ссоры, невзгоды в семье, в которой большое количество детей. Казалось бы, большое количество детей – понятное дело: разные мнения, разный возраст, ситуации. И зачастую говорят, что в больших-то семьях как раз наоборот: тишь да гладь и благодать.

– Тимофей, видимо, к нам такие люди, у которых все хорошо, не звонят. Уважаемые телезрители, звоните, говорите о своих радостях, о том, что у вас в семье все замечательно...

– Делитесь опытом.

– Да, делитесь опытом, помогайте нам, может быть, посмотреть на другие варианты решения ситуаций. В основном нам звонят семьи, в которых действительно конфликты, к сожалению, не первый день, и это затяжные, многолетние конфликты. Ну и звонок, который и нас несколько удивил, связан с тем, что это семья, в которой проживают бабушки, дедушки, мамы, папы, дети, – и конфликты у всех: конфликты у бабушки с дедушкой, конфликты у мамы с папой, конфликты у детей. И в семье, как рассказывает позвонившая телезрительница, нет ни одной минуты без конфликта. Если в этой комнате, на этой территории, всё тихо, то в другой кто-нибудь пищит или кричит, или бьются тарелки и шлепают детей и так далее. То есть вообще жизнь семьи похожа на какой-то военный полигон, где все время происходят борьба, ссоры, конфликты – и они серьезные. Причем драки – это тоже, скажем, какой-то необходимый способ преодоления конфликта, потому что не получается договориться либо не умеют договориться. Вот это действительно сложная ситуация, потому что вместе всю ее решить не получится, здесь очень много уровней, психологических нюансов, связанных с возрастом, привычками, какими-то умениями или неумениями. А вот попробовать разобрать дифференцированно мы сейчас попытаемся.

В одной из передач мы говорили, что мы не можем начинать с детей...

– Да.

– Дети учатся на том примере, который видят со стороны взрослых людей. И здесь мы смотрим на бабушку с дедушкой, которые, очевидно, и оказались тем самым примером, который «отзеркалили» все остальные. И, к сожалению, часто бывает, что взрослое поколение уже неспособно переучиться. Единственное, о чем мы можем их попросить, – чтобы те устоявшиеся для них способы разрешения конфликтов или взаимодействия... Я даже не называю это «решением конфликтов», это просто стиль общения, когда супруги, бабушки и дедушки встают уже с какой-то претензией в отношении друг друга, уже их что-то не устраивает, и поэтому они...

– «Встают» в смысле с самого утра?

– Да, с самого утра.

– Образно говоря, утро началось и уже пошли претензии?

– Да-да, абсолютно верно. То есть уже второе поколение слышит, что бабушка с дедушкой ругаются, и для них – ну всё как обычно.

– И живут эти бабушка с дедушкой уже лет пятьдесят, дай Бог.

– Да. И автоматически получатся так, что это взаимодействие начинает отражаться уже во втором поколении и дальше уже сказывается на детях. Чаще не устраивает это того, кто не привык к напряженной атмосфере, напряженному реагированию, и усталость от того, что в семье постоянно какие-то разборки, претензии, приводит к неудовлетворенности.

– Я так понимаю, что у человека, который попадает в такую семью (образно говоря, это или жена, или муж), усталость приобретается за счет того, что ему тоже приходится взаимодействовать в этой конфликтной обстановке, а он не привык так решать вопросы, но по-другому решить никак не может.

– Да, абсолютно верно, Тимофей. И вот позвонившая телезрительница сказала: «Может быть, нам вообще разъехаться». Конечно, разъехаться – идеальный вариант, потому что тогда вы были бы отделены от того, что для кого-то является нормой. И мы не можем сейчас опять же, я напомню, переучить и как-то доказать, что другой вариант – более подходящий.

– Не можем и не сможем?

– Не можем и не сможем. Вообще получается, если это не наш (к психологу) заказчик, мы ему не поможем, потому что он не хочет. Для него это нормально. Позвонившая говорит: «Конфликт – это ведь некая заинтересованность в другом». То есть получается, если конфликта нет, значит, я тебе неинтересен.

– Наплевать.

– Да.

– А если мне не наплевать и я очень внимательно к тебе отношусь, то вот я и пытаюсь тебе донести, доказать и даже в чем-то убедить.

– Да, абсолютно верно. Поэтому в старшем поколении никого переучить не получится. Если взять второе поколение, то тогда здесь как раз есть уже потребность в том, чтобы вести себя иначе или жить иначе. И это еще возможно. Возможно только на основании того, чтобы показать иное состояние, иное поведение, которое комфортно. Но и в этом случае очень трудно поступить с супругом, который из этой семьи: он так всегда жил и для него конфликт и напряжение – норма. И то, что жена говорит: «Ты знаешь, посмотри, как мы спокойно прожили день! Бабушка с дедушкой на даче, и у нас все здорово». Тогда он говорит: «Ну как же здорово? Ты приготовила такой отвратительный суп!» И вот вам пожалуйста, все не здорово и возник конфликт.

То есть в данном случае есть такая важная задача – все-таки набравшись терпения, показать, что жизнь без конфликта и ссор не приводит к каким-то претензиям, она развивает семью. Когда возникает конфликт, возникает откат назад, и семья очень многое теряет. Если нет конфликта и есть определенное исполнение желаний, планов... Например, хотели очень интересно провести время, не случилось конфликта, вы провели это время. Если, например, произошел конфликт, и тогда супругам пришлось вообще отойти, чтобы начать обсуждать, а как они жили раньше, а как хорошо без конфликтов, то есть они потеряли то время, чтобы провести его...

– Юлия Александровна, если я Вас правильно понял (Вы поправьте меня, если это не так): если супруги решили пораньше лечь спать, а вместо этого занялись каким-то обсуждением или конфликтом, друг другу что-то сильно доказывают, в итоге все легли гораздо позже, не выспались, то это как раз и есть признак того, что откатились вместо того, чтобы конструктивно решить вопрос и пойти...

– Абсолютно верно. Ведь, Тимофей, еще после таких конфликтов супруги приходят на работу крайне нересурсные. Они приходят уставшие, недовольные, и они не настолько эффективные сотрудники и работники, как были бы без конфликта. То есть мало того, что он оказался не самым лучшим супругом и так далее, он еще и не самый лучший работник. То есть такая очень тесная связь психологического климата в семье и успешности на работе, и она очень серьезная.

– Об этом как-нибудь обязательно поговорим чуть позже. Ну хорошо. Вы сказали, что идеальная ситуация – если разъезжаются поколения. А если объективно нет такой возможности разъехаться, как быть?

– Я думаю, что есть смысл установить определенные правила проживания в семье. То есть сказать: «Вы знаете, бабушка с дедушкой, живите так! Вам нравиться ругаться и так ссориться, вы там между собой это обсуждайте, а в то, что происходит в нашей семье, тогда уж со своими принципами не ходите и не предлагайте, потому что мы считаем иначе – что можно жить без конфликта, что можно абсолютно спокойно договориться по любому поводу, выслушав, прислушавшись к точке зрения другого, найдя компромисс в конце концов». Если взять детей, то к детям тоже установить определенные правила, связанные с тем, как о чем-либо договариваться и как решать ситуации, в которых они не могут найти единой точки зрения.

Если взять отношения внутри одной семьи, то эти отношения выстроить гораздо проще, чем, например, подключить еще и старшее поколение, потому что получается так, что ожидания старшего поколения, как мы уже сказали, не изменить. И нам придется пережить «эффект ножниц»: здесь мы требуем одного, а здесь – другого. Поэтому, Тимофей, приходится автоматически исключать эту семью, то есть мы выстраиваем отношения только на уровне родители – дети. И супруги становятся друг для друга партнерами по тому, чтобы научиться, то есть каждый заинтересован, чтобы их семья жила без конфликта. В конце концов родители, которые этому научились, научили этому и своих детей. И дети становятся более гармоничны как личности, с ними приятнее общаться, это люди, которые умеют спокойно договариваться, это люди, которые умеют обсуждать, умеют понять и принять мнение, точку зрения другого человека. И, таким образом, родители научили своих детей быть более успешными – сделали детей более успешными, лишив их такого абсолютно неконструктивного варианта, как конфликт во имя доказательства только своей точки зрения.

– Юлия Александровна, остается еще совсем немножко времени. Давайте подведем итоги после того, как я задам Вам один маленький вопрос. Вы сказали, что проблемы «зеркалятся». Если проблемы старших поколений перетекают на более младшие, происходит ли это и в обратной последовательности? Может конфликт начаться с детей и дойти, допустим, до бабушки с дедушкой?

– Отчасти да, но только потому, что бабушка с дедушкой к этому готовы. То есть если бы мы, например, взяли других бабушек и дедушек, которые не являются конфликтными людьми, то тогда они бы не встретили это с готовностью и не раздули бы так, чтобы вся семья страдала. А когда этого ждут, и вот как раз подкатилась та самая конфликтная история, которую можно раздуть на всю семью, то…

– Всё будет…

– Да, всё сложилось.

Если говорить о рекомендациях, то первое – ни в коем случае не искать виноватого, потому что если мы говорим о привычных конфликтных отношениях, то виноваты там много разных факторов. Поэтому первое – не искать виноватых. Второе – всегда видеть иные пути, кроме конфликта, в разрешении ситуаций, которые волнуют. Третий момент – не бояться, после того как произошел конфликт, вернуться в него и обсудить, как надо было бы, как можно было бы. Если речь идет о детях, можно попросить их проиграть или поступить здесь и сейчас по-другому. В принципе, то же самое могут сделать и взрослые: «А давай теперь по-другому, мы поругались, а теперь так, как надо было бы». Все взрослые люди, все учатся, поэтому ничего страшного в этом нет.

Еще один важный момент – понять, что никакое знание не приходит к нам просто так. Поэтому важно учиться, важно читать, важно понимать, что стоит за конфликтным поведением, какая потребность, желание выразить и что получить. И когда вы будете понимать, зачем вы конфликтуете, тогда, вероятно, проще будет удовлетворить эту потребность, чем, например, делать это через конфликт. Если вам хочется больше свободы, тогда получите свободу иным путем, чем конфликтом, который отворачивает от вас всех вас окружающих и вы получаете свободу, но здесь и своего рода чувство вины.

– Юлия Александровна, спасибо Вам большое за ответы.

Ведущий Тимофей Обухов
Записала Аксиния Шмонденко

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​