«Родное слово» (Новосибирск). На вопросы отвечает прот. Андрей Фёдоров

3 июня 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
 – С праздником Вознесения Господня заканчиваются пасхальные торжества, и мы перестаем обращаться друг к другу со словами «Христос воскресе!», хотя некоторые благочестивые люди всю жизнь приветствуют друг друга именно такими словами.

– Прекрасно знаем и любим батюшку Серафима Саровского, и для него пасхальная радость была ежедневной, он любого приходящего человека всегда встречал словами «Христос воскресе, радость моя!»

– Отец Андрей, а означало ли тогда Вознесение Господа на Небо завершение Его миссии на земле?

– И да, и нет. Это, можно сказать, очередной этап нашего спасения, когда Господь с пречистою Своею плотью вознесся на Небеса и воссел (как мы в Символе веры читаем, исповедуем) одесную Бога Отца, Богочеловек Иисус Христос вошел в райские обители. Но дело нашего спасения этим не заканчивается, потому что без помощи Божией мы не можем не то что спастись, но не можем ни дышать, ни есть, ни просто жить. Поэтому Господь предупреждал еще во время земного служения, что для нас лучше, чтобы Он ушел, умолил Отца послать Святого Духа. Поэтому мы сейчас эти десять дней живем в напряженном ожидании, хотя это событие произошло почти 2000 лет тому назад, но как мы с вами знаем, Бог вне времени, вне пространства. И в этом смысле можно сказать, что на богослужении мы воспоминаем и прошедшие, и будущие события. Получается, в то мгновение времени, когда совершается богослужение, осуществляется и все, что было, и все, что будет. Поэтому Дух Святой сошел тогда, и Дух Святой сейчас нисходит на каждого человека, каждое мгновение нашей жизни Господь оживляет; как мы говорим, животворит.

– Праздник Вознесения Господня любим и почитаем в народе. Обычно в этот день храмы переполнены.

– Этот праздник нам особенно близок, потому что главный собор нашей епархии – Вознесенский. Я знаю, что даже вокруг Новосибирска и в других районах нашей области очень много деревень, которые называются Вознесенка, потому что было множество Вознесенских храмов.

– Церковь чтит память равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия, просветителей Руси. В чем был их жизненный подвиг? Какое наследие оставили они нам, своим потомкам?

– Можно сказать, мы, славяне, сейчас живы, существуем благодаря Кириллу и Мефодию, ведь на той территории, на которой жили и живут сейчас славяне, жило множество племен (и готы, и гунны, и скифы, и сарматы – кого только не было), но все канули в Лету. И канули они, как мы с вами уже говорили, потому, что язычество, безбожие является разрушающей силой. Силой, разрушающей и человека, и человеческие сообщества. Можно сказать, если у человека есть стремление к жизни, которое выражается в религиозности, в стремлении к Богу, то отчасти может быть у людей и стремление к смерти, то есть к небытию, к исчезновению, и именно на этом пути человека влечет безбожие и язычество. И князь Владимир, и княгиня Ольга, когда выбирали христианство, выбрали его только благодаря святым равноапостольным Кириллу и Мефодию. Потому что за сто лет до этих событий, до Крещения Руси, они создали славянскую азбуку, перевели богослужебные книги, Евангелие на славянский язык для того, чтобы славяне могли не только прославлять Бога на своем родном языке, но могли приобщиться к вере в Единого Бога. И благодаря деятельности Кирилла и Мефодия (почему и называем – равноапостольные; они, как апостолы, просветили множество стран светом истины Христовой) вера стала доступной для племен, тех людей, которые жили на этой территории. И можно сказать, что это языческое стремление к небытию, к смерти прекратилось, и наше государство, одно из древнейших в мире на нашем континенте, сохранилось именно благодаря христианству, благодаря святым равноапостольным Кириллу и Мефодию.

Если бы не они, мы бы также канули в Лету, и, может быть, какие-то последующие народы, которые приняли бы христианство, вспоминали о нас только как об исторической пыли (в исторических памятниках, может быть, что-то от нас осталось бы). А так благодаря Кириллу и Мефодию мы сразу вошли в семью культурных народов, приобщились к мировой культуре, вошли в мировую историю, потому что, приобщая нас к христианству, святые равноапостольные Кирилл и Мефодий не только соединили нас с византийской культурой, но, можно сказать, со вселенской культурой, потому что христианство является наследником всех культур…

– После десятилетий гонений на Церковь в начале 90-х годов началось духовное возрождение России, начали строиться храмы, открываться воскресные школы, православные гимназии. Какая миссия была на них возложена?

– Самая главная миссия – просвещение. Даже когда мы прославляем святых Кирилла и Мефодия, говорим: славьтесь, славянских народов просветители. Слова «просвещение», «образование» имеют глубокую укорененность в церковной лексике: «образование» от слова «образ» (образ Божий в человеке), «просвещение» – «свет Христов», который просвещает всех. И поэтому возможность ходить в храмы прежде всего нужно использовать для того, чтобы получать церковное, религиозное образование. Можно сказать, что свято место пусто не бывает, потому что если у человека нет правильной, положительной веры в Бога, жизнь человека обязательно переполняется какими-то суевериями (суетной верой), которые вносят в нашу жизнь страх, ужас, недоумение – человек уже живет не радуясь жизни, а опасаясь, что в любой момент с ним может случиться что-то не то. И этот страх и суеверия, если нет правильной веры, заполняют человеческую душу. Мы видим, что это проявляется даже в быту. Например, верующий человек даже перед тем, как просто сесть за стол покушать или начать любое дело, мысленно перекрестится, обратится к Богу: «Господи, благослови! Господи, помоги! Господи, вразуми!» А суеверный человек обязательно или через плечо начнет плеваться, или начнет искать дерево, чтобы постучать по нему, или еще что-то такое, то есть какая-то глупость, суетность наполняет нашу жизнь, и мы боимся, что что-то потеряем, чего-то недополучим. И главное, что нам нужно делать, мы не знаем.

Человек ведется на какие-то самые нелепые предложения, когда говорят, что три раза надо то или иное сделать, и люди разумные, которые, казалось бы, получили высшее или хотя бы среднее образование, занимаются такими глупостями, очень легкоуправляемые, такого человека очень легко напугать и заставить делать даже что-то непотребное. Но, самое главное, управляемость и внушаемость таких людей очень большая, этим пользуются разные проходимцы, астрологи, экстрасенсы, бабки, хотя человеку иногда достаточно даже просто обычных школьных знаний, чтобы противостоять каким-то глупостям, суевериям. Все, например, приписывают какие-то свойства знакам Зодиака. А что такое знаки Зодиака? Что такое вообще созвездие, которое мы видим? Ведь это же проекция на нашу глазную сетчатку этих небесных объектов, но только в данной точке пространства. Все эти звезды находятся на разном расстоянии от нас, и только с нашей точки зрения они соединяются в какие-то причудливые сочетания. Стоит переместиться вправо-влево, вверх-вниз, ближе или дальше – и все это рассыплется. Это просто для того, чтобы человеку ориентироваться в пространстве, во времени. Вот, например, циферблат часов нужно разбить на 12 разных секторов, 12 рисочек поставить; точно так же небесную сферу разделили на 12 различных секторов, чтобы легко ориентироваться.

– Кто-то и в нумерологию верит, в цифры (удачливые или нет).

– Можно верить в любую глупость. Можно верить в черных котов, серых мышей, зеленых собак… Но человек этим и отличается от животных, что может осознавать себя, может строить правильные отношения в этом мире и руководствуется не только инстинктом, но разумом.

– Батюшка, скажите, достаточно ли того, что родители приводят своих детей в воскресные школы, в православные гимназии в надежде, что дети пойдут по правильному пути и будут духовно зрелыми?

– Я думаю, этого недостаточно. Вспомним 90-е годы, когда в нашей стране неожиданно оказалось большое количество сект. Люди старшего поколения стали приходить в церковь с проблемами: «Батюшка, помогите. Дочь (или сын, внук, внучка) попала в секту. Мы ничего не можем сделать. Теряем связь со своими детьми. У нас полностью отсутствует взаимопонимание». А что может сделать священник?

Это случай «свято место пусто не бывает». Мы не обучились сами, не обучили своих детей, поэтому они стали способны воспринимать всякие глупости, суеверия. Это одна сторона.

А вторая сторона заключается в том, что взрослые должны руководить детьми, обучать их, передавать им свой опыт. Когда мы говорим: «Как хорошо! Меня ребенок учит молиться, зовет в церковь», – это значит, что мы ставим телегу впереди лошади, вагоны–перед паровозом. Мы обязательно попадем в какую-то конфликтную ситуацию.

Если мы обратимся к толще времен, то увидим, что конфликтов между поколениями, отцами и детьми, не было ни в Древней Греции, ни в Древнем Риме, ни в Египте, потому что общество было сословным. Человек, родившийся в каком-то сословии, обязательно получал от своих родителей навыки, необходимые для жизни, специальность.

Сословность не означала жесткую фиксацию человека в обществе, но предполагала элементы самосохранения. Если человек родился в деревне, научился обрабатывать землю, он уже не умрет от голода. Родился в семье кузнецов, выучился ковать железо –тоже не умрет от голода.

Такие примеры мы видим и в Священном Писании. Апостол Павел умел изготавливать палатки. Он этим и жил, зарабатывал себе на пропитание.

Если человек был талантливым, он мог легко перейти из одного сословия в другое, но у него уже была жизненная страховка: неудача в другом сословии не оставит его без куска хлеба, потому что у него имеется определенный опыт, навыки. Все это благодаря тому, что эти навыки передавались от родителей детям.

В XIX веке возникла конфликтная ситуация между родителями и детьми. Даже наш замечательный писатель  И.С.Тургенев написал роман «Отцы и дети». Родители захотели лучшей участи своим детям, но той, которую они сами не понюхали и на зуб не попробовали. Очень соблазнительно дать человеку образование, чтобы он зарабатывал себе на жизнь, читая книги, а не копая землю или куя железо.

Но образование – очень мощное оружие. Если мы сами не умеем им пользоваться, а другому подсовываем и говорим: «Попробуй, может, тебе повезет», – это может оказаться, во-первых, самострелом; во-вторых, больше причинить вред, чем принести пользу.

Крестьяне, купцы или ремесленники начали посылать своих детей в столицы, чтобы те получили образование, а сами-то не умели пользоваться образованием. Поэтому из детей выходили революционеры, народовольцы, которые сотрясали устои нашей страны.

Сейчас мы приводим детей в воскресную школу, а сами в это время сидим на лавочке и ждем, чему их там обучат. Потом умиляемся: «Ребеночек мне говорит:“Надо помолиться вечером перед сном, а утром не забыть перекрестить лоб, когда проснешься”». Мы живем по принципу «яйца курицу учат». А яйца курицу не учат.

У ребенка нет лидеров в лице родителей, бабушек и дедушек, если мы относимся к этому спустя рукава и думаем: «Мы этого лишены, ну и ладно! Пусть детки к этому приобщатся!» Еще непонятно, к чему они приобщатся. Не видя нашего примера, они, может быть, уйдут из Церкви.

Маленькие дети охотно ходят в храм, молятся, исповедуются, причащаются. Можно сказать, что они церковные активисты: и на Рождество, и на Пасху обязательно учат стишки, разыгрывают сценки, читают жития святых, знают на память много молитв. Но в 14, 15, 16 лет мы их теряем, потому что они не видят наш добрый пример.

Мы причащаем ребенка каждое воскресенье, а причащаемся ли сами? Маленький ребенок охотно причащается, ему это нравится, его душа исполняется благодатью. Но стоит ребеночку подрасти – у него сразу возникает мысль: «Мне говорят, что это нужно, а сами этого не делают».

Для нас очень важен статус крестных родителей. Родители не только хотят крестить ребенка, но специально находят людей, склонных к вере, верующих, желающих обучиться вере, чтобы помогать образовывать детей (в плане веры).

Если родители отдают детей в воскресную школу, они сами должны в это время посещать воскресную школу для взрослых, чтобы обучаться. Если мы говорим ребенку: «Почитай из “Закона Божия” что-нибудь интересное», – значит, перед этим нужно прочесть это самим.

Нужно впитать это самим, самим так жить, чтобы дети, видя наш добрый пример, могли последовать за нами. А иначе происходит катастрофическая вещь: дети видят, что мы лицемеры. Мы говорим: «Деточка, вот это нужно, это хорошо», – а сами этого не делаем. Ребенок очень быстро сообразит, что можно говорить лозунги, выучить побудительные предложения, но жизнь заключается совсем в другом. Тогда момент воспитания нами полностью упущен. Потом мы никогда не сможем сказать ребенку, что надо делать так, а не иначе. Ребенок будет делать так, как ему хочется.

Человек отличается от животного тем, что живет не по инстинкту, не по желанию, а по необходимости: понимая, что что-то нужно. У нас есть чувство долга.

Все это формируется очень рано: в 4–6-летнем возрасте. Это значит, что ребенок в это время уже может сообразить, исполняем ли мы сами то, что требуем от него, стремимся мы к этому или только «пинаем» его и говорим: «Иди, твоя жизнь будет лучше».

На самом деле тогда мы воспитываем, как в XIX веке, поколение революционеров, которые все взорвут, сломают. Потом будем удивляться: «Почему мы оказались в пустыне?»

Мне кажется, очень важно не только сохранять память о святых равноапостольных Кирилле и Мефодии, а быть соучастниками их проповеди. В первую очередь для самих себя. Как говорят, самообразование – это лучшее образование. Нужно пользоваться тем, что сейчас практически во всех храмах есть воскресные школы не только для детей, но, самое главное, для взрослых. Есть библиотеки.

Сейчас достаточное количество священников для того, чтобы, придя в храм, мы могли обратиться к батюшке с вопросом, получить ответ или хотя бы узнать, в каком направлении нужно двигаться, чтобы разрешать свои жизненные вопросы.

Необходимо, чтобы не дети бежали впереди нас и говорили: «Эй, за нами! Скорее!» Но  чтобы мы знали путь, который избрали, что нас ожидает на этом пути.

Отечественная история нас, к сожалению, ничему не учит. Но мы можем попробовать извлечь для себя какие-то уроки.

Чем плох коммунизм? Стремление к общему счастью, благоденствию, может быть, не так и плохо, хотя стремление к удовольствию для человека разрушительно. Это сложный процесс.

Стремление большевиков к всеобщему счастью имело только один отрицательный аспект: они сами не ощутили этого счастья, даже еще и не понюхали, но всех в него загоняли, а кто не хотел идти в это счастье, того могли отправить или в лагерь, или в ссылку или расстрелять и закопать. Стремление к всеобщему счастью обернулось колоссальными потерями, которые понесла наша страна.

Поэтому, если мы хотим для кого-то счастья, желаем кому-то добра, нам самим это добро нужно попробовать на зубок, пожить в этом счастье, примерить его на себя, убедиться в том, что это счастье, – и тогда достаточно деликатно и осторожно можно делиться своим опытом с другими людьми, тем более с самыми близкими (родными, детьми).

– Спасибо Вам большое, отец Андрей, за просветительскую беседу.  Ждем Вас для участия в следующих программах.

– Спасибо. Главное, в промежутках между этими программами заниматься самообразованием, читать книги, записывать вопросы, потому что вопросы – это признак жизни: если человек чем-то интересуется, значит, он живой, а если человек ничем не интересуется, скорее всего он уже умер.

Ведущая Инесса Титова

Записала Светлана Волкова

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 30 сентября: 05:30
  • Суббота, 03 октября: 09:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​