«Родное слово» (Новосибирск). Об исцелении Христом расслабленного

13 мая 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
 – Празднование Пасхи продолжается, хотя и в непривычных для нас условиях – вне храмов. Тем не менее уже прошли Светлая седмица, Антипасха, Неделя жен-мироносиц. Эти праздники связаны непосредственно с Воскресением Господа нашего Иисуса Христа. Почему вдруг в воскресенье четвертой недели после Пасхи Церковь вспоминает историю об исцелении Христом расслабленного? Что в этой истории самое важное и кто самый главный?

– Я начну рассмотрение этого вопроса, наверное, издалека, потому что мы действительно празднуем Пасху, и эти праздничные дни, как в прошлый раз мы с вами говорили, ведут нас к событию сошествия Святого Духа на апостолов. И в этот период от Пасхи до Троицы читается Евангелие от Иоанна. Для нас это очень важный, можно сказать, руководящий момент, так как в Евангелии от Иоанна с особой силой раскрывается то, что Иисус Христос – Сын Божий, Бог Слово, второе Лицо Пресвятой Троицы.

Конечно, во всех четырех Евангелиях речь идет о том, что Бог есть Троица – Бог Отец, Бог Сын, Бог Святой Дух. Но смысл воплощения Сына Божия как раз и открывает нам тайну любви Бога к нам, тайну нашего спасения. Хотя на самом деле все не так таинственно – достаточно просто. Мы можем задаться вопросом: «Почему Бог сразу не создал так, чтобы все были в раю и никто из рая не выпал?» Но Бог есть любовь; значит, Бог свободен во всех Своих действиях. И человека, которого Бог создал для того, чтобы тот тоже был способен любить, Он тоже наделил свободой, которой, к сожалению, человек воспользовался превратно.

Бог становится Человеком для того, чтобы восстановить человека, чтобы природу, которую человек испортил (и свою, и окружающую),  восстановить через Боговоплощение, через Личность Господа Иисуса Христа. Поэтому мы можем сказать, что эти христологические откровения (правильное понимание Личности Богочеловека) дают нам правильное и простое понимание нашего спасения из ада и пребывания на небесах, потому что Бог есть свет, а ад – это тьма.

Как Богу можно оказаться в аду? Никак. Потому что где ни появляется Бог, там сразу свет. Для сравнения зададим такой вопрос: «Как нашей планете и Солнцу можно сблизиться?» Понятно, Земля сохранится, если к Солнцу не приблизится. А Солнце, приближаясь к Земле, как может ее сохранить? Вот Господь и принял человеческую плоть для того, чтобы стать не просто нам ближе, а стать одним из нас, стать таким, как мы. И через это Боговоплощение произошло наше спасение из ада.

Кажется, Максим Исповедник очень красиво сравнил это с рыбной ловлей на живца: Господь Иисус Христос принял человеческий облик, стал во всем подобным человеку, и когда Он умер на Кресте, сатана обрадовался очередной добыче – что очередного Человека он ухватил и потащил в ад. Но ведь Господь – Богочеловек, и вместе с Ним в ад проникло Божество, и ад взорвался изнутри, ад уничтожился.

С одной стороны,  здесь понимание ада как небытия, как чего-то несуществующего. Зло на самом деле призрачно, оно не существует, потому что только там, где нет света, есть тьма, а если Бог Вездесущий и есть Свет, то для тьмы, для ада не остается никакого места. С другой стороны, Господь с пречистой плотью Своей вознесся на небеса, и этим нам открылись двери рая.

Ведь, как мы помним из Библейской истории, Господь при входе в рай поставил ангела с огненным мечом для того, чтобы тот никого не пускал. Поэтому все праведники Ветхого Завета, дохристианского времени сходили во ад, в шеол. И хотя там были определенные различия между положением грешников и праведников (например, было лоно Авраамово, как мы из Священного Писания знаем), все равно эти различия были в аду, не в раю.

Но когда Богочеловек Господь Иисус Христос возвращался на Свое место одесную Отца в райские обители, как мы исповедуем в Символе веры, не мог ангел своему Господину, своему Богу заградить путь огненным мечом – он отступил. Бог воцарился в раю, вместе с Богом воцарился человек. Вот тайна Богочеловечества.

Конечно, были определенные христологические споры. Сначала людям было непонятно, как Единый Бог может быть Троицей. И даже если мы вспомним первую проповедь апостолов среди язычников, она заключалась в том, что Бог Един, что нет множества богов.

Но как это Единый Бог может быть Троицей? Сейчас мы понимаем, что наше Солнце – это одна звезда, а не три, но в то же время солнечный шар, свет, который от него рождается, тепло, которое из этого солнечного шара исходит, – одной природы. Разные состояния – и одна звезда по имени Солнце.

Такие вот отношения между Лицами Святой Троицы: Бог Отец всегда рождает Сына, как солнечный шар – сгусток материи – всегда рождает свет, Бог Дух Святой от Отца исходит, как от солнечного шара, сгустка материи, всегда исходит тепло. Но природа тепла и света этого сгустка материи одна и та же, все вместе они представляют собой одно целое, одно Солнце.

Первый и Второй Вселенские Соборы были посвящены уяснению того, как Единый Бог является Троицей. Эти споры так и назывались – тринитарные, и, может быть, как раз на этих Соборах и возникло троеперстное сложение при крестном знамении.  А последующие Соборы решали вопросы, как в Личности Богочеловека соединились Божество и человечество. Эти споры называются христологическими. И, может быть, уже после этих Соборов возникло двуперстное сложение. Мы должны понимать, какой смысл мы вкладываем в сложение перстов, какой смысл для нас имеет даже такая простая, бытовая вещь, как крестное знамение. Ведь даже в этой бытовой ситуации открывается нам очень глубокое богословие.

Печальная картина, когда мы наблюдаем новоначального христианина, входящего в храм, который даже не знает, как перекреститься. Не менее грустная картина, когда созревшие воцерковленные христиане машут руками то ли на грудь, то ли на плечи, то ли на голову, то ли на колени.

– Батюшка, напомните, пожалуйста, как это сделать правильно.

– Я думаю, не помешает нашим дорогим телезрителям напомнить о том, что сначала руку мы складываем соответствующим образом: три перста вместе в честь Бога Единого в Троице. Два перста пригибаем к ладони, потому что Иисус Христос – Бог и Человек, Который нашего ради спасения сошел на землю. Вот уже какое глубокое богословие, можно сказать, целый катехизис заключается в этом действии.

И далее начинаем осенять себя крестным знамением, чтобы Бог нам просветил разум прежде всего, потом руку опускаем вниз, чтобы наши чувства были прекрасными (здесь низ груди, верх живота – это центр наших чувств, ощущений), а потом на правое и на левое плечо; именно на плечо – даже портные здесь делают швы, потому что здесь начинаются наши руки как знак и символ наших дел. Чтобы наше сознание, наше понимание, наши чувства, наши поступки были добрыми, прекрасными во славу Пресвятой Троицы. Когда мы осеняем себя крестным знамением, произносим самую кратенькую молитву: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». Слово «аминь» значит: «истина», «да будет так», «правда».

Предание нам говорит, что в I веке крестились иначе – большим пальцем (крест изображали на лбу или на сердце или всего себя осеняли) потому, что Бог Един, нет множества богов. После тринитарных Соборов возникло троеперстие, после христологических Соборов двоеперстие.

Священник совсем другим образом крестится – это называется перстное сложение, потому что пальцы составляют собой написание имени господа Иисуса Христа: I – один палец, C – второй, остальные пальцы изображают буквы X и С – IC ХС. Поэтому, когда берем благословение, мы целуем руку священника, так как благословляет священник именем Христовым и сам в этот момент является иконой нашего Господа Иисуса Христа.

Не нужно думать, что католики каким-то случайным образом крестятся, когда крестятся всей пятерней; на самом деле они пятью пальцами осеняют крестным знамением себя в честь пяти ран, полученных Христом на Кресте, то есть это прободенное ребро и прободенные руки и ноги.

Но тут мы сразу видим глубокое различие между западной и восточной традициями. Восточная традиция взывает к разуму, а западная – к чувствам. Мы представляем раны, как хлещет кровь... На Западе распространено почитание сердца Иисусова, сердца Девы Марии, потому что это располагает человека к чувствительности.

Восточное богословие (и все мы) считает, что человек не чувствующий, а разумный. Даже по-латыни он называется Homo sapiens – «человек разумный». Святые отцы говорят, что рассуждение (разумение) – это высшая добродетель, которой человек может достигнуть сам. Высшая добродетель – это любовь. Но любовь – дар Божий. А рассудительность (понимание) – то, чего человек может достигнуть своими усилиями, своим трудом.

В осенении себя крестным знамением важно понимание, рассуждение, то, что мы напрягаем извилины. Будем стараться делать это не машинально, а все время с молитвой, отдавая себе отчет в том, что даже такие простые действия являются глубоким богословием.

Верующий человек не может (и не должен!) позволять себе таких выражений: «Вроде как я верю во все это»,– непонятно во что. Вера и любовь всегда конкретны. Мужчина не может просто любить женщину: он любит конкретно свою жену (конкретный облик) и делает весьма конкретные шаги для того, чтобы завоевать любовь своей избранницы. Так и женщина любит конкретного мужчину. А если она любит мужчин вообще, то это не любовь. Мы называем это другими словами.

В духовном мире и наших духовных понятиях также не должно быть расплывчатости. Именно поэтому святые отцы выкристаллизовали для нас Символ православной веры, который, с одной стороны, заключается в самой краткой молитве: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь». Но, с другой стороны, он широко изъясняется в 12 предложениях (12 членах Символа веры), которые каждый православный христианин обязательно должен знать.

Человек не может угодить Богу без веры, надежды, любви к Нему. Поэтому первые воскресные дни после Пасхи посвящены укреплению нас, христиан, в вере в Бога. Через Фому, жен-мироносиц, через примеры их веры Господь и Церковь предлагают нам укрепиться в нашей вере. В последующие воскресенья мы, с одной стороны, занимаемся домашним богословием, понимая, в чем смысл Боговоплощения, нашего спасения. Другая сторона заключается в том, что любовь к Богу проявляется через любовь к ближнему. Поэтому нам нужно научиться строить правильные отношения между собой, правильно понять отношение Бога к нам.

Через исцеление расслабленного, слепорожденного мы видим, что Бог любит нас: то, что мы портим, Бог чинит; что пачкаем – Он очищает; что приводим в негодность – Господь делает годным не просто на какое-то время, а для вечной жизни. Это налагает на нас определенную ответственность. Само слово «ответственность» – это «ответ Богу на Его действия». Этот ответ может быть разным. Божии действия одинаковые: проникнуты любовью, состраданием, сочувствием, помощью. А наши действия? Мы можем пользоваться нашей свободой превратно.

На примере расслабленного мы видим, что Господь восстанавливает испорченную человеческую природу. Но человек вместо благодарности и служения Богу занимается доносительством (доносит на Бога – на Того, Кто его исцелил), чем повергается обратно в мир, испорченный грехом, хотя Господь предупреждает его: …не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже. Эти слова Христа исполнились: Церковное Предание говорит, что этот человек был одним из двух лжесвидетелей, когда Христа хотели осудить на смерть. Мы видим, что Божии благодеяния не пошли ему на пользу.

– Получается, что чудо не привело к вере.

– Да. Чудо никогда не приводит к вере. Вера может привести нас к чуду. Какие бы чудеса ни совершал Господь, Он не нарушает нашей свободы. Христос говорит: …если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят. Смысл здесь не в том, верим мы или нет, что был такой факт. Да, такой факт имел место, но наше отношение к нему может быть разным.

Когда жены-мироносицы услышали от ангела о Воскресении Христа, когда апостолы услышали то же от жен-мироносиц (ангелов, Самого Господа Иисуса Христа), они обрадовались. Они настолько хранили в себе чувство, которое выражено словом «страх», что никому ничего не сказали, потому что боялись. Боялись не того, что их расстреляют, уничтожат или над ними посмеются. Они боялись, наверное, потерять эту радость.

Чувство любви очень часто выражается через чувство страха, страха поставить любимого человека в неловкую ситуацию: не понять, не посочувствовать в полной мере тому, что происходит с близким человеком. Этими чувствами были переполнены ученики Христовы. А у противников Христа, может быть, было меньше сомнений в Воскресении Христовом. Когда, как написано в Евангелии от Матфея, по Воскресении Христовом воскресли многие праведники, они явились своим родным, уверяя их в воскресении из мертвых. Я думаю, что эти свидетельства не прошли мимо книжников и фарисеев, которые участвовали в распятии Христовом.

Но их реакция была другой. Они даже не говорили: «Не может быть, чтобы Христос воскрес!» А сразу сказали солдатам, которые их об этом известили: «Давайте мы дадим вам денег – и повернем ситуацию в другую сторону: вы скажете, что Его украли». Солдаты говорят: «Как мы можем сказать, что украли? Ведь у нас есть начальство!» Это сейчас нас могут пожурить. А представьте себе: римский солдат уснул на часах и допустил пропажу того, что должен был охранять! Да его могли просто убить!

Но это никого не останавливает. Говорят: «Мы и начальствующим вашим дадим денег,  их удовлетворим. Вы только говорите то, что нужно». Когда апостолы начали проповедовать Воскресение Христово из мертвых, ни у кого из книжников и фарисеев не было сомнений в том, что они говорили правду. Был только вопрос: «Как противодействовать этой правде?» Они говорили друг другу: «Смотрите, мы не успеваем. Что нам делать, чтобы заставить этих людей молчать?» В самом факте Воскресения у них никакого сомнения не было.

Поэтому и нам нужно понимать, что этот факт является самым значительным событием в человеческой истории. Даже выходной день мы называем воскресеньем в честь Воскресения Христова. Вопрос только в том, насколько этот день, этот факт влияют на нашу жизнь. Как мы живем? Верим ли мы, что и нас ожидает вечность, воскресение? Или, как страусы, прячем свои головы в песок и живем так, как будто не существует ни вечности, ни радости, а есть только сиюминутная суета и забота?

Евангелие от Иоанна, церковные богослужения, события Священной истории говорят о том, что жизнь после смерти несомненна. Бог есть. Он есть любовь. Бог любит нас и ждет.  Мы должны воспользоваться своей свободой для того, чтобы свои стопы, свой путь направить к Богу.

Нам кажется, что грех многообразный, а добродетель скучная, невнятная, малодоступная (разве что только поститься-молиться). А грешить-то можно с каким размахом! Но даже если мы перевернем Землю своими грехами, это ничтожная малость по сравнению со вселенной, которую создал Господь.

Зло – это точка, небытие. Нам нужно переходить от этого небытия, собственных желаний, которые в нас кипят, разрушают нас и наши отношения с родными и близкими, к тому, чтобы строить отношения с Богом и друг с другом в соответствии с Божественным планом, законом, заповедями Божиими.

– Я благодарю Вас, отец Андрей, за интересный рассказ. Мы продолжим говорить о событиях Священной истории в следующих программах.

– Спасибо и Вам за эту возможность подумать о том, в каком периоде мы находимся. В сегодняшней передаче мы открыли много глубинных моментов, которые заключаются в нашем быте. Если мы осмыслим наш быт, то начнем строить ту вселенную, тот космос, который для нас создал Господь.

Ведущая Инесса Титова

Записали Елена Чурина и Светлана Волкова

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 30 сентября: 05:30
  • Суббота, 03 октября: 09:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​