Проект "Единая вера - единая Русь Святая"

24 сентября 2014 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы телезрителей отвечает монахиня Мария (Литвинова), Свято-Елисаветинский женский монастырь (Минск, Белорусь). Передача из Екатеринбурга.

 

- Здравствуйте, уважаемые зрители. В эфире телеканала "Союз" программа "Беседы с батюшкой", но сегодня у нас в гостях матушка - монахиня Мария (Литвинова) из Свято-Елисаветинского монастыря города Минска (Беларусь).

Матушка, здравствуйте.

 

- Здравствуйте.

 

- Спасибо, что Вы нашли время прийти на телеканал "Союз". Здесь на уральской земле Вы представляете духовно-просветительский проект, который называется "Единая вера - единая Русь".

Разрешите немного познакомить наших телезрителей с Вашей биографией.

"Монахиня Мария (Литвинова) - врач, кандидат медицинских наук, мастер спорта по художественной гимнастике, имеет опыт работы врача-терапевта и невропатолога. В течение тридцати лет была преподавателем кафедры физиологии, биохимии института физкультуры, биохимик сборной СССР по биатлону, стояла у истоков отечественной спортивной медицины".

Первый вопрос, который Вам, наверняка, задают многие: Как человек с такой успешной светской культуры отказался от всего, вступив на путь аскезы и уединения?

 

- Во-первых, никогда ничего не происходит вдруг, но имеет свои истоки, подготовку и предваряющие этот момент события. Событий было много: в 8 лет по моей собственной просьбе меня крестили. Но потом пионерия, комсомолия - все забыто, крестик с меня снят, в церковь я уже хожу. Но память о церкви, о том, что я была с Богом осталась и все время жила, хотя я ничего не понимала в Православии и службе. Тем не менее, в 90-е годы я легко вернулась в церковь. На первом моем собрании в монастыре, батюшка спросил, что меня привело обратно в церковь? И я ответила:

- Наверное, две, казалось бы, не очень значимые вещи: это запах свечей и ладана.

Мне очень хотелось вдохнуть этот воздух святости, и это не случайно, потому что Господь действует на человека через все его органы: через чувство, через сердце, через ум. И эта остаточная память о духе церкви, которая выражалась, вроде бы, в чисто материальных моментах, как запахи, осталась. И вот я пришла.

Вся моя жизнь в студенчестве и далее была связана с мыслью "Как жалко, что нет церкви, что я не могу войти в нее". Но не потому, что я рвалась в нее, а меня не пускали. Нет, я была самым обычным человеком, и я боялась, боялась, что у меня могут быть неприятности. Когда я работала, то ходила в церковь десятой дорогой, чтобы меня не уволили, чтобы у папы, летчика-истребителя, коммуниста, не возникли большие неприятности.

Да, казалось бы, успешность в жизни, а в душе все равно оставалась неудовлетворенность: что-то не так, чего-то не хватает, все время ощущение какой-то внутренней пустоты. Когда в 90-е годы я пришла в церковь, то сразу поняла, что мучило меня отсутствие Бога в душе, настоящая устремленность и соприкосновение с Ним. Когда стало возможным ходить в церковь, я с радостью вернулась. Хотя первое время ничего не понимала на службе, кроме "Господи, помилуй". Но стояла, потому что очень много давали исповедь и причастие. После исповеди, когда буквально вывернешь себя наизнанку, возникало такое ощущение легкости, чистоты, пусть на какой-то момент, которое было настолько дорого, что несмотря ни на что, стоял и терпел ради этих моментов.

Придя в монастырь, я по-настоящему поняла, какая это красивая дорога. Ощущение такое, что всю жизнь ты блуждал в лесу, искал какие-то тропинки, дороги, не находил - и вдруг выходишь на финишную, столбовую дорогу, и с нее уже никуда не надо сворачивать. Так становится спокойно и легко  на душе, несмотря на всякие сложности, которых достаточно. Но чувство, что ты находишься на верной, широкой, светлой дороге, так утверждает тебя в правильности, что больше ничего не надо.

 

- Но ведь чувство, что это дорога одна-единственная, многих людей пугает, и они боятся вступить на нее, так или иначе представляя, что им предстоит.

 

- Дорога одна, но она настолько богата, разнообразна, глубока и высока, что, кажется, хотя и много дорог, но все они вмещаются в эту одну – широкую и красивую. Это ощущение того, что ты приобретаешь очень много, и у тебя огромное количество возможностей себя проявить, раскрыть и даже развить. Как ни странно, это возможно даже в таком возрасте. Это никак не что-то узкое, однообразное и скучное. Нет. Все наоборот.

 

- Давайте попробуем развеять миф о том, что монашество - некая территория, закрытая от людей и мира, где все понятно, обыденно и размеренно: молитва, работа, сон, и, вроде бы, все. Так ли это на самом деле?

 

- Монастыри - очень разные, у каждого свой характер, свой устав и особенности, и у каждого свои духовники и монашествующие. Все они разные. Но в любом случае путь к Богу не может быть ни однообразным, ни скучным и неинтересным. Все монахини в нашем монастыре говорят так:

- Без Бога жить скучно и неинтересно.

Когда ты постоянно познаешь себя, своего ближнего, сам монашеский путь, жизнь святых, в тебе все настолько расширяется и углубляется, что это никак не может однообразно. Здесь так много открытий, так много разных дверей, что я никак не могу согласиться с таким восприятием.

 

- Было бы интересно услышать от монахини Свято-Елисаветинского монастыря, чем живет обитель. Если можно, расскажите вкратце, что она собой представляет, какую ведет работу?

 

- Это монастырь-подросток, потому что ему лишь 15 лет. Казалось бы, здесь все начинали с нуля и, вообще, с деятельности психиатрической больницы. Туда ходил батюшка, который потом стал нашим духовником, и некоторые его прихожане, которые просили помочь людям исповедоваться, причаститься, поговорить с ними. Потом эта деятельность утвердилась, хотя очень неоднозначно воспринималась врачами и заведующими. Потом ходили уже во все отделения, потом нас принимали, а затем уже не мыслили без нас жизни. Конечно, очень многое зависит от того, кто главврач, верующий ли он, но все складывалось достаточно хорошо.

Когда образовался костяк подвижников, они стали сестрами милосердия. Потом вместе с батюшкой мы поехали к отцу Николаю Гурьянову на остров Залит, чтобы взять благословение на постройку своего храма. А он сказал, что будет не только храм, но монастырь, а батюшка будет его духовником. Все это было очень удивительно, но так все и вышло. Таким образом, монастырь наш возник не из нашего желания, но только по воле Божией.

Началась стройка. За это время люди выходили из больницы, но с их диагнозами на работу не брали, и они приходили к батюшке с просьбой о работе. Денег не было, но они были готовы трудиться за еду. Кто-то может резать по дереву, кто-то смешивать глину - так начали образовываться мастерские, которые начали увеличиваться и расширяться. Так люди, которых нигде не брали, оседали у нас, начиналось их окормление монашествующими людьми.

22 августа 1999 года - это официальная дата основания нашего монастыря, когда был совершен первый монашеский постриг. Тогда же началась стройка, батюшка пошел по банкам, но почти никто ничего не дал, и он сказал: "Мы сами заработаем". Образовывались мастерские, росли, избыточную продукцию сбывали. Были, конечно, спонсоры и поддерживающие нас люди. Из маленькой территории выросла достаточно большая территория, тоже по воле Божией. Только так все и происходило. Находились люди, которые говорили нам, что мы все делаем неправильно, что торгуем, как предприниматели. На что батюшка всегда отвечал: "Если бы это было неугодно Богу, у нас ничего бы не вышло, все разрушилось". Мы все время живем на грани, молимся, испрашивая воли Божией на каждое благое дело, и в этом наша позиция, вера и уверенность в том, что на все, что мы делаем, есть воля Божия.

Сейчас у нас на территории уже пять храмов, пятый - недавно открывшийся маленький храм святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии в Воскресной школе, где по воскресениям совершаются детские Литургии.

Большие храмы - это храм святителя Николая Чудотворца, храм святой Елизаветы - нашей покровительницы, имя которой мы носим, и храм Державной иконы Божией Матери, и в нем внизу крестильный храм в честь Царских страстотерпцев. На кладбище находится храм Лазаря Четверодневного.

В день памяти этого святого великая княгиня Елизавета, стала православной, была миропомазана, и сказала, что нашла ту веру, которую искала всю жизнь. Конечно, мы очень любим и почитаем нашу покровительницу, и она нам очень помогает.

 

- Один из духовно-просветительских проектов Вашего монастыря "Единая вера - единая Русь", прошу Вас рассказать о нем нашим телезрителям.

 

- Этот проект, который мы чаще называли фестиваль, в самой Белоруссии называется "Кладезь", что по-белорусски означает колодец. То есть самое важное, нужное для человека - чистая, прозрачная вода колодца. Проекту уже пять лет, мы объехали с ним более 60 городов своей страны, а в последние два года стали ездить на территорию России, где он получил название "Единая вера - единая Русь Святая". Мне очень нравится суть этого названия, само понятие единства Украины, Белоруссии и России греет сердце и душу. Когда мы говорим, что едины - это не просто слова, мы чувствуем это постоянно, особенно когда приезжаем в Россию и видим открытость и доброжелательность. Люди сразу принимают нас, как своих родных, которые просто отсутствовали какое-то время. Это происходит с первых минут общения с людьми. Особенно на Урале, потому что на Урале особый народ - особо открытый, доверчивый, в нем особенно много детскости. Это так ценно, это то, о чем говорил Господь Иисус Христос: будьте, как дети. И батюшки здесь тоже особенные. Поэтому мы с радостью едем на Урал и всегда благодарим Господа за наше участие здесь.

 

- Совсем недавно Вы проводили фестиваль в Орской епархии, где за достаточно небольшой промежуток времени состоялось около 30 встреч. Получается, что Вы служите как лектор: встречаетесь с людьми, рассказываете, отвечаете на вопросы. В аудиториях самые разные люди: разных возрастов, профессий, образования, достатка. Что интересует людей?

 

- Прежде всего, людей интересует твоя личность, твой облик, поэтому идти в аудиторию, не подготовившись молитвенно, не почувствовав, что Бог рядом с тобой, просто невозможно. Очень важно идти не просто, как лектор, а как человек монастырский, монахиня, человек, который любит Бога, понимает всю глубину и значимость явления веры. Люди сразу чувствуют, когда ты пришел с духом веры, тогда даже маленькие дети притихают, смотрят с удивлением.

Молодежная аудитория и аудитория взрослых людей, уже поживших, очень отличаются, потому что, к сожалению, молодежь очень рассеянна огромным информационным шумом, их мозг засорен рекламами, навязыванием значимости мирских мелочей. Когда входишь в аудиторию, очень чувствуешь это. Но когда начинаешь серьезно разговаривать, люди откликаются, затихают, смотрят с удивлением. Очень важно сказать им, кто ты.

Монахи и монахини должны быть очень скромными людьми, их нельзя хвалить, нельзя хвалиться самим, потому что это искушение. В то же время не сказать о себе тоже нельзя. Когда говоришь, что ты врач, занимался спортом, защищал диссертацию, это вызывает удивление и интерес. Поэтому батюшка благословил меня говорить это. Поскольку это не из самохвальства, но чтобы заинтересовать того же молодого человека, который не знает, чем занимаются монахи и смотрит на церковь и монастыри, как на дело отсталых, безграмотных старушек, а мне до этого дела нет, потому что я грамотный.

Когда же я говорю, что именно открыв для себя биохимию человека, я увидела Бога в этих законах, в этой сложности и красоте взаимоотношений внутри организма в обменных процессах. Когда видишь необъятность этой удивительной красоты, понимаешь, что никакая эволюционная теория не может оправдать появление человека, это просто глупо и смешно, и, к сожалению, она все еще властвует и в школах, и в институтах. В молодежной аудитории надо говорить на ее языке, и в то же время говорить о том, что любой ученый может увидеть в своей науке Бога. О том, что любая сложная профессия дает возможность увидеть, что по сравнению с необъятной величиной Бога я ничто, и тогда все становится на свои места: появляется скромность истинная, а не показная. Ты искренне понимаешь, какая ты мелкота по сравнению с этой мудростью, глубиной, высотой и бесконечными просторами во всем: в знании, технике, медицине, математики - абсолютно во всем. И понимаешь, что все это лишь средства познания Бога. Вот как надо смотреть на знание - как на средство познания Бога. Это не значит, что это не средство для жизни, это так, но лишь малая часть, ведь человеку в этой жизни надо не так уж много. Много человеку надо в познании Бога, потому что Он необъятен. Эта красота привлекает и утверждает, в том, что Бог, знания и религия - все едино. Чем умнее и разумнее человек, тем больше он понимает, что вся мудрость и все знания только у Бога.

 

- Бывает ли, что Вам хочется поговорить не только о том, о чем спрашивают в аудитории, но и о том, что важно для Вас, что для Вас является открытием?

 

- Бывает и так, но если аудитория разнообразная, то обязательно находится вопрос, который интересен и слушателям, и мне. Неинтересных вопросов не бывает вовсе, потому что я понимаю, что уровень духовности у всех разных, и если человек задает вопрос, на который я для себя давно ответила, то мне интересен сам человек. Даже если вопрос простой, я зажигаюсь им, мне хочется ответить так, чтобы человек понял и ушел удовлетворенным. Нет неинтересных вопросов, потому что нет неинтересных людей. Каждый человек - целая планета, поэтому всегда все интересно.

 

- Среди людей моего возраста мало таких, кто может увидеть целую планету в другом человеке, их интересы чаще всего в совершенно иных пространствах. Это обязательно какие-то развлечения, поиск острых ощущений. Наверное, это показатель отсутствия Бога в душе или желания искать Его или, может быть, результат неправильных дорог.

 

- Все правильно: и отсутствие Бога и Его поиска и заполненность мирской жизни развлечениями и поиском острых ощущений. Когда во время встреч происходят моменты взаимосвязи человеческой деятельности и его интересов, и я пытаюсь показать их вредоносность, мелкость и плоскость, когда душа губится в них. Как важно все Божие, которое дает и жизнь, и радость, и глубину, и главное - постоянную дорогу самосовершенствования. На этой дороге человеку никогда не будет скучно, тоскливо или неинтересно.

Возьмем аудиторию подростков, я говорю с ними о том, как много их сверстников находится в колониях. Почему? Потому что этот ребенок теряет целомудрие, а это не только потеря девства, это понятие гораздо шире: когда мы думаем одно, мечтаем о втором, поступаем по третьему. Наши дух, душа и тело - все разобщено, мы не можем собрать себя в единое целое, чтобы усилия каждого из них направить в одном хорошем направлении. Если этого нет, то появляется желание выпивать, курить, ругаться скверными словами, потом наркотики - и тюрьма. Жизнь окончилась. Конечно, потом можно подняться, но ценой каких жутких усилий выбирается потом человек из этих состояний.

Мы это видим у нас на мужском подворье монастыря, где сейчас находится около двухсот человек, пришедших из тюрьмы, которые сидели от одного до пяти раз. Это наркоманы, алкоголики, больные люди, и, выходя из тюрьмы, они не знают, куда себя применить. Речь идет о тех, кто этого хочет. У нас, к сожалению, нет разработанной государственной программы реабилитации людей после тюрьмы, где они могли бы адаптироваться к мирской жизни и работе. Но они знают о нашем существовании и иногда приезжают сами, а иногда их приводит с вокзала милиция. Как же трудно этим людям прийти к более или менее нормальному существованию: они не способны говорить без скверных слов, бросить курить, с алкоголем немного легче, хотя и неизбежны срывы. Но здесь им предоставлена возможность выбора между добром и злом. Но когда нет ни дома, ни работы, какой может быть выбор, кроме как в сторону зла.

Когда рассказываешь о таких примерах, многим молодым людям становится понятно, как опасны эти мелкие наслаждения от вина, табака, наркотиков, что, в принципе, это отсутствие разума. Что такое разум? Это возможность предвидеть что-либо, знать, что с тобой произойдет через два, три, четыре шага. Как шахматисты порой за двадцать-двадцать пять ходов знают результат игры. Если человек за один шаг не понимает, к чему это приводит, где его ум? Разум - это ум, уже соединенный с сердцем, с подсознанием, он еще более высок. Как можно назвать умными тех, кто уже курит? Каждый шаг своей жизни надо обдумывать, а чтобы это было по-настоящему плодотворно, надо помолиться и попросить Господа, чтобы Он помог понять правильность или неправильность шага и пути.

Господь всегда будет подсказывать, то тем, кто не загрязнил окончательно свою душу наркотиками, алкоголем, скверными словами и деяниями, ложью. Сначала надо очищаться: исповедь, потом покаяние - а это уже изменение своего внутреннего человека, который есть твое "я". Ни твое лицо, ни красивые губы или фигура не являются твоим "я", твое "я" - это внутренний человек, то, что остальные не видят, но ты знаешь, каков ты. В том, какой я на самом деле не хочется порой признаваться даже перед собой, но это необходимо.

Если человек раз-другой поисповедовался и причастился, ему уже трудно жить с этим грязным "я", оно жжет и терзает его. И пока он не добежит до церкви и до исповеди, он не может успокоиться. Это уже хорошо и замечательно.

 

- Остановиться, подумать, побыть наедине с самим собой - это такие важные вещи. Ведь только так можно услышать голос Бога?

 

- Когда люди загрязнены, внутри них много разной мешанины, они не понимают, не чувствуют свое "я", они боятся быть самими собой и наедине с собой, в тишине, потому что они могут обнаружить нечто, не очень приятное для себя. Этого не хочется, это страшно, будет мешать. Поэтому лучше включить такую музыку, которая не дает тебе возможности задумываться. Потому что задумываться - это болезненно и требует мужества. Порой мужество уходит из молодых людей из-за спешки и растворения себя в мелких суетных делах.

 

- Предлагаю поговорить о духовно-просветительском проекте, который совсем скоро стартует в Каменской епархии. Вы тоже будете проводить встречи, о чем бы Вы хотели рассказать, чем поделиться?

 

- Чаще всего у меня бывают аудитории институтов, колледжей и медицинских учреждений.

 

- Сотрудники медицинских учреждений - это образованные люди и далеко не простые, может быть, зачастую холодно относящиеся к религии. Работая с человеческим телом, как материалом, немногие из них, наверное, способны увидеть там душу?

 

- Вы абсолютно правы, и аудитории врачей и медперсонала для меня самые сложные. В медколледжах, где молодежь, аудитория более гибкая и податливая.

Перед тем, как окончательно уйти в монастырь, я довольно долго колебалась, но когда я одернула себя, стала молиться и по-настоящему просить Бога показать мне мой путь, Он стал так ярко мне показывать, что это было просто удивительно. И я боялась, что меня просто могут не взять в монастырь, потому что я сочетаю в себе две профессии, которые очень нежелательны в монастыре - это врачи и педагоги. Я же сочетаю в себе то и другое. Врачом я работала около шести лет, потом ушла преподавателем на кафедру спортивной биологии и биохимии, где проработала тридцать лет до самой пенсии. И в той, и в другой профессии есть самоуверенность, что я знаю больше других, педагог - это всегда командир и полководец. Как ни хочешь, но отойти от него довольно сложно.

Поэтому когда я иду в медицинскую аудиторию, я хорошо понимаю, что это люди образованные и начитанные, очень загруженные и занятые люди. Когда я еще работала врачом, то видела, сколько ненужной бюрократической писанины, которая отнимает драгоценное время, которое могло бы быть потрачено на людей, на повышение своего профессионального уровня. Это жутко обидно, и это происходит и в школах, и в институтах, и в медицинских учреждениях. Все об этом говорят, стонут от этого, но почему-то ничего не меняется. Иногда просто хочется кричать от ужаса, что же происходит. Особенно в школах с учителями, которым некогда голову поднять, чтобы повысить свой уровень, а все время тратится на разные мероприятия.

Я понимаю и люблю аудиторию врачей, потому что всегда считала, что лучшие, милосердные люди идут в медицину, и это, действительно, так. Тем не менее, очень мало православных врачей, в медицине мало глубоко верующих людей. Хотя мне хочется докричаться до них, чтобы они услышали, насколько бы им было легче, если бы они были христианами, больше верили. Они говорят, что им некогда, но это не так. Если бы человек пришел к вере, у него высвободилось бы и время, потому что с Богом многие вопросы решаются гораздо легче.

Конечно, всегда привожу им пример нашего святителя Луки Войно-Ясенецкого, который был доктором медицинских наук, был и врачом, и затем епископом, 11 лет просидел в тюрьмах, перенес два допроса-конвейера, которые обычный человек не выдерживал. А он выдержал, потому что молился, и Бог был рядом с ним и помогал все это перенести. При том, что он был великолепный хирург и удивительный врач, он никогда не надеялся лишь на свои знания и свои руки. Он всегда молился, всегда просил Бога и говорил больному: будем молиться вместе. Когда говоришь о таких вещах, люди все же проникаются. Редко все же встречаешь среди врачей людей некрещеных, в основном все чувствуют Бога и веруют, но не хватает постоянной исповеди и Причастия.

Будут встречи в колледжах, где молодежные вопросы о выборе. Редко встречаешь аудиторию, где могли бы быстро ответить на вопросы "в чем смысл жизни", "какие цели ставит человек". Ведь молодость - как я помню себя - это постоянные муки о том, что будет дальше, кем я буду, как сложится моя жизнь. Мы постоянно философствовали на эту тему, а сейчас это почему-то редко происходит с молодыми. Когда наталкиваешь их на эти мысли, они задумываются, смотрят, постепенно начинают проявлять свою активность. А к концу беседы, глядишь, глазки заблестели, так что - слава Богу! Здесь вопросы о том, какой выбор делают молодые в своей жизни, чем обеспокоена их душа, и как она соприкасается в своих желаниях с Богом.

 

- Большое спасибо, матушка. К сожалению, мы вынуждены прощаться. Спасибо, большое матушка.

 

- Спаси Господь.

 

                                                                                  Ведущий: Тимофей Обухов.

                                                                                  Расшифровка: Юлия Подзолова.

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святой великомученицы Варвары в поселке Рахья Выборгской епархии священник Олег Патрикеев. Тема беседы: «Что надо, чтобы жить и радоваться».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​