Преображение (Одесса). Проблема алкоголизма. Продолжение

25 мая 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Димитрием Предеиным.

– Христос воскресе! В прошлой программе мы говорили о причинах и признаках алкоголизма. Сегодня поговорим о путях решения этой проблемы.

Что нужно в первую очередь человеку, который хочет начать трезветь?

– Прежде всего надо перестать употреблять спиртные напитки. Для того чтобы образ жизни стал трезвенным, надо полностью удалить спиртное из своего дома, из своей квартиры. Надо вообще забыть путь в магазин, где раньше эти спиртные напитки приобретались. Надо сократить до минимума или вообще полностью прекратить контакты с теми людьми, вместе с которыми раньше спиртные напитки распивались. Это говорит о том, что нужно выполнить ряд чисто внешних действий, обязательных для того, чтобы эта страсть больше не преобладала над человеком. Но это только внешняя сторона вопроса. Это вершина айсберга. Да, она обязательно должна иметь место, но одна она еще проблему не решит.

Надо разобраться в своей душе. Надо понять, почему вообще эта проблема возникла, на какой почве. Нужно изменить образ своей жизни. Он должен стать здоровым. Это, может, банально звучит, но это именно самое подходящее слово. Здоровый человек – это трезвый человек. Если человек уже не может жить без алкоголя, значит, он болен. В нем есть та или иная степень пристрастия к алкоголизму. А чтобы начать трезвенный образ жизни, надо обеспечить трезвую жизнь и в духовном, и в телесном плане. Надо объективно оценить свою жизнь, понять, что в ней нужно исправить, и немедленно приступить к этому исправлению.

– Как может помочь Церковь на этом пути?

– Церковь очень помогает. Она дает внутренние силы, дает мотивацию для борьбы с недугом пьянства. Ведь мы понимаем, что алкоголик – это человек, фактически пропащий для Царствия Божия. Человек, который подчинил себя влиянию этой страсти и не может жить без спиртного, который живет ради того, чтобы выпить очередную дозу каждый день, уже потерянный человек для Царствия Божия. Апостол Павел прямо об этом пишет. Потому что для такого человека нет цели достижения Царствия Божьего. Эта цель труднодостижима. Достижение спасения, победы над страстями, идеального исполнения заповедей Божиих, чтобы мы были настоящими чадами Божиими, кем и призваны быть по факту своего крещения, – долгий, трудный, тернистый путь. Да, награда за это будет велика. Общение с Богом в вечности – подлинное великое счастье. Но это будет, во-первых, не скоро, а во-вторых, достичь этого трудно.

Получается, что алкоголик выбирает себе более близкое и легко достижимое счастье. Оно состоит в том, чтобы напиться, ощутить эйфорию, ощутить избавление от своих жизненных проблем, неурядиц, забыться, и он знает, что для него каждый день, каждый вечер такое счастье может наступить. Но это не настоящее счастье, это иллюзия, самообман. На самом деле как раз получается глубокое несчастье, которое осознают все нормальные люди, окружающие этого человека, кроме него самого. Если он сумеет осознать, что на самом деле он несчастный человек из-за того, что  подменяет истинные ценности ложными, это станет началом пути к избавлению от этой страсти.

– Вы сказали, что необходимо сделать, чтобы от этого избавиться: чтобы не было в доме алкоголя и чтобы не было в душе тяги к нему. Но это для алкоголика фактически невозможно, потому что для него алкоголь – это бог, который занял место истинного Бога. Как сбросить этого инфернального хозяина и поставить все-таки Господа небес и земли на Свое место?

– Достоевский сказал очень яркие и правильные слова: на земле Бог с дьяволом борется, а поле битвы – сердца людей. Человеческое сердце – это арена постоянной, непрекращающейся борьбы между светлыми и темными силами. Если мы рассматриваем человека именно под этим углом зрения, с точки зрения его подверженности влиянию страсти пьянства, алкоголизма, то тут все заостряется, тут воочию видно, как человек находится либо под властью дьявола, если предается этой страсти, либо избавляется от нее и переходит на светлую сторону. Даже внешне человек резко меняется. Если он перестает пить и ведет трезвый образ жизни, в нем как будто появляется какой-то свет. А пока он пребывает в этой страсти, в нем появляется даже какая-то демоноподобность, какое-то помрачение. Это видно по его глазам, по его внешности, по всему его виду, блуждающему, рассеянному взору. Его на самом деле в жизни ничего не интересует, кроме алкоголя.

Наверное, то, что алкоголизм лишает человека нормальных жизненных привязанностей, интересов, здоровых чувств, является самой убийственной его чертой. У алкоголика в жизни одна радость, одно удовольствие и одна цель – как можно скорее добраться до бутылки, чтобы сесть с друзьями или одному. Предел страсти алкоголизма наступает тогда, когда человек уже не нуждается в компании. Раньше был такой советский штамп: сообразим на троих. Но человеку, который стал законченным алкоголиком, уже даже собутыльники не нужны. У него есть бутылка, которая даст ему чувство эйфории и забытья.

Но тут есть еще один момент. Алкоголизм – это страсть, которая постоянно прогрессирует и требует все больших доз. Наступает привыкание к алкоголю. С одной стороны, человек вроде бы может опьянеть от меньшей дозы, то есть ему стоит чуть-чуть выпить – и у него уже начинается реакция на алкоголь. С другой стороны, бывает и так, что ему должного чувства эйфории удается добиться только все большей и большей дозой. В конце концов он доходит до смертельной дозы: выпивает столько, что наступает полная алкогольная интоксикация – и он умирает от отравления. Это ужасно.

– Какой может быть сила таинств Церкви в этой беде? Как Церковь может помочь человеку с духовной стороны?

– На первый взгляд это может показаться кому-то непонятным. Вроде бы Церковь – духовная область, область таинств, молитв, а тут сугубо медицинская проблема. Человек подвержен заболеванию, это зависимость. Медицина алкоголизм признала отдельным синдромом и объединила в один синдром алкоголизм, наркотики и токсикоманию, которые являются порабощающими человеческую волю зависимостями. Но мы прекрасно понимаем: если все эти зависимости отдаляют человека от Бога, лишают его желания спасаться, духовно совершенствоваться, развиваться, бороться со страстями, значит, это обязательно будет угодно врагу рода человеческого. А это значит, что он обязательно участвует в развитии этих зависимостей.

Он в этом участвует невидимо. Наука никак не сможет уловить и доказать его влияние, потому что ученые не верят рассказам алкоголиков о чертиках, которых те видят вокруг себя. А они их на самом деле видят. Потому что белая горячка на последних стадиях, когда они видят вокруг себя бесов, есть не что иное, как вхождение в темную область посредством алкоголя. Туда можно попасть и другим путем, например путем аскезы, когда человек, наоборот, достигает такой чистоты чувств, что может уже с темными силами бороться, для него это уже неопасно. А там другая крайность: человек туда попадает именно потому, что уже никак не может сопротивляться, он уже полностью в руках дьявола. Поэтому тот уже не скрывается от него и не скрывает своих козней. Демоны человеку уже являются наяву и подталкивают его к исполнению страсти.

Когда мы говорим об алкоголизме в этом отношении, мы понимаем, что это не только медицинский феномен, но и страсть, грех, и Церковь помогает нам избавиться от этого греха и страсти именно потому, что она в какой-то степени сразу может ограничить доступ демонов к этому человеку. Если человек кается, исповедуется, причащается, обещает больше этот грех не повторять, то он находится под защитой светлых сил, и демоны не могут так явно на него воздействовать помыслами. Они пытаются действовать окольными путями, опираясь на внутренние химические зависимости человека.

– Как человека можно принудить лечиться? Ведь это и телесная проблема тоже.

– Да, это в том числе и физическая проблема, потому что зависимость от алкоголя может рассматриваться на разных уровнях: это и психическая, и психологическая, и физическая зависимость. У алкоголика наступает телесная ломка, если он не может вовремя, как ему хотелось, употребить дозу алкоголя. У него в этом случае сразу начинается буря отрицательных эмоций, он чувствует себя крайне плохо. Ему физически плохо. Выход из этого он видит только один: выпить очередную дозу алкоголя. Заставить излечиться от алкоголизма вообще невозможно, поэтому человека нужно убеждать.

– А то он вылечится и опять выпьет.

– Именно! Получается, нужно гораздо глубже копать. Надо сделать так, чтобы человек сам захотел избавиться от этой страсти, чтобы он глубоко осознал и понял, насколько для него это губительно и разрушает его жизнь. Слово способно творить чудеса. Главное, что необходимо, – это достучаться до человека. У любого человека все-таки  в глубине души сохраняется остаток совести, которая может в целом изменить его жизнь к лучшему. Надо найти к нему подход, выбрать удачный момент, когда он способен здраво рассуждать, когда почувствует, насколько великое зло он творит для людей, которых  любит, которые ему дороги, как он разрушает жизнь своей жены и детей. Если он еще сохраняет способность здраво оценить положение вещей, то можно найти момент, когда он поймет и согласится на какие-то способы лечения. Главное, этот момент не пропустить и правильно подобрать способы лечения.

– Здесь очень важна также роль родственников этого человека. Как они могут помочь ему своим поведением или чем-то еще?

– Это тоже очень непростой вопрос. Во-первых, люди, которые находятся рядом с пьющим человеком, и сами находятся в опасности стать такими же алкоголиками.

– Я знаю такой случай: муж пьет – и жена тоже начала.

– А если оба родителя пьют, то и дети за ними потянутся. Как эти родители смогут объяснить детям, что пить нельзя, если сами постоянно пьяные? Они рано или поздно теряют контроль над ситуацией. Даже если они понимают, что для детей это будет губительно, совесть не позволяет им строго за это наказывать детей, потому что сами они делают то же самое каждый день. Это проблема. Но есть и проблемы другого рода. Я думаю, когда к пьющему человеку начинает проявляться какое-то неприятие, презрение, гнев, его начинают оскорблять, унижать за то, что он подвержен этой страсти, это тоже неправильно. Это не исправит ситуацию. Человека можно исправить только любовью, терпением, только разумным убеждением. А если на него начинают просто кричать, демонстрировать отторжение, то у него это вызывает еще более глубокий уход в алкоголизм.

– «Меня не принимают…»

– Да, он не видит никакой поддержки. «Раз меня в семье не принимают, не любят, опять пойду к друзьям, опять выпью с ними». Это уже замкнутый, порочный круг. Поэтому надо искать другие способы воздействия.

Я тоже знаю такие случаи из жизни, когда мужу было достаточно выпить вечером бутылку пива, и жена ему устраивала скандал, она не хотела общаться с ним, потому что от него пахнет пивом. Мне кажется, это тоже ненормально. Надо объяснять ему, говорить с ним. Ничего фатального, слава Богу, не произошло, человек по-прежнему работает, исполняет все свои обязанности. Работа у него нервная, тяжелая. И если он после работы, чтобы расслабиться, выпивает бутылку пива, это не самый худший выход из ситуации. Ясно, что это может быть путем к алкоголизму, поэтому  надо что-то делать, но делать не то, что делает эта женщина, которая просто начинает кричать и перестает общаться с ним.

– Как Церковь относится к так называемым подшивкам, кодировкам, ко всем способам насильственного прекращения недуга?

– Во-первых, мне кажется, надо их дифференцировать: кодирование – это одно, подшивка другое. Когда человека кодируют, это осуществляется, насколько я понимаю, посредством гипноза, когда человек добровольно соглашается, чтобы гипнотизер буквально вошел в его подсознание и дал какие-то установки, которые вызовут у него отторжение алкоголя. У человека теряется тяга к алкоголю из-за того, что в душе его что-то перенастроили.

 Я вижу в этом некоторую опасность: мы позволяем другому войти в нашу душу, где, кроме нас и Бога, никого быть не должно. Мы знаем из учения святых отцов, что даже при всей своей изощренности дьявол не знает наших мыслей. Он не может проникнуть внутрь нашей души – Господь закрыл ему этот вход.

А тут человек сам позволяет другому, абсолютно незнакомому человеку, не святому, а тоже подверженному каким-то страстям, войти к себе в душу и действовать там каким-то образом. Я бы не хотел, чтобы кто-то из моих близких подвергся именно такому способу воздействия. Это один момент.

Что касается прошивки, то ее действие медикаментозное. На человека действуют определенным препаратом, это может быть дисульфирам, что-то другое, что уничтожает пристрастие к алкоголю. Человек, принимая алкоголь, чувствует, что у него нет обычной эйфории, нет радости, на которую он рассчитывал, нет чувства расслабленности, комфорта. Наоборот, начинаются болезненные, аллергические реакции. Вот на чем построено действие прошивки.

По сути, прошивка – это предел медикаментозного влияния. Можно принимать таблетки каждый день, и они будут действовать, пока ты их принимаешь, тебе не будет хотеться пить. А прошивка – это когда ампулу зашивают человеку под кожу. И пока она находится под кожей, истребляется желание выпивки.

Но что при этом надо учитывать? Психологическая зависимость, тяга к алкоголю все равно остается. Физической уже нет, но человеку хотелось бы пить по-прежнему, когда тело этого не требует. Известны случаи из истории, когда подшитые люди буквально вырезали сами себе эту капсулу, чтобы опять получить возможность пить.

О чем это говорит? Проблему алкоголизма надо решать комплексно. И даже если человек употребляет какие-то медицинские препараты для того, чтобы уничтожить физическую зависимость от алкоголя, этого мало. Надо перенастроить всю жизнь, надо изменить жизненные установки, надо пересмотреть свои ценности. Надо изменить образ жизни так, чтобы он вообще не предполагал употребление алкоголя, чтобы появились другие, более правильные, притягательные, интересные цели. Если это удастся сделать,  медикаментозное лечение на каком-то этапе может сыграть положительную роль.

– Программа «12 шагов» – насколько это действительно полезно?

– Насколько я знаю, программа распространена больше в Америке. Мы часто можем видеть в фильмах, как анонимные алкоголики собираются, садятся в кружок, обмениваются своими историями жизни. Таким образом они поддерживают друг друга.

– Совместная борьба.

– И это дает воодушевление. От личного общения людей зависит очень многое. Сейчас во время карантина коронавируса они не могут собираться и эти встречи устраивают как видеоконференцию в Интернете. И уже замечено, что нет прежнего эффекта. Именно личное общение людей, когда они чувствуют, видят, слышат друг друга, когда они на расстоянии вытянутой руки, дает им импульс для того, чтобы побеждать в себе эту зависимость. А если через монитор, уже нет такой поддержки.

В целом я не против этой программы, но, с другой стороны, не стал бы говорить, что это самый эффективный способ борьбы с пьянством. Думаю, здесь очень много зависит от самого человека – насколько он хочет избавиться от алкоголизма. Если эта решимость у него созрела, то ему это поможет. Он будет в том проценте, которым это помогло. Но если он еще не решил для себя, насколько ему это надо (туда его затащили родственники или друзья, а сам он не очень-то хотел прекращать своей связи со спиртным), то, думаю, никакого эффекта это не принесет.

Все двенадцать шагов ничего крамольного в себе не содержат. Они довольно толерантные, это не привязано ни к какой конкретной религии, все шаги носят рационально-отвлеченный характер. Пока это читаешь, все логично, правильно, но чтобы в этом была какая-то особая сила, как в Священном Писании, которое может отвратить человека от греха, повернуть к добру, такого я там не заметил.

– Церковные общества трезвости – в чем их цель и задача?

– Наверное, это можно расценивать как православный аналог общества анонимных алкоголиков. Я вижу, там тоже к этому причастны протестантские деноминации, под их патронатом зачастую организуются эти встречи, иногда даже в храмах, в протестантских церквях или в помещениях, которые они арендуют. Так что у них тоже есть религиозный подтекст. Но чтобы не ограничивать количество людей, которые могут прийти туда, они специально сделали религиозные формулировки аморфными: не упоминается, какой именно Бог.

Если общество церковное, православное, то оно использует тот же самый принцип взаимной поддержки, обмен опытом, личное участие в судьбе другого человека. Но при этом все делается с позиций сугубо православного христианства. Думаю, это более эффективно, потому что в целом жизнь человека направляется по заповедям Господним, по пути воцерковления. И потому, что благодать Божия действует у нас в Церкви. У нас самая правильная в мире религия, Церковь, которая сохраняет апостольскую благодать. Ясно, что эти общества будут более действенные, но все равно если только сам человек захочет избавиться от этой зависимости.

– Церковное общество трезвости предлагает давать обеты трезвости. Что это значит и насколько работает?

– Это палка о двух концах. Обет предполагает ответственность человека за то слово, которое он произносит вслух Господу. Если он что-то обещает Богу, то должен это исполнить. Если не исполнит, это уже будет новый грех, – грех неисполнения обета. И к тому, что у него был раньше грех пьянства, он добавляет то, что он нарушитель слова, данного Господу. Поэтому если человек не уверен, что сможет исполнить обет, мне кажется, лучше его не давать.

Другое дело, если он искренне верит, хочет избавиться от этой страсти, имеет силы хотя бы какое-то время этот обет исполнять, но потом вдруг где-то сорвался – такое бывает с любым человеком. Что-то где-то произошло, и он опять этот грех допустил, опять начал пить – это врачуется покаянием, как и любой другой грех. Если это развивается именно таким путем, то можно дать обет, но при этом иметь внутри себя достаточный заряд энергии, сил и веры в Господа, чтобы идти по этому пути. Даже если какая-то ошибка была допущена, на этот путь можно опять вернуться. А если изначально такого не было, так лучше этим и не заниматься.

– Важный инструмент борьбы с выпивкой – это борьба с помыслами. Как отгонять прилоги, эти вражьи мысли, которые тянут к выпивке?

– Думаю, как и любые другие греховные, страстные прилоги. Они действуют аналогично, как и в любой другой страсти. Нужно отсекать их с самого начала, нужно свое внимание переключить на что-то другое: читать Священное Писание, особенно Евангелие, можно выпить святой воды, положить земные поклоны, пойти в храм Божий. Переключиться на то, что позволит нам не впасть в этот грех. Обычные правила святоотеческой аскетики работают здесь отлично.

– Вера в Бога, приобщение к Церкви и церковной жизни – это то, что может изменить жизнь кардинально. Как человеку прийти к вере? Как понять, что это то главное, что может тебя изменить, направить и укрепить?

– Думаю, человек для самого себя должен очень внимательно осознать, что без Бога он не сможет справиться с этой проблемой. Вот когда он почувствует свое бессилие, что только Господь может вытянуть его из этой трясины, в которую он уже погрузился, тогда это будет началом исправления.

А чтобы это произошло, надо исполнять все обычные требования, которые Церковь предъявляет своим членам. Говорят: я верующий в душе. А на самом деле человек неверующий. Потому что вера не может оставаться только в душе. Она сопряжена с внешними проявлениями, атрибутами. Как нельзя быть военным в душе, священником в душе, так и нельзя быть христианином только в душе. Христианская вера меняет досконально всю жизнь человека, до самых мелочей, поэтому свой быт надо устраивать, регламентировать буквально ежедневно во всех сферах жизни так, чтобы нигде грех не проявлялся – ни в слове, ни в деле, ни в помышлении. Это предполагает регулярное посещение храма Божия, чтение утренних, вечерних молитв, до и после еды, чтение Писания каждый день, общение с верующими людьми, с духовником, участие в таинствах Церкви. Это обязательно для любого православного человека. Если он все это делает, то не может быть алкоголиком. Это несовместимые вещи.

– Последний вопрос. Христианину, который уже начинает жить по-христиански, какие советы Вы как пастырь могли бы дать, если он обратился от алкогольной зависимости?

– Здесь я бы хотел суммировать все вышесказанное. Если человек серьезно хочет избавиться от пристрастия к алкоголю, он должен не только перестать на какое-то время пить, он должен изменить себя до самой глубины души. Он должен стать настоящим христианином, верующим, воцерковленным, православным человеком. Вся иерархия ценностей должна правильно выстроиться у него.

На первом месте духовные ценности, участие в церковных таинствах, православная жизнь. Дальше ценности интеллектуальные, душевные, любовь к искусству, к своей семье, к тем вещам, которые признаются всем человечеством как полезные, правильные и хорошие. И, безусловно, физический аспект я тоже хотел бы подчеркнуть. У человека должна быть обязательно физическая нагрузка. Если человек живет в селе, там это проще устроить, потому что постоянно надо где-то работать, на огороде, в саду. А если человек городской, то заменой этой нагрузки может быть какой-то вид спорта, чтобы поддерживать хорошую физическую форму. И эта физическая нагрузка помогает справляться в том числе и с тягой к алкоголю, потому что мы понимаем: спорт и алкоголь не могут совмещаться на каком-то более-менее приличном уровне, человек не сможет преуспеть ни в каком спорте.

Записали Таисия Зыкова и Екатерина Береснёва

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​