Преображение (Одесса). Преподобный Марк Подвижник

16 марта 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Димитрием Предеиным.

– В Великий пост полезно и назидательно говорить о подвижниках поста и молитвы. Святая Церковь 15 марта чтит память великого угодника Божия – Марка Подвижника. Именно о нем, о его житии и творениях и пойдет речь в сегодняшней программе.

Мы будем говорить о монахе и святом. Поэтому хотелось бы определиться с дефинициями. Что такое монашество?

– Монашество – особый подвиг служения Богу в Православной Церкви, который подразумевает отказ от многих вещей, имеющих  важное значение для людей в миру. При постриге дается три обета: целомудрия (то есть это обязательное безбрачие), послушания и нестяжания. Это то, что сразу отделяет человека от мира и посвящает его Богу. Если все это делается с чистым сердцем, с искренней верой, с намерением служить Господу Иисусу Христу, то это очень высокий чин, звание, подвиг. Не случайно монашество называется восьмым таинством Церкви.

Это очень важная веха в человеческой жизни, тем более что это бесповоротное событие. Когда человек постригается, это уже навсегда. Если в Ветхом Завете назорейство было временным подвигом, то монашество в Православной Церкви пожизненно. Здесь каждый понимает, насколько большая ответственность ложится на его плечи. Этим и объясняется то почтение, которое народ оказывает монашествующим. С другой стороны, монахи претерпевают различные скорби, потому что враг рода человеческого ополчается против них с удвоенной энергией, понимая, что это люди, особенно близкие к Богу.

– Святой Марк принадлежал ко второму поколению великих подвижников, аскетов, положивших начало монашескому подвигу. Он младший современник преподобного Антония Великого и, может, его даже и знал. Расскажите об этом великом и воодушевленном времени.

– Это действительно было великое время, потому что это начало монашеской колыбели. Историческая подоплека того, почему монашество появляется именно в это время, вполне ясна. В IV веке в обществе прекратились гонения против Церкви. После Миланского эдикта императора Константина христианство стало официальной религией. Более того, стало ясно, что император явно симпатизирует христианам. Последующие императоры, кроме Юлиана Отступника, еще больше обозначили этот вектор, а при Феодосии христианство стало государственной религией Римской империи.

Всем людям, которые хотели сохранить за собой свои должности, какие-то нагретые, теплые места, стало ясно, что надо принимать крещение, что повлекло за собой резкое падение уровня духовной жизни в Церкви. Потому что раньше в Церкви были те, кто был готов при необходимости пострадать за Христа. Это были подвижники, искренне верующие люди. А теперь во многом это были приспособленцы, люди, которые вообще и не верили в Иисуса Христа, а приняли крещение просто для видимости. При этом они в жизни сохранили все свои прежние языческие привычки, что вызывало соблазны, недовольство и брожение внутри Церкви.

Из этой ситуации были разные выходы, но, наверное, самым радикальным выходом было вообще уйти из общества. А куда уйти? В необжитые места, в пустыни, в леса, в зависимости от региона. Преподобный Марк жил в Египте, где были пустыни. Он жил на Нитрийской горе, в 70 км от Александрии. Это Нижний Египет, к западу от реки Нил, недалеко от Ливийской пустыни. Вроде сравнительно недалеко, 70 км от Александрии, но это было по-настоящему дикое, пустынное место, где никто ему не мешал подвизаться с такими же настоящими подвижниками благочестия, как и он.

Есть предположение, что он мог лично общаться с преподобным Антонием Великим. Антоний принадлежал к гораздо более раннему поколению. Но поскольку он жил очень долго, то  захватил и следующее поколение. Хотя преподобный Марк не ссылается на личный опыт общения с преподобным Антонием. Еще есть предположение, что он слышал проповеди Иоанна Златоуста. Это тоже вполне вероятно, так как по хронологии, в принципе, совпадает. Это даже еще интереснее, потому что это совсем разные люди; вместе с тем у него был интерес, раз он специально ходил слушать Иоанна Златоуста.

Так что эпоха, в которую жил преподобный Марк, была по-настоящему интересной. Открывались совершенно новые горизонты для людей, желающих подвизаться в монахи. Для аскетов, настоящих подвижников это было великое время. Не случайно именно в то время, которое описано в «Лавсаике», в «Луге духовном», происходило так много чудес именно среди этих подвижников. Господь давал им такую благодать, что они могли совершать просто сверхъестественные вещи.

– Откуда происходил святой Марк и какова была его жизнь до монашества? Об этом есть сведения?

– Это тот случай, когда хочется очень сильно пожалеть, что мы знаем крайне мало о биографии этого человека до монашества. Мне он видится исключительной личностью. Это был человек редких дарований. Само сочетание в нем разных талантов было каким-то удивительно гармоничным. Это по-настоящему великий святой отец, который реализовал себя на разных поприщах. Потому хотелось бы больше знать о том, как происходило становление его личности, но тут у нас крайний дефицит сведений. Даже святой Димитрий Ростовский, который обычно старается как можно более подробно осветить житие святого, смог уложить все житие преподобного Марка буквально в одну страницу. Других сведений нет. Но даже те крупицы, которые нам известны, заслуживают внимания.

Исходя из того, что нам известно, я могу сделать как минимум два вывода о его предшествующей жизни. Во-первых, это то, что он происходил из благочестивой христианской семьи. Он был христианином с детства. Он получил христианское воспитание. Это мы знаем из того, что он еще в детстве читал Священное Писание, а в юности уже хорошо его знал. Когда он стал подвижником, когда  пришел в пустыню, он уже наизусть знал все Священное Писание: и Ветхий Завет, и Новый. Это говорит, во-первых, о том, что у него были удивительные способности; во-вторых,  эта книга была с ним на протяжении десятилетий (начиная буквально с детства).

Второй важный вывод, который мы можем сделать о его жизни до монашества, – это то, что он происходил из  довольно состоятельной семьи. Он имел определенное образование, что видно и по его речи, и по его способу мышления, и по тому, какие темы он затрагивает, как  вообще подходит к обзору каких-то вопросов, какое у него дерзновение, скажем, в полемике с еретиками, схоластиками. У него есть даже отдельный диалог с полемикой со схоластиком. Он себя абсолютно не чувствовал в неравных условиях. Он с полной уверенностью вступал в эти прения, понимая, что за ним стоит серьезный образовательный фундамент. Есть еще такая деталь: даже когда он был в монастыре, у него был слуга. Это говорит о том, что он был благородного происхождения.

– Что мы знаем о его монашеской жизни? Каким он был монахом и подвижником?

– Он был поистине святым монахом. Это о нем говорят все, кто его знал, кто о нем слышал и писал. Тот же Палладий говорит, что он превосходил всех по кротости, смирению и постничеству. Он был настолько кротким и тихим человеком, что старался нигде о себе лишний раз не заявлять. Святитель Димитрий Ростовский пишет: его слуга свидетельствовал, что он ни разу в жизни не плюнул на землю. Казалось бы, это маленький штрих, но он показывает, какой это был человек. Это была очень утонченная, необыкновенно чувствительная натура. Из его отдельных поучений мы можем заключить, что это был человек особой души. Он был настолько благородным, настолько утонченным, что поступал совершенно иначе даже в отношении тех вещей, которые были довольно обычными для подвижников.

– Как он относился к Священному Писанию?

– Священное Писание было для него школой и духовности, и жизни, и аскетики. По его записанным диалогам видно: когда он общался с людьми, настолько свободно приводил по памяти тексты слова Божия, что было понятно, что он постоянно об этом рассуждал. Он постоянно об этом думал. Он жил в мире слова Божия. Для него это была не просто какая-то сфера знаний, которую он мог временами  привлекать, а поле, из которого он черпал необходимые ему силы. Условия жизни в Нитрийской пустыне были суровыми, порой ему было нелегко. Тем более что, судя по отдельным его высказываниям, ему пришлось претерпевать поношения, обиды, оскорбления, скорби. Он об этом писал из личного опыта, а не то чтобы теоретически размышлял. Нет, он на себе это испытал. Он понимал, как легко воспламеняется гнев, если тебя незаслуженно обижают, как легко поддаться мстительности, злопамятству, и он сам в себе это все преодолел. Когда он приобрел бесстрастие, тогда и начал писать об этом поучения, наставления. Они на нас так сильно и действуют потому, что  написаны из пережитого, реального, зачастую трагического жизненного опыта.

– Из его жития мы также узнаем, что он сподоблялся даров и милости после причастия. Каких?

– Это очень любопытная тема. Те, кто об этом пишет, это не конкретизируют. Но в житии этого святого Димитрий Ростовский ссылается на слова пресвитера, который служил в их монастыре и с клятвой свидетельствовал: сколько он ни причащал Марка Подвижника, он ни разу не причастил его своей рукой, а всегда в это время появлялся ангел Господень, который брал лжицу и причащал преподобного Марка. Это чудесное событие пресвитер наблюдал постоянно, и он видел, что это чудесное явление обусловлено именно личной святостью преподобного Марка. Это видение было, может, в чем-то даже для вразумления этого пресвитера, чтобы показать ему, что это по-настоящему святой подвижник.

Я так думаю потому, что сам преподобный Марк не отличался каким-то подчеркнутым величием или достоинством. У нас есть такие святые, у которых были эти врожденные качества; например, Василий Великий. Свидетели прямо пишут, что, например, Григорий Богослов обладал буквально царским величием, что к нему все подходили с благоговением. А здесь человек был внешне очень простым, тихим, он  казался незаметным и старался нигде о себе не заявлять. Поэтому для пресвитера, который, наверное, относился к нему как к простому монаху, а тут вдруг появляется ангел, берет лжицу и причащает этого подвижника Святыми Дарами, это необыкновенно. Кроме того, что касается следствия Евхаристии для него лично, я думаю,  почвой для этих необыкновенных духовных дарований, которые в нем со временем обнаружились, во многом было достойное причащение Святых Даров.

–  Сейчас на дворе пост. Святой Марк был великим постником, и он еще написал сочинение о посте. В чем суть этого сочинения, что он говорит о посте?

– Пользуясь случаем, хотел бы порекомендовать нашим зрителям почитать произведения самого Марка Подвижника. Тем более это легко сделать – они все довольно короткие. Преподобный Марк писал довольно много, но при этом лаконично. Произведения у него многочисленные, но по объему они сравнительно небольшие. Ознакомиться с ними очень легко. В частности, в слове о посте он говорит о том, что нужно держаться золотой середины.

С одной стороны, пресыщенное чрево – это начало множества страстей. Для любого человека, не только для монашествующих. Поэтому нужно питаться так, чтоб после окончания трапезы всегда оставалось небольшое чувство голода. Это трудно – себя ограничить.

С другой стороны, он пишет, что не нужно вкушать пищу очень редко. От этого может возникнуть две проблемы. Когда человек совсем редко вкушает пищу, казалось бы, постится очень строго, он может впасть в уныние, потому что слабеет телесно, у него недостает сил для духовного делания. И бес уныния начинает его бороть. Поэтому проще всего взять и вкусить немного пищи… А если человек не поддается унынию, тогда бес начинает его бороть тщеславием: какой ты великий, какой святой, ты постишься больше, чем другие; другие каждый день вкушают пищу, а ты раз в три дня, например.

– И при этом не унываешь.

– Да. Ты держишься, бодрый! Бесы имеют огромный опыт в этих вещах. Они сразу видят, с какой стороны лучше подойти. Чтобы ни тот, ни другой не мог нас побороть, лучше держаться такой меры, которая вроде бы ничего сверхъестественного из себя не представляет. Питаться каждый день. Но когда ешь совсем чуть-чуть хлеба и фактически остаешься голодным, на самом деле это очень тяжело. А ведь преподобный Марк так жил всю жизнь. Шестьдесят лет монашества он питался таким образом.

– Вы рекомендовали все сочинения святого Марка. Скажите, какие из наставлений больше всего Вам понравились, запомнились?

– Когда я учился еще в семинарии, у меня была книга, в которой по алфавиту были собраны наставления разных святых отцов: и древних, и более современных. Авторов очень много, в перечне их десятки. Из всех тех, кто там был, я запомнил Марка Подвижника. Меня поразил больше всего он. Его изречения содержат в себе что-то особенное. Это врезалось мне в память, хотя это было больше двадцати лет назад.

Процитируем, например, такое высказывание: «Кто, познав волю Божию, посильно исполняет ее, тот через малые труды избежит великих». Мы видим, что тут есть какая-то заковыристость. Вначале нужно познать волю Божию. Возникает вопрос, как ее познать. Но если сумел ее познать, то сразу себе облегчаешь жизнь, потому что идешь правильным путем прямо к Богу.

Или такое высказывание: «Делами показывай себя мудрецом, ибо нет слова, которое было бы мудрее дела». И с этим никто не может поспорить. Действительно, человек может прекрасно говорить, но если дела его показывают обратное, то это сразу превращается в дым.

А если человек вообще не говорит или говорит мало, но совершает правильные поступки, которые вызывают к нему уважение, то ему и не нужно больше ничего говорить, потому что этими делами он свидетельствует о своей вере и своем внутреннем духовном состоянии.

– Одно из самых известных его сочинений – «Слово о тех, кто желает оправдаться делами». Что святой Марк имел в виду, называя так свое сочинение?

– Когда я впервые увидел это название, мне показалось, что там написано о фарисейском подходе к жизни. Но это не совсем так. Это произведение тоже небольшое по объему, и буквально в самом начале он показывает худость веры тех, которые внешне только живут право. Имеется в виду не то, что у них лицемерное благочестие, а то, что оно формальное. Они стараются делать все правильно. Но только внешним образом. Им не хватает созерцательной жизни.

Здесь он больше обличает тех людей, которые к вере подходят отчетнически. Так, в чем мы обычно обвиняем католиков: главное – не сумма добрых дел, а что при этом человек испытывает в душе и насколько он стал ближе к Богу. Для них зачастую это остается за кадром. Так вот, именно таких людей он обличает в своем трактате, и с ним любопытно ознакомиться. Хотя я заметил у него такую особенность: зачастую общее содержание его наставлений выходит далеко за рамки названия. Он обозначает одну общую тему, но при этом может уходить очень далеко в своих рассуждениях. И в данном случае это как раз тот самый пример.

– Этот великий муж много говорил о покаянии и крещении. Могли бы Вы выразить несколько его мыслей?

– О покаянии он пишет часто и очень сильно. Главная мысль здесь: если кто-то спасался, то только через покаяние. Без покаяния спастись невозможно. Если кто-то погибал, то именно из-за отсутствия покаяния.

А по поводу крещения у него есть очень оригинальная мысль, которую я больше нигде не встречал у святых отцов. Он говорит, когда в трудные минуты жизни, при каких-то искушениях мы находим правильное решение, чувствуем благодатную помощь и побеждаем это искушение, то это благодать таинства Крещения, которая действует в нас; изнутри, а не снаружи.

– Потрясающе.

– Я этого больше нигде не видел. И он к этой теме не раз возвращается. Благодати крещения, которая в нас живет, он уделял особенно большое внимание. И я думаю, что мы должны взять это на заметку.

– Что советовал преподобный христианам как главное на пути к спасению?

– Советовал хранить незлобие и с благодарением принимать скорби. Многие святые отцы писали о смирении, послушании. У него о послушании мы слышим меньше. А вот о терпеливом и благодушном перенесении скорбей он писал особенно сильно, пространно и многократно.

Я уже сказал сегодня: мне кажется, это было обусловлено его личным опытом перенесения скорбей в жизни. И он буквально объясняет, насколько нам быстро и реально прощаются грехи только за одно это – если мы с терпением, безропотно переносим скорби.

– Он был борцом с ересью Нестория. Могли бы Вы рассказать больше об этом эпизоде его жизни?

– Это очень любопытный эпизод, потому что по времени это как раз совпало со временем его жизни.

– И какие аргументы он выдвигал?

– Мы помним, что ересь Нестория появляется в первой трети V столетия, когда преподобный Марк достиг зрелого, опытного возраста. Хочу заметить, что аргументов у него, может быть, не очень много и трактат у него не очень большой. Но зато эти аргументы самые действенные.

В частности, он вспоминает Первое Послание к Коринфянам апостола Павла и выражение: «Распяли Господа Славы». Это тот текст, который обычно мы приводим как самый яркий пример иллюстрации, когда говорим о соединении в Иисусе Христе Божественной природы и человеческой, их взаимодействии (сommunicatio idiomatum).

Ясно, что Господа Славы, буквально говоря, распять нельзя: Божество бесстрастно. Но если апостол Павел так пишет, значит, так можно сказать. И это можно сказать только потому, что  человеческие свойства можно приписать Христу как Богу. И наоборот: Божественные свойства можно приписать Христу как Человеку. Этот аргумент, я считаю, изумительно точно и правильно использует преподобный Марк Подвижник.

– У преподобного Марка есть серия советов ума душе. Это были советы о спасении?

– Конечно, это советы, которые направляют душу на путь к Богу. Почему он использует этот литературный прием? Потому, что в целом я заметил у него такую черту, как глубокое уважение к истинной христианской мудрости. У него много раз  говорится, что невежество – это ад, мрак и там, и там. Соответственно, человек, который отказывается от образования, поучения,  сам себе пресекает путь к духовному развитию. Поэтому, думаю, этот прием он и использует, когда именно ум (как высшее начало в человеке, как черта образа Божия в человеке) наставляет душу, как правильно действовать, чтобы спастись.

– Какие советы мирянам Вы можете предложить из сочинений преподобного Марка?

– Я бы  сказал,  90% его поучений относятся равным образом и к монахам, и к мирянам. Буквально единичные, отдельные советы у него есть, что прямо обращены к монашествующим, начальствующим в монастыре, послушникам. А так у него советы универсального направления; они всеобъемлющие, касаются христианской совести, христианского образа жизни, исполнения заповедей.

Я думаю, поэтому и был так популярен преподобный Марк Подвижник, и святитель Феофан Затворник уделил особое внимание ему при составлении «Добротолюбия». Хотя по объему это совсем немного, если брать первый том. Тем не менее очень тщательно подошел к нему святой Феофан Затворник, понимая, что этот автор в направлении катехизации мирян необыкновенно эффективен.

– Чем выделяется Марк Подвижник на фоне других отцов-аскетов нашей Церкви?

– Тут есть несколько отличительных особенностей. Во-первых, это особая харизма в передаче своих мыслей. Он не просто говорит  правильные вещи, духовно проверенные на личном опыте; почти все отцы «Добротолюбия» так писали. А он умел это выразить особенно увлекательно, в лаконичной, даже афористичной форме, так что это легко ложится на память,  хочется это запомнить, этому следовать. У него есть оригинальный поворот мысли. Он так составляет предложения, что надо посидеть, немного подумать, что он имел в виду.

 С одной стороны, вроде бы это затрудняет его понимание, а с другой – притягивает к нему внимание. Именно потому, что другие отцы писали намного  проще. И я думаю, что среди по-настоящему великого созвездия писателей аскетического направления в Православной Церкви преподобный Марк занимает исключительное, ему одному принадлежащее место. Поэтому надо больше его читать и почитать. И чаще молиться, чтобы хотя бы часть его подвижнического духа была в душе каждого из нас.

Записали Таисия Зыкова и Екатерина Береснёва

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​