Преображение (Одесса). Катехизическое значение Великого покаянного канона Андрея Критского

9 марта 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Димитрием Предеиным.

– Всю неделю мы с вами молились за Великим покаянным каноном святого Андрея Критского. Этот канон учит покаянию, молитве и сердечному сокрушению. Именно о катехизическом значении Великого покаянного канона и пойдет речь в сегодняшней программе. Скажите несколько слов об авторе святого канона.

– Святой Андрей Критский – это святитель, архиепископ города Гортина на Крите. Он родился в 660 году в городе Дамаске, получил хорошее светское образование, однако оставил мир, чтобы подвизаться в монашеском образе. Он жил в Лавре святого Саввы Освященного в Палестине, был приближенным человеком патриарха Иерусалимского, его посланником на VI Вселенском Соборе. Затем он был переведен в Константинополь, там был замечен и воздвигнут на епископскую должность. Последние годы его жизни прошли на Крите, где он скончался в 740 году.

Считается, что именно в последние годы своего пребывания на кафедре он создал свои наиболее значимые шедевры гимнографического искусства. Более того, считается, что именно святой Андрей Критский изобрел жанр канона, которого раньше в Церкви не было. Он написал около семидесяти канонов, в их числе – Великий покаянный канон, который у нас принято читать в Великий пост.

Самое поразительное в житии святого Андрея то, что такой необыкновенный гимнограф, можно сказать, гений церковного витийства, в детстве до семи лет вообще не умел разговаривать. Неизвестно, как сложилась бы дальше его судьба. Но в связи с тем, что, вероятно, его родители были очень благочестивыми людьми,  молились за него и приводили его в храм, однажды, в семилетнем возрасте, после принятия таинства Евхаристии, он заговорил. При этом он не просто заговорил, а в нем проявились необыкновенные дарования в слове, в поэзии, и он стал замечательным автором церковного стихотворчества.

– Есть какая-то особая история создания самого канона? Все-таки это большой канон, и на него, может, не один год ушел.

– Да, это не просто большой, а самый большой канон в мире: двести пятьдесят тропарей, написанных им, плюс еще добавленные к нему впоследствии тропари, посвященные Марии Египетской и ему самому. Это очень масштабное произведение, которое он писал долго.

Здесь очень любопытно рассмотреть версию профессора Карабинова, который считает, что самим автором этот канон фактически никогда не предназначался для общего церковного использования. В отличие от обычных канонов, которые он писал, этот объемный канон имеет, я бы сказал, личный характер, в чем-то даже автобиографический. Он писал его для себя. Это было выражение его покаянного настроения. Он его, вероятно, читал келейно, чтобы выразить свое покаяние перед Богом. Наверное, он даже не планировал, что его канон будут использовать таким общецерковным образом, торжественно, дважды в течение Великого поста.

Это похоже на правду. Потому что при всей внешней отточенности (а там действительно имеет место совершенство формы) отдельные особенности этого канона показывают, что для автора это было нечто сугубо внутреннее, личное, интимное; покаяние именно как выражение его собственного голоса души перед Богом. Но так устроил Промысл Божий, что Церковь оценила это произведение, и оценила столь высоко, что мы пользуемся этим каноном как своего рода камертоном, который нас настраивает на всю Четыредесятницу.

– Канон называется Великим и Покаянным. Есть какое-то объяснение тому, почему он так называется?

– Великим – по своему объему, а Покаянным – по содержанию. Все его содержание – это единый призыв к покаянию. Даже припев после каждого тропаря «Помилуй мя, Боже, помилуй мя» – не что иное, как выражение нашего покаянного настроения. А помилования просит человек, который сознает себя виновным, понимает, что по справедливости должен быть осужден. Если мы обращаемся к Богу с просьбой о помиловании, это показывает, что мы искренне каемся перед Ним в своих грехах и понимаем, что только Он – Всемилостивый Господь – может даровать нам это прощение и очищение от всякой греховной скверны. Канон справедливо называется и Великим, и Покаянным, потому что в нем, наверное, как ни в одном другом произведении церковного искусства, с такой силой, концентрацией и на такой широкой палитре показана сила покаяния как такового.

– В чем его покаянная сила: в примерах греха и добродетели, которые он приводит, или в чем-то другом?

– Я не раз задумывался, почему именно это церковное произведение привлекает столь сильное внимание, отклик народа. Это видно даже буквально по степени наполненности храмов. Если посмотреть, сколько людей приходит, скажем, на литургию Преждеосвященных Даров в среду утром, а сколько в эту же среду вечером на Покаянный канон, можно заметить разницу в несколько раз. Людей что-то влечет к этому канону, они хотят хотя бы раз в году его услышать.

Во-первых, это связано с тем, что его чтение совершается очень редко. Это произведение можно услышать только на первой и пятой седмицах Великого поста. Дело, конечно, не только в этом, так как есть и другие службы, которые совершаются вообще один раз в году, но они не вызывают у людей такого обостренного интереса. Прежде всего у этого канона какая-то совершенно особая атмосфера. Когда читается это церковное произведение, священнослужители выходят в центр храма. Черные или очень темные облачения, полумрак в храме, горящие свечи, первая седмица, строгий пост – это все сходится в одно сугубое покаянное настроение и создает особую атмосферу этого произведения.

Во-вторых, очень много значат те примеры, которые там приводятся. Это примеры живых людей. Одно дело, когда мы рассуждаем на какую-то тему пусть даже убедительно и аргументированно, но абстрактно, а другое дело, когда приводятся конкретные имена тех людей, в жизни которых случилась эта драма.

– Получается, канон учит личностями?

– Да, это примеры конкретных живых людей, которые имели место в истории. Это невымышленные персонажи, а абсолютно реальные люди, у каждого из которых был свой путь в жизни, и этот путь преломляется через призму покаяния. Вначале иллюстрация, а затем из нее мы должны сделать вывод для своей души, чтобы не подражать плохим примерам, а подражать хорошим.

Есть еще одна очень важная деталь в этом каноне, которая тоже добавляет ему силы действия на человеческие души: ирмосы по факту представляют собой цитаты из Священного Писания. Они берутся святым Андреем из Библии почти без изменений и являются лейтмотивами для каждой из девяти песней этого канона. А слово Божие живо и действенно, оно острее всякого меча обоюдоострого. И когда мы слышим это Божественное слово, этот глагол Божий, который призван жечь сердца людей, он достигает до самого сердца.

– Почему в основе Покаянного канона множество библейских историй?

– Это и есть гениальная идея святого Андрея, которая заключается в том, чтобы взять буквально всю Библейскую историю и вместить ее в одно литургическое произведение. Канон потому и получился таким длинным, что Библия – большая, толстая книга, в которой много ярких примеров, имеющих особую назидательность. Он это все сумел гармонично и вместе с тем концентрированно разложить по девяти песням так, что когда мы читаем канон, у нас создается ощущение целостности этого произведения. При этом, несмотря на то, что оно такое большое и читается четыре дня (как на первой седмице), а не один, мы каждый раз ощущаем, что приобщаемся к чему-то единому, что это что-то завершенное.

Видно, какое-то особое божественное озарение было у святого Андрея, когда он создавал этот канон, потому что он сумел выдержать эту линию от начала до конца и на множественных примерах совершенно разных людей и даже эпох. Он начинает с глубочайшей древности, а заканчивает евангельскими примерами, что составляет более пяти тысяч лет. Тем не менее единство духа сообщается человеку, который это слышит, воспринимает. Как у евангелистов было особое божественное вдохновение, так и это именно боговдохновенные тексты. В каком-то смысле здесь тоже, может, более низкий, но определенный уровень боговдохновенного текста.

– Что необходимо знать, чтобы понять Покаянный канон? Ведь можно на нем присутствовать и даже им услаждаться, но тем не менее ум будет безучастным.

– У меня иногда создается впечатление, что не все люди, присутствующие в храме, до конца понимают то, о чем мы читаем в этом каноне. Чтобы понять этот канон на должной глубине, должны присутствовать как минимум два условия. Во-первых, нужно знание церковнославянского языка, чтобы понимать все выражения, которые там употребляются, а некоторые из них довольно редкие. Бывает, что я сам вспоминаю и извлекаю из глубин памяти, что именно означает какое-то попавшееся слово.

Во-вторых, нужно знать Библейскую историю. Когда он говорит о редко встречающихся именах, то тоже нужно немножко покопаться в памяти, чтобы вспомнить, в какой связи они вспоминаются в Библии, почему одни из людей порицаются, а другие – восхваляются. Это даже лишний повод поискать потом историю этих людей и извлечь для себя дополнительную духовную пользу.

– Есть ли стих канона, который Вам более близок?

– Если попытаться выделить какой-то текст этого канона, наверное, это все-таки песнопение по 6-й песне: «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши? Конец приближается и имаши смутитися…»

Это такие слова, которые вызывают особые эмоции, особенно глубокое покаянное чувство. В это время все становятся на колени. Это то, что можно выделить из всего канона. Хотя там, безусловно, есть и другие прекрасные отдельные стихи. Бывает, когда сам читаешь или слушаешь, как читает другой священник,  даже хочется запомнить какое-то конкретное выражение. Но именно это песнопение особенно трогательное.

– В чем катехизическая сила канона?

– Когда человек приходит в храм, он желает приблизиться к Богу. Но не всегда эта цель может быть достигнута легко. Бывает, что человек не знает, в какое время лучше прийти в храм. Он приходит, ставит свечи, но это может продолжаться годами, а по-настоящему человек не воцерковляется и по-прежнему остается фактически в чине оглашенных. Настоящая катехизация происходит тогда, когда человек понимает церковное учение, вникает в дух, которым живет Церковь, и когда этот дух отражается на его реальных поступках, на его действиях в общении с людьми.

Думается, что именно это богослужение (великое повечерие с Каноном Андрея Критского) – одно из тех богослужений, которое имеет наибольший катехизический огласительный потенциал. Потому что человек, который приходит на эту службу, слушает, каким он должен быть, к чему должен стремиться, чего от него ожидает Господь. Здесь нужно не просто постоять со свечкой полтора часа, а самое главное, чтобы человек пропустил это все через свое сердце.

Мне думается, что сознание людей меняется после того, как они внимательно, благоговейно послушали этот канон, помолились вместе со всей Церковью во время этого богослужения. И даже потом, вернувшись обратно к своим обыденным делам, проблемам, люди будут хотя бы на какое-то время иначе все это воспринимать. Хотя бы на какое-то время этот благодатный шлейф в душе будет сохраняться.

– Можно ли сказать, что Покаянный канон раскрывает суть человеческой жизни?

– Да, не просто человеческой жизни в целом, а отдельных законов духовной жизни, которые проявляют себя в нашем бытии. В частности, один из этих законов – это обязательное наказание после греха. Человек согрешающий может быть уверен, что за этим преступлением против заповеди следует какое-то Божественное возмездие. И если он хочет его отвратить, изменить или, по крайней мере, смягчить для себя, надо обязательно как можно скорее прибегнуть к Богу с покаянием. Потому что Господь не ставит целью обязательно отомстить человеку за грех. Понятно, что грех Богу ненавистен. Но Он любит человека, и если человек согрешает перед Ним, Он стремится вернуть его на путь спасения.

Все эти закономерности прекрасно видны на примере Библейской истории, которая так выразительно, так последовательно, ярко высвечивается у святого Андрея Критского. Думаю, что слушание этого канона было бы прекрасно дополнить в домашних условиях каким-то толковательным чтением. Сейчас есть специальные книги с изъяснениями Канона Андрея Критского разными авторами: и древними, и современными. Если потратить на это хотя бы немного времени и сил, то можно получить еще больше пользы для себя.

– В каких красках рисуется грех в каноне?

– В тех, в которых он реально присутствует в нашей жизни. Грех всегда разрушителен и всегда вредит человеку. Какое-то время он нас прельщает своей кажущейся привлекательностью, сладостью. Но потом мы видим, что были обмануты, сделали то, что нам принесло не пользу, а нечто вредное, опасное, губительное. Вот об этом и говорится на примере тех персонажей, которые нам более или менее известны из Священного Писания. И мы ужасаемся, когда видим глубину падения тех людей, которые были отвергнуты от лица Божия.

Но вместе с тем мы преклоняемся перед примером тех людей, которые смогли после тяжкого согрешения одуматься и вернуться к Богу. В частности, пророк Давид, о котором тоже упоминается в каноне, для нас пример того, что нужно уметь себя где-то переломить, осознать свой грех, смирить свою гордость, которая не хочет признавать  ошибки, и смиренно припасть к Богу с покаянием.

– Почему добрые дела и добродетели ставятся в каноне так высоко? В принципе, это ожидаемо. Но какой смысл придает этому святой Андрей?

– С одной стороны, это контрастность, литературный прием, антитеза. Если так ярко, выразительно, максимально сильно показана тяжесть греха, то нужно высветить и добродетель как нечто вполне равнозначное по силе влияния на человеческий разум. Потому что мы должны не только ужасаться наказанию за грех. Должно быть и влечение к награде, которая ожидает человека за добродетель.

Но, как мне кажется, самое главное – это то, что добрыми делами свидетельствуется наша любовь к Богу. Ведь это те реальные поступки, которыми мы доказываем, что на самом деле возлюбили Христа, что стараемся исполнить Его заповедь любви к ближнему, стараемся где-то себя изменить, что-то в себе преодолеть. Это там тоже присутствует. Хотя мне всегда казалось, что покаянное настроение превалирует над радостным. И обличение греха перевешивает прославление добродетели.

– Как Покаянный канон раскрывает суть православия?

– Это интересный и глубокий вопрос. Когда мы думаем о том, чем наша вера отличается от других, то, наверное, чтение Канона Андрея Критского является одной из ярких иллюстраций отличия православия не только от других религий, но даже и от других направлений христианства. Потому что именно в этом каноне мы видим, с одной стороны, глубину смирения перед Богом, осознание своей падшей человеческой природы, своей удобопреклонности ко греху, того, что мы погрязли в этой бездне. А с другой стороны – сильнейшая надежда на Божественное милосердие, потому что после многочисленных примеров грешников, которые там называются, мы понимаем, что общий пафос этого канона оптимистичный. Мы верим, что Господь может нас помиловать, если мы столько раз просим: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя». Не может такая настойчивая молитва оказаться безуспешной и неуслышанной, все равно какой-то благой результат у нее будет.

Думаю, что вера в Бога справедливого и в то же время милосердного – это, наверное, и есть отличие православия. Здесь мы видим не только покорность Богу, но и любовь к Нему, и искреннюю веру в то, что Он приведет нас к Своей вечной обители.

– Почему в духовной жизни так необходимо покаяние?

– Покаяние святые отцы называют вторым крещением. По существу, это единственный способ вернуть чистоту совести посредством покаяния. Это необыкновенно важное таинство Церкви. Покаяние – это не только таинство Исповеди, а сам по себе феномен– настроение жизни человека. Это отношение к Богу, потому что по отношению к Нему мы можем себя позиционировать по-разному.

Есть люди, которые вроде бы в Бога верят, но абсолютно не собираются перед Ним ни в чем каяться. Это неправильно. Мы должны сознавать свою виновность перед Богом. Как показывает духовный закон жизни, наиболее преуспевшие в духовном деле праведные святые особо глубоко каялись перед Богом, они лучше видели свои грехи. И это более глубокое покаяние, наверное, и возвело их на вершину святости.

– С чем связано чтение Великого покаянного канона в первую и пятую седмицы Великого поста?

– Совсем разные цели ставятся при первом чтении и при втором. Когда мы читаем канон на первой седмице, то здесь очень важно сообщить верующим импульс, чтобы настроить их на достойное проведение Великого поста, зарядить этой энергией.

А когда пятая седмица, то пост уже перевалил за середину, близится к концу. Силы уже оскудевают, первоначальная ревность ослабела. И чтобы ее поддержать (это очень важный момент, чтобы перед финишем открылось второе дыхание), Церковь нам предлагает прочитать канон еще раз. Это связано с личным подвигом жизни преподобной Марии Египетской, житие которой читается на этой службе. И они как-то очень органично дополняют друг друга. При чтении канона на пятой седмице, в отличие от первой, создается другое настроение.

Наверное, трудно сказать, где центр тяжести. Я знаю, что люди очень любят канон на первой седмице. Но и на Мариино стояние тоже приходит множество людей, которые, как видно по лицам, после службы просветленные, они получают необыкновенную благодать.

Записали Таисия Зыкова и Екатерина Береснёва

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​