Преображение (Одесса). Святой император Юстиниан

25 ноября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Димитрием Предеиным.

– Двадцать седьмого ноября Святая Церковь чтит память святого императора Юстиниана. О его жизни, его времени и церковной исторической ситуации и пойдет речь в сегодняшней программе.

Какое происхождение и воспитание было у будущего великого императора?

– Будущий император Юстиниан родился в 483 году. Происходил он из довольно простой семьи. В этом отношении необходимо сказать, что о его детстве осталась память именно как о человеке из простого сословия, чем объясняется некоторый демократизм его правления, его общения с людьми и отношения ко многим людям. По национальности он был скорее всего фракийцем. Он родился в городе, который сейчас называется Скопье (столица Северной Македонии).

Довольно долгое время в историографии существовала версия о том, что его происхождение было славянским. Сейчас уже почти никто из серьезных историков ее не придерживается, но сам по себе факт того, что эта версия долгое время циркулировала в истории, говорит о том, насколько император Юстиниан был популярен среди различных славянских народов. Они чувствовали его настолько близким себе, что хотели бы, чтобы он был по национальности кем-то из славян. Но, судя по всему, он все-таки не был славянином. Однако же политика, которую он проводил в Византии, во многом способствовала тому, что его слава была настолько велика, что оказала очень большой эффект на его современников-славян. Поэтому, еще не будучи христианами, они уже очень его уважали.

– Каким он был императором? Его ведь называют Великим.

– Потому что его деяния были поистине великими. Конечно, необходимо отметить, что его правление было очень долгим. Он находился у власти 38 лет, до самой своей смерти, а жизнь его была очень долгой. Поэтому он многое успел за время своего правления. Но, возможно, и сама эпоха благоприятствовала его великим свершениям, потому что в то время Византия имела много сил.

Вместе с тем эта территория тогда называлась еще Римской империей. Это был еще древний римский мир, исход античной эпохи, и император Юстиниан жил на стыке двух эпох: поздней античности и самого раннего Средневековья. Тот факт, что в 529 году он закрыл Платоновскую академию в Афинах, многие рассматривают как конец античной философии и во многом античности как таковой. Как-то Промыслом Божиим было суждено именно этому человеку, этому правителю расставить многие точки над i в вопросах и политики, и экономики, и права, и храмостроительства.

– Почему в дни его царствования было так много восстаний?

– Это обратная сторона медали. Когда у правителя такие грандиозные планы, такие огромные амбиции, это ложится бременем на его народ. Когда он планировал новые военные походы, снаряжал новые большие армии, это сразу влекло за собой увеличение налогов. Когда он начал строить Храм Софии в Константинополе – грандиозный, величайший в христианском мире храм, это тоже потребовало увеличения налогов. Многие его проекты упирались в деньги.

Он понимал, что деньги можно выжать из народа, но это давление на простых налогоплательщиков было чревато недовольством. Кто-то понимал грандиозность этих планов, кого-то вдохновляло то, что делалось на эти средства. А кто-то считал, что своя рубашка ближе к телу, и у многих то, что лишнюю копейку, что ты хотел потратить на своих детей, у тебя забирают в пользу каких-то новых государственных нужд, которых раньше не было, вызывало большое недовольство. Поэтому в разных слоях общества порой зрели серьезные протестные настроения, выливавшиеся в крупнейшие в истории Византии восстания.

– В его время империя вернула былое величие и стала от моря до моря, как об этом в начале царствования и мечтал Юстиниан. Расскажите больше об этом времени.

– Император Юстиниан сам по себе был талантливым полководцем. С этого началось его возвышение. Безусловно, во многом его величию, приходу к власти способствовало то, что его родной дядя был императором – это император Юстин. Он как раз дал ему образование, которым впоследствии отличался Юстиниан. Потому что его родители не могли так посодействовать раскрытию его личности и способностей. А так у него был карт-бланш, которым он очень успешно воспользовался.

Но при этом не нужно умалять его личных достоинств. Он был человеком, одаренным поистине государственным умом, и отличался личной храбростью. Поэтому он был хорошим полководцем и неплохо разбирался в военном деле. Впоследствии, когда он стал императором, он подбирал себе по-настоящему талантливых полководцев, которые могли вести военные кампании самостоятельно. Ему необязательно было присутствовать в дальних походах, они успешно справлялись и без него. Такие полководцы, как Велизарий или Нарсес, были выдающимися военными деятелями своей эпохи. Благодаря их таланту и своей собственной энергии он сумел победить многие враждебные империи и племена. В частности, конечно, варварские племена, которые жили на окраинах империи.

Наверное, одним из главных его достижений было то, что он сумел восстановить реальный контроль над значительной частью Западной Римской империи. Ведь не нужно забывать, что на момент его жизни Западной Римской империи уже не существовало. Она уже развалилась, рассыпалась под ударами варварских племен. Территория Западной Римской империи была поделена между варварскими новообразованными молодыми государствами, между племенами вандалов, вестготов и так далее. А он сумел – где-то дипломатическими средствами, где-то военным путем – установить свой реальный контроль над многими из этих территорий. Соответственно, это были новые поступления в казну, новое увеличение могущества империи и увеличение его славы как могущественного великого императора.

– Какие реформы в области права предпринял император, которые ощущаются буквально до сих пор?

– Это его право и кодекс, которые известны всем. Что любопытно, он начал заниматься разработкой новой редакции римского права сразу после того, как взошел на престол. Буквально через полгода. В этом была нужда, но вместе с тем эту нужду нужно было осознать. Он ощутил, что триста лет назад римское право было в точке зенита, в рассвете, и он хотел вернуть римское право на прежнюю высоту. В большой степени ему это сделать удалось.

Конечно, не он один над этим работал. Были непосредственные руководители всех проектов кодификации права. Во всяком случае, это была его личная инициатива. Он сам понимал, насколько это важно, и то, что он приступил к этому сразу, как только взошел на престол, говорит о том, что эти амбиции, намерения были у него и раньше, когда он был частным лицом, когда был просто полководцем. Ему уже тогда хотелось навести порядок в этой области. Ведь чтобы человек чувствовал себя социально защищенным, очень важно, чтобы в стране были справедливые законы, чтобы они работали, чтобы люди ощущали, что есть справедливость в государстве, что ее можно добиться. Он в большой степени этому содействовал.

Интересно, что в его личной жизни тоже присутствовал ангел-хранитель – его супруга, святая Феодора. Расскажите больше об этих особенных отношениях.

– Это редкий случай вообще в истории венценосных особ, чтобы брак был заключен по любви и чтобы эта любовь была проверена временем. Хотя тут есть о чем поговорить, потому что избранницей императора Юстиниана стала бывшая гетера. Об этом прямо пишут и Прокопий Кесарийский, и другие историки. Сложно сказать, насколько нужно буквально понимать, что она была гетерой. Была ли она на самом деле ею или только танцовщицей в борделе, но на ее молодость ложится большая тень. Святитель Димитрий Ростовский пишет об этом очень кратко: что она сначала была грешницей, но потом покаялась. Так что ее молодость была бурной и в большой степени греховной.

Но при этом нужно отметить, что это была женщина выдающихся личных качеств. Она была не только очень красивой, но еще и очень умной и обаятельной. У нее был буквально какой-то невероятный женский магнетизм. Поэтому у нее никогда не было недостатка в поклонниках, причем из разных слоев общества, вплоть до самых высоких. Одно время она была любовницей одного полководца. Вместе с ним она уехала в Александрию в Египет. Затем, когда она с ним рассталась,  решила вернуться в Константинополь. Вернувшись в Константинополь, она и познакомилась с будущим императором. Тогда он еще был полководцем.

Он не сразу смог на ней жениться, потому что императрица Евфимия была ярой противницей этого брака. Она считала позором для императорской семьи, что брак будет заключен с бывшей гетерой. Но после смерти императрицы этот брак был заключен, и даже потом специально изменили закон императора Константина Великого, который запрещал представителям императорской семьи вступать в брак с бывшими гетерами. Он был подкорректирован так, что запрет вроде бы сохранялся, но только в том случае, если он не отменялся личной волей самого императора по отношению к той гетере, которая перестала быть таковой. Вот так казуистически они это обошли специально, чтобы оправдать брак императора Юстиниана.

Здесь нужно подчеркнуть, что Феодора стала его верной спутницей жизни. Во всей последующей жизни ее брак не был омрачен ни супружескими изменами, ни скандалами. Она была настоящей помощницей своему мужу. Был один, но очень яркий эпизод в их совместной жизни, когда она спасла власть императора Юстиниана, а может быть, даже и его жизнь. Когда было восстание «Ника» в 532 году, император чувствовал, что его жизнь находится на волоске, так как восставшие уже начали штурмовать дворец императора; он обдумывал план побега. Уже готовились вещи, чтобы погрузиться на корабль и бежать.

Вот тут Феодора взяла на себя ответственность и выступила на совете императора с его ближайшими сановниками; она произнесла пламенную речь, в которой ключевыми словами были слова, что лучший саван – это порфира; лучше смерть, чем бегство и позор изгнания. Она сумела настолько вдохновить своего супруга, настолько вселить в него веру в то, что ситуацию можно исправить даже в этом критическом состоянии, что он к ней прислушался, начал предпринимать определенные действия, и ему удалось переломить ход этого восстания, подорвать веру сторонников восстания в своих предводителей и подавить его. Это было сделано ценой большой крови, погибло, как говорят, около 35 тысяч человек, но его власть сохранилась. Его дальнейшие начинания были бы невозможны, если бы в тот момент он не выстоял.

– Отдельной страницей его жизни является его богословие и богословствование, потому что император был на редкость одаренным богословом. Расскажите больше об этом.

– Говорят, что талантливый человек талантлив во всем. Императора Юстиниана это касается самым прямым образом. Все, за что он брался, у него получалось прекрасно, в том числе и занятия богословием. Образование позволяло заниматься ему такими умозрительными вещами (это богословие, философия). И он вникал лично во многие вопросы. Некоторые считают, что здесь была и темная сторона луны. Потому что император Юстиниан был буквально, может быть, у истоков (или, по крайней мере, одной из вершин) явления, которое называется цезарепапизмом. Император настолько активно участвовал в делах Церкви, так налагал свою волю на сугубо церковные вопросы, что буквально командовал Церковью, руководил ею. Поэтому называется: цезарепапизм.

То есть цезарь буквально чувствовал себя как папа Римский. Может быть, это и имело место, но при Юстиниане это служило Церкви на пользу, потому что он умел отличить истину от заблуждения, и во многих вопросах мы видим это наглядно. Например, когда появилась ересь афтартодокетизма. Ересь довольно сложная для понимания: там грань между истиной и ложью проходит по таким вещам, в которых надо по-настоящему глубоко разобраться. Он смог это сделать; он поддержал именно православных против этих монахов ‒ акимитов, которые запрещали употреблять теопасхитские выражения. Поэтому это делает ему большую честь.

‒ Какова его роль в истории Пятого Вселенского Собора?

‒ Пятый Вселенский Собор относится ко времени уже ближе к концу правления Юстиниана, к тому периоду, который в себе содержит больше нареканий со стороны историков. Обычно даже сторонники Юстиниана больше восхваляют его первую половину правления. А вот тогда, когда он уже был пожилым человеком, они находят больше каких-то изъянов. Тем не менее Пятый Вселенский Собор – это необыкновенно важное собрание епископов; форум, на котором были осуждены ереси, в частности оригенизм; был, мы знаем, спор о трех главах. То есть были приняты судьбоносные для Церкви решения. И император Юстиниан принимал в этом самое деятельное участие. Поэтому можно записать ему это в актив. То, что он организовал Собор, было своевременно, это было не каким-то его праздным волеизъявлением; в этом назрела потребность.

Церкви нужно было решить эти вопросы, тем более что оригенизм был очень широко распространен в это время в восточной части империи, и Церкви нужно было дать определенный ответ на все эти учения. И отцы Собора прекрасно с этим справились. Поэтому полагаю, что участие императора Юстиниана в этом Соборе – одна из наибольших его заслуг перед Церковью.

‒ Какие аргументы выдвигал святой Юстиниан против апокатастасиса Оригена?

‒ До нас дошло его послание к патриарху Константинопольскому Мине, в котором он очень красиво, аргументированно и красноречиво объясняет, почему он не согласен с доктриной Оригена о всеобщем восстановлении. Напомню, что доктрина состоит в том, что в конце времен Господь спасет всех людей; и праведники, и грешники вместе будут блаженствовать в Царстве Славы. Император Юстиниан говорит: «Невозможно представить, чтобы ревнители чистоты и целомудрия были по истечении какого-то времени соединены с беззаконниками и педерастами». Вот эта его фраза является непосредственным выражением чувства справедливости. Не может быть так, чтобы люди, которые трудились ради Господа, страдали ради Него (как святые мученики, например), соединились с тем, кто боролся против благодати, против Церкви, против истинного Бога.

Поэтому при всем желании нашего христианского сердца достичь идеальной картины, чтобы все спаслись, в разум истины пришли, чтобы Господь добился этой цели, мы понимаем, что есть такой фактор в жизни, как злая человеческая воля, которая способна упираться в творение собственного спасения. Поэтому я лично абсолютно убежден, что император Юстиниан прав: не будет апокатастасиса; все демонские полчища и те, кто следовал добровольно за сатаной,  антихристом, действительно будут в геенне огненной навсегда.

‒  Святой Юстиниан не только талантлив в праве, политике, богословии, он также и поэт; не просто поэт, а именно церковный поэт, гимнограф. Расскажите о его гимне, который вошел в литургию.

‒ Не все знают об этом. Не так давно на катехизаторских курсах я задал вопрос: «Какой гимн императора Юстиниана вошел в состав литургии?» Ни один человек в аудитории не смог мне этого назвать. Хотя мы слышим его за каждой литургией – «Единородный Сыне и Слове Божий бессмертен Сый…» Это его авторское произведение, которое он своим императорским указом повелел включить в текст литургии святителя Иоанна Златоуста, чтобы он исполнялся за каждым служением.

То есть до Юстиниана не было этого текста в литургии; он сам его туда вставил. Этот текст очень правильный с догматической точки зрения. В нем самые главные слова «распныйся же, Христе Боже…» ‒ это то, против чего восставали монахи-акимиты, считающие, что нельзя говорить, что Бог был распят, что Бог страдал, что Бог умер на кресте. Они говорили, что Бог бесстрастен; Он не подвержен никаким страдательным состояниям.

Но император Юстиниан очень четко уловил: хотя Само Божество и бесстрастно, но ведь человеческая природа Господа Иисуса Христа принадлежала Ему. Он считал ее Своей собственной природой. И все, что относилось к Его человечеству, Он относил к Себе Самому как к субъекту обладания этой природой. Поэтому  страдал, мы можем сказать, именно Сам Господь Иисус Христос; страдал Сын Божий (но не по Божеству, а по человечеству). И вот эти слова императора Юстиниана, которые вошли в текст литургии, получается, являются истиной в последней инстанции. Если мы этими словами молимся, значит ‒ это правда, истина, это православие. Они повлияли на то, что ересь была полностью побеждена.

 ‒ Именно в его время был построен Храм Святой Софии – самый величественный храм православного мира. Каков в это его вклад?

‒ Это действительно великое творение церковного зодчества, уникальное, построенное по принципу золотого сечения; и многие параметры этого храма поражают. С одной стороны, колоссальные размеры, а с другой ‒ изящество, легкость. Они смогли совместить это все в одном. До недавнего времени этот храм считался самым большим христианским храмом.

‒ Тысячу лет буквально…

‒ Да, около тысячи лет он был таковым. Он до сих пор поражает людей, которые туда приезжают. Да, это уже недействующий храм. Он находится в стране, которая не является христианской. Там сейчас музей. Это достояние государства, это фонд ЮНЕСКО. Тем не менее туда можно зайти, увидеть всю эту красоту, это величие и пережить ностальгию, наверное, по былому величию Византийской христианской империи. То, что такой храм построен, с одной стороны, это было требование необходимости, потому что прежний храм просто сгорел во время восстания. Но за новый император взялся с таким размахом, таким масштабом, чтобы целенаправленно превзойти Соломона. Говорят,  он произнес эти слова, когда храм был завершен: «Я превзошел тебя, Соломон».

Тут нелишне вспомнить, что наши послы от князя Владимира, которые поехали  в Византийскую империю, чтобы ознакомиться с восточным христианством, с восточным православием, были поражены прежде всего красотой этого собора: и снаружи, и внутри, и пением, и богослужением. Поэтому в каком-то смысле император Юстиниан повлиял на обращение нашего народа в православную веру.

‒ Какими добродетелями обладал святой Юстиниан?

‒ У него было много объективно положительных качеств. Это был человек целеустремленный, с очень сильной волей, с государственным умом, с любовью к Православной Церкви,  которая была абсолютно искренней. Конечно, у него были какие-то человеческие немощи, и особенно те историки, которые его недолюбливали, постарались это красочно расписать. Но мы можем найти пятна даже на солнце при желании. Это не упраздняет общей картины. Это был человек, который старался как можно больше принести пользы государству и Церкви. И ему удалось это сделать.

Поэтому, полагаю, если бы жизнь его была немножко короче, то меньше было бы упреков. Потому что те, кто его не любил (как, например, Монтескье), прежде всего нападали на него за те явления, которые были в период его старчества. Но, с другой стороны, так судил Господь, чтобы он прожил именно такую долгую жизнь, чтобы он пережил разные периоды своего правления. И, наверное, таков был закономерный итог всей его жизни, чтобы он скончался в возрасте около восьмидесяти двух лет.

‒ Как почил святой и почему Церковь прославила его в лике святых?

‒ Мы уже сказали, что он дожил до глубокой старости и умер своей смертью, что среди византийских императоров удавалось далеко не каждому. Мы говорим, православная Византия – это для нас идеал, но количество дворцовых переворотов и насильственных смертей среди византийских императоров  во много раз больше, чем в Российской империи. Там это было сплошь и рядом. Казалось бы, институт власти был освящен Богом, совершалось таинство Миропомазания, и при этом с такой легкостью народ поддерживал какого-нибудь нового претендента, новый дворцовый переворот и нового правителя.

Так что, наверное, это заслуживает тоже какого-то особого внимания ‒ то, что Господь судил ему увидеть все плоды своих дел. Он довел до завершения большинство своих проектов (правда, не все). Он не сумел полностью восстановить ту Римскую империю, какой она была при императоре Константине, потому что западная часть во многом осталась для него недосягаемой. Тем не менее сделать он успел очень много и был причислен к лику святых прежде всего за заслуги перед Церковью (и он, и его супруга Феодора; ведь их память празднуется в один день). Они действовали совместно: все свои крупнейшие проекты он со своей женой обсуждал и согласовывал. Это было необычно для того времени.

Например, персидский шах даже смеялся над тем, насколько Юстиниан зависим от своей жены. Но для него это было потребностью. И, вероятно, он чувствовал пользу от этого согласования ‒ одна голова хорошо, а две лучше (особенно когда это две умные головы). Поэтому, полагаю, его причисление к лику святых ничуть не менее оправданно, чем, например, канонизация императора Константина или Феодосия Великого. Он это полностью заслужил.

‒ Спаси Господи, отец Димитрий, за интересную, огромной важности беседу. Мы прощаемся с вами, дорогие братья и сестры. Божией вам помощи, ангела-хранителя!

Ведущий Андрей Гавриленко, протоиерей

Записали Таисия Зыкова и Ольга Румянцева

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​