Преображение (Одесса). Святитель Мартин Милостивый, епископ Турский

21 октября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Димитрием Предеиным.

Двадцать пятого октября Святая Церковь чтит память святого Мартина Милостивого, епископа города Тур. О его жизни, милосердии и о том, как он служил Христу с самого раннего возраста, и пойдет речь в сегодняшней программе.

Отец Димитрий, откуда был родом святой Мартин?

– Святой Мартин Турский – один из самых известных святых всей средневековой христианской Европы – родился в Паннонии, в городе Савар. Паннония у нас обычно ассоциируется с Венгрией, но на самом деле эта историческая область находилась на стыке нескольких современных государств, и та часть, в которой родился святой Мартин, сейчас находится на территории Баварии (Германия).

Там он и родился в семье римского воина-легионера, который дослужился до звания трибуна, и там в то время проходил военную службу. Но затем он был переведен своим начальством в Италию, в Павию, и детство святого Мартина прошло именно в Италии. Поэтому он по своей судьбе является интернациональным святым – покровителем Европы.

– Святой Мартин – пример любви к Богу, причем любви к Богу с самого детства. Как он стал оглашенным? Тут важно отметить, что это было его личное желание.

– У нас, к сожалению, сохранилось не так много биографических подробностей о его детстве, потому что в его житии, написанном Сульпицием Севером, намного больше внимания уделяется его деятельности как святого человека, монаха, епископа. Но тем не менее достоверно известно, что именно в детстве, когда он жил еще в Павии, он общался с местными христианами и самостоятельно уверовал во Христа, так как его родители были язычниками. Он начал посещать собрания христианской общины и стал оглашенным.

Он хотел принять крещение, будучи еще ребенком. Но это не состоялось только по той причине, что епископ боялся крестить 10-летнего мальчика из страха, что его отец – влиятельный военный, язычник – узнает об этом и может за это отомстить. Поэтому, как это ни странно, до 22-летнего возраста святой Мартин оставался в чине оглашенных, хотя вел жизнь совершенного христианина.

– Кем он был до принятия монашества, крещения, священства?

– Это довольно любопытный момент в его жизни, который иллюстрирует его послушание родителям. Его родители, в особенности отец, настаивали на том, чтобы он стал военным, то есть продолжил семейные традиции. Тем более что существовал указ римского императора о том, что дети ветеранов в 15-летнем возрасте должны были дать воинскую присягу. Фактически они уже зачислялись в какой-то легион, хотя еще и не начинали полноценную военную службу. Он дал присягу в 15 лет, и его определили в конную воинскую часть.

Таким образом, он был вынужден исполнять воинское служение, хотя у него к этому не было абсолютно никакого стремления – он уже с детства хотел не просто быть членом христианской Церкви, а именно монахом. Вероятно, еще в детстве он ознакомился с житием преподобного Антония Великого, написанным святителем Афанасием Александрийским, и хотел сам встать на этот путь. Но у него с детства не было никакой физической возможности это осуществить.

– Причем это все близко по времени: Антоний только почил, а Мартин уже читает его житие, написанное учеником.

– Да, это все происходило, можно сказать, почти синхронно. Святой Мартин исполнял службу воина в римском легионе, так что в этом отношении все обязанности воинской службы он исполнял вполне исправно. Единственное, он не хотел непосредственно убивать людей. Поэтому когда дело доходило до военных баталий, он старался каким-то образом избежать непосредственного участия в сражении, чтобы не быть убийцей.

На этой почве у него бывали очень сложные ситуации, вплоть до того, что однажды он сказал, что готов пойти на врагов – это было в войне с алеманнами – без оружия, вооруженным просто христианской молитвой, идти впереди в качестве живого щита. Было решено так и сделать. Его командир к нему очень хорошо относился, но он понимал, что его невозможно покрывать в этой ситуации.

– Насколько я помню, это даже был будущий Юлиан Отступник?

– Да, Юлиан Отступник был с ним лично знаком и, кстати, относился к нему сравнительно щадяще. Каких-то гонений именно от Юлиана святой Мартин не испытывал. Так вот, в этой ситуации его уже решили пустить вперед без оружия, но когда решение уже было принято, алеманны вдруг сами по непонятным причинам попросили мира. Сражение не состоялось, и он остался в живых.

– Как проявлял свою веру святой Мартин, будучи мирянином? Это очень важно для каждого верующего христианина. Понятно, как служит священство, а как вот спасался мирянин?

– Поскольку он происходил из знатного сословия, то располагал значительными средствами: у него были слуги, рабы. Но при этом, обладая большими возможностями для осуществления разного рода намерений, когда можно было поддаться соблазнам (что было принято у молодежи в то время), он вел, на удивление, строгую, целомудренную жизнь. Это удивляло даже его слуг, потому что они никогда не видели, чтобы человек сам, из каких-то своих внутренних побуждений, настолько себя ограничивал.

Он был аскетичен даже до того, как стал монахом. Ему была свойственна строгость, внимание к себе. Но вместе с тем он отличался и вниманием к ближним. Особенно важной его чертой было милосердие, что даже дало основание для его прозвища – Мартин Милостивый. В историю вошел случай, когда он ехал на коне и по дороге встретил нищего. Это было в Амьене. Была зима, было очень холодно. Он мечом отрезал половину своего воинского плаща и отдал этому нищему, чтобы тот мог укрыться и согреться среди этого холода.

Этот случай, может, был не единичным, и он, может, остался бы неизвестным, но в ночь после этого случая святому Мартину приснился сон. Он увидел Господа Иисуса Христа, завернутого в его половину плаща, говорящего ангелам: «Это катехумен Мартин одел Меня». Это сновидение настолько его поразило, что он поделился своими впечатлениями со своими ближними. Потом он, возможно, рассказывал об этом в назидание христианам. Потому его зачастую и изображают на иконах именно дающим половину плаща нуждающимся.

– Какие у него были отношения с родителями?

– Мы не знаем подробностей этих отношений, но знаем главный результат. А он состоит в том, что хотя его родители были убежденными язычниками и дали ему имя, означающее «посвященный Марсу» (языческому богу войны), так как хотели, чтобы он был военным, в конце жизни они крестились.

– Причем это было уже христианское время, при Константине.

– Это было время борьбы христианства и язычества, и в империи было еще очень много язычников. Его родители как раз были из тех, кто не хотел принимать христианство из каких-то конъюнктурных соображений, а искренней веры у них вообще не было. Они были убежденными традиционными для того времени язычниками.

Так вот, под конец их жизни святой Мартин постепенно, ненавязчиво общаясь с ними, убедил их принять таинство Крещения. Умерли они христианами. Этот случай показывает нам, что в жизни можно совместить любовь к родителям и добрые отношения с ближними с верностью своей вере. Если проявить терпение, достаточную силу молитвы, то рано или поздно Господь управляет все во спасение.

– Перед походом святой Мартин творит обильно милостыню. Может ли это стать правилом для христианина перед каким-то важным делом, то есть приступить к делу через милостыню?

– Это прекрасное правило жизни. В меру своих сил я сам всегда старался этому следовать. Если предстоит какое-то важное мероприятие, то даже правильно уделить какую-то часть своих средств нуждающимся. Пусть это будет небольшая, символическая сумма, но важен сам принцип помнить о ближних, оказывать им милость, если хочешь сподобиться милости от Господа. Потому что это взаимосвязанные вещи.

Конечно, мы можем сказать, что милостыню нужно подавать всегда, не только тогда, когда мы сами нуждаемся в какой-то помощи от Бога, но в любой ситуации. Но это не всегда получается, потому что не так много среди нас богатых, состоятельных людей. Поэтому тут уже надо как-то соизмерять свои возможности с этими добрыми начинаниями. В любом случае святой Мартин является для нас образцом в этом отношении. У него было много необыкновенных, исключительных духовных качеств, но прозвище он получил именно от этой добродетели: милосердия.

– Святой Мартин – это образец не только жизни в миру, но и образец жизни в монастыре. Вскоре он становится монахом. Каким он был монахом?

– Он был очень строгим и последовательным монахом. Одной из его главных добродетелей было постоянство. Каких-то сверхъестественных подвигов воздержания, свойственных египетским пустынникам, он не нес. По крайней мере, об этом в житии не сообщается. По уставу в обители пищу нужно было вкушать один раз в день. Это был хлеб с овощами. Если сравнить с нашим обычным образом жизни, это суровая аскеза. Но если сравнить это с египетскими подвижниками, которые вкушали пищу один раз в три дня или в неделю, то это уже умеренный устав.

Он отличался аскетизмом, но не только этим. Внутренняя духовная брань – вот в чем он больше всего преуспевал. Это тяжелее всего отразить в житии, но это то, что является главным основанием для тех многочисленных дарований, которые он получил от Господа. Поэтому когда мы говорим о том, что ему были свойственны такие дары, как прозорливость, чудотворение, дар исцеления, дар различения духов, то это все следствие того, что он был настоящим монахом.

Невзирая на такое высокое положение, которое, казалось бы, должно было его уже настроить на то, чтобы и в монашестве занимать высокие должности, обеспечить себя каким-то уровнем жизни и комфорта, он оставался очень строгим прежде всего к себе. Так, его милосердие к близким сочеталось с очень жестким, требовательным отношением к самому себе.

– Он был игуменом в обители?

– Да, он был аббатом в своей обители. Вначале, как только он сумел все-таки освободиться от воинской службы, а это уже было в возрасте около 43 лет, он основал пустынь в Лигуже. Так что он фактически закончил службу почти в пенсионном возрасте для солдат того времени, отслужив сколько было положено; только после этого он смог от службы освободиться. Многие его товарищи по воинской службе ушли вместе с ним и стали монахами в его монастыре. Сначала это был монастырь в Лигуже, а затем он основал монастыри в Мармутье, в которых был аббатом и которые стали настоящими рассадниками монашеской жизни.

Во всяком случае, есть даже такой факт. Когда он основал этот монастырь, там было около 80 человек. По нашим меркам это средний монастырь. Но на его похоронах присутствовало около двух тысяч монахов из тех обителей, которые были организованы под его непосредственным влиянием, выходцами из его монастыря. Это буквально целое монашеское движение, которое он породил своим личным жизненным примером.

Сохранилось описание устава его обители?

‒ Да, сохранилось, и очень интересно об этом пишет Георгий Петрович Федотов в своей статье, специально посвященной Мартину Турскому: что влияние святого Мартина на западное монашество можно сопоставить (даже в чем-то оно и превосходило) с влиянием Иоанна Кассиана Римлянина, Викентия Леринского и Венедикта Нурсийского. Он был очень в этом отношении заметной фигурой. Его монашеский устав был общежительным, потому что святой Мартин был сторонником именно восточного монашества. Житие святого Антония ориентировало его именно в этом отношении на египетскую пустыню, на монашество, которое было свойственно восточной части Вселенской, тогда еще неразделенной Церкви. Если сравнивать его монашеский устав с другими уставами того же Венедикта, или Викентия, или Иоанна Кассиана, в нем больше внимания уделяется аскетизму. Он более строгий. Если там упор делается больше на социальное служение, на какую-то умеренность, чтение Священного Писания, то все-таки вот этот аскетизм, суровость были ему более свойственны. Возможно, это отражение личных качеств его характера.

‒ Есть ли описание его контактов с какими-то влиятельными епископами? Я слышал, что он дружил с Иларием Пиктавийским, рьяным, настоящим борцом с еретиками-арианами.

‒ Да, несомненно, он был с ним в довольно оживленных отношениях уже по той причине, что Викентий был правящим архиереем той области, где святой Мартин основал свой монастырь сразу после выхода с военной службы. Поэтому он был обязан с ним общаться, брать благословение на все свои более-менее значимые проекты. Каких-то подробностей их общения, насколько я знаю, не сохранилось. Сказать, что на него Иларий оказал большое влияние, может быть, и нельзя, но, во всяком случае, точно их объединяет неприязнь к арианству. Если Иларий против него последовательно боролся с помощью письменных сочинений, в том числе это знаменитый трактат о Троице, то у святого Мартина, насколько я помню, не было таких богословских трактатов. Вероятно, его образование было для этого недостаточным, и стремления к этому у него не было, но он боролся с арианством, может быть, даже еще более эффективным способом ‒ своей святой жизнью, потому что люди сравнивали своего святого епископа Мартина с епископами соседних городов, где ими были ариане. На мой взгляд, очень примечателен случай, когда святой Мартин совершил путешествие в Медиолан и хотел там основать келью. Так вот, местный арианский епископ Авксентий подверг его поруганию, бесчестию и побоям. За что? Именно за то, что он видел в нем поборника православия.

‒ Действительно, Вы уже сказали, что Мартин стал вскоре епископом. Как это произошло, ведь он сопротивлялся? Каким епископом он все-таки стал?

‒ Да, это отдельная интересная история. Святой Мартин вообще не хотел принимать никакой священный сан. Он даже дьяконом не хотел быть. У него был чин экзорциста. В то время это был официальный церковный чин, который требовал тоже определенной подготовки, и он состоял в том, чтобы человек посредством чтения специальных молитв изгонял бесов из людей. Насколько я знаю, в Западной Церкви этот чин очень долго сохранялся; не знаю, в каком сейчас состоянии у них это служение, но в Средние века оно было очень распространенным.

‒ У нас он вошел в само таинство Крещения. Заклинательные молитвы…

‒ Да, у нас есть заклинательные молитвы в таинстве Крещения, в чине об оглашенных, но тогда это была отдельная практика. И он с ней очень успешно справлялся, он был популярен и известен как экзорцист. Поэтому он не хотел принимать священный сан, считая, что ему этого служения достаточно. Но когда скончался епископ города Тур,  местные жители очень хотели, чтобы у них был епископом именно святой Мартин, хотя он был простым монахом, он вообще даже не был ни священником, ни дьяконом. Но они знали, что он откажется. Поэтому решили хитростью его заманить под предлогом, что нужно помолиться об одной больной девушке, которая жила в этом городе. Они его пригласили, он не мог им в этом отказать, потому что всегда старался помогать людям. И когда он только туда приехал, они тут же буквально взяли его в кольцо и (хотя уважительно, но очень настойчиво) начали просить, чтобы он согласился принять эту должность.

‒ Такая была известная практика. В то же время буквально недавно Амвросия Медиоланского так…

‒ Да, с Амвросием была в чем-то подобная ситуация. Но здесь даже еще более колоритно получилось, потому что он сумел из этого кольца вырваться: он от них сбежал и прятался в каком-то сарае, ждал, пока все уляжется, чтобы потом под покровом ночи уйти обратно к себе в монастырь. Но в этом сарае были гуси, которые начали так громко гоготать, что выдали его присутствие. Те, кто его искал, опять его нашли, и ему некуда было деваться, пришлось согласиться. Эта деталь показывает, что он не притворно уклонялся ради приличия, он на самом деле не хотел быть епископом, всячески пытался от этого скрыться. Но, видно, таков был Промысл Божий. Вообще, кстати, с гусями у него была какая-то особая страница отношений, потому что гусь в Древнем Риме считался священной птицей, посвященной Марсу – богу войны; именно гуси спасли Рим, как известно. Поскольку имя у него было, посвященное Марсу, он в этом видел какую-то связь и говорил, что первый его указ как епископа был – приготовить жареного гуся. Тем самым он показал, что пренебрегает языческими символами.

‒ Как он обращал в православие всех окружающих людей и, в частности, своих родителей?

‒ Святой Мартин был человеком, который к себе необыкновенно привлекал всеми своими качествами. Во-первых, у него была прекрасная наружность: он был очень статный, высокий, мощный, величественный, в нем виделась воинская выправка. Вместе с тем он был очень добрым, необыкновенно милосердным. И когда он стал епископом, многие ожидали, что теперь он переменится, будет проявлять власть, могущество, величество. Но ничего такого не произошло. Его жизнеописатель повествует о том, что даже клирики могли безнаказанно его оскорблять. Он был настолько терпеливым, настолько немстительным, незлобивым, что все это воспринимал с редким благодушием. При этом, как это ни парадоксально, в общении с власть имущими, императорами в том числе, он проявлял удивительную принципиальность, строгость и достоинство. Например, известно, что император Валентиниан, который относился к нему довольно пренебрежительно, по молитвам святого был наказан: прямо под ним загорелся трон. Было известно, что это по молитвам святого Мартина. Другой император пригласил его к себе на банкет, но он ему отказал под предлогом того, что тот убил одного императора и сместил другого. Прямо ему так и передал: я не могу сидеть с этим человеком за одним столом. Ему все это сходило с рук, потому что даже императоры, казалось бы, люди с абсолютной властью, понимали, что это святой человек, он не собирается никого обидеть своими словами, это просто принцип его жизни, он не может через себя переступить.

‒ Но он все-таки был настоящим миссионером.

‒ Да, это несомненно. Он был миссионером по призванию.

‒ Да, высшей пробы…

‒ Был случай, когда он путешествовал через Альпы и на него напали разбойники.

‒ Это еще до монашества?

‒ Нет-нет, он уже был в монашестве, насколько я помню, уже был епископом, но совершал какое-то путешествие по своим делам. И когда на него напали, он обратил в христианство одного из этих разбойников. Даже люди, которые относились к нему сугубо как к предмету наживы, не могли не испытать его необыкновенного влияния. Такая была у него харизма. И то, что он сам многих привлек ко Христу, – это только полдела, даже, наверное, меньше половины. Более важно то, что из его монастыря вышло множество его учеников, которые стали епископами-миссионерами и обратили буквально половину Галлии в христианство. Это очень много кельтов-язычников, среди которых они вели свою миссию.

‒ В чем особенность святого Мартина как учителя, на Ваш взгляд?

‒ Святой Мартин был человеком, который в своих устных выступлениях, поучениях не стремился к каким-то глубоким философским рассуждениям. Его главными качествами речи были: простота, доступность, живость и убедительность. Он очень ярко, образно говорил, очень любил притчи. Поэтому, наверное, это были самые эффективные в то время способы поучения, которым он следовал на протяжении всей своей практики.

‒ Какие добродетели Вы выделили бы из его святого жития?

‒ Первое мое знакомство со святым Мартином произошло, когда я учился еще в школе. Когда я читал книгу отца Серафима Роуза «Душа после смерти»,  обратил внимание на такую подробность: отец Серафим описывает случай из жития святого Мартина, когда один из монахов его обители впал в прелесть и бесы в доказательство мнимой святости этого монаха подарили ему светящуюся одежду. В этой одежде он вышел из кельи и красовался перед братьями монастыря. Все были поражены; было темное время суток; одежда светилась на нем, при этом ее можно было пощупать, это была одежда. Не зная, как поступить, они решили его показать святому Мартину. Отец Серафим пишет, что духовная проницательность святого Мартина была настолько велика, что бесы понимали: они не смогут его обмануть. Они не могли даже предстать перед ним со своими кознями. Поэтому уже при входе в его келью исчезла сама одежда, она исчезла буквально под руками тех людей, которые вели этого монаха. Из этого все сразу поняли, что это бесовские козни.

‒ Как наши зрители могут почтить память этого великого угодника Божия?

‒ Помолиться этому святому, думаю, ‒ самое правильное, потому что его покровительство испытали на себе уже миллионы людей на протяжении истории. Это был один из самых почитаемых святых во всей средневековой Европе. Ему посвящены около семисот населенных пунктов во Франции. Три тысячи шестьсот приходов во Франции – святого Мартина. В Речи Посполитой было около двухсот храмов святого Мартина, из них часть находилась на территории нашей современной Украины. И, что более для нас примечательно, город Мукачево в Закарпатье своим небесным покровителем, который изображается на гербе города, имеет святого Мартина. Два памятника этому святому недавно построены в центре Мукачево, поэтому все желающие могут увидеть  действительно прекрасные памятники. Это доказательство того, что человек, который почитает святого Мартина, обязательно так или иначе почувствует силу его благодатных молитв.

Записали Таисия Зыкова и Ольга Румянцева

Показать еще

Время эфира программы

  • Понедельник, 20 января: 09:05
  • Воскресенье, 26 января: 00:30
  • Понедельник, 27 января: 09:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы