Преображение (Одесса). Святитель Афанасий Великий

13 мая 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с протоиереем Димитрием Предеиным.

– Роль святых отцов в истории Церкви трудно переоценить. Одним из светил IV века был святитель Афанасий Великий, память которого Церковь чтит 15 мая. О нем, о его жизни и святости пойдет речь в сегодняшней программе. В студии доктор богословия протоиерей Дмитрий Предеин. Христос воскресе!

– Воистину воскресе!

– Мы будем говорить о периоде так называемого мира, наступившего после Миланского эдикта святого Константина Великого. Что было, как жила Церковь до этого эдикта?

– Мы видим, что к началу IV столетия христианство было уже весьма распространенной религией на территории Римской империи. Тем не менее  Церковь была практически вне закона; ее права абсолютно не признавались, и это грозило ей постоянной опасностью. Не то чтобы ежедневно происходили гонения, нет. Они случались периодически, но не было никогда гарантий, что очередное гонение не начнется буквально завтра. Потому христиане всегда вынуждены были жить с  чувством незащищенности. Они понимали, что, кроме Бога, никто их не защитит. И если очередной император захочет вновь подвергнуть Церковь репрессиям, то тут уже многое будет зависеть от рвения местных властей.

И мы видим, что даже во времена одного и того же гонения в разных областях Церковь чувствовала себя совершенно по-разному. Где-то местные правители были весьма жестокими и выискивали христиан, а другие смотрели сквозь пальцы на исполнение этого императорского указа. Тем не менее есть и другая закономерность. Именно последние гонения, которые мы видим в истории (в частности, при Диоклетиане), были наиболее кровопролитными, и они связаны с наибольшим числом отрекшихся от Христа, именно по той причине, что времени между последними гонениями было уже больше – и христиане уже привыкали к спокойной, мирной жизни. Им было очень тяжело сохранить верность Христу, когда на кону стояло все.

– Что дало Церкви обращение святого равноапостольного Константина?

– Очень многое в жизни Церкви изменилось. И мы справедливо считаем, что это событие было одним из важнейших вообще в истории Церкви. Это определенный водораздел между жизнью Церкви до Константина и тем, что началось уже после Миланского эдикта.

Миланский эдикт представляет собой фактически закон о свободе вероисповедания. Не то чтобы христианство стало государственной религией, так не произошло. Это наступило уже намного позже, при императоре Феодосии. Император Константин лишь признал права христианства равными правам других религий, в частности языческой традиционной религии. Соответственно, христиане могли уже не бояться свободно исповедовать свои взгляды, совершать богослужения. Теперь им уже не нужно было прятаться в катакомбах. Стало понятно, что никто больше не угрожает их безопасности,  никто не будет унижать их достоинства в связи с тем, что они исповедуют веру в Господа Иисуса Христа.

 Это только начало. Дальше мы видим, что император Константин (например, в 319 году, через шесть лет после Миланского эдикта) признает право Церкви на свободу от налогов. Это тоже было очень важным решением: гораздо больше средств оставалось для обустройства прежде всего культовых зданий, для приобретения икон и многих других вещей, которые способствуют более торжественному и красивому богослужению, а значит – и месту христианства в обществе.

В 321 году император Константин издал еще один важный закон, благодаря которому Церковь приобретала право на недвижимость. Это тоже было очень важным вкладом в благосостояние Церкви. Поэтому то, что сделал император Константин на законодательном уровне, –  чрезвычайно важно. Церковь прославила его в лике святых как равноапостольного именно за заслуги перед вселенским православием, а не за святость его личной жизни.

– Святой Константин связал всю свою жизнь с жизнью Церкви, и одним из основных его деяний была организация Первого Вселенского Собора (Никейского), за который святитель Афанасий понес много трудов и обид. Расскажите о Первом Вселенском Соборе.

– Это очень интересное событие само по себе. Главный интерес был в том, что это  именно первый Собор. Это было беспрецедентное событие. До этого момента Церковь никогда не собирала общецерковные Соборы. Соборы были только Поместных Православных Церквей. В какой-то конкретной области, в какой-то Поместной Церкви могли собраться епископы для решения вопросов этой конкретной Поместной Церкви.

Идею о созыве общецерковного, общеправославного Вселенского Собора императору Константину подал святитель Осия Кордубский. И именно в связи с тем, что его император Константин посылал в Александрию, чтобы он выяснил обстоятельства арианской ереси. Он понял, что это очень опасное лжеучение, которое пустило уже глубокие корни, и чтобы его ниспровергнуть, нужно было, чтобы вся церковная полнота проявила единомыслие. Это был слишком серьезный догматический вопрос. Потому было решено собрать в Никее  всецерковный Собор, который собрал 318 епископов. На Соборе присутствовали великие святители Николай Мирликийский, Спиридон Тримифунтский, а также Афанасий Александрийский, который не был еще епископом, был диаконом, секретарем епископа Александра Александрийского. Но он уже настолько ярко  проявил себя на этом общецерковном форуме, что мы можем ставить его имя рядом с именами Николая и Спиридона.

Хотелось бы еще отметить одно. Император Константин, который созвал этот Собор и на нем лично присутствовал не как пассивный свидетель, смиренный мирянин, а как раз как власть имеющий, говорил: вы епископы внутренних дел Церкви, а я епископ внешних дел Церкви. И когда между членами Собора начались распри, споры, нестроения, несогласия по поводу различных вопросов (в частности, окончательного текста Символа веры), именно власть и авторитет императора Константина были решающим фактором в пользу того, чтобы текст был согласован и принят так, как это и предлагал святой Афанасий Александрийский.

– Святой Афанасий вскоре после Собора становится архиереем, епископом Александрийским. Каким он был пастырем?

– Он был человеком необыкновенной внутренней цельности. Мы видим, что каких-то противоречий в его характере практически не наблюдалось. Не было у него внутренней борьбы. Он точно знал, что ему нужно делать и какими средствами достигать своих целей. Его верность Православной Церкви всегда была несомненна, его нравственность была безупречна. Это был настоящий подвижник благочестия, аскет, человек, всецело преданный интересам Церкви, у которого не было никаких корыстных интересов. У него не было, соответственно, никакой личной жизни. Он был монахом (самым настоящим, в строгом смысле), поэтому его репутация была очень высокой. Даже его враги, его противники признавали, что это человек, у которого нет практически темных пятен. Это было  настоящее солнце православной веры, своей эпохи, светило. Ему пришлось много перенести разных лишений, страданий, управляя своей паствой. Но думается, что до конца его дней (он прожил очень долгую жизнь, около 80 лет) его паства была в восхищении от его нравственного облика и от того, что он сделал для своих пасомых.

– Одно из самых, наверное, основных его учений – это учение о Святой Троице; то высокое богословие, которое он нес всю жизнь. И как святой Афанасий учил о Святой Единосущной Троице?

– Святой Афанасий является одним из великих святых отцов (именно как богослов). Есть у нас святые отцы, которые являются писателями аскетического направления; есть такие, которые вообще ничего не писали, просто известны своей святой жизнью. Святой Афанасий был именно богословом. И то, что он написал, пережило века. У нас есть четыре тома Собраний его сочинений, и учение о Святой Троице занимает важное место в его богословском мировоззрении.

Святой Афанасий был полностью православным богословом. В какие-то слишком глубокие тонкости философского плана он не вникал. Нужно заметить, что в отличие, например, от великих каппадокийцев святой Афанасий имел хорошее образование, но не учился философии. Как-то так сложился его жизненный путь, что его образование включало в себя грамматику, риторику, математику, геометрию, астрономию, но именно философии как таковой ни по Аристотелю, ни по Платону он фактически не изучал. У него было общее представление об этих философских учениях, но у него не было вкуса вообще к философским дискуссиям и к углублению в хитросплетения философской мысли. Поэтому во всех своих богословских учениях он опирается прежде всего на святоотеческое Предание и, разумеется, на Священное Писание, Божественное Откровение, которое он хорошо знал. Поэтому он легко приводит множество текстов из Священного Писания. Он дает всему этому святоотеческую окраску, интерпретацию. Поэтому, читая святого Афанасия, мы можем не сомневаться, что находимся в русле православия, именно в фарватере, мейнстриме Священного Предания Церкви.

Что касается Святой Троицы, можно  сразу отметить, что он подчеркивает единосущие Лиц Святой Троицы, равенство Сына Отцу и отдельно пишет о Святом Духе. Он написал четыре письма «О Святом Духе», где показывает, что путь к общению с Богом, путь к обожению для нас открыт именно в Ипостаси Духа Святого.

– Отдельный вопрос – единосущие Отца с Сыном, о чем Афанасий Великий очень часто говорит и пишет. Как он учил и почему отстаивал термин «единосущие» («омоусиос» на греческом)?

– Этот термин имеет очень большую историю и доникейскую, и посленикейскую. Наверное, не было другого такого слова, такого термина в богословском лексиконе Церкви, которое бы привлекало к себе столько внимания и вокруг которого было сломано столько копий. Термин «единосущный» означает, что Сын имеет одну природу, одно естество, одну сущность со Своим Небесным Отцом. Это Единый Бог. Мы же верим в Единого Бога.

Мы понимаем, что Бог троичен в Лицах. Да, в Боге три Ипостаси. Но давайте вникнем в вопрос, чем Они отличаются? Если у Них одна природа и одна воля (потому что воля – это принадлежность природы), то возникает вопрос, что отличие Их фактически сводится только к ипостасным свойствам. И мы знаем, что у каждой Ипостаси есть Свое собственное одно свойство. Это нерожденность  – у Бога Отца, это рождение – у Сына и исхождение – у Святого Духа. Всё. Больше Они не отличаются ничем. Теперь для нас все это ясно и понятно. Но в те времена, когда жил святой Афанасий, произнести эти несколько фраз правильным образом могли единицы. Одним из них и был святитель Афанасий.

– Почему слово «единосущие» так важно для того периода и вообще?

– Святой Афанасий, когда говорит о Боге, о Троице, о Сыне Божием Иисусе Христе, никогда не рассуждает об этих вопросах абстрактно. У него эти богословские рассуждения всякий раз имеют прямую сотериологическую перспективу. Он говорит о том, как это учение о Боге связано с делом нашего спасения, с Божественной икономией, с домостроительством нашего спасения.

И выясняется: если мы принимаем все остальное учение Церкви, кроме одного этого термина «единосущный», рискуем отказаться от главного – от дела нашего спасения, потому что наше спасение может совершить только Бог, больше ни для кого это невозможно. Поэтому если мы признаем, что Сын Божий Господь Иисус Христос является Сыном Единородным и Сыном Единосущным, настоящим, истинным, единственным Сыном Божьим по существу, по природе, что Он вечно рождается от Отца и никогда при этом не отделяется от Него по природе, тогда все на своих местах, наше спасение состоялось. Но если мы начинаем говорить: «Нет, давайте попробуем без этого термина, без этого понятия», – тогда все рушится как карточный домик.

Тогда возникает вопрос: кто же тогда воплотился? Если это не был настоящий Бог,  истинный Бог, равный Богу Отцу Единородный и Единосущный Сын, тогда мы просто не спасены, наше спасение не состоялось.

Святой Афанасий обладал редкой трезвостью мысли, у него была настолько отчетливая картина нашего спасения, что какими бы доводами его ни сбивали, он всегда держался за главное: наше спасение мог совершить только Бог; соответственно, Господь Иисус Христос должен быть обязательно признан Единородным и Единосущным Сыном Своего Божественного Отца.

 – И только тогда, наверно, мы можем понять: если это Бог, то Бог нас любит, Он приходит на землю по любви…

– Разумеется, Боговоплощение только так и можно объяснить.

– Почему после Вселенского Собора слово «омоусиос» стало камнем преткновения? Многие епископы приехали на свои кафедры и забыли будто бы о нем, перестали употреблять Никейский символ?

– Да, была такая проблема. Казалось бы, уже принято соборное, общецерковное догматическое решение, уже принят текст Символа веры, для всех одинаковый, обязательный. И тем не менее стали его игнорировать, замалчивать, пытаться его потихоньку отодвигать в тень.

Нужно признать, что была историческая подоплека для таких смущений и среди многих епископов, которые, в принципе-то, были чистосердечно православными людьми. Проблема была в том, что в III столетии в Церкви существовала ересь монархианства, разновидность модализма.

В частности, Савеллий Птолемаидский, довольно известный ересиарх, учил о том, что Бог один по существу, но в разные исторические эпохи Он предстает в разном обличье. В Ветхом Завете Он был как Отец, в эпоху воплощения Иисуса Христа Он явил Себя как Сын Божий, а теперь Он – Святой Дух и в виде Святого Духа действует в Церкви.  Получается, Бог Савеллия единый, но меняющий «шкуру»… Это, конечно, абсолютно недопустимое еретическое учение.

Но Савеллий употреблял этот термин «омоусиос». Когда он говорил об этих трех модусах бытия Божественной сущности (Отец, Сын и Святой Дух), он говорил, что они единосущны друг другу,  а эти модусы, маски меняются. И поскольку Церковь еще не забыла об этом еретическом учении (оно было сравнительно свежо в памяти, было довольно распространенным, известным), то когда святой Афанасий предложил этот термин для обозначения отношений Отца и Сына, моментально вспомнили о савеллианстве. Потому были противники этого термина, так как он был скомпрометирован этой ересью модализма. И чтобы преодолеть эту историческую инерцию, пришлось употреблять множество усилий. Но, как мы видим, как только Собор закончился, все равно произошел откат обратно.

– Нужно было, наверно, очистить этот термин: как бы вылить его старое содержание?

– Да, святой Афанасий обладал исторической прозорливостью, дальновидностью. Он понимал, что пройдет время – и этого Савеллия уже особо никто вспоминать не будет,  никто не будет связывать этот термин (сам по себе прекрасный, идеально подходящий для этого вопроса) с его же учением, которое уже кануло в Лету, оно уже не имело опасности для Церкви. Поэтому надо признать, что этот частный вопрос является проявлением настоящей гениальности святого Афанасия Александрийского. Мы называем его Великим в том числе и потому, что он, понимая все нюансы этого процесса и даже где-то закрывая глаза на эти колебания человеческой слабости, действуя довольно жестко, бескомпромиссно, где-то даже, может быть, и бесцеремонно по отношению к этим сомневающимся епископам, стоял на правильном пути. И благодаря тому, что нашелся такой человек, который как таран буквально пробивал стену, православие вообще сохранилось. То есть Господь его как Своего избранника воздвиг для всей Церкви, чтобы он был хранителем чистоты православной веры.

– Однако, отстаивая православие, святитель Афанасий много претерпел в своей борьбе. Расскажите детальнее об этом.

–  Трудно вспомнить другого такого епископа в истории Церкви, который бы столько раз уходил с кафедры вынужденным образом и потом опять на нее возвращался. Четырежды на протяжении своего святительства (а он был сорок семь лет епископом Александрийским) он был вынужден покидать свою родную кафедру в Александрии. Пятнадцать лет провел в изгнании и боролся против четырех императоров.

Первое изгнание было при императоре Константине. В конце жизни, мы помним, Константин склонился к арианству, попал под влияние арианских и полуарианских епископов. И хотя в целом покровительствовал Афанасию, даже любил его, но устал от того, что постоянно с ним были связаны какие-то распри, потому что тот один боролся против всех арианских епископов. Был такой период (и довольно-таки длительный), когда святой Афанасий был единственным православным епископом на всем Востоке, это было в середине IV столетия. То есть Запад-то был православным, его мало затрагивали эти арианские смуты. А на Востоке святитель Афанасий оставался вообще единственным хранителем чистоты православия.

Второй раз ему пришлось бежать из Александрии при императоре Констанции. Тут ему нужно было скрываться около шести лет в пустынях египетских, в монастырях. И это тоже был для него очень тяжелый период.

Третий раз его изгоняли при Юлиане Отступнике. Ну и четвертый раз был уже при императоре Валенте. Поэтому география его бегства из Александрии простирается буквально от египетских пустынь до Германии, так много приходилось ему вынужденным образом жить в других странах. Может, это в чем-то и было интересным для него, он был человеком очень открытым для новых впечатлений. Но вместе с тем это было сопряжено с постоянными опасностями и в том числе с серьезным моральным давлением.

– Говорят, он даже становился сильнее в таких гонениях и схватках с судьбою. Святитель Афанасий был близким другом святого Антония Великого, основателя монашества. Расскажите об этой дружбе.

– Это пример того, как два великих человека в истории Церкви смогли оценить величие друг друга. Не всегда у нас так бывает в церковной истории. К сожалению, мы видим порой, что два ярких церковных деятеля находятся друг с другом в напряженных отношениях по разным причинам.

В данном случае святой Афанасий увидел величие подвига святого Антония и сумел описать это идеальным образом. Житие преподобного Антония, которое он написал, находясь как раз в изгнании в египетских монастырях, является не просто первым по времени житием христианского святого, но это образец для подражания. Это буквально эталон, по нему писались жития многих других святых, о которых особенно мало что было известно (о личных биографических подробностях, особенно времен детства и юности). Житие Антония было хорошо известно Афанасию, поэтому он и написал его подробно, красиво, правильно, в соответствии с действительностью и наполнил его таким глубоким смыслом, что до сих пор это интересно читать.

И преподобный Антоний, в свою очередь, признавал святость преподобного Афанасия. И я думаю, что молитвы этого подвижника помогли святителю Афанасию пережить все те скорби и гонения, которые выпали на его долю.

– Какие труды святого Афанасия сохранились? Что Вы бы посоветовали прочесть?

– Думаю, что все четыре тома, которые у нас в распоряжении есть, заслуживают внимания. Наиболее известные его труды – это житие преподобного Антония Великого, трактат против язычников, «История ариан» для монахов, поздравительные послания, из которых особенно выделяется тридцать девятое послание, где канон Священных книг Ветхого и Нового Заветов, четыре письма о Святом Духе, которые мы уже упоминали, и «Защитительное слово (апология) перед императором Констанцием». Это самые знаменитые его тексты, которые у всех на слуху, в них особенно видна сила его богословской мысли, энергия его языка и ощущается непосредственно святость личности автора.

– Где находятся мощи святителя Афанасия и почему мы его считаем отцом православия?

– Мощи святого Афанасия находятся в Египте, в Каире, в соборе святого Марка. Правда, собор этот принадлежит не Православной Церкви, а Коптской, но это общая ситуация. К сожалению, большинство мощей великих святых этого египетского древнего периода находится у коптов. Но опять же ничто нам не препятствует войти в этот храм, приложиться к этим святым мощам. Тем более что копты, насколько я смог заметить, очень лояльно относятся к православным и никогда не препятствуют, чтобы мы могли приложиться к великим святыням.

Почему его называют отцом православия? За его величайшие заслуги в борьбе против арианства, потому что именно его усилиями главным образом в тот исторический период Церковь отстояла учение о том, что Иисус Христос есть истинный Бог, Сын Божий Единородный, Единосущный Отцу.

– Спаси Господи, отец Димитрий, на интересную и насыщенную историческую и догматическую беседу.

Мы прощаемся с вами, дорогие братья и сестры. Божьей вам помощи! Ангела-хранителя! Христос воскресе!

Записали Светлана Тодосейчук и Инна Корепанова

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 22 сентября: 00:30
  • Понедельник, 23 сентября: 09:05
  • Воскресенье, 29 сентября: 00:30

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы