По святым местам. Кременский Вознесенский монастырь Калачевской епархии

11 сентября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
По легенде, на территории будущего монастыря еще в XV веке существовал скит, семеро монахов которого были убиты разбойниками. Также эта святая обитель связана с историей Всевеликого войска Донского и памятью императора Александра III. Монастырь находится среди бескрайних степей. Его главная святыня - Августовская икона Божией Матери.

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

Программа «По святым местам» продолжает свое путешествие по югу России. На меня сейчас дует самый настоящий степной ветер – мы с вами в Волгоградской области, а когда-то здесь были земли Всевеликого войска Донского. И вот в этих краях давным-давно был основан Свято-Вознесенский Кременский мужской монастырь. О нем наш сегодняшний рассказ.

Земли войска Донского находятся на юго-востоке России. Еще с XV века здесь стали селиться казаки для охраны границ империи. Свободолюбивый характер местного населения не очень способствовал установлению монашеской жизни, хотя история хранит предание о семи братьях.

Игумен Савин (Аганин), наместник Свято-Вознесенского Кременского монастыря:

– Точно никто не знает, откуда они; говорят, откуда-то с севера. Кто-то говорит – с Соловков, доподлинно неизвестно. Известно, что они сюда пришли. И здесь был своего рода скит. Была устроена деревянная церковь в честь преподобного Сергия Радонежского, и они молились в этом храме.

И вот в скит пришли разбойники, которые ограбили и убили монахов. Семь братьев были похоронены в степи, и рядом с их могилами построена часовня. Так и стояла бы она одиноко среди бескрайних просторов, но на рубеже XVIIXVIII столетий атаманское правление решает выделить две тысячи десятин земли под святую обитель. Петр I дает разрешение на строительство деревянного храма.

Игумен Савин:

– Не было тут много монахов: и пятнадцать было, и двадцать, и тридцать, но большого количества не было. Многие казаки заканчивали здесь свою жизнь, приходили и впоследствии подвизались тут. Многие атаманы сюда вкладывали какие-то средства, благодетельствовали и устраивали здесь корпуса, храм.

Вознесенский храм строили 18 лет. Церковь впечатляет своей монументальностью, основательностью и крепкими стенами. Здесь четыре придела: главный, зимний придел, посвященный Благовещению Пресвятой Богородицы, правый – в честь первомученика архидиакона Стефана; и еще один небольшой, посвященный преподобному Сергию Радонежскому.   

Игумен Савин:

– Видя все эти строения, можно сказать, какой дух был у людей. Строили не на один год или десять лет, а  на века, причем с таким запасом, что нам еще очень далеко до этого. Уже прошли два столетия, а мы до сих пор этим пользуемся; и дай Бог, еще будем пользоваться, и молиться, и славить имя Божие в этих стенах. Сейчас мы все это  пытаемся привести в благообразие, чтобы сюда могли приезжать люди, молиться, прикладываться к святыням, которые у нас есть, и получать духовные силы для дальнейшей жизни.

Детская колония, психиатрическая больница, туберкулезный диспансер – так советская власть распорядилась монастырскими постройками. Отдали Церкви святую обитель в 90-х годах, и можно представить, как тогда выглядели здания.  

Игумен Савин:

– Выглядели они, конечно, плачевно. У храма не было никакого убранства, ничего не было отделано; соответственно, никакого благоустройства территории не было. Этот корпус был разрушен, не было крыши, один остов стоял. Этого здания тоже не было – оно было разрушено, то есть был храм и был вот этот корпус.

– Жили вы здесь, получается?

Игумен Савин:

– Да, жили мы здесь, там внутри была церковь домовая, потому что здесь невозможно было молиться. Молились тут, комнату одну выделили. Остальное было в развалинах.

Но вот что удивительно: паломничество к этому месту не прекратилось даже в советские годы. Люди шли и к часовне в честь семи братьев, и к Вознесенскому храму. Последний настоятель обители игумен Пантелеимон служил в соседней станице до 1963 года. Он и спас главную святыню монастыря – Августовскую икону Божией Матери.

Первая мировая война, Германия наступает. Эти дни были печальны для России. Тысячи солдат, к тому времени потерявшие многих товарищей, шли в неизвестность, готовые в любой момент оказаться под обстрелом.

Игумен Савин:

– Наши воины попали в окружение. Почему Августовская? Августовские леса – это современная Польша, там наши воины попали в окружение, стали молиться, и в небе явилась Пресвятая Богородица и указала путь, как выйти из окружения.

И вот заметки об этом событии всколыхнули тогдашнюю прессу. В этом храме вы можете увидеть старинный журнал «Нива» от 15 ноября 1914 года. Именно в 46-м номере и было впервые напечатано известие о том самом чуде, которое случилось в годы Первой мировой войны.

«После нашего отступления офицер с целым полуэскадроном видел видение. Они только расположились, было одиннадцать часов вечера, тогда прибегает рядовой с обалделым лицом и говорит: «Ваше благородие, идите!» Поручик пошел и вдруг видит на небе Божию Матерь с Иисусом Христом на руках. Одной рукой Она указывает на запад. Все нижние чины стоят на коленях и молятся. Он долго смотрел на видение, потом это видение изменилось на большой крест – и исчезло».

Примерно в ста километрах отсюда находится хутор Клетско-Почтовский. Его казачки в благодарность Царице Небесной собрали деньги и попросили написать этот образ.  

Игумен Савин:

– Этой иконе сто лет, подлинник находится у нас. Августовских икон много, не только у нас были воины из этих мест. Рядом Серафимовичский район (раньше Медведевский), и оттуда тоже уходили казаки на войну. Она, кстати, и написана в таком картинном стиле (у каждой иконы есть канон), но это не умаляет ее. Главное, что это событие было, было чудо, Ее явление. И чудо то, что наши воины спаслись, вышли из этого окружения и явились домой невредимые и здоровые.

Игумен Пантелеимон, уходя из монастыря, унес образ с собой. Позже он хранился в домах людей, потом священник из Фролово перенес икону в храм этого города, а позже, с возрождением монастыря, святыня вновь вернулась в обитель. Интересно рассказать и о том, что этот Богородичный образ даже отвозили в Польшу, как раз в то самое место, где и явилась русским солдатам Царица Небесная.

Другая святыня, которая, как жемчужина, находится в красивой оправе, – частица пояса Пресвятой Богородицы (единственная реликвия, которая сохранилась от земной жизни Царицы Небесной).

Образ Александра Невского также имеет свою историю. Дело в том, что еще в XIX веке один местный монах при постриге дал обет молиться за императора Александра III. Уже позже, в годы правления Николая II, Николай Александрович узнал об этой сугубой молитве за своего отца и передал в дар святой обители икону Александра Невского, которая была доставлена из Санкт-Петербурга.

Игумен Савин:

– Ее несли где-то дня два – не так много; тут, может быть, километров тридцать. Ее потихоньку несли, останавливались в хуторах, служили молебны перед этой иконой, потом принесли ее в наш монастырь. Конечно, когда монастырь был разграблен, она тоже была утрачена, но мы попросили, чтобы примерно такого же размера нам написали этот образ. И вот он написан. Монастырь известен, о нем знали, несмотря на то, что мы, конечно, далеко от Москвы, но тем не менее…

Сейчас в монастыре восстанавливают стены и колокольню, разбили сад.    

Игумен Савин:

– Надо сказать (читаем это по летописи, по истории монастыря), постоянно что-то строилось (как и везде: что-то подстраивается, убирается, ломается). Можно сказать, что из добротных зданий остались: сам храм (постройки XVIII века), этот корпус (если брать по летописям, это окончание 1872 года) и этот – 1864 год. Это был странноприимный дом в то время (богадельня, гостиница), а тут жили братья, монахи. Был еще дом игумена, но, к сожалению, его нет – остался один фундамент. Еще был один дом; там, может быть, епископ жил. Дело в том, что здесь в конце XIX века жил епископ на покое Иоанн (Доброзраков), он тут и умер. Был похоронен в этом храме, а уже в начале XX века его мощи перенесли в город Новочеркасск, где он находится сейчас в кафедральном соборе.

Чтобы добраться до монастыря, нужно преодолеть около 110 км от Волгограда до станицы Новогригорьевской, там будет паромная переправа через Дон, а вот далее нужно двигаться на том транспорте, который преодолеет высокие степные холмы.

Игумен Савин:

– Очень тихо, уединенно.

– Это плюс для вас или, наоборот, скучаете?  

Игумен Савин:

– Если для монастыря – это большой плюс. Очень хорошо, тихо, спокойно. Трудность чисто экономическая – надо же все это поддерживать, зимой отопление... А так – это большой плюс, минусом  точно не является. Мы рады всем, кто приезжает. Монастырь – место для уединения, для молитвы, скучать не по чему, хватает своих забот – не до этого и не до скуки точно. Знаете, есть такая поговорка: незанятые руки – это прибежище дьявола. То есть когда человек ничем не занят, всякие мысли лезут в голову, а когда  занят каким-то делом, то это уже какой-то труд, какую-то пользу приносишь и себе, и окружающим – тогда все нормально. А если ничего не делать, просто лежать и думать, будет скучно и неинтересно везде. А еще темные силы тоже не дремлют,  начинают искушать... Все это от того, что человек ничем не занят. Если занят, то время летит быстро; если еще и послушание, молитва, труд – хватает, скучать не приходится.

Автор и ведущая программы Надежда Калинина

Записала Елена Чурина

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 13 ноября: 07:45
  • Пятница, 15 ноября: 23:45
  • Воскресенье, 17 ноября: 12:45

Анонс ближайшего выпуска

Мы завершаем наше путешествие по Волгоградской митрополии. Вспомним о самых главных храмах города-героя, поговорим о роли святого Александра Невского в становлении православия в этих краях, посетим знаменитые монастыри юга России.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы