Плод веры. Главный редактор православного портала "Милосердие.ру" Юлия Данилова

18 января 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
Главный редактор православного портала о благотворительности и социальной деятельности «Милосердие.ру» Юлия Данилова рассказывает о том, кто может получить помощь, как обратиться за поддержкой и что можно сделать, если у вас есть желание и возможность помочь другим людям. Православная служба помощи «Милосердие» объединяет 24 социальных проекта.

– Юлия, вначале я хотел бы поговорить о том, что представляет собой сфера благотворительности в современной России. Существуют противоречивые данные, опросы дают совершенно разные цифры. ВЦИОМ говорит о том, что почти 60% респондентов не могут вспомнить вообще ни одной благотворительной организации, какие-то отдельные организации вспоминают 6%. Можно представить, что только 6% наших сограждан могут назвать конкретную благотворительную организацию, в данном случае «Гринпис». Насколько это похоже на ситуацию в других странах? Насколько эта ситуация критична, или так должно быть?

– Ситуация, конечно, не похожа на то, что происходит в других странах, просто потому, что у нас благотворительность находится на какой-то начальной стадии своего развития. Именно с этим связано то, что неизвестны конкретные фонды. Люди вообще плохо понимают, что такое системная благотворительность. Хотя сейчас у многих есть опыт эмоционального участия в благотворительности, например, через sms. На федеральных телеканалах это началось, и это хорошо.

При этом сам сектор благотворительных организаций, в том числе православных, развивается достаточно активно, если не сказать бурно. Их много, все время появляются новые, они становятся более профессиональными. Сообщества благотворительных организаций между собой достаточно активно общаются. Мы видим хороший рост в плане привлекаемых денег, в плане экспертности и так далее. Но среди населения, к сожалению, системная благотворительность в жанре «я знаю эту организацию, я ее поддерживаю и регулярно помогаю» (а не просто на эмоциях, когда мимо проходил, кому-то подал, сам не понял, кому и что) пока не очень развита. Сейчас все благотворительные организации, фонды и другие НКО работают на то, чтобы это развивать. Православные в том числе, потому что православные благотворительные организации тоже растут, становятся авторитетными. Мы видим хорошую живую историю.

– Наверное, существует определенный кризис доверия с учетом роста количества фондов, которые собирают средства. Как правильно выбрать благотворительный фонд или группу, которая собирает средства, не ошибиться, не попасть в руки мошенников?

– Я бы не сказала, что есть кризис доверия, мне кажется, наоборот, очень велик кредит доверия. Люди, в общем, откликаются на благотворительность. Хотя времена тяжелые – кризис, сократились доходы, все урезают свои расходы. Но мы видим по опыту нашей православной службы помощи «Милосердие», что мелкие пожертвования идут достаточно активно. Когда жертвуешь немного и нерегулярно, не очень сильно задумываешься. Когда хочешь помогать так, чтобы видеть результат и сделать свою помощь более осмысленной, то тут нужно, что называется, включать мозги: размышлять, читать отчеты организаций, фондов в том числе. У нас вообще принято в народе, что благотворительность – это фонды. На самом деле это не только фонды, есть еще организации, которые работают, а не просто собирают деньги и передают их на те или иные хорошие цели.

Тут нужна рассудительность вместе с сердечным сочувствием в паре, а не по отдельности. Если не будет сердечного сочувствия, никогда никому деньги не дашь, а если не будет рассудительности, велик риск, что ты дашь их жуликам.

– Вы являетесь главным редактором главного церковного портала о милосердии и благотворительности. Это очень большой и серьезный портал. Правильно ли я понимаю, что на страницах вашего интернет-портала можно не только получить информацию, но и пожертвовать через него определенные средства? На что вы собираете деньги, какие основные направления сбора пожертвований?

– Да, совершенно верно. Наш портал www.miloserdie.ru сочетает в себе две функции. Во-первых, это СМИ, рассказывающее о благотворительности, о том, как это нужно делать. Мы рассказываем истории про разных людей, которые помогают, или про людей, которые решают свои тяжелые проблемы. С другой стороны, мы привлекаем деньги. В этой части своей работы мы похожи на фонд: публикуем адресные просьбы, собираем средства на лечение, реабилитацию, нужды людей, пострадавших от разных несчастий.

Еще через сайт мы собираем средства на работу нашей службы помощи и милосердия. Это большая ассоциация московских православных социальных проектов, у которой тоже есть своя история. Нам удается, слава Богу, привлекать достаточно существенные суммы.

– Наверное, не все знают, кто возглавляет службу милосердия.

– Духовником ее является епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон; можно сказать, что он ее и возглавляет. Хотя внутри каждого проекта службы помощи есть свое руководство. Проектов уже двадцать пять, в этом году добавился еще один.

Исторически вся наша большая служба помощи выросла из общины сестер милосердия, которая возникла при первом московском больничном храме царевича Димитрия в Первой градской больнице Москвы. Недавно сестричество отмечало 25-летие. Еще во времена перестройки, когда Церкви стали возвращать храмы и стало возможным заниматься какой-то деятельностью кроме богослужений, была община, которая состояла из прихожан храма царевича Димитрия. Они пришли в этот совершенно разрушенный храм, стали его восстанавливать. Поскольку храм находится в больнице, сразу возникла идея больничного служения, и образовалась община сестер милосердия. Потом сразу «подвернулись» брошенные д ети. Тогда в Москве и России было очень много беспризорников, которые слонялись по улицам, пропадали, погибали. Стали помогать этим детям, организовались два детских дома: один для мальчиков, другой для – девочек. Потом стали помогать бездомным, возник автобус милосердия, это очень известный наш проект, по образцу которого потом создалась похожая государственная служба «Социальный патруль». Они взяли на вооружение наш опыт. Мне кажется, это отличный результат.

Когда появлялись новые нуждающиеся, люди приходили с просьбами о помощи, и начинал развиваться новый проект. Так появилась, например, служба паллиативной помощи ВИЧ-инфицированным, которая сейчас действует во 2 -й инфекционной больнице Москвы. Там тоже сестры милосердия являются нашим ядром. Теперь сестер милосердия численно не так много по сравнению с общим количеством людей, которые вовлечены во всю эту работу, – у нас полторы тысячи волонтеров и есть сотрудники, профессионалы. Но сестры милосердия – это как зерно, из которого все произросло. То, как они подходят к благотворительности и ко всем делам милосердия, – это для нас очень важно.

Все это выросло в двадцать пять разных проектов, среди которых есть отдельный большой блок помощи детям по разным направлениям, в том числе это помощь детям-сиротам. Школа приемных родителей была признана лучшей в Москве в этом году. Часть проектов теперь реализуется на базе Марфо-Мариинской обители милосердия, чему мы тоже очень рады, потому что Елизавета Федоровна – небесный покровитель и Марфо-Мариинской обители, и вообще всех, кто занят в милосердном служении.

Есть инфраструктурные проекты. Например, наш сайт вырос в большой информационный ресурс, ему будет 12 лет в 2016 году. Есть справочный телефон, большая служба волонтеров, паллиативная детская выездная служба, в рамках которой мы работаем с детьми с тяжелыми нарушениями в государственных учреждениях. В этом году открыли свой маленький детский домик, это тоже очень любимый нами проект. Мы забрали из государственного детского дома 21 ребенка с очень тяжелыми нарушениями, чтобы они могли жить как нормальные дети, радоваться жизни, развиваться изо всех своих сил. Все это росло как дерево, прекрасное растение и вот выросло.

– Надо еще дополнить, что владыка теперь является руководителем Синодального отдела по церковной благотворительности и отвечает в Церкви за это направление.

– Да, конечно, мы тесно сотрудничаем с Отделом по благотворительности, он нас поддерживает. Некоторые наши проекты являются некими модульными площадками. Например, «Дом для мамы», который тоже входит в нашу службу помощи, относится к Синодальному отделу по благотворительности. Работа нашей службы помощи и милосердия сосредоточена в основном в Москве, а Отдел по благотворительности занимается развитием этого служения в регионах, оказывает методическую помощь, учит, развивает, помогает, старается организовать подобную работу в масштабах всей страны.

– Если обратиться к просьбам о помощи, то кто может вам написать? Могут ли это сделать жители других регионов или только Москвы? Что для этого нужно? Есть ли какие-то критерии? Как вы отбираете заявки для организации сбора средств?

– На нашем сайте есть довольно заметный раздел меню «Где нужна ваша помощь», там опубликованы эти просьбы. Внутри этого раздела есть кнопочка «Попросить о помощи». Нужно заполнить определенную форму, там написано, какие нужны документы. Мы проверяем эти просьбы достаточно тщательно. Одним из проектов нашей службы является специальная группа проверки и группа работы с просителями. Там достаточно серьезно все проверяют, получают документы, счета на лечение или другие нужды. Если наша группа решит, что все соответствует действительности, потом эта просьба может быть опубликована на сайте и начинается сбор. За этим стоит довольно большая работа.

– О каких просьбах чаще всего идет речь?

– Общую статистику не могу привести, скажу свое общее видение. Мы собираем на лечение тяжелых болезней, реабилитацию, например детей с ДЦП, реабилитацию после травм. У нас бывают просьбы о помощи социального характера, например нуждающимся многодетным семьям. Также есть просьбы о помощи людям, у которых сгорело жилье. К сожалению, почему-то ужасно плохо помогают погорельцам. Для меня загадка, почему такая понятная проблема, как потеря единственного жилья в результате пожара, у нас всегда тяжело воспринимается. Тем не менее с такими просьбами мы тоже работаем.

– Насколько успешно вообще размещение просьбы на вашем сайте?

– Средства собираются, причем с разной скоростью. Есть истории, на которые быстрее собирается помощь за счет того, что они драматичные. Недавно мы собирали очень большую сумму, больше двух миллионов рублей, на сложную операцию за границей, которую, к сожалению, нельзя было сделать в России. Молодая девушка, сама волонтер, помогала детям с онкозаболеваниями в РДКБ, и вдруг оказалось, что у нее смертельная болезнь легких. Мы очень быстро собрали деньги, потому что хороший человек сразу вызывает сочувствие у всех, и это чувство драматичности тоже сразу вызывает большой отклик.

Бывает по-разному, это тайна. Я уже с кем-то делилась, что, работая с просьбами о помощи, очень четко понимаешь, что не ты все решаешь и не твои технологии. Они тоже, конечно, имеют значение: важно хорошо написать просьбу, все проверить, сделать хорошую фотографию (и сделать все быстро), заключить правильные договоры с клиникой...

– Это тоже вы делаете?

– Мы оплачиваем счета из клиники, поэтому надо с ними связываться.

– Контролировать.

– Бухгалтерская машина тоже должна присутствовать и работать качественно.

Так вот, как все повернется, решаем, конечно, не мы, а решает Бог. Мы видим иногда необъяснимые случаи, когда помощь скорее оказывают не прекрасному кудрявому голубоглазому ребенку, а участникам какой-то тяжелой длинной истории. Мы сейчас собираем на провинциальный приют для бездомных. Батюшка в неком селе Хреново́е помогает бездомным, собирает их, и они уже не помещаются в ветхое столетнее здание. Нужно переехать в другое, а там сломалась газовая система обогрева (здание не новое, хотя гораздо более просторное и прочное), и надо собрать большую сумму, почти миллион рублей. Обычно учреждениям и на такие ремонты помогают гораздо медленнее, чем, например, больным людям, а тут мы видим, что сбор идет очень живо. Это неожиданно для нас самих, потому что вроде бы это сельский батюшка, он не обладает какой-то мощной группой поддержки в столичных кругах, в социальных сетях или что-то в этом духе, но сбор очень ровно идет. Собрали уже половину, даже больше, и надеемся, что доведем этот сбор до победного конца. То есть очень по-разному все бывает, от разных факторов это зависит.

– Вы упомянули социальные сети. Вообще какова роль социальных сетей в сборе средств?

– Она большая. Конечно, сейчас хорошо жить, потому что есть много разных инструментов, которые помогают полезным делам. Много трудностей, проблем, искушений, неприятностей, но есть и что-то хорошее в развитии технологий. Социальные сети помогают быстро привлекать людей, охватывать новые аудитории, собирать волонтеров-добровольцев на разные дела. Можно очень быстро закрыть какие-то небольшие нужды.

– Не так давно вы обратились к вашим читателям и ко всем неравнодушным людям с просьбой оказывать еще большую помощь, потому что проекты разрастаются и, что немаловажно, как Вы написали, в результате кризиса уменьшается количество пожертвований от крупных благотворителей. Если можно, охарактеризуйте соотношение между пожертвованиями крупных благотворителей и обычными, которые каждый из нас может прислать вам. Насколько важно расширять долю простых пожертвований?

– Проектов много, и бюджеты разные. Если взять какой-нибудь средний проект, то это около миллиона в месяц. Есть проекты менее затратные, есть подороже. Достаточно много нужно средств, например, для того, чтобы стационарное учреждение жило (например, детский дом или «Дом для мамы», наш приют для беременных, попавших в трудную ситуацию). Конечно, крупные благотворители очень важны, их вклад очень существенный. Но мы видим, что в кризисные моменты, когда сокращаются доходы от бизнеса, крупный благотворитель может сильно сократить свои пожертвования, даже до нуля, хотя, может быть, на время. А проект мы не можем закрыть, потому что не можем выкинуть из богадельни наших бабушек или детей из наших детских домов и так далее.

Еще в прошлый кризис 2008-го и 2009 года мы стали очень активно привлекать массовые пожертвования. Мы тогда столкнулись с такой кризисной ситуацией, что вообще не понимали, как будем выживать, собирались, думали, как же нам быть. И поняли, что всем нашим отдельным проектам нужно быть вместе, нужно создавать общую службу помощи и привлекать людей, которые смогут хотя бы понемногу, но регулярно нас поддерживать. Тогда мы создали так называемое Общество друзей милосердия  У нас есть сестры милосердия, которые ухаживают за нашими подопечными, есть волонтеры, профессиональные сотрудники, воспитатели, врачи и разные другие специалисты, а есть люди, которые поддерживают нас пусть небольшими пожертвованиями, но каждый месяц, потому что это база для выживания наших проектов.

Мы видим, что уже достаточно существенные суммы можем привлечь таким образом. Сейчас приблизительно 60 миллионов в год мы привлекаем за счет некрупных регулярных пожертвований. У нас уже, по-моему, пять с половиной тысяч таких друзей милосердия. Речь о пожертвованиях от 100 рублей, столько практически каждый может пожертвовать. Один из мифов, который, к сожалению, сейчас существует в нашем обществе, заключается в том, что маленькое пожертвование ни к чему не приведет. Это не так! Мы видим на нашем опыте, что во все кризисные моменты эти небольшие пожертвования дают нам возможность пережить эти кризисы, обрести какую-то устойчивость. Понемногу от многих – это спасает жизни. Был у нас такой слоган, и он есть до сих пор. Это правда, мы видим, что это работает, и в России это развивается. Это есть то, на чем жизнь какого-то благотворительного учреждения может держаться долго.

– Наверное, наши зрители невольно задаются вопросом: почему государство не поддерживает такие благие начинания?

– Государство тоже в некоторой форме поддерживает. Некоторым из наших проектов удалось завоевать достаточное доверие государства. Например, это наш новаторский Свято-Софийский детский дом для детей с очень тяжелым отставанием в развитии (в России есть похожий только в Татарстане, но там живут дети с гораздо менее тяжелыми нарушениями). Он наполовину своего бюджета финансируется московским правительством, спасибо ему большое за эту очень существенную помощь. Также наша богадельня, где живут старушки, получила поддержку от московского правительства, если мне не изменяет память, в половинном объеме своего бюджета. Это, конечно, крайне важно, и здорово, что в Москве направление социальной политики возглавляют люди, которые понимают важность социальной работы.

Сейчас вообще есть хорошая новость для НКО, в том числе церковных: можно стать получателем государственного финансирования, вписавшись в так называемый реестр поставщиков социальных услуг. Там еще не совсем отработана процедура, но все-таки надо пытаться попадать в эти реестры. Я сейчас говорю это всем руководителям наших церковных благотворительных организаций. Синодальный отдел по благотворительности помогает понять, как это сделать, и всех призывает пользоваться возможностями, которые государство сейчас все-таки предоставляет.

– Юлия, в завершение нашей программы Вы можете дать совет нашим зрителям? Возможно, они захотят после нашей беседы организовать подобную службу милосердия, подобный сайт, который будет помогать другим людям. С чего начать?

– Мне кажется, не нужно начинать как-то абстрактно: «Хочу что-то сделать, не знаю что». Нужно откликаться на те проблемы, с которыми к вам обращаются нуждающиеся люди. Мне кажется, отклик на проблему сразу приводит к какой-то практической деятельности. Надо теми малыми силами, которые у нас есть, пытаться что-то сделать, для начала волонтерски, а потом это может как-то развиваться. Придумывать в уме, что бы такого сделать, на мой взгляд, неконструктивно.

– Можно обратиться в соответствующую епархиальную службу.

– Да, сейчас во всех епархиях есть отделы социальной направленности. Практически везде есть разные хорошие социальные проекты. У нас есть база данных по таким церковным социальным проектам, можно по ней посмотреть, что у вас есть в окрестностях. Мне кажется, в Интернете можно всегда найти, кому помогать у себя в регионе. Нам известно множество очень хороших православных приютов, детских домов, служб помощи, есть волонтерские организации. Дело найти всегда можно.

– Давайте скажем, куда могут жители Москвы обратиться, если захотят прийти и чем-то быть вам полезными.

– Можно присоединиться к нашей службе добровольцев. У нас в шапке сайта есть закладка, которая называется «Добровольцы». Там есть форум, можно туда написать и все расспросить. У нас там уже полторы тысячи добровольцев, у них самые разные направления деятельности: от волонтеров с автомобилями, которые помогают перевозить наших подопечных, до тех, кто помогает нашим нуждающимся в государственных учреждениях или на дому, а также участвует в разных акциях. Насколько я знаю, тех, кто хочет стать добровольцем, приглашают на очную встречу. Она всегда проходит по воскресеньям в храме царевича Димитрия после службы в 11:45. Можно просто приехать в храм царевича Димитрия и сказать, что вы хотите быть добровольцем. Время от времени у нас бывают какие-то акции, куда мы тоже призываем волонтеров. Можно следить за новостями на нашем сайте и в наших сообществах в социальных сетях. Множество волонтеров нужны в проектах от детских домов до ПНИ (психоневрологические интернаты) и в других. Будем рады!

 

Ведущий Александр Гатилин
Расшифровка: Екатерина Федотенко

Показать еще

Время эфира программы

  • Воскресенье, 08 декабря: 00:05
  • Вторник, 10 декабря: 09:05
  • Воскресенье, 15 декабря: 00:05

Анонс ближайшего выпуска

Как создавались великие советские кинофильмы? С какими сложностями сталкивались режиссеры? Почему нельзя замалчивать трагические страницы советской истории? На эти и другие вопросы отвечает драматург, режиссер, писатель, член Союза кинематографистов РФ Вячеслав Хотулёв.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы