Плод веры. Встреча с психологом добровольческого движения "Даниловцы" Светланой Перегудовой. Часть 1

7 сентября 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
 

Как стать волонтером? Чем занимаются волонтеры и каковы особенности этого движения в молодежной среде? Мы беседуем с психологом добровольческого движения «Даниловцы».

– Не так давно Вы вернулись с большого мероприятия, которое носит название «Школа общественного действия». Что это за мероприятие, кто его организаторы и участники, ради чего собирались все эти люди?

– Я очень благодарна Фонду Андрея Первозванного и Центру национальной славы, всем сотрудникам этих организаций, которые собрали и ежегодно собирают на это мероприятие в разных городах России социально активную неравнодушную молодежь, я бы сказала – удивительную.

В этом году встреча проходила в Таганроге и была посвящена синтезу и систематизации понимания того, что сейчас происходит с добровольчеством, какой волонтерский опыт есть у студенческой и работающей молодежи. Собрались представители более двадцати регионов России, около семидесяти человек. Было приятно видеть воспитанность этих ребят, их живость и искреннее желание служить ближним – поддерживать людей, которые оказались в сложной жизненной ситуации (в частности, это дети-сироты в различных детских социальных учреждениях, в том числе инвалиды и пациенты больниц, среди которых есть дети со смертельно опасными заболеваниями). Они помогают одиноким взрослым, пенсионерам, заключенным, бездомным, убирают мусор. Инициативы самые разнообразные и разного масштаба. Есть скромные студенческие группы, которые систематически и осмысленно стараются реализовывать свою деятельность из месяца в месяц, из недели в неделю на протяжении нескольких лет. Есть очень масштабные организации с разноплановыми задачами. Например, приезжала семейная пара из Курска, которая активно и системно развивает юридическую поддержку выпускников детских домов, чтобы им можно было легче социализироваться. Меня потряс опыт из Вятки, который представлял молодой человек Григорий. Он рассказывал про комплексный подход в работе с молодежью по утверждению семейных ценностей: это профилактика абортов, незарегистрированных союзов, которые ставят обоих в неловкую ситуацию по отношению к своему будущему, друг к другу, окружающим людям (т. к. непонятно, семья это или нет). Все делается для того, чтобы создавались настоящие семьи, формировалась родительская ответственная позиция. И все было не голословно – у этого весьма молодого человека уже есть своя семья, двое деток, и чувствуется, с какой заботой, любовью, уважением он относится к своей семье, родителям. Выступления подкреплялись подготовленным видеорядом, и, конечно, это произвело очень сильное положительное впечатление, вызвало уважение к такой молодежи.

Кроме обширной программы презентаций, обмена опытом друг с другом была организована культурная программа: экскурсии по чеховским местам, по городу Таганрогу. Мы съездили к ростовскому священноначалию за благословением на беседу, познакомились с крепкой многодетной семьей, которая воспитала 17 детей. Это, конечно, лучший пример для молодежи. Участники экскурсии возвращались наполненными впечатлениями и сказали, что это лучшая проповедь, лучшее миссионерство, потому что подкреплено жизнью и непосредственным общением. Они познакомились с матушкой, узнали, как семья выстраивает свою жизнь, и этот пример стал прекрасным подарком молодежи, «сердцем» всего мероприятия.

Кроме того, проводились мастер-классы, тренинги. Я вела встречу, посвященную профилактике эмоционального выгорания в волонтерской и семейной жизни, потому что служение и в семье, и участие в добровольческой помощи требуют много душевных сил. Явление эмоционального выгорания довольно распространено, поэтому очень важно о нем знать, чтобы заметить вовремя и не дать ему разрушить человека, его жизнь, его добрые намерения, чтобы человек мог себя поддержать и быть последовательным в достижении своих благородных целей и задач. Эта встреча была оценена участниками очень положительно, а я увидела, что мне, конечно, есть над чем работать.

Приезжали удивительные эксперты: Александр Гезалов, Антонина Ростовская и многие другие. Был замечательный тренинг по осознанному родительству, который проводила Юлия из московского центра. Приезжали участники проекта «Поющие клоуны» Илья, Анастасия и Евгения. Они ходили к детям в больницу, проводили музыкальные занятия, и волонтеры из разных регионов могли вместе с ними навестить детей, познакомиться с подобным видом деятельности. Остался очень хороший след. Конечно, такая работа нужна, потому что дети в больницах нуждаются не только в лекарствах.

– Насколько распространено волонтерское движение в России? Мне кажется, для многих наших зрителей это будет первая программа, в которой они что-то об этом услышали.

– Это удивительно для меня, ведь в течение семи лет, что я состою в добровольческом движении «Даниловцы», я наблюдаю, как волонтерство активно развивается в нашей стране усилиями молодежи, людей среднего возраста, в том числе в социальных сетях. Там не просто обсуждаются политические новости, но публикуется информация о том, где кому какая помощь нужна, какие средства на какие цели собираются, развивается взаимная поддержка разных некоммерческих организаций и структур. Люди откликаются, и «Школа общественного действия» показала, что волонтерство у нас развито даже больше, чем мне казалось, в том числе в регионах России, что очень радостно. В мировой практике это норма жизни: в США и Европе десятилетиями студенты колледжей и университетов, работающие люди систематически выступают в качестве волонтеров, помогая в разных социально полезных сферах деятельности: это экология, помощь нуждающимся людям, помощь животным. Хорошо, что это становится нормой жизни и у нас. Может быть, пока не настолько широко, как хотелось бы, но это активно развивается и вдохновляет.

– Вообще кто такой волонтер? Есть ли какое-то определение? Волонтером может быть каждый, или есть какие-то ограничения?

– Я не возьмусь дать научное определение, так как не являюсь социологом, я психолог по образованию. Как я понимаю, волонтер – это человек, который бескорыстно дарит свое время и силы нуждающимся. Могут денежно компенсироваться его усилия, присутствие, расходы на транспорт, но это очень скромные средства. Бывает, что у студентов нет заработка, их самих кормят родители, и осуществлять добрые дела за счет родителей как-то неловко. Волонтер – доброволец, он по своей доброй воле принимает решение и действиями, приемлемыми для него, оказывает помощь ближним, окружающему миру (экологическое добровольчество), животным. Он может сделать прогресс в каком-то направлении, поддержать качество жизни (помочь больным в больницах), расширить возможность общения для людей, ограниченных рамками учреждений, например психоневрологических интернатов, домов престарелых, детских домов и интернатов. Тогда подопечные чувствуют себя интересными, нужными, к ним приходит вкус жизни, вдохновение, радость, и зачастую они сами становятся способны на творческое развитие и выходят из состояния ощущения собственного неблагополучия, изолированности от общества.

– Не получается ли, что волонтеры дублируют деятельность государства?

– Из своего опыта могу сказать, что скорее дополняют. Государство является структурой, которая оказывает базовую помощь людям. Я координатор волонтерской группы в детском доме-интернате №24, одном из семи лучших детских домов-интернатов в Москве. Там все идеально: чистое, аккуратное, украшенное помещение, есть игрушки, прекрасные площадки, замечательные педагоги, многие из которых дарят детям не только свой профессионализм, но и человеческое тепло. Однако это люди, которые дисциплинированно и ответственно приходят на работу: рабочий день заканчивается, они уходят и приходит новый воспитатель. У ребенка нет стабильного человека, который бы интересовался им вне профессиональной позиции. А волонтеров, пусть в нашем случае это происходит 2-3 раза в неделю, зовет туда сердце. Им хочется встретиться, порадовать, чем-то заинтересовать детей, поделиться своим творчеством, чему-то научить, есть искреннее желание провести с ними время, как если бы они пришли к своим друзьям. Не всегда это предметная деятельность, иногда это разговоры о том, что впечатлило ребенка, о поездке в лагерь, о празднике, каком-то выходе, экскурсии. Ребенку есть с кем это разделить. Волонтер не общается с ребенком в указательном режиме (сделай так, не делай эдак), он интересуется именно его личностью, чувствами, впечатлениями, размышлениями. Даже тем деткам, которые не умеют общаться, радостно, что их возьмут за руку, с ними будут делать то, что им интересно, а не то, что бывает по плану у воспитателей.

Получается, что государственные и волонтерские структуры дополняют друг друга. Государство несет формальную, но основополагающую помощь этим людям, и без этих структур волонтеры не смогли бы организовать свою работу, это было бы просто не по силам с точки зрения финансовых, организационных, административных ресурсов. Волонтеры же дарят неформальное, доброжелательное, личностно ориентированное отношение к человеку, кем бы он ни был – стариком, ребенком, больным. Через это они тоже получают большую радость, удовлетворение и ощущение самореализации, радость встречи. Это то, что из раза в раз приводит волонтера в такие учреждения.

– Не бывает ли так, что волонтеры работают с «дальними», а от своих близких отдаляются? Наверняка у них есть свои семьи, свои старики, свои племянники.

– Вы смотрите прямо в корень. К сожалению, случается и так. У волонтерства бывают свои теневые стороны, например не всегда бескорыстная мотивация. Часто мы помогаем, не осознавая, что ищем в этом для себя некие смыслы, которые не можем самостоятельно обрести. Москва – город огромный, и здесь живут достаточно отчужденные люди, особенно те, кто приезжает работать, учиться. Они скучают по своим семьям и нередко, приходя именно в детский дом, в результате теплого эмоционального общения с детьми находят утешение, преодоление тоски по дому, по родным людям, им самим радостно от того, что их с любовью встретили. Конечно, среди волонтеров есть и москвичи, и даже волонтерские семьи. Бывает так, что супруг в одном добровольческом движении, жена – в другом, а вечером они обмениваются впечатлениями, а порой и нет сил ими обмениваться. Но когда волонтеры создают семьи, преимущественно их активность сразу или постепенно сходит на нет или становится меньшей.

Личное благополучие волонтера очень важно, чтобы он от избытка делился с нашими подопечными, тогда подопечный не чувствует себя компенсирующим, эмоциональным донором для волонтера. Очень важно регулярно общаться со всеми волонтерами, особенно с новичками: что порадовало, огорчило, встревожило, были ли досадные, раздражающие моменты, какова жизненная ситуация самого волонтера. Если идет сессия, я как координатор говорю: пожалуйста, не приходи, сделай дело, потом поделишься своей радостью от того, что у тебя наступили каникулы или начался новый семестр и график стал посвободнее. Если есть нужды у твоих родных или сам заболел, пожалуйста, сообщи, мы можем помолиться, помочь действенно: привезти что-то из лекарств, продуктов. Бывает, что волонтер один, недавно приехал учиться или работать, и ему одиноко, когда он болеет. Иногда достаточно предложить помощь, чтобы человек не чувствовал себя одиноким, чтобы знал, что он не только дарит помощь сам, но и среди волонтеров находит сопереживание и тоже помощь, тогда формируется дружественное сообщество.

На первом собеседовании мы всегда интересуемся, как люди из его близкого окружения (родители, жена, муж, друзья) относятся к его намерению. Просим не скрывать это, обсудить, и если кто-то из близких против, то советуем не торопиться включаться в волонтерскую деятельность, потому что это может означать, что близкому человеку не хватает внимания, общения.

Иногда родители выражают обеспокоенность тем, что молодые ребята чрезмерно вовлечены в волонтерскую деятельность и что это может быть в ущерб их жизни: они не прилагают достаточно усилий для создания собственной семьи, не стараются выглядеть привлекательно, тратят на других свои небольшие доходы, которые только начинают зарабатывать. В таких случаях я как психолог говорю волонтерам: родители вас любят, заботятся о вас, знают вас лучше, чем кто-либо, и со своей стороны могут видеть то, что вам не хочется видеть, – например, то, что вы можете действительно чрезмерно увлечься чем-то. Обычно молодежь склонна игнорировать мнение родителей, даже психологически отделяясь от них, и мы просим послушать родителей из уважения к ним, из предположения, что они заботятся, а не просто настаивают на своем. В юном возрасте люди иногда проверяют себя на прочность: идут учиться, работать и «волонтерить». Если это новоначальные христиане, они, как правило, говорят, что Господь все устроит, «счастье и на печи найдет», в итоге совершенно погружаются в дела и себя запускают. Тогда приходится просить сделать перерыв на небольшой период: неделю или две, или месяц, чтобы волонтерство было не в ущерб учебе или работе, не мешало высыпаться, чтобы были и другие интересы: прогуляться и пообщаться с друзьями, сходить в кино, почитать интересную книгу, заняться спортом. Потом можно вернуться в движение, ведь мы всегда человеку рады. Это необходимо, чтобы появилось чувство меры. Помощь ближним точно не должна быть в ущерб чему-либо важному.

У нас запрещено ходить к подопечным в плохом самочувствии, чтобы им не навредить, потому что среди них есть детки со сниженным иммунитетом и склонные к частым заболеваниям. Также важно, чтобы волонтер сам не разболелся, других волонтеров не заразил и чтобы учился заботиться о себе. Одна из теневых сторон волонтерства заключается в том, что, заботясь о других, человек зачастую компенсирует этим неспособность заботиться о себе. Может стать опасным, когда волонтер начнет фокусироваться на другом человеке. У нас так бывает в группе помощи бездомным, когда некоторые энтузиасты живут жизнью своих подопечных: ищут им работу, помогают с оформлением документов, с отправкой домой. Это очень ресурсоемкая деятельность. При этом важно, чтобы сам волонтер не снижал уровень своей социализации, развивался.

На наших ежемесячных встречах психологической поддержки мы очень подробно обсуждаем важные для волонтеров вопросы. В первый период волонтерства очень много эйфории, вдохновения, воодушевления, а потом, конечно же, приходит более реалистичное восприятие этой деятельности. Появляется досада, раздражение, тревоги, опасение, может даже – сопротивление. Тут важно нацелить волонтера на то, что надо быть внимательным к себе и поддерживать баланс между личным благополучием и благополучием подопечных.

Личное благополучие составляет и организация духовной жизни. Наше движение действует при Даниловом монастыре, но у нас есть люди разных конфессий, в том числе немного мусульман, и светские люди, которые с уважением относятся к христианству и его ценностям, но при этом не являются воцерковленными. Мы говорим, что о своем духовном основании нельзя забывать, что нужно не только делать добрые дела, но и свою личность целенаправленно развивать в этом направлении. Мы не настаиваем, но предлагаем такую возможность. Например, у нас проходят семинары «Человек перед Богом», евангельские кружки, тематические встречи со священниками, священноначалием Данилова монастыря: о. Алексием (Поликарповым), руководителем Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи о. Иоасафом, о. Георгием Брылевым – с теми, кто откликается на наши просьбы о встречах. Это очень полезно, и молодые люди разных уровней воцерковленности или светские люди приходят, задают вопросы, и это искреннее общение тоже помогает. Мы с уважением относимся к свободе личного выбора, но предупреждаем, что так как у нас движение христианское, то в начале и при завершении всех мероприятий мы молимся и у нас недопустима ненормативная лексика.

– Если можно, коротко расскажите нашим зрителям, ради чего стоит заниматься волонтерской деятельностью. Может быть, те, кто нас смотрит, услышав Вас, захотят этим заняться.

– Это, возможно, самый главный вопрос в теме добровольчества лично для меня, потому что приходят по очень разным причинам, и зачастую эти причины достаточно поверхностные, а с волонтерским опытом и его осмыслением прорастает внутренняя система ценностей. В современном обществе развито потребительское поведение (съездить, купить, обладать, организовать, получить «зачеты» по всем этим успешным направлениям), и в данном случае контраргументом является децентрация самого себя, преодоление эгоцентризма. Следует жить не только своими нуждами (хотя это важно), но и нуждами другого человека. Это подготовка к семейной жизни, потому что в семье тоже служение, жертвенность. От них никуда не деться, чтобы быть счастливым в семье, чтобы ближние чувствовали себя любимыми и дарили любовь в ответ.

В этом смысле волонтерство – опыт такой балансировки: «я – другой человек», «брать – давать». Мы учимся благодарить. С христианской точки зрения, если это актуально для волонтеров, есть возможность развивать добродетели: милосердие, отзывчивость, доброту, незлобие, преодоление гордости. Ведь приходится общаться с разными людьми, в том числе с руководителями организаций, родителями деток, которые тяжело болеют. Волонтерство – это и активная позиция в обществе. Вместо того чтобы критиковать, выражать недовольство и быть угнетенным от этого, можно деятельно исправлять ситуацию в рамках своих возможностей. Это позволяет утверждать оптимизм, жизнелюбие, радость. Та молодежь, с которой мы встретились в Таганроге, просто вдохновляет. И я желаю всем это почувствовать, встретиться с этим в своей жизни, потому что это дает перспективу и оптимизм по поводу будущего нашей страны. Такие молодые люди – достойные последователи своих дедушек, прадедушек, которые воевали, которые еще до революции созидали нашу страну, они вызывают благодарность.

 

Ведущий Александр Гатилин
Расшифровка: Екатерина Федотенко

Показать еще

Время эфира программы

  • Вторник, 05 июля: 09:05
  • Четверг, 07 июля: 03:00
  • Воскресенье, 10 июля: 00:05

Анонс ближайшего выпуска

Много ли активных граждан в нашей стране? Часто ли мы помогаем нуждающимся, участвуем в развитии местных сообществ? Рассказывает ведущий программы "Активная среда" (Общественное телевидение России) Ашот Караханян.     

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​