О земном и о небесном. Законопроект о посмертном донорстве. Продолжение

11 февраля 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с архиепископом Пятигорским и Черкесским Феофилактом.

– Сегодня мы продолжим обсуждать очень интересную и актуальную тему – донорство. Много вопросов осталось. Думаю, телезрители нам подскажут вопросы и для третьей программы.

Вопрос, который я не успела задать в прошлой программе: в христианской традиции что можно, а что нельзя делать с телом человека после смерти?

– Самое главное и важное отношение к телу запечатлел апостол Павел. Я хотел бы прочитать эту цитату: Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших, и в душах ваших, которые суть Божии.

Само наше тело принадлежит не только нам самим; это есть несомненное творение Божие, которое мы призваны беречь; это храм, в котором живет наш дух. Поэтому все, что мы относим к распоряжению своим телом, должно иметь побуждение, связанное с тем, как же тогда в этом теле будет жить Дух Божий, чтобы, не повреждая собственного тела, в том числе чрезмерной заботой, не угасить в себе Дух Божий.

– То есть актуальный сейчас лозунг «Мое тело – мое дело» не работает?

– Совершенно. Здесь как раз можно засомневаться: тело хотя и мое и жизнь, несомненно, моя (потому что Бог нам подарил и жизнь, и тело, в которое вдохнул жизнь), но Бог является Творцом нашего тела, Создателем нашей жизни. И, собственно, наше счастье и наша свобода заключаются в том, чтобы быть, говоря современным языком, в контексте замысла Божия о нас самих. Когда мы говорим: «Это мое», несомненно, мы не лжем, но, сделав тело инструментом своей собственной страсти, мы оскорбляем Того, Кто нам это тело и жизнь подарил.

– То есть, как я понимаю, делать с телом ничего нельзя. Как же тогда быть с посмертным донорством?

– Я хотел бы еще раз вспомнить «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». Этот документ прямо говорит, что донорство возможно при жизни человека и является актом самопожертвования. Надо сказать, что многие из нас уже становились донорами, сами того не осознавая, настолько глубоко. Например, донорство крови – это тоже акт самопожертвования: я отдаю свою кровь, чтобы спасти жизнь другого человека. Но донорство крови является наименее угрожающим для собственного здоровья. Поэтому донорство должно рассматриваться таким образом, чтобы оно не превращалось в убийство себя самого. Например, я вынимаю из своей груди сердце и отдаю другому – пусть другой живет, а я свою жизнь прекращаю. Такого рода поступок будет являться несоразмерной жертвой, которая приводит к собственной гибели, смерти. Подобного рода шаг не может рассматриваться как жертва.

– Правила для мирян и священников на донорство при жизни и после смерти будут одинаковыми или нет?

– Нет. При жизни священник, как и любой человек, может быть донором крови или принять для себя какое-то другое решение, но что касается посмертной участи, к телу священнослужителя и монаха относятся с особым трепетом. С тем самым трепетом, о котором говорит апостол Павел, что мы не принадлежим себе. Тело монаха, священника после физической смерти, перед тем как оно будет предано погребению, с особой заботой готовят к погребению, и какое-либо вмешательство в это тело не допускается канонами.

– А если внезапная смерть и нужно медицинское заключение, как тогда поступают?

– Сегодня очень много современных методов исследования, которые могут определить, от чего наступила смерть. Ведь у больного, чтобы определить болезнь, не надо вскрывать тело, – достаточно других исследований. То же самое здесь. Да, эти методы дорогостоящие, они могут быть более продолжительными или сложными, но в таких случаях мы настаиваем именно на таком виде обследования, если оно необходимо, с тем чтобы сохранить традицию погребения священника в целостном его теле, в котором Господь призвал его душу.

– Как другие конфессии относятся к донорству?

– Насколько я знаю, среди мусульман тоже нет однозначного мнения о возможности донорства. Одна часть ученых умов говорит, что донорство при жизни возможно; другая часть говорит, что это невозможно. По всей вероятности, это связано в том числе и с тем, что эта тема сейчас только начинает подниматься, обсуждаться, это достаточно новое явление. Хотя, как я уже сказал, переливание крови имеет историю в несколько сот лет. Посмертное донорство, насколько я знаю из постановлений и традиций ислама, не разрешается.

Что касается иудейской традиции (насколько я успел познакомиться с некоторыми публикациями и мнением иудейских ученых, богословов), тоже имеются разные мнения. Одни говорят, что возможно; другие говорят, что донорство (в том числе посмертное)  невозможно. Но у иудеев есть разногласие в том, что является моментом фактической смерти: это не только прекращение деятельности головного мозга, но еще, к примеру, прекращение деятельности сердца. Хотя мы знаем современные технологии, которые позволяют сердцу биться даже тогда, когда мозг фактически уже умер.

– Как Вы считаете, нужно в такой ситуации поддерживать человека с помощью аппаратов?

– Это очень непростой, сложный вопрос. И сложный он именно потому, что когда человек находится в состоянии глубокой комы или в каких-то других обстоятельствах, в том числе когда уже фактически умер мозг, решение должны принимать родные и близкие люди. Признаюсь, я сам был свидетелем того, как очень близким для меня людям задавали вопрос о человеке, за которого они были в ответе. Этот человек был подключен к аппарату искусственного дыхания, фактически его жизнь поддерживалась искусственно. И их просили подписать документ о том, чтобы отключить его от всех аппаратов. Это очень тяжелый выбор. Потому что многие люди думают, что тогда они становятся фактическими убийцами или причиной смерти родного, близкого человека. С этими людьми, конечно, нужно не только подробно говорить. У таких людей должно быть мужественное решение, основанное не на прямолинейном: «Я этого не позволю», а на глубоком духовном уровне.

Ведь на самом деле Бог – Творец и Источник жизни: Он ее дает и Он ее принимает в Свои руки. И есть такие моменты в жизни, когда совершенно точное и единственно верное решение – довериться Его рукам. Даже если это приведет к тому, что физическая жизнь остановится, то не приведет к тому, что духовная жизнь погибнет. Пришло время; и с этим тоже нужно уметь соглашаться.

Другое дело, когда продление жизни помогает человеку принять, что называется, последнее решение: принести покаяние, если человек находится в сознании; сказать какие-то важные и нужные слова для своих родных и близких. Вот такое продление жизни, пока человек общается, несомненно, может иметь очень глубокий смысл для всех.

– Последние достижения науки и техники позволяют делать порой невероятные вещи. Сейчас возможно донорство половых клеток. Скажем, женщина, используя замороженные клетки своего супруга, рожает ребенка уже через несколько лет после его смерти. Ваше отношение к этому?

– Современная технология экстракорпорального оплодотворения предполагает следующий механизм: когда используется замороженный материал, из (условно говоря) десяти оплодотворенных клеток выбирается одна, которая дальше будет жить, а другие девять оплодотворенных клеток (а Церковь считает, что именно момент оплодотворения и является началом жизни) будут уничтожены. Только один из десяти живет! Именно этот факт и вызывает большую боль.

– Как Церковь относится к бальзамированию? То, что происходит с телом Ленина. Это до сих пор открытый вопрос, который вызывает дискуссии.

– В черте Винницы в селе Пирогово находится Музей-усадьба основоположника военно-полевой хирургии Николая Ивановича Пирогова. Недалеко от этого места находится храм-усыпальница, где по сей день находится забальзамированное тело Пирогова.

– Забальзамированное тело в храме?

– Совершенно верно. Мы видим, что Церковь не отрицает самой такой возможности. Хотя, пожалуй, это единственный прецедент, но он существует. Однако же находящееся там тело не является объектом поклонения, не нарушает заповеди Божией «не сотвори себе кумира» и уж тем более не является кумиром. Над этим телом совершаются панихиды, заупокойные молитвы, и многие могут увидеть того, благодаря трудам которого были спасены многие-многие жизни во время Крымской войны. И если люди приходят в эту усыпальницу, чтобы помолиться о рабе Божием Николае, то в случае с Лениным на Красную площадь приходят не для того, чтобы помолиться, а чтобы поклониться, и в этом большая и принципиальная разница.

– Вернемся к нашей теме о посмертном донорстве. Церковь исповедует веру в телесное воскресение умерших. Что же будет с теми, чье тело испытало некие вмешательства?

– Поживем – увидим. Я не знаю ответа на этот вопрос, и вряд ли кто-то на него сможет ответить. Святые отцы говорят, что после нашего воскрешения у нас будут новые тела. Но какими они будут? Для Бога нет ничего невозможного: Он может восстановить утраченное и из пепла, и со дна морского достать. Бог знает. Какими будут наши тела, надеюсь, мы увидим.

– Бывает, человек выбирает сознательный отказ от любой помощи. Есть такое движение, когда даже врачи делают себе татуировки «не реанимировать». То есть: ничего со мной не делайте, дайте мне просто умереть...

– Один из американских врачей, Кен Мюррей, на эту тему ответил так. Действительно, врачи хотят жить, не хотят умирать, но они достаточно знают о современной медицине и о том, какие дальше могут быть мучения. Больше всего, говорит он, именно это и приносит страдания: мучиться и умирать в одиночестве. Может быть, действительно нужно набраться настоящего человеческого мужества и перед лицом смерти не говорить: «Я умираю», а говорить: «Я рождаюсь в жизнь вечную». И не бояться этого рождения, а всю свою жизнь готовиться к нему. И если пришел этот час, принять его, как мы принимаем жизнь: и со слезами, и с надеждой.

– Увы, наша программа подошла к концу. Думаю, нас ждет третья часть по этой теме. А сейчас – Ваше заключительное слово.

– Дорогие друзья, дорогие братья и сестры! А может, действительно взять да написать записку и всегда держать ее при себе? Как послание своим родным и близким: «Не забывайте меня любить. Не забывайте меня прощать. Не забывайте обо мне молиться. Не забывайте обо мне помнить. И я всегда буду любить вас».

Храни вас Господь!

Ведущая Юлия Бычкова

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы