О земном и о небесном. Беседа с архиепископом Пятигорским и Черкесским Феофилактом

31 декабря 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
 – Владыка, накануне в мире отметили католическое Рождество, православные еще готовятся. Почему один праздник мы празднуем в разные дни?

– Как это ни парадоксально звучит, но празднуем мы его в один день. Двадцать пятого декабря он празднуется по григорианскому календарю (и отпраздновался в западном мире) и в этот же день, но уже по юлианскому календарю,  будет праздноваться в православном мире (только выпадает на григорианскую дату –7 января). В этом вся разница в календарях.

– Правда ли, что 25 декабря Рождество отмечают не только католики, а еще одиннадцать Поместных Православных Церквей?

– Да, это так. Это связано со многими причинами. Но если мы сейчас коснемся вопросов календаря, летоисчисления, всевозможных календарных реформ, связанных с естественными погрешностями исчисления времени относительно астрономического и земного времени, то можем уйти в глубокую-глубокую дискуссию.

Ведь важно для нас понимать две вещи, как мне кажется. Во-первых, нужно сказать, что хозяин времени – Сам Бог, и Он нам дает время для того, чтобы мы подготовились к вечности. Как некоторое временное явление, оно не навсегда. Поэтому если говорить о принципиальном отношении ко времени, то для Православной Церкви дата, которая празднуется (я говорю о Рождестве Христовом), имеет относительное значение – просто как удивительный факт Боговоплощения.

Для нас более важным и принципиальным с точки зрения исторической точности является празднование Воскресения Христова. Кстати сказать, с этим связано то, что наша Церковь продолжает свое летоисчисление в юлианском стиле, и привязано это как раз к правильному исчислению празднования дня Светлого Христова Воскресения.

А что касается других Поместных Православных Церквей, то их выбор был связан с определенного рода очевидностью календарных дат для того населения, которое живет в этой стране. Кстати, немаловажную роль в этом сыграли так называемые праздничные дни. Но, слава Богу, в нашем государстве теперь с 1 по 7 января – выходные дни.

– А если православного приглашают отметить католическое Рождество? Я не говорю – поучаствовать в застолье, но на службу можно прийти?

– Я думаю, что для православного человека естественной и понятной будет молитва в том храме, в котором он крестился. Что касается поздравить своих друзей… В этот день я тоже обмениваюсь большим количеством поздравлений с людьми, которые празднуют Рождество по западному исчислению, в том числе есть те, кто живет в традиции Католической Церкви. Поздравить с этим праздником – разве это плохо?

– Вопрос, который я слышу постоянно: не пора ли Русской Церкви перейти на новый стиль и отмечать Рождество вместе со всем миром? И тогда без зазрения совести веселиться в новогоднюю ночь…

– Этих вопросов, наверное, с каждым годом будет все больше и больше. Что для нас должно быть правильным определением? Это запрос на что – попраздновать или что-то пережить, почувствовать, подготовив себя к празднику Рождества Христова? Все зависит от того, чем для тебя является праздник. Это очередной выходной день? Это день, когда ты можешь побыть с семьей (что тоже, кстати, неплохо)? Или это день, когда ты можешь совершить какое-то доброе дело – начиная с молитвы и заканчивая посещением нуждающегося человека?

Мне кажется, сама эта проблематика как раз лежит в области некоторого удобства:  вот пост закончился, можно уже наедаться. Но если человек живет воздержно, для него нет никакой разницы, какое сейчас на дворе время года или какой праздник. А если для человека очень важны эмоции, выброс адреналина в праздники – это уже другой вопрос.

– Вопрос следующий (я думаю, он понравится бабушкам, но, может, ответ не очень понравится): почему в православных храмах нет скамеечек (как в католических)? Ведь удобно. И зачем нам такой аскетизм?

– Я много ответов слышал на этот вопрос. «Лучше сидя думать о Боге, чем стоя думать о ногах» – и так далее. Это связано опять же с нашей традицией. Нельзя сказать, что в храмах вообще нет скамеек. Они, конечно же, есть, но не в таком количестве. Когда ты заходишь в храм и видишь большое количество скамеек, то сразу хочется присесть и посидеть. А в наших храмах этого нет, потому что большое количество людей в храме стоит. Конечно, для немощных обязательно найдется такая скамья, где можно будет посидеть и даже во время богослужения немножко отдохнуть.

Но таково устройство нашей традиции, ведь на самом деле в храмы приходят не для того, чтобы отдохнуть. Хотя некоторые так и говорят: «Зайду в храм – душа отдыхает». Храм – это место большой работы над собственной душой. И момент посещения храма – это максимальное внутреннее напряжение всего твоего человечества. Это то же самое, как посещение врача: встаньте и не дышите. Это тот момент, когда ты затаиваешь в себе естественное течение своей жизни, чтобы сосредоточиться на самом главном, чтобы обнаружить в себе свою душу.

Конечно, кто-то скажет: продолжительное богослужение, люди устают. Но, как правило, эти разговоры начинают и поддерживают те, кто только-только делает самые первые шаги или еще никогда их не делал, они привыкли, что в их пространстве для них есть всегда удобное,  комфортное место. Но когда начинаешь жить церковной жизнью, уже не замечаешь того, что стоишь, а не сидишь, что тебе не очень комфортно, как кажется. Когда начинается внутренняя работа, тело очень быстро подчиняется этой работе души.

Это тоже связано с нашей традицией. Хотя, сказать по правде, во многих православных восточных церквях сегодня употребляются скамьи как раз с той целью, чтобы сделать комфортным пребывание человека в храме. Но храм – это место молитвы, труда, в том числе и некоторого физического усилия.

Хотел бы вспомнить один благочестивый рассказ (не знаю, насколько он исторически верен, но он существует). Иван Грозный хотел ввести в храмах употребление большего количества скамей, чтобы люди могли сидеть за богослужением. Он идет на службу, а перед ним валяется блаженный Василий. Царь спрашивает: «Что ты валяешься передо мной? Поперек дороги улегся». На что тот отвечает: «Ну, коли ты разрешаешь сидеть перед Небесным Царем, так можно полежать перед земным царем». Не знаю, правда это или нет... Но нашему народу как-то свойственно перед Небесным Отцом стоять.

– Очень интересно Ваше мнение.

Я встретила такой интересный факт, что в Лондоне, оказывается, можно встретить церковь, внутри которой расположена кофейня. Смысл в том, что доход от деятельности кафе идет на содержание церкви. Вроде благое дело, многим импонирует такое совмещенное пространство, а Вам?

– Храм должен оставаться храмом, вне всякого сомнения. Трапезную (говоря нашим языком) можно устроить рядом с храмом. Например, у нас в городе Кисловодске есть замечательная трапезная на церковной территории, куда люди после богослужения могут зайти со своими родными, близкими, даже пообедать, продолжить свое общение, послушать хорошее радио «Вера», которое там постоянно транслируется, посмотреть свежую церковную прессу, поговорить, что называется, о жизни.

Но устраивать это в пространстве храма, на мой взгляд, конечно, непозволительно. Потому что место молитвы должно всегда оставаться местом молитвы. И в доме есть всему свое место. Есть столовая, кухня, а есть детская спальня. Всему должно быть свое место и свое предназначение.

– Даже те, кто никогда не был за границей, по фильмам знают, что Рождество на Западе – это обязательный шопоголизм, если так можно сказать. То есть это скупка подарков, куча пакетов и так далее. Такой атрибут праздника создает настроение или, наоборот, отвлекает?

– Праздниками пользуются все, не только те, кто празднует, но и те, кто продает. И мы всегда должны помнить, что при любом совершенно естественном устремлении человека найдутся и те, которые начнут под него что-то продавать. Так уж устроено наше человеческое общество, наше общение.

Хорошо это или плохо – уже второй вопрос. Но мы знаем, что иногда  само это продвижение товара в праздники вымывает вообще ощущение праздника. Помните, как Бродский пишет о Рождестве: везде давка, вкус халвы, очереди. Когда мы начинаем эксплуатировать или, скажем так, находить в празднике возможность (а иногда эта возможность просто навязывается) что-то приобрести, то, конечно, сама суть праздника теряется.

Я много раз становился свидетелем, когда молодые люди приобретают для своих девушек подарки, а те говорят: «А я другое хотела к празднику». Подарок – это только знак внимания. Самое главное – не само содержание подарка, а скорее содержание жертвенного сердца человека, который его в виде какого-то дара выражает тому, кого любит.

– К нам с Запада идет традиция невероятно красиво украшать дома, улицы. Вам нравится сама атрибутика?

– С детства, да. Я помню улицы нашего города Грозного, который в праздничные новогодние, рождественские (тогда Рождество не праздновали) дни погружался в иллюминацию. Все это, конечно, создавало не просто ощущение какой-то сказки или еще чего-то, для меня это было ощущение света. Ночью света становилось больше. И мой первый опыт духовной жизни, религиозного познания и рождественской ночи – это как раз тот, когда ночью светит солнце. Оно светит в нарядных гирляндах и в людях, которые радуются этому свету. Это очень здорово.

– Что бы Вы хотели сказать на прощание тем, кто уже отметил Рождество, и тем, кто только готовится его отметить?

– Дорогие друзья, дорогие братья и сестры, для всех нас (для тех, кто живет ожиданием рождественского чуда и кто уже встретил праздник Рождества) я хочу пожелать, чтобы это нас всегда объединяло. Чтобы мы всегда были с Тем, Кто есть Солнце Правды, чтобы мы собой не заслоняли этот Свет и помогали другим выйти к Нему. Пусть Господь всегда пребывает со всеми нами.

Ведущая Юлия Бычкова

Записала Инна Золотовская

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы