О земном и о небесном. Молитва

10 сентября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
Беседа с архиепископом Пятигорским и Черкесским Феофилактом.

– Владыка, сегодня хочу предложить вам тему: «Молитва». Одно слово, а столько в себя включает… Что такое молитва и для чего она человеку?

– Это естественная потребность общения человека со своим Творцом. Молитва – это как дыхание, как жизнь.

– Можно молиться своими словами или лучше по молитвослову?

– Молитвослов – это хорошая книга или азбука, которая помогает, когда ты уже стоишь на ногах. Как путеводитель. Я часто привожу пример. Мы в горах живем. Когда  стоишь на ногах, с компасом, тогда точно знаешь, куда идти, куда двигаться, как преодолевать сложные маршруты. А сначала учишься ходить без карты и компаса. Где-то падаешь, где-то мама и папа держат, дедушка или бабушка, кто-то на  руках тебя несет. А потом сам начинаешь ходить.

Так и здесь. Каждый человек начинает молиться без молитвослова, у каждого человека рождается такая молитва: он вдруг начинает с кем-то говорить внутренне. И говорит не случайно, потому что слышит ответы из какого-то своего настроения. И так дальше развивается в человеке его молитва.

В одной из наших прошлых передач  Вы говорили, что молитву нужно читать особым образом, не эмоционально, ровно. Почему?

– Да, именно так. Когда мы к молитве добавляем все наши эмоции, очень часто этими эмоциями можно испортить правильное видение. Проще говоря, человек начинает фантазировать, что-то додумывать, дорисовывать.

Одно дело, когда эмоции – это слезы покаяния или радости. Когда находишься на определенной грани,  тогда эмоции являются естественным ответом на твое состояние. Ты не можешь больше удержать слез, ноги подкашиваются, опускаешься на колени, плачешь и молишься – это одно. Другое дело, когда начинаешь искусственно вызывать в себе какие-то чувства якобы присутствия Бога, своего присутствия рядом с Ним, вызывать какие-то чувства восторга, употреблять какие-то громкие слова и театральные, постановочные позы… Это все и остается театром, позерством, душа так и остается в театре одним героем. Никто ее, пожалуй, и не услышит.

Именно поэтому молитва должна быть сосредоточенной, тихой, она всегда рождается из тихого обращения. Представьте, мама утром будит ребенка в школу. Она же не подбегает к нему с какими-то эмоциями. Очень тихо, спокойно, нежно и трогательно прикасается к своему ребенку и произносит какие-то простые и понятные слова, без всякого страха, но очень убедительно. Просыпается ребенок и  этими первыми словами радости, надежды начинает общение со своей мамой.

Так и душа, когда она начинает тихий диалог с Богом. Господь подходит очень-очень близко, внимает этому диалогу и отвечает.

На длительных службах, наверно, редко кто молится до самого конца. Человек устает и просто стоит и слушает службу. Это тоже считается духовной работой?

– Да. Это же – пространство. Иногда пространство особенное, в котором ты можешь не цепляться умом за каждое слово, но это нахождение в пространстве наполняет тебя, если так можно сказать, другим запахом. Ты весь пропах этим пространством. Я не имею физический запах ладана, а ту атмосферу молитвы, которая в храме. Человек выходит из храма, иногда даже совершенно не понимая слов молитв (может, ему еще не очень доступен церковнославянский язык), но он говорит, что на душе стало как-то по-другому, что-то поменялось. Она как вдоволь наговорилась. Она не просто услышала что-то, она вынесла это, оставила в себе. И эта сосредоточенная тишина и мир – ощутимая польза молитвы, которая совершилась.

– Перепрограммирование сознания.

– Да, можно так сказать.

А если человек очень устал и пришел через «не хочу». Такая молитва может быть услышана?

– Конечно. Никогда нельзя ставить никаких препятствий между собой и Богом. Он знает, что ты устал. Он знает, что у тебя был сегодня тяжелый день, как ты изо всех сил в этот день боролся, чтобы остаться человеком и не сорваться. Если ты Ему скажешь: «Господи, благодарю Тебя за этот день, благослови наступающую ночь и помяни моего друга, мою подругу, мою жену, моих детей», – и даже в этот тяжелый день вспомнишь начальника, или подчиненного, или соседа, с которым произошли какие-то диалоги, это будет очень полезно. Это будет продолжением правильных поступков в течение всего дня.  Это будет правильный настрой, это не будет оторванный вечер, скомканный и выброшенный. Это будет аккуратно перевернутая страница.

– Священники как-то могут понять, услышана молитва или нет?

– Любой человек может это понять. Услышанная молитва не та, когда все случилось, как ты хотел. Я очень просил, чтобы нам  помогли с цементом, и если его завезли, молитва услышана? Услышана – это тогда, когда цемент еще не завезли, а желание строить осталось. И ты будешь дальше что-то искать.

Услышана молитва тогда, когда  в тебе живет твоя надежда. Она может быть совсем слабой, но она продолжает жить. Она радуется рассвету, дню, людям, которые вокруг. Это есть услышанная молитва. Бог тебя, как дитя, взял и положил к Себе за пазуху. Оттуда много не увидишь, но чуть-чуть света видно; значит, ты уже у Него за пазухой. Вот это и есть услышанная молитва.

– Я слышала такое выражение: «очень сильная молитва». А бывает не очень сильная?

– Мы всё меряем в категориях: выше, сильнее. Так проще объяснять. Когда о ком-то говорят: «Вот это человек сильной молитвы», мы так быстрее понимаем, что это за человек. Он, наверное, живет сосредоточенной, духовной, настоящей, хорошей жизнью. И он чему-то может научить и нас.

Как мы говорим: «Вы знаете, это сильный учитель, это самая сильная учительница по русскому». Она знает больше русских слов, чем кто-то другой? Нет. Мы  понимаем, что сила заключается в опыте, которым она может поделиться. Именно это нас привлекает в человеке. Так и здесь. Человек, у которого есть дар сильной молитвы, это как хороший учитель, который может научить молиться.

– Что значит «отмолить человека»?

– Отмолить – это прежде всего не потерять к этому человеку любви. Не отчаиваться самому из-за этого человека. Вот, например, беспокойный сосед, соседка или еще кто-то в жизни. Взяться молиться за этого человека – это значит не потерять  прежде всего самому возможность видеть в нем образ и подобие Божие. А потом, Бог даст, этот человек начнет исправляться, потому что он в тебе будет замечать другой взгляд. Вокруг ежики, а ты, может быть, еще не совсем пушистый заяц, но в твоих глазах он увидит какую-то надежду, это поможет ему зацепиться за эту надежду. А там, Бог даст, он что-то и изменит в своей жизни.

– За всех можно молиться?

– Конечно, как душа расположена. Нет понятия «ты должен молиться за него», но понуждать себя, если есть силы, – хорошо. Если пока совсем никак, Бог знает, за кого ты еще не можешь произнести слова, не стыдись подумать об этом и на молитве. Так постепенно твое сердце оттает.

– Я думаю, этот вопрос и Вам задавали не раз: «Зачем ты молишься? Я не молюсь, а у меня и так все прекрасно».

– Я таких людей не встречал. Человек может предполагать, что молитва – это особый чин: встал, открыл молитвослов, это и есть молитва. Нет. Молитва – это постоянный внутренний диалог твоей души с Создателем. Я не встречал людей, которые совсем не молятся. Помню, летели в самолете и попали в хорошую болтанку. Рядом со мной были соседи, которые, как  казалось, не только не молятся, но и против всего того, что я собой олицетворял, я летел в подряснике.

Попали в болтанку, хорошо провалились в воздушную яму, все затрещало, попадало с полок, загудело. Наверно, я не так быстро вспомнил слова «Отче наш», как мои соседи. Оказалось, что все их убеждения спокойной жизни кроются в том, что они внутренне (каждый из них имеет опыт) говорят: «Господи, слава Тебе! Господи, помоги!»

Часто используют молитву как оберег. Еду в путешествие, надо молебен заказать, тогда можно ехать нормально.

– Эти правила для тех людей, которые знают, что это действует. И употребляют это вне какого-то рассуждения. Хотя прежде всего нужно понимать, что молитва – это не механические слова и не магическое действие. Это живое общение со своим Отцом. И это общение всегда должно оставаться именно таким – живым.

– Как раньше готовились к причастию те, кто не умел читать?

– Раньше для людей при подготовке к причащению была соборная молитва в храме. А домашняя молитва (краткая, простая Иисусова молитва, которую знает любой христианин) совершалась дома постоянно, как вдох и выдох. И это было правилом к причащению.

– Зачем молиться за усопших? Живые что-то могут исправить в их другой жизни?

– Несомненно. В этом и есть удивительная сила молитвы. Она не знает ни времени, ни пространства, ни обстоятельств. Молитва имеет потрясающую проницаемость, она достигает самых глубин и самых высоких высот. Поэтому в народе так говорили: «Молитва матери со дна морского дитя достанет». А молитва об усопших – это реальное утешение их душам в их посмертной участи, но и вместе с этим – это реальное утешение и нашим печалям в расставании со своими умершими людьми.

Дорогие друзья! Наша молитва, возможность и желание молиться, любовь к молитве – это самое лучшее выражение нашей свободы от того, что лишает нас надежды, нашей свободы от греха, страха, одиночества. Молитва – это подлинное дыхание души, которая не может надышаться небом, потому что состоит из этого неба. И когда мы молимся, то этого неба в нас становится больше. А когда мы молимся друг за друга, то этого неба становится больше не только в нас, но и в тех, о ком мы молимся. И дай нам Господи, чтобы молитвы наши были услышаны. Храни и благослови всех вас Господь.

Ведущая Юлия Бычкова

Записала Инна Золотовская

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы