Книга протоиерея Михаила Бравермана «Агни Парфене»

1 января 2015 г.

Аудио
Скачать .mp3
В студии - протоиерей Михаил Браверман, настоятель храма святых равноапостольных Константина и Елены. Передача из Санкт-Петербурга.

 

- Добрый вечер, дорогие телезрители. В эфире телеканала «Союз» программа «Беседы с батюшкой». Ведущий Михаил Кудрявцев. С Новым годом!            

Сегодня у нас в гостях настоятель храма святых равноапостольных Константина и Елены в Санкт-Петербурге протоиерей Михаил Браверман. Здравствуйте, батюшка!

 

- Здравствуйте, дорогой Михаил! Здравствуйте, дорогие телезрители!

Батюшка, я знаю, что совсем недавно Вы издали свою новую книгу. Расскажите о ней, пожалуйста.

 

- Книга посвящена Пресвятой Богородице и называется "Агни Парфене". Так на греческом языке называется известный гимн, составленный святителем Нектарием Эгинским в честь Царицы неба и земли. В 2013 году в составе группы паломников, состоящей из преподавателей и студентов Санкт-Петербургских Духовных школ, мне посчастливилось быть на древней византийской земле. Там, в городе Эфесе, где святой апостол Иоанн Богослов написал Благовестие Христово, где он поселился вместе с Девой Марией, исполняя заповедь Христа Спасителя, данную ему с креста "Жено, вот сын Твой", мной была завершена книга, посвященная Пресвятой Богородице, которую я начал писать еще шесть лет назад. Группу паломников возглавил архиепископ Гатчинский Амвросий, ректор Санкт-Петербургских Духовных школ, и он же написал предисловие к этой книге.

Мы встречаемся с вами 1 января - в первый день Нового года. Как замечательно, что наше летоисчисление идет от Рождества Христова, которое является той самой главной точкой, до и после которой можно считать земное время. Именно в Рождестве Бог посещает наш мир, становится человеком, и книга, посвященная Пресвятой Богородице, говорит о том, что мы прославляем Ее прежде всего потому, что Ее совершенная любовь, совершенная чистота и святость привели Бога в наш мир.

Если позволите, я зачитаю отрывки из этой книги. Эпиграфом к ней послужили слова исповедника и профессора богословия Михаила Скоблановича: "Вся жизнь Пресвятой Богородицы проходит в какой-то тайне для христиан. Можно сказать, из святых жизни, ни об одной не известно так мало". Это, действительно, удивительно, потому что Дева Мария занимает исключительное место в жизни Церкви, и в то же время вся Ее жизнь окутана тайной. После Христа Спасителя Она самый близкий к нам человек, но, действительно, что мы можем сказать о Ней.

Пролог книги - "Пресвятая и Христос Бог".

"Евангелие совсем мало говорит о Богородице и Приснодеве Марии, ибо в центре его - Сам Господь Иисус Христос, Его Личность и Его учение. Но и то немногое, что открывает нам Евангелие о Пресвятой Марии, имеет прямое отношение к нашему спасению и дает нам основание обращаться к Ней в молитвах.

Слово "Евангелие" означает "благая весть" - радостная весть о том, что в мир приходит Мессия-Христос. И самой первой это было возвещено Деве Марии в день Благовещения Архангелом Гавриилом: "Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою..." [Лк. 1:28] И Ей, "не знающей мужа", обещано, что Она станет Матерью воплощенного Сына Божия. И ответ Девы Марии Архангелу "Вот, раба Господня; да будет Мне по слову твоему" [Лк. 1:38], - приводит Бога в мир.

Это Дева Мария встречала мудрых волхвов, пришедших поклониться Богомладенцу, и это Ей на сороковой день по Рождестве Христовом было открыто Симеоном Богоприимцем, что оружие Креста пронзит и Ее душу.

И свое первое чудо - претворение воды в вино на свадьбе в Кане Галилейской - Господь сотворил в ответ на просьбу, на ходатайство, Своей Пречистой Матери. И тогда, свидетельствует очевидец этих событий, апостол Иоанн Богослов, "поверили в Господа Его ученики".

А в самый страшный момент евангельской истории - распятие - Господь с креста обращается к Своему любимому ученику и говорит о Богородице: "Вот Матерь твоя!" [Ин. 19:27]. И мы можем надеяться, можем понимать это так: Она мать для всякого Христова ученика, для каждого, кто с верою и надеждою несет крест свой.

Литургическое почитание Пречистой Божией Матери веками развивалось из евангельского благовестия, а в особенности расцвело после III Вселенского собора (431 г.), навсегда связавшего учение о Личности Богочеловека с именованием Девы Марии Богородицей.

В имени "Богородица" заключено, по слову преподобного Иоанна Дамаскина, все таинство Божественного домостроительства. В нем содержится весь смысл учения о Личности воплощенного Сына Божиего: "Ибо если родившая - Богородица, то Родившийся от Нее - непременно Бог, но непременно и человек". Таким образом, все, что для нас связано с Девой Марией, относится к Ее Сыну и может приниматься как часть христологии - учения о том, как сочетаются две природы (Божественная и человеческая) в единой Личности Иисуса Христа.

Сын Божий, рожденный от Отца предвечно, от Девы Марии рождается во времени Сыном Человеческим. И не замечать Пресвятую Деву - значит не замечать человечество Господа. И не прославлять Деву Марию - значит не прославлять ставшего человеком Бога, поэтому святитель Григорий Богослов, которому принадлежит одно из ключевых мест в становлении православного богословия, мог написать: "Кто не исповедует Марию Богородицей, тот отлучен от Божества". Потому что причастными Богу - "причастниками Божеского естества" [2 Пет. 1:4] мы становимся через человечество Сына Божиего. В Рождестве от Девы Марии Единосущный Отцу, обладающий единой - одной с Богом Отцом - природой, становится единосущным нам; и значит, Его Отец становится и нашим Отцом Небесным, если только мы стремимся исполнять Его волю.

Именно от Девы Марии воспринимает человеческую природу Божий Сын. Сколько бы ни было на протяжении веков святых и праведных дев, не было среди них такой чистой сердцем, от Которой Бог, обитающий "в неприступном свете" [1 Тим. 6:16], мог бы родиться человеком. Так возлюбила Она Всевышнего - всеми силами души и разума, - что в день Благовещения в Нее смог вместиться Безграничный Бог. Церковь называет Деву Марию Пресвятой, Пречистой, Преблагословенной, Всесвятой и Всенепорочной, обозначая ту меру святости, которая превосходит всякое земное представление о праведности. Так именуем мы только Одного Бога -  Пресвятую Троицу, Матерью человечества Единого от Которой стала Она - Дева Мария. И нет ни на земле, ни на Небесах никого, более близкого Господу Богу, чем Его Пречистая Матерь - Богородица и Приснодева Мария. Она Царица Неба и земли, потому к Ней Единственной мы обращаемся, не просто испрашивая молитвенного о нас перед Богом предстательства, как просим святых, но молим Ее: "Пресвятая Богородица, спаси нас!"

Это отрывок из пролога книги "Агни Парфене", которая вышла в издательстве "Ладан" в прекрасном оформлении. Завершена она была в 2013 году, и в течение целого года мы занимались ее оформлением с замечательным книжным художником Марией Кагарлицкой. Теперь мы рады представить ее всем, кто любит учение о Церкви, православное богословие, культурное наследие Православной Церкви.

 

- Что еще, помимо богословских рассуждений, содержит книга?

 

- Описание важнейших праздников в честь Девы Марии: Ее зачатия, Ее Рождества, Введения во храм, праздника Благовещения и, конечно, описание важнейших Ее икон. Почему именно образ Девы Марии стал самым востребованным и распространенным в Православной Церкви. Само существование иконы обусловлено фактом Боговоплощения - невидимый Бог стал видимым, и значит, стал изобразимым. Изображая святых, мы являем людей, которые стали храмом для обитающего в них Духа Святого. Прежде всего, Бог становится видимым благодаря Деве Марии, и по преданию Церкви первая икона - это икона Пречистой Божий Матери. Первый иконописец, по преданию, это человек греческой культуры евангелист Лука.

 

- Кому в первую очередь Вы рекомендовали бы прочесть эту книгу?

 

- Мне бы очень хотелось, чтобы эта книга послужила установлению личных отношений человека и Пречистой Божией Матери, потому что Бог - это Личность, мы обращаемся к Нему лично, и такие же личные отношения должны быть у нас со всеми святыми и, прежде всего, с Той, Которая возглавляет Лик всех святых, то есть Пречистой Божией Матерью. Эти отношения возникают, когда мы думаем, читаем о Деве Марии, обращаемся к Ней в молитве, созерцаем Ее иконы. Конечно, очень хотелось бы, чтобы любое размышление о Пресвятой Богородице привело нас к желанию вознести Ей молитву, обратиться к Ней и Ее Божественному Сыну.

Если позволите, я прочитаю короткую главку, которая говорит о близости Христа Бога и Его Пречистой Матери, называется она "О слове Божием и духовном родстве".

"В церкви мы не чужие, а свои - родные Богу. Сын Божий, воплотившись, стал нашим братом по Своей человеческой природе, и, значит, Его Отец стал нашим Отцом Небесным. "Возлюбленные! мы теперь дети Божии" [1 Ин. 3:2], - восклицает апостол Иоанн Богослов. И, конечно, Дева Мария, от Которой воспринимает природу Сын Божий, совсем по-особому близка Господу и должна быть близка нам. Как и всякий человек, Господь наследует от Своей Пречистой Матери физические и душевные черты. Но близость Господа и Пресвятой Богородицы - это не только родство по плоти и крови; это близость совсем особая - духовная, и Евангелие несколько раз отмечает это.

Так на свадьбе в Кане Галилейской Господь не послушал Деву Марию как Свою мать, но ответил на Ее веру и Ее смирение. На брачном пире, где среди гостей были Господь с только что избранными учениками, и Дева Мария, неожиданно заканчивается вино. Дева Мария пытается обратить на это внимание своего Сына в надежде, что Он сможет помочь. Но Господь ответил Ей: "Что мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой" [Ин. 2:4] . Это выражение ("что мне и тебе") означало: "Что между нами общего?" Что общего между Богом и человеком? Что приближает и приводит человека к Богу? Вера! И когда Пресвятая указывает на Господа и говорит слугам, бывшим в доме, - говорит и всем нам, с верою читающим и слушающим Евангелие: "Что скажет Он вам, то сделайте" [Ин. 2:5], тогда Господь принимает Ее веру и ходатайство - Он претворяет воду в вино, совершает первое евангельское чудо, после чего "уверовали в Него ученики" [Ин. 2:11].

Но чудеса и рассказы о них - камень преткновения для близких, для тех, кто знал Спасителя как самого обыкновенного человека. "Что за премудрость дана Ему и как такие чудеса совершаются руками Его? Не плотник ли он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона? Не здесь ли, между нами, Его сестры?" [Мк. 6:2-3] - спрашивают друг друга жители Назарета, где жил Господь до выхода на проповедь. Чудеса - особый соблазн для двоюродных или троюродных братьев Господних; ведь как трудно было уверовать во Христа тем, кто знал Его с детства, как тяжело было увидеть Предвечного в Том, Кто родился человеком и рос на их глазах. И тем не менее среди святых Церкви мы прославляем и сродников Господа по плоти - Его братьев, и среди них Иакова, первого епископа Иерусалима.

Но уверуют они потом, а пока ближние, услышав, что толпы следуют за Господом, решили, что Он не в Себе, и "пошли взять Его, ибо говорили, что Он вышел из себя" [Мк. 3:21] . Еще бы! Иисус оставил Свое ремесло, чтобы стать странствующим проповедником, Он покинул дом, чтобы, по Его собственному слову, не иметь места, где преклонить голову. Его ближайшими учениками стали простые рыбаки, даже один мытарь - сборщик налогов, грешник, отвергнутый обществом. Так и говорили о Господе: "Друг мытарей и грешников". Его проповедь сразу же привела к конфликту с духовными властями. И, конечно, по мнению сродников, это не могло кончиться ничем хорошим. Действительно, через три года Господь будет оболган и предан лютой казни преступника на Кресте. И вот родственники идут за Иисусом, чтобы вернуть Его домой. С ними идет и Матерь Его, но мы можем сказать, что Она идет с верою, - потому что хотя и жил Господь в детстве и отрочестве в доме Иосифа и Марии в послушании им, Мария сохраняла в Своем сердце и тайну Благовещения, и те слова, что сказал Ей в день Сретения Симеон Богоприимец.

И когда Господь учил, некто сообщил Ему: "Матерь Твоя и братья Твои и сестры Твои (вне дома) спрашивают Тебя". Господь же сказал в ответ: "Кто матерь Моя и кто братья Мои? И обозрев сидящих вокруг Себя, говорит: вот матерь Моя и братья Мои; ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и матерь» [Мк. 3:32-35].

Но ведь эти слова нисколько не уничижают славы Девы Марии, ибо никто не исполнял воли Божией так, как Она. Эти слова - о том, как может быть близок Бог человеку, стремящемуся исполнять заповеди Божии, близок, как брат и сестра, - потому что Сам Господь Бог стал по Воплощении нашим братом. Близок, как мать: Слово Божие может обитать в человеке, как ребенок в своей матери прежде рождения. В одной из притч Господь сравнивает Свое учение с семенем, посеянным в землю, и это семя - Слово Божие, посеянное в сердцах человеческих, услышанное с верою, должно принести плод.

И еще говорит Евангелие о родстве духовном и плотском. Однажды некая женщина, потрясенная речью Господа, восславила Его Матерь: "Блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие". Он же отвечал, что блаженны (то есть счастливы) все, кто слушают и соблюдают Слово Бога [Лк. 11:27-28]. И снова те слова, которые Господь относит ко всем истинно верующим в Него, прославляют прежде всего Деву Марию, потому что именно Она так слушала и так хранила Слово Божие, как никто и никогда на этой земле. Так слушала, что от Нее "Слово стало плотью" [Ин. 1:14], и так хранила, что Сама стала Храмом для Бога. И как прославление Пресвятой Богородицы понимает Церковь эти слова Христовы, заканчивая ими литургийное чтение на Богородичные праздники: "Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его" [Лк. 11:28].

 

- Стиль книги схож с проповедью, не на них ли она основана?

 

- Действительно, одно из служений священника - это проповедь о Христе Спасителе, построенная на Евангелии. Можно сказать, что эта книга, действительно, своего рода проповедь, прежде всего, о Боге, потому что, прославляя святых и Богородицу, мы прославляем Бога. Это проповедь о том, как близок к нам Бог, и кто мы для Бога и для Пресвятой Богородицы: мы должны быть Ее детьми, а Она должна быть нашей Матерью, Матерью Церкви, потому что именно от Девы Богородицы начинается христианское поколение, так как именно через Нее приходит в мир Христос. Действительно, эту книгу, как и две предыдущие, я воспринимаю, как проповедь о Христе Спасителе, вижу в этом одну из граней своего священнического служения.

 

- Вы упомянули о братьях Христа. Некоторые протестанты считают, что это действительные братья Господни. Затрагиваете ли Вы такие сложные моменты, кто были братья Иисуса Христа, и насколько совершенной была святость Девы Марии?

 

- Наверное, лучшим ответом на Ваш вопрос будет еще один отрывок из книги, который как раз говорит о приснодевстве Пресвятой Богородицы. Глава "Грехопадение и новая Ева. Рождество Девы Марии".

"В Православной Церкви нет мариологии (учения о Богородице), как самостоятельной дисциплины. Все, что говорит о Ней Церковь, связано со всем церковным учением и, прежде всего - с учением о Господе Иисусе Христе, Боге, родившемся человеком. И даже тропарь в честь Рождества Девы Марии несет в себе христологический смысл: "Рождество Твое, Богородице Дево, радость возвести всей вселенней: из Тебе бо возсия Солнце Правды, Христос Бог наш, и, разрушив клятву, даде благословение, и, упразднив смерть, дарова нам живот вечный".

Бог не творил смерти - напротив, "Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего" [Прем. 2:23] через Богообщение человек был призван стать причастником вечной жизни, которой обладает один Вечный Бог. Но, совершив грех, человек отпал от источника жизни - своего Бога и Творца, и как следствие - пришла в мир смерть и ее предвестники: болезни и страдания. Весь мир исказился грехопадением человека и, таким образом, оказался под клятвой - то есть отделенным от Бога. "Проклята земля за тебя" [быт. 3:17] - так сказано было Адаму. "Одним человеком - пишет апостол, - грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили" [Рим. 5:12]. Мы можем понимать эти слова как указание и на Адама, и на его грех (такую возможность дает нам и греческий текст): все человечество было заключено в Адаме и от него рождается уже смертным, но и каждый наш грех - это уход от Бога и участие в грехе Адама - повторение его греха. И наше положение трагично еще и тем, что, по слову Писания, "помышления сердца человеческого - зло от юности его". [Быт. 8:21].

И для того, чтобы спасти человека от вечной погибели - "упразднить клятву" и даровать нам "живот вечный",  - приходит в мир Господь. И у нас есть надежда: если до Воплощения благодать была для человека внешней, то после того как Бог почтил человеческую природу в Рождестве, прославил ее Воскресением, а в день Вознесения взошел на небо, человек получил удивительную возможность стать причастником Божией благодати. Это дарует нам Господь Иисус Христос в Самом Себе - в Своей Церкви и Ее Таинствах. Как чада ветхого Адама, мы приходим в мир уже склонными ко греху и смертными - но, рождаясь от Господа в Таинстве Крещения и сочетаясь с Ним в молитве и других Таинствах Церкви, мы становимся наследниками Его вечной жизни и Его победы над грехом.

И как через одного человека - Адама - вошел в мир грех, так, по слову апостола, и "обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством Единого Иисуса Христа" [Рим. 5:17]. Все человечество было заключено в первом Адаме и от него рождается уже смертным, а во Христе нам открыт путь к исцелению через рождение - в Таинстве Крещения - уже от Нового, Небесного Адама. Именно так - "последним Адамом" [1 Кор. 15:45] - называет Господа нашего апостол Павел.

В VI веке в результате христологических споров и размышлений над тайной личности Господа в богословии появился термин "энипостатон" - "воипостасность", обозначающий существование внутри чего-либо. Это слово применительно к Господу Иисусу Христу означает, что Ипостась Сына Божиего восприняла человеческую природу. Таким образом, в Спасителе человечество воиспостасировано - включено в Его Личность. При таком взгляде на Господа более ясными становятся слова апостола Павла о Христе как о новом Адаме, в Котором заключено все человечество. И, говорит апостол, "как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут" [1 Кор. 15:22]. И если Господь, пришедший "воссоздать" человека, есть новый Адам, то Дева Мария есть "Новая Ева" - от Нее рождается Христос и от Нее начинается христианское поколение: "И как через Еву род человеческий подвергся смерти, - говорит священномученик Ириней Лионский, - так через Деву и спасается, потому что непослушание девы уравновешено послушанием Девы".

Библия свидетельствует о греховности всего человеческого рода, причем грех - это не только неподобающий поступок, слово, чувство или мысль; вся человеческая природа поражена грехом, и это явлено как в духовной и душевной, так и в физической сфере: тело болеет, страдает и в конце концов умирает.

Пресвятая Мария тоже была подвержена последствиям грехопадения - страданиям и смерти телесной, но в Ее жизни было нечто совсем особое: Она возлюбила Бога такой совершенной любовью, что никогда не согрешала. Грех не смог победить Ее намерение творить Божию правду! Потому и избрал Ее в матери Единый Святой и Безгрешный.

О своем духовном опыте осмысления безгрешности Девы Марии поведал нам преподобный Силуан Афонский. Однажды, еще молодым послушником, подумал он: "Быть может, Божия Матерь согрешила когда-нибудь хотя бы мыслью. И дивно в моем сердце вместе с молитвою голос ясно проговорил: "Божия Матерь никогда не согрешила даже мыслью" - так Дух Святой в сердце моем свидетельствовал чистоту Ее. Но во время земной жизни и у Нее были некоторая неполнота и безгрешные ошибки несовершенства. Это видно из Евангелия, когда Она, возвращаясь из Иерусалима, не знала, где Ее Сын, и потом вместе с Иосифом три дня искала его".

В определении V Вселенского собора Богородица названа Девой. И когда мы исповедуем Пресвятую Богородицу Приснодевой - это не только наша вера в чудесное Рождество Господа и знание, что "Бог идеже хощет, побеждается естества чин". Это еще свидетельство особой чистоты, внутренней цельности и святости, которая врачует утраченное Евой. Приснодевство Марии в иконописи символизируют три звезды, украшающие Ее мафорий (накидку). Одна звезда оказывается на челе, а две на плечах, обозначая, что Пресвятая - Дева до Рождества Христова, в Рождестве и после Рождества.

В середине XIX века в Католической Церкви был окончательно сформулирован и принят догмат о непорочном зачатии Девы Марии. Суть его в следующем: так как Библия свидетельствует о греховности всего человечества, то необходимо было сверхъестественное Божественное действие в самом зачатии Марии. Соответственно, было сделано предположение, что Дева Мария действием Святого Духа изъята из всего человеческого рода. В XVIII веке подобные представления поддерживались и некоторыми видными православными богословами - это было следствием влияния западных теологических идей на Киевскую Духовную академию, а затем и на другие духовные школы. И все-таки появление этого догмата и неприятие его Православной Церковью вызвано различием во взглядах на проблему первородного греха. Святоотеческое богословие нашей Церкви видит в его последствиях не только греховность и рождающееся от нее чувство вины, но прежде всего смертность, обусловленную грехопадением Адама. В этом плане и Дева Мария был не свободна от всеобщего закона смерти. Но в том и подвиг - Ее совершенная любовь победила грех, и поэтому с самого зачатия Она исполнена благодати. В Ней, по слову святителя Григория Богослова, "и душа и тело предочищены Духом",  ведущим еще не содеянное человеком: "Сия преграждение вражды разрушивши, мир введе и Царство отверзе". И "если стена, отделявшая вселенную от Бога, не устояла перед усердием одной души, - что может быть удивительнее этого?" - восклицает святой Николай Кавасила. И в силу Своей любви и святости Дева Мария более чем кто-либо нуждается в Спасителе мира, дарующем нам Воскресение!»

 

- Можно ли считать эту книгу научной работой?

 

- Нет, потому что Бог не предмет науки. Эта книга ближе к проповеди, она предназначена для того, чтобы ее мог прочитать неподкованный в богословии человек, и понять, что богословие не нечто отвлеченное, а то, что говорит нам о нашем Боге и связано со всей внутренней духовной жизнью человека. Когда-то ученик великих каппадокийцев авва Евагрий написал: "Если ты чисто молишься, ты богослов. Если ты богослов, ты будешь чисто молиться". Закон веры -  это закон молитвы. Мы не можем что-то изменить в догматическом сознании и не поменять всю нашу духовную, молитвенную жизнь. Из знания, которое дарует нам богословие, рождается наше прославление Бога, наше смирение перед Ним. Как можно научиться страху Божиему? В том числе, осознавая Его величие, Кто Он?

Создание этой книги для меня - некая дерзновенная попытка говорить о том, что превосходит и мой личный опыт, и мою молитвенную жизнь, потому что, как всякий человек, я являюсь грешником и обращаюсь к Чистой, будучи сам нечистым. Говорить о Боге вообще превосходит человеческое представление, но наша задача и призвание искать Бога и проповедовать тем людям, которые Его тоже ищут или которые пока не осознали, что искать и любить Бога - главное призвание нашей жизни. Потому что без Бога она лишена смысла, без Него нет вечности, вечного царства, победы света над грехом.

 

- Расскажите, пожалуйста, как шла работа над книгой? Это было по вдохновению: Вы сели и разом написали почти всю книгу?

 

- На написание книги ушло около шести лет. Мне очень хотелось прославить Деву Марию и показать читателям, насколько важно Ее присутствие в нашей жизни и в жизни Церкви. Церковь не просто иерархия, не только здание, это все, кто объединен вокруг Христа Спасителя: и святые, и мы, немощные и грешные люди. Для нас очень важно, чтобы мы обращались к Деве Марии, получали Ее благословение, чтобы Она была Ходатаицей за нас перед Престолом Божиим.

 

- Получается, что эту книгу Вы писали параллельно с другими, только те вышли раньше?

 

- Получается так, потому что, начав писать, тяжело остановиться. Когда книга выходит, это большая радость, но есть осознание того, что чего-то не хватает и надо начинать писать новую книгу.

 

- Когда Вы начинали писать эту книгу, у Вас уже сложилось целостное представление о том, что должно получиться?

 

- Нет, просто было желание рассказать о том, какую важную роль сыграла Дева Мария в истории всего мироздания, ведь главнейшими ее событиями являются факт Боговоплощения и факт победы над смертью. Пасха Христова - самое важное, что есть в этом мире, то, что определяет жизнь всего человечества и всего мироздания. Именно через Деву Марию в этот мир приходит Бог.

 

- Почему Вы уделили столь большое внимание оформлению книги?

 

- Жизнь Церкви, как я считаю, должна быть очень красивой. Если мы посмотрим на иконы в Церкви - это всегда красота Божиего вечного царства. Если посмотрим на архитектуру храмов, то исторически это всегда были самые красивые здания. Если послушаем церковные песнопения, то это очень красиво. Когда будем читать богословские книги святых отцов, увидим красоту мысли, красоту учения. Мир Церкви - это очень красиво. И когда мы говорим о богословии, очень хочется, чтобы тексту соответствовал художественный ряд. Мы работали над иллюстрациями в течение целого года, чтобы сделать книгу красивой, чтобы ее было приятно брать в руки, приятно открывать и читать.

 

- Можно слышать критические отзывы, в связи с тем, что святые изображения выходят в тираж, не всегда понятно, что происходит с бракованными экземплярами, остающимися в типографии. Вас не смущало, что такое количество иллюстраций с иконами будут в тираже?

 

- Совершенно нет, все дело в подобающем отношении к иконе. Если мы понимаем, что икона - это окно в духовный мир, мы лишь получим пользу от присутствия святых образов в нашей жизни.

Из главы "Кенозис и слава Божия":

"Мы именуем Деву Марию Всесвятой Царицей. Выше Небесных Сил Бесплотных прославляет Ее Церковь, как "почтенную выше Херувимов, и славою превзошедшую Серафимов". И в то же время Ей были ведомы все горести земного бытия: Она рано лишилась родителей, подвергалась опасности, была беженкой - и, наконец, Она потеряла Своего Сына.

Святитель Иннокентий Херсонский написал о той двойственности - Божественного и обыденного, высокого и трагичного, - которая сопровождала всю жизнь Пресвятой Девы: "С самого начала Она вступила в ряд событий славных - необыкновенных, и бедственных - обыкновенных. Такая двойственность и для нас теперь требует размышления. Для Нее же это многого стоило. Состояния эти для Нее как бы сменяли друг друга, одно другому противоречили и тем заставляли Ее размышлять".

Действительно, откровение Бога сменялось состоянием опасности и гонения. Явление Архангела и сообщение вести о спасении требовало такой решимости положиться на волю Божию, при которой уже не страшно было бы оказаться оболганной и изгнанной. В ночь Христова Рождества Ангелы пели славословие Богомладенцу, а затем пришли с востока мудрецы-волхвы и принесли Ему дары - золото, ладан и смирну. И в этом уже было указание на будущее: золото было даром Христу Царю, ладан - Христу Богу, смирна же, которой умащали тела умерших перед погребением, указывала на смерть Христа. На сороковой день после Рождества, согласно Закону, родители принесли Младенца в Иерусалимский храм, чтобы посвятить Его Богу Отцу. В храме младенца взял на руки Симеон - человек, которому Духом Святым было обещано, что он не увидит смерти, пока не встретит Христа. Симеон, узнав в Младенце обещанного Мессию-Христа, произнес слова, ставшие молитвой для всей Церкви: "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром; яко ведеста очи мои спасение Твое, еже еси уготовал пред лицем всех людей, свет во откровение языков, и славу людей Твоих Израиля".

Деве же Марии Симеон предрек: "И тебе оружие пройдет душу". Это исполнится через тридцать лет и три года, когда Мария будет стоять у Креста, на котором в муках умрет Ее Сын.

Узнав о рождении Царя мироздания, царь Ирод хочет погубить Младенца, и Мария с Иосифом Обручником вынуждены бежать в Египет. Так весть о спасении переплетается со скорбями, а слава Божия - с уничижением. И, конечно, такая ситуация обусловлена самой тайной Боговоплощения. Ведь Сын Девы Марии - одновременно и Бог, и человек. Он, будучи Царем Славы, на Которого и Ангелы не смеют взирать, стал во всем, кроме греха, подобным нам.

Царь мироздания родился в пещере для скота - вертепе. Через Него, как Сына Божиего, Отец сотворил мир - а Он, став Сыном Человеческим, не имел места, где преклонить голову. Он есть Бог Откровения, через Него был дарован человеку Закон - Его же обвиняли в нарушении Закона. В дни земного служения Он исцелял страждущих, насыщал тысячи голодных, повелевал природными стихиями, воскрешал умерших - а Сам испытывал голод, жажду, усталость. Христос есть Истина, а Его называли обманщиком. Христос есть Любовь, а Его объявили преступником. Христос есть Жизнь, а Его предали любой и мучительной смерти.

Снисхождение Сына Божиего на землю в богословии обозначается термином "кенозис" - буквально "опустошение", "умаление", "истощение". И парадоксальным образом уничижение Сына Божиего послужило Его прославлению - потому что, умерев на Кресте, Господь разрушил власть смерти Своим Воскресением: "смертию смерть попрал", чтобы каждый из нас "не погиб, но имел жизнь вечную" [Ин. 3:15]. Слова апостола Павла об истощении Сына Божиего Церковь провозглашает в дни Богородичных праздников на Литургии - ведь именно от Девы Марии воспринимает человеческую природу Господь, и "Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос во славу Бога Отца" [Флп. 2:6-11].

Имя, которое дал Отец Сыну, - "Господь", Сущий Бог, "Который есть и был и грядет" [Откр. 1:8].

Воскресший Господь вознесся во славе на Духовное небо в сороковой день по Воскресении, а в день Пятидесятницы сошел на учеников Дух Святой, в Котором Господь открывается и Которым созидается на земле Христова Церковь.

И слава Христа Спасителя как Сына Божиего и Победителя смерти, о которой возвещает Евангелие и о которой знает Церковь, станет явной уже для всех в конце времен, когда Господь придет судить живых и мертвых и Царству Его уже не будет конца".

 

- Вопрос о том, где найти Вашу книгу?

 

- В наступившем  году ее можно будет приобрести в книжных магазинах города и церковных лавках. Книга издана по благословению нашего правящего архиерея митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия и имеет гриф Издательского Совета.

 

- Нет ли в Ваших планах рассылки книги по библиотекам храмов Русской Православной Церкви?

 

- Какое хорошее предложение, конечно, мы попытаемся разослать новую книгу по крупным библиотекам.

 

- Пожалуйста, кратко напомните нашим телезрителям о Ваших прежних книгах.

 

- На сегодняшний день вышли три, написанных мной, книги. Первая посвящена Божественной литургии, в ней говорится о самом главном Таинстве Церкви - тайне соединения со Христом Богом. Она так и называется "Литургия. Опыт богословского комментария". Достоинством ее является не мой текст, а вторая часть книги, где дан текст Божественной литургии, проиллюстрированный картинками, чтобы человек, находясь на богослужении, мог следить за тем, что происходит. В текст включены и так называемые тайные молитвы священнослужителя, чтобы читатель увидел, что чинопоследование Литургии имеет единую структуру. Задача книги - сделать Литургию понятной, интересной и востребованной для каждого, кто прочтет ее.

Вторая книга называется "Евангельская история в проповеди". Евангелие, Божие Откровение - то, что Сам Бог говорит нам о Себе, о мире, о  нашем призвании. Можно сказать, что эта книга - толкование тех евангельских отрывков, которые Церковь возвещает во время богослужений в воскресные и праздничные дни.

 

- Возвращаясь к разговору о последней Вашей книге. Не кажется ли вам, что в нашей церковной приходской жизни молитвенный акцент переносится на Божию Матерь и святых, в то время как Личность Иисуса Христа остается несколько в тени?

 

- Наверняка такое происходит, но люди должны помнить, что обращаясь к святым, мы просим их быть молитвенниками за нас перед Христом Богом, Богом Отцом, Троицей Святой и Нераздельной. Прославляем святых мы именно потому, что Христос Бог дарует Свою святость человеку, и Дух Святой может обитать в нем.

Ко Пресвятой Деве Марии мы обращаемся именно потому, что Она Мать воплощенного Божиего Слова. Поэтому все аспекты церковного учения, вся молитвенная жизнь Церкви и наша личная должны приводить нас к Богу, именно это я и  хотел подчеркнуть в книге, посвященной Пресвятой Деве Богородице.

Перейдем к эпилогу книги: "София - Премудрость Божия".

"На Деве Марии заканчивается Ветхий Завет, как ожидание Христа, и с Нее начинается полнота времен" - Новый Завет, потому что от Нее рождается Христос.

Новый Завет предваряет Ветхий Завет, а Божественной литургии, на которой в Таинстве Причащения является Господь Иисус Христос, предшествует Всенощное бдение. На нем в дни Богородичных праздников звучат паремии - чтения из Ветхого Завета, в том числе известное место из книги Притч: "Премудрость построила себе дом" [Притч. 9:1]. Премудрость же, по слову апостола, есть Сын Божий - Иисус Христос [1 Кор. 1: 24,30].

И Премудрость создала Себе дом, когда вселилась в Деву Марию, "и Слово стало плотью" [Ин. 1:14]. Дом Премудрости - это Пресвятая Дева, которая в день Благовещения стала храмом Живого Бога. И дом Премудрости - это еще и Церковь, Тело Христово, а Дева Мария - Мать Церкви, потому что от Нее воспринимает Свою Плоть Христос - Глава Церкви!

Премудрость на греческом языке - это София. В Россию православная вера пришла из Восточной Римской империи, главным же храмом столицы - Константинополя - была святая София - храм во имя Второго Лица Пресвятой Троицы. Красота этого храма и богослужения в нем так поразили послов великого князя Владимира, что это стало одним из аргументов в пользу принятия православия. И с крещением Киева Премудрость пришла на русскую землю. И очень скоро, в XI веке, на Руси появляются свои Софийские храмы: в Киеве, Новгороде и Полоцке. А по прошествии некоторого времени главными - то есть престольными - праздниками в этих храмах стали праздники Богородичные: в честь Рождества Девы Марии (в Киеве) и в честь Ее Успения (в Новгороде и Полоцке).

И это закономерно, ведь в Пресвятой Деве - в Ее рождении и Успении - заключена вся история Божественного домостроительства, история нашего спасения.

Понятие "София" своими корнями уходит в дохристианскую эпоху. Это и олицетворенная премудрость Ветхого Завета, и (так же, как "Логос") понятие греческой философии, обозначающее мудрость и знание, начало мироздания и принцип гармонии.

В XIX-XX веках идея "Софии" волновала и вдохновляла русских религиозных мыслителей, видевших в "Софии" посредницу между Богом и человеком, идеальную личность и единство, все в себе заключающее. Все это истинно по отношению к Новому Завету и обретает реальность только тогда, когда усматривается в Личности Христа Спасителя - Воплощенной Премудрости Божией, ибо, по слову апостола, "Все из Него, Им и к Нему. Ему слава во веки. Аминь". [Рим.11:36].

 

- Расскажите, пожалуйста, о том изображении, что Вы предложили для сегодняшнего оформления нашей студии.

 

- Около месяца назад я побывал на Святой Горе Афон, считается, что это один из уделов Божией Матери на земле. Это была моя первая поездка на Афон, и я был удивлен красотой этого места, где виден замысел Творца о нашем мире. Здесь удобно возносить славословие Господу Богу, обращаться к Его Пречистой Матери за молитвенным ходатайством.

 

- Как Вы считаете, обращение к Пресвятой Богородице возможно всегда, везде и перед любой иконой, или какие-то иконы являются более предпочтительными для молитвенного обращения?

 

- Всякое место на земле хорошо для прославления Бога и Его Пречистой Матери. Но у нас есть пречистые иконы, замечательно, что в храмах есть особо чтимые, чудотворные иконы, и мы можем перед ними возносить славословия и прошения Пречистой Божией Матери, учиться любить Ее, доверять Ей всю свою жизнь.

 

- Прошу Вас сказать несколько пожеланий нашим телезрителям в честь Нового года и посоветовать, как благоговейно провести дни, оставшиеся до Рождества Христова?

 

- Вам и всем нашим дорогим телезрителям хочу пожелать в наступившем году душевной и духовной радости, физической крепости, для того чтобы время, которое дает нам Господь Бога, мы тратили не напрасно, но ради самого главного - учились верности и любви к Богу и всем Его святым. И, конечно, учились бы любить Пречистую Деву Пресвятую Богородицу. Будем готовиться в эти дни встретить Христово Рождество: Бог воплощается во времени более двух тысяч лет тому назад, но Он находится над временем, вне его рамок. Поэтому всякий раз, когда мы празднуем Христово Рождество, мы можем встречать Богомладенца Христа Спасителя, но только чистым сердцем пастухам Ангел открывает весть о родившемся Боге, и только мудрые волхвы, которым открыто знамение времен, приходят поклониться Богомладенцу. Нам надо очищать сердце, учиться мудрости, тогда мы, действительно, будем чистым сердцем встречать Спасителя и славословить Его Рождество.

 

- Большое спасибо, батюшка! Благословите, пожалуйста, нас на прощание.

 

- Да благословит всех нас Господь по молитвам Пречистой Божией Матери.

 

Ведущий: Михаил Кудрявцев.

Расшифровка: Юлия Подзолова.

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает протоиерей Игорь Петров, клирик Вознесенско-Георгиевского прихода города Рыбинска. Тема беседы: «Внутренняя жизнь».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы