Канон. Встреча с певицей Ириной Леоновой. Часть 1

12 ноября 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
Сегодня в гости к Александру Крузе придет певица Ирина Леонова со своим музыкальным коллективом. Ирина расскажет, о чем сегодня поет Русь и чем живет русская песня, а также об истории своей семьи и своей преподавательской деятельности. И, конечно, вы сможете насладиться красивыми песнями, которые прозвучат в студии программы "Канон" в исполнении гостей.

– Великий русский композитор Георгий Свиридов считал, что искусство не только искусство, оно есть часть духовного сознания русского народа.

Сегодня у нас в гостях самобытная певица, заслуженная артистка России Ирина Леонова со своим коллективом.

Ирина Леонова – российская певица, работающая в жанре русской народной песни. Более точно определение творчества артистки дали журналисты, назвав Ирину певицей Святой Руси.

Ирина Леонова родом из «города невест» – Иваново. Там же произошли ее первые творческие шаги. В благодатной атмосфере любви к жизни, музыке, песне, вдали от суеты мегаполиса сформировалось творческое мировоззрение будущей певицы.

На сегодняшний день Ирина Леонова – лауреат всероссийских и международных конкурсов и фестивалей, гастролирующий артист, успешно выступает как у себя на Родине, в России, так и за ее пределами – в Европе и США. Ирина Леонова постоянная участница праздничных концертов Кремлевских Рождественский чтений. Каждый сезон в столице проходят творческие вечера певицы в формате музыкальной гостиной.

Помимо активной концертной деятельности, Ирина с удовольствием делится своим творческим опытом и мастерством, ведя педагогическую деятельность в качестве доцента, старшего преподавателя Московского государственного института культуры на факультете эстрадно-джазового пения.

Мне всегда радостно, когда в нашей студии много людей и у нас есть возможность послушать ваше творчество вживую. Познакомьте нас, пожалуйста, с Вашими музыкантами, с которыми Вы пришли сегодня.

– Во-первых, я сейчас «перевариваю» прекрасные слова Свиридова, которыми Вы открыли передачу. Это действительно так. И я счастлива, что с нашим творчеством Господь дал нам союз близких по духу людей, артистов и, безусловно, в этом у меня нет сомнения, Богом одаренных людей.

Чевин Юрий – потомственный домрист, хотя сейчас держит в руках флейту. Все его родственники – бабушки, дедушки, дяди, тети были солистами оркестра Осипова. Его самого, я считаю, по праву можно назвать одним из выдающихся домристов, виртуозом на домре-альт. Это наша первая домра и флейта. Наш музыкант и друг.

Андрей Кочетков – гитарист, который постигал музыку, родившись в необыкновенной семье: его папа был заслуженным артистом, другом и помощником великого Свешникова. Взращённый и воспитанный в той среде, Андрей прошел все жанры музыки, даже рок, и пришел к тому, чем является сегодня. Он играет на гитаре, пишет музыку. Во время наших гастрольных туров является и звукорежиссером, и человеком-оркестром. Два этих музыканта – это мой, я бы сказала, мини-оркестр. И еще одно направление, самое сложное, как он говорит, – это быть моим мужем.

– Он бы хотел об этом умолчать?

– Сегодня чудесный день – умолчать невозможно, у него еще и день ангела.

– Поздравляем Вас.

Ирина, во многих печатных изданиях и интернет-ресурсах Вас называют «певицей Святой Руси». Это очень почетный эпитет, не каждой певице его дают.

– Конечно, это очень ответственно. Мне бы самой даже в голову не пришло такое значимое словосочетание. Один из журналистов, готовясь к беседе со мной, собрал всю информацию и нашел это выражение, которое ходило в интернете. Причем оно пришло даже не из России, а из тех стран, где мы бывали со своими творческими проектами. Когда в статье было употреблено это определение – «певица Святой Руси», оно было подхвачено всеми изданиями и пришло ко мне уже как факт. Я поняла, что, раз такое случилось, надо соответствовать и не позволять себе как-то немного заискивать. «Певица Святой Руси» – это обязывает, дисциплинирует, подтягивает меня.

Святая Русь всегда соответствовала в своем творчестве этому великому званию. Сегодня что-то, конечно, расстраивает. Например, то, что наш народ не так глубоко знает свою традицию и культуру, как должно и как, кстати говоря, ее уважают за границей. Когда человек за границей ассоциативно вспоминает наши ценности, он говорит о великом искусстве, великой музыке, великих людях, которые дали миру огромную культуру. К сожалению, мы подразмыли это понятие: как говорится, нет пророка в своем отечестве, что-то заимствуем. Понимаю, что можно любить любую музыку, любой жанр, я не против этого. Но не знать своих корней, не почитать их, не любить свою Родину – то же самое, как не уважать своих мать и отца.

Вы сказали прекрасные слова о Родине, которые стали для меня лейтмотивом нашей передачи. Действительно, человек, не знающий своих традиций, своей музыки, культуры, на мой взгляд, духовный инвалид. Может быть, грубо, но это факт, ведь это все равно что отнять даже не руку, не ногу, а нечто большее. Русский человек просто теряет свое лицо, какую-то свою идентификацию. Я считаю, что наша культура, наши традиции, наша музыка – это стратегический золотой фонд России. Кстати говоря, подтверждением этому многие приглашения из-заграницы ехать преподавать и говорить о русской культуре. Чего я не сделала и не жалею об этом, потому что здесь у меня есть студенты, ученики, люди, которые хотят это слышать и знать. Сначала надо сделать это для своей страны.

– У нас есть зрители, которые хотят это слышать.

– У нас огромный репертуар. И кто-то меня хвалит за это, кто-то, наоборот, говорит, что я выбрала нелегкий путь, потому что стараюсь быть во всех жанрах: мне тесно в рамках одного жанра, пусть это духовная, народная или авторская музыка. Мы берем все, что прославляет нашу традицию, нашу великую Русь. У нас нет пустых песен, мы просто не считаем нужным тратить на это свою жизнь, силы и Божьи дары. Любая песня для нас как ребенок, а нелюбимых детей в семье нет.

– Ирина, Вы сказали, что русскому человеку нужно знать свои истоки, корни. А что Вы знаете об истории своей семьи?

– Мои предки по линии бабушки, как и многие семьи, были раскулачены: дедушка держал мельницу, молол хлеб. Мой дедушка Михаил прошел войну, как Василий Тёркин, с гармошкой. И когда он вернулся с фронта с подаренной ему трофейной гармошкой, прожил недолго, тридцать с небольшим лет, потому что был тяжело ранен.

Мамочка запомнила такой момент. Это была гармошка русского строя, тайком от папы она играла на ней, и этим было предрешено, чтобы отдать меня в музыкальную школу по классу баяна.

Помню свою фотографию: бантик над баяном, гольфики. И все время думала, как мне в юбочке сесть удобно, чтобы ножки стояли, и отыграть свою программу. Я не стала баянистом, но это, конечно, заложило основу моего музыкального образования, которое, как я считаю, не может остановиться. Надо учиться всегда, у всех, в любом возрасте продолжать обучение. Жизнь не такая большая, чтобы узнать нашу музыкальную культуру, порой ее и не хватает.

Баян, народные традиции были в нашей семье и задали какой-то вектор. Бабушка пела, тембр ее голоса сравнивали с голосом Лидии Руслановой, которой, может быть, тогда подражали многие. Пела бабушка ярко, звонко, глаза горели. Наши женщины пели ярко вопреки трудностям. Эта сила духа выражалась даже в тембре голоса – чистом, смиренном и ярком. Ни в какой другой культуре я не слышала такого, хотя, может быть, она мне просто ближе и я чувствую ее глубже. Я считаю, что мы незаслуженно отошли от своей традиции, сейчас не так много тех, кого можно поставить в пример как ее хранителей.

– Откуда берется материал Ваших песен? Это все из экспедиций?

– Да, в том числе. Мы встали на этот непростой путь. Как Вы понимаете, он не особо поддерживается, поскольку не является модным, или, как сейчас, говорят, распиаренным. Мы идем немного вопреки. Слово, которое у меня даже не произносится, – «неформат». Это даже смешно: русская песня в России – неформат в любом виде.

– Сейчас век технологий, и любой молодой человек находит для себя то, что ему интересно.

– Когда молодежь идет по этому направлению, вдруг начинает проявлять себя на каком-то глубоком генетическом уровне. У меня большой опыт участника фестивалей, члена и председатель жюри, и я видела многое. Я видела парня, который писал хорошие стихи на фестивале авторской песни, а потом начинал рыдать. Двадцатилетний огромный парень, «качок», начинал рыдать: «Я не знал, что такое есть!» У него что-то просто прорывалось, и потом он менял направление своего творчества. То есть это серьезная вещь, о которой нельзя забывать. И это нормальное, полноценное состояние любого молодого человека. Я прихожу на рынок купить зелени и вижу парня из Азербайджана, который тихонько слушает записи своей музыки: у него есть такая потребность. Почему наш человек не имеет такой потребности и стесняется, я понять все же не могу.

Песню, которую мы сейчас исполним, привезла моя студентка, за что ей огромное спасибо. В дальней станице Липецкой области она переняла ее у одной бабушки. Эта песня никем нигде не исполнялась, и ученица подарила мне ее: «Пойте, Ирина Николаевна, во славу Божию». Это очень хорошая песня «Да кругом, кругом, все лампадочки», которую мы сделали в своей аранжировке.

– Очень теплая, задушевная песня. Все у нас на молодежь ругаются, а студенты нашли такую музыку, принесли Вам. Вы являетесь доцентом Московского государственного института культуры?

– Сначала я работала на кафедре сольного народного пения. Потом наши кафедры немного разделились. Народное пение остается в фольклорной традиции и преимущественно многоголосно. В той аутентике, в которой оно должно быть, это вертикальное многоголосное красивейшее пение.

Так как я решила адаптировать русскую песню, старинную, современную, песню к фильму, это все-таки эстрадное пение. Конечно, основанное на самых лучших традициях наших эстрадных певцов, которые Вам известны.

Даже у студентов появилась потребность петь под оркестр, под какие-то аранжировки, оркестровки, что требует современного подхода и технических возможностей. Они не знают, как подойти к микрофону. Хочу сказать, что не только в Москве, но и во многих городах не осталось тех акустических залов, где можно петь без микрофонов.

Фольклорное пение – чистая аутентика – пелось в бытовой жизни, это трудовые, календарные песни, песни на пасхальные праздники. Всё это неотъемлемая часть жизни. Все-таки эстрада, сцена предполагает вынос этого музыкального творчества как бы на всеобщее обозрение и, соответственно, каких-то технических украшений, обрамлений, чтобы преподнести эту культуру хотя бы фрагментарно.

– Все-таки звучание эстрадной песни отличается от народной? У певцов какое-то иное звукоизвлечение?

– Я совершенно убеждена, что если изучать вокал в правильном, классическом его понимании, если правильно поставлено дыхание, то это дает возможность петь абсолютно все. В этом плане я должна быть профессионалом: все-таки я много лет еще и преподаватель. Понятно, что надо научить правильно дышать, правильно пользоваться своим голосовым аппаратом, чтобы не навредить, а наоборот, улучшить и утвердить. Ко мне даже иногда приходят студенты с ангиной, насморком, мы начинаем заниматься по правильным методикам, и человек выздоравливает. Оздоровление идет изнутри: и звуком, и правильным дыханием, и правильными упражнениями. По крайней мере, это проходит легче и быстрее, чем у студентов, которые этим не занимаются.

– Поскольку у Вас постоянное общение с молодежью, Вы так молодо выглядите, хотя уже являетесь бабушкой, насколько я знаю.

– Спасибо! Да, у меня двое внуков, внучке уже 14-й год. Как мне кажется, внуки музыкально одаренные, хотя явно это еще не выразилось, но, думаю, в будущем так и будет.

В словаре Даля записана такая мудрость: «Кто поет, тот долго живет», чего я всем хочу пожелать. Это тоже часть той же культуры. На Руси человек рождался и сразу слышал колыбельные песни, которые были созвучны ритму биения сердца матери, и он затихал. Еще будучи в животе матери, он слышал эти песни.

В России пели всегда: не было таких развлечений, как радио и телевидение. Человек рождался и жил с песней. С песней работали, выходили замуж, песней жаловались, песни были общением друг с другом, которое сейчас заменили сериалы. Все было в музыке. Посредством музыкального русского и фольклорного театра и того календарного цикла, который сопровождал человека от первых дней жизни и до самого конца. Даже когда хоронили, были плакальщицы.

Сейчас нам в любом виде надо сохранить то, что есть. Я готова петь эстрадные песни с русской подачи голоса, с русскими инструментами, как это делает Юрий Чевин. Он виртуоз, музыкант с высшим образованием, который окончил все самое лучшее и высшее и тем не менее не предает свой инструмент. В домре всего три струны, но что он делает на своих сольных концертах – это надо прийти, услышать, и вы влюбитесь навсегда.

Если формат нашей передачи позволяет, я бы хотела дать им возможность сыграть инструментально. Но не показывать, что они могут виртуозно – для этого приходите на наш концерт, – а сейчас прозвучит произведение, которое Юрий написал под впечатлением смерти одного из наших духовных наставников – отца Иеронима из города Алатырь.

Ведущий Александр Крузе
Записала Ксения Сосновская

Показать еще

Время эфира программы

  • Среда, 27 октября: 21:30
  • Суббота, 30 октября: 02:05
  • Суббота, 30 октября: 12:05

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​