Хранители памяти. Выставка "Иконопись Оружейной палаты из частных собраний". Часть 1

20 февраля 2018 г.

Аудио
Скачать .mp3
Мы начинаем серию выпусков из Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, с временной выставки "Иконопись Оружейной палаты из частных собраний". Открывает этот цикл рассказ о феномене иконописи Оружейной палаты в целом и знакомство с двумя жемчужинами экспозиции - написанным на ткани образом Пресвятой Богородицы из походного иконостаса царя Алексея Михайловича и иконой "Богоматерь Муромская" кисти знаменитого иконописца Симона Ушакова.

Мы находимся в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, на временной выставке «Иконопись Оружейной палаты из частных собраний». Отсюда мы начинаем новую серию выпусков передачи «Хранители памяти».

Наталья Игнатьевна Комашко, куратор выставки, ведущий научный сотрудник Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева:

– Творчество мастеров царской иконописной мастерской при Оружейной палате – одно из наиболее ярких и интересных явлений в истории русского искусства. Это искусство формировалось на переходном этапе русской культуры от Средневековья к Новому времени и пришлось на время правления царя Алексея Михайловича и его сына Петра Алексеевича. Заканчивается оно в елизаветинское время. То есть история искусства мастеров Оружейной палаты не очень длинна, но тем не менее значимость этого явления трудно переоценить.

С Оружейной палатой мы связываем прежде всего рождение нового иконописного стиля, который соответствовал своему времени. Этот стиль был рожден ведущим мастером Оружейной палаты Симоном Ушаковым. К искусству Оружейной палаты долгое время относились несправедливо и пренебрежительно. В последнее время и в кругах специалистов, и в широких кругах произошла переоценка этого явления, и нам открылась его ценность и самобытность. То, что это высокое искусство, теперь уже никто не отрицает. И на это сразу среагировали коллекционеры русской иконописи.

Сейчас Оружейная палата – одна из самых востребованных тем собирательства среди коллекционеров икон. К 70-летию нашего музея коллекционеры сделали нам такой подарок – мы организовали выставку, на которую отобрали самые интересные, самые значимые памятники, хранящиеся в частных собраниях. Двадцать шесть участников этой выставки представили пятьдесят четыре ее экспоната. По этой выставке можно проследить не только основные вехи, имена, иконографии, основные события, тесно связанные с Оружейной палатой. С ее помощью можно восполнить и некоторые белые пятна, которые сейчас имеются в истории русского искусства.

Многие представленные на выставке иконы имеют очень интересную и долгую историю, которая начинается в XVII веке и продолжается в наши дни. Среди основных экспонатов выставки – икона, которая была в походном иконостасе царя Алексея Михайловича. Этот иконостас состоял из большого количества икон, которые устанавливались в шатре во время военных походов царя. Память о том, что этот иконостас принадлежал царю Алексею Михайловичу, отцу Петра I, сохранялась. В 1757 году императрица Елизавета Петровна решила поновить этот иконостас и передать его в Петербург. Иконостас был передан в храм святых Захарии и Елизаветы, который принадлежал Кавалергардскому полку. Там этот иконостас был установлен в приделе (придел св. Иоанна Богослова. – Прим. ред.). В 1844 году императрица (Александра Федоровна, супруга Николая I. – Прим. ред.), которая была шефом Кавалергардского полка, посетила этот храм и увидела иконостас. Она сразу поняла, что это что-то редкое и уникальное, и иконостас был перевезен в Эрмитаж.

Там мастера из очень известной иконописной мастерской Пешехоновых два года занимались реставрацией этого комплекса. После иконостас был передан в Оружейную палату, то есть вернулся в Москву, с указанием поместить его в каком-то древнем, достойном такого редкого памятника, храме. А если такой храм не найдется, то иконостас должен храниться в Оружейной палате. В Оружейной палате этот комплекс находился как минимум до 1875 года. Что с ним было дальше, мы не знаем, но в ХХ веке он оказался за границей, стал разрознен. Далеко не все уцелело. Несколько лет назад двадцать икон комплекса вернулись в Россию. В прошлом году, осенью, была привезена еще одна икона, которая сейчас находится у нас на выставке.

Иконостас был походный, выполнен в необычной технике – не на доске, а на ткани. Причем первоначально цвет ткани был малиновым, и в утратах золота на этой иконе мы видим подлинный цвет. Синий фон был проложен в XIX веке, согласно вкусам того времени. Эти иконы написаны с обильным применением золота; по золоту была сделана работа цветными лаками, то есть форма проработана красным и зеленым лаками, а лики написаны так, как на обычных иконах, но, очевидно, уже с применением масляной техники. В такой технике выполняли полковые знамена, и она была применена для походного иконостаса. Почему эти иконы писали на ткани? Их было легче перевозить, а судя по описаниям этого комплекса, он состоял из очень большого количества икон. Был и иконостас, и убранство алтарной зоны. Все это ставилось в шатре – легко было поставить, легко убрать и перевозить. В связи с этим была применена такая интересная техника.

Комплекс датируется примерно 1672 годом – достаточно точно, потому что в его составе есть икона апостолов Петра и Павла. Это связано с рождением сына у царя Алексея Михайловича – будущего императора Петра. Таким образом, икона позволяет нам датировать этот комплекс. Хотя она написана в начале 1670-х годов, сохранилась она очень хорошо, там иконы в разном состоянии, а эта не тронута поновителями. Вероятно, там не было осыпей, и все было оставлено как есть. Единственное, что заменена ткань, потому что атлас за долгие годы пришел в негодность, посекся, и нужно было придать иконам хороший вид. Глядя на эту живопись, мы можем понять, что мастер, который писал эту икону, не был таким уж ревностным последователем Симона Ушакова. Это говорит о том, что в царской иконописной мастерской еще в начале семидесятых годов писали немножко по-разному. Хотя, конечно, стиль, разработанный Симоном Ушаковым, здесь чувствуется, но мастер не точно ему следует. Это говорит о том, что мастер принадлежал к более старшему поколению.

Самый важный экспонат этой выставки – подписная икона знаменитого изографа Оружейной палаты Симона Ушакова, новатора, человека, который обновил стиль русского иконописания, и этот стиль стал соответствовать духовным и эстетическим запросам людей того времени.

Это небольшая икона достаточно редкой иконографии – «Богоматерь Муромская». У нее тоже чрезвычайно интересная судьба. Несколько лет назад эта икона была принесена на экспертизу в наш музей, и тогда мы сделали небольшое исследование, проследив ее судьбу. Потом эта икона пропала из поля зрения специалистов, и даже на выставке в Третьяковской галерее, посвященной Симону Ушакову, ее не было, хотя она вошла в каталог. Когда мы готовили выставку, то даже не надеялись, что получим ее. Но тем не менее хозяин нашелся и с большой радостью предоставил ее нам на выставку.

Эта икона принадлежала царю Федору Алексеевичу, старшему брату Петра. Он прожил недолго, но правил шесть лет. Именно при нем начались очень серьезные изменения в русской культуре. Почему мы точно знаем, что икона принадлежала ему, хотя документов нет и надписей на ней нет? Потому что на правом поле этой иконы изображен великомученик Феодор Стратилат. Это святой покровитель царя Федора Алексеевича. А на левом поле – преподобномученица Марфа, святая покровительница второй супруги царя Федора Марфы Апраксиной. Икона датируется 1667 годом, а Федор Алексеевич второй раз женился позже, в 1682 году. Здесь была небольшая загадка, но мы с ней разобрались. Дело в том, что эта фигура была создана позже, то есть ее написали, когда царь женился, и эта икона стала келейным образом супругов. К тому времени икона уже имела этот замечательный оклад, тоже выполненный в царских мастерских. Он уникальный по своей технике, очень редкий, очень дорогой. В нем специально была сделана прорезь для этой фигуры. Мы это поняли, это видно по технологии изготовления. Здесь добавлена пластина с именем святой. Вот такая интересная история.

Почему «Богоматерь Муромская»? Симон Ушаков очень любил давать новую стилистическую редакцию старым, древним иконографиям. Мы знаем, что он неоднократно писал «Богоматерь Владимирскую», писал «Богоматерь Смоленскую», «Казанскую», многие другие иконы, в том числе повторял и рублевскую «Троицу» – но, естественно, в той манере, которую он сам разработал. И конечно, он любил редкие иконографии, даже западного происхождения, которые имели древнюю восточнохристианскую историю. В частности, им была написана икона «Богоматерь Никитская». А тут вдруг – «Муромская». Дело в том, что у этой иконы очень интересная история, которая восходит к глубокой древности.

В XII веке святитель Василий Рязанский был изгнан из города Мурома, когда пытался христианизировать его жителей. Они по несправедливому обвинению вынудили его покинуть город. Святой уплыл на своей мантии по реке в город Рязань и держал в руках эту икону Богоматери. Потом икона хранилась в Рязани. История о том, что это древний образ, жила вместе с иконой. Незадолго до того, как эта икона была написана, в 1676 году, рязанский архиепископ приехал ко двору Федора Алексеевича. Он затевал перестройку Успенского собора в Рязани. Собор огромный, требовал много средств на строительство. Средств не хватало, поэтому архиепископ приехал, как это было типично для того времени, к царскому двору попросить денег. Естественно, он должен был что-то привезти царю. Может быть, он привозил чудотворную икону и показал царю, может быть, показал список с нее. Конечно, Симон Ушаков видел икону и не мог не заинтересоваться этим изводом.

Впервые он появился у нас в XVI веке, но использовался очень редко. В XVII веке о нем забыли. И тут вдруг такой извод, с такой замечательной историей. Конечно, Симон Ушаков не упустил случая изобразить древний образ в живоподобном стиле. Так что эта икона во всех отношениях очень интересная. Конечно, она виртуозная по письму, отличается таким уровнем профессионализма, который был свойствен только этому великому мастеру. И конечно, сам образ Богоматери выделяется среди тех икон, которые мы видим на выставке, потому что Симон Ушаков – очень умный мастер, его иконы, как правило, очень строгие. Это человек, который пытался возродить древнюю икону.

Он понимал живоподобный стиль как тот, который был изначально, еще в византийской традиции, а потом был утрачен. И недаром этот стиль впоследствии называли «греческое письмо». Симон Ушаков дружил с греками, которые проживали в Москве, писал для них иконы. Даже надписи на его иконах мы встречаем иногда на греческом языке. Вероятно, он пытался учить этот язык. То есть связь с византийской традицией, безусловно, была. Симон Ушаков представлял себе, что иконный образ к концу, ко второй половине XVII века, уже утратил свои первоначальные качества, и писать иконы нужно не так. Он предложил этот вариант стиля, который очень понравился при дворе и который завоевал популярность в русском обществе. В этом стиле впоследствии работали все мастера Оружейной палаты.

Автор и ведущая Елена Чач

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Время эфира программы

  • Суббота, 22 февраля: 16:05
  • Понедельник, 24 февраля: 03:00
  • Вторник, 25 февраля: 13:15

Анонс ближайшего выпуска

Мы возобновляем серию выпусков из Государственного исторического музея и отправляемся в особенные залы, где предметы сверкают от обилия золота и драгоценных камней, - на экспозицию "Золотой кладовой". Начинаем рассказ о великолепных памятниках церковного искусства, связанных с династией Романовых и другими деятелями истории и культуры России.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы