Благословение священника

1 августа 2014 г.

Аудио
Скачать .mp3

На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Александр Рябков, клирик храма св. вмч. Димитрия Солунского в Коломягах. Передача из Санкт-Петербурга.

 

- Добрый вечер, дорогие телезрители. В эфире телеканала «Союз» программа «Беседы с батюшкой». Ведущий – Михаил Кудрявцев.

Сегодня у нас в гостях клирик храма в честь святого великомученика Димитрия Солунского в Коломягах протоиерей Александр Рябков.

Здравствуйте, батюшка. Прошу Вас по традиции благословить наших телезрителей.

 

- Дорогие друзья, успехов всем, с Праздником, доброго здоровья. Помогай всем Господь.

 

- Наша сегодняшняя тема "Благословение священника".

Расскажите, пожалуйста, о том, что такое благословение священника по своей сути.

 

- Это широкий вопрос, и ответ должен быть развернутым. Благословение священника, как мы веруем, как переживаем, это благословение самого Бога. В Церкви все  наполнено таинственной, мистической силой.

Разумеется, мы не должны отбрасывать человеческий фактор. Даже имея такое благословение, как Священное Писание, мы понимаем, что в нем участвовали и люди: пророки, апостолы, библейские писатели, и даже избранный народ, который сохранял, в чем-то дополнял, в чем-то комментировал эти тексты. Поэтому и благословение священника имеет богочеловеческую природу. Господь - податель всех благ, но священник поставлен в Церкви как возглавитель. Неправильно говорить, что священник - проводник, потому что между небом и землей у нас только один Проводник - это Христос. Священник - руководитель общины, жизнь которой ему поручено направлять: не только нашу внешнюю жизнь, но и наши душевные и духовные переживания.

Благословение имеет корни в Библии. Господь Сам дает многие благословения. Это не только подавание человеку или обществу благодатной силы, но и некое наставление. Например, благословение, когда Господь сказал людям: идите и населяйте землю. Оно не столько связано с подаянием даров, но с наставлением, которое человеку нужно выполнить.

По сути, все мы несем в себе благословение - это образ и подобие Божие. С одной стороны, это данность, с другой стороны, это задача.

 

- За богослужением мы слышим слова: "Благословение Господне на вас всегда, ныне и присно и во веки веков", то есть оно пребывает сейчас, все время и будет пребывать, это нечто, свойственное нам постоянно?

 

- Потому что мы крещены и миропомазаны, это еще одна разновидность Божьего благословения. Миропомазание - это, по сути, рукоположение каждого из нас в первый чин - звание мирянина, звание члена Церкви, подавание нам даров Святого Духа. Святое миро освящается самим Патриархом, поэтому каждый из нас имеет на себе личное благословение Патриарха, а через него, разумеется, благословение Божие.

Мы имеем в себе образ и подобие Божие, потом крещение, миропомазание, святые Таинства. Здесь мы видим иллюстрацию к словам апостола Павла "благодать воз благодать". Все сделано, чтобы она умножалась в нас. Главное - быть достойными приятия этого дара благодати и тех даров, которые нам постоянно подаются. Здесь, кроме священника, очень важен факт нашего собственного участия: насколько мы готовы исполнять то или иное указание. Не надо бояться слова наказание, ведь наказание - это наказ. И потому нестроения и переживания в нашей внешней жизни - тоже некое Божие благословение, Божий дар, который надо уметь понимать и принимать. Чего нам очень часто не хватает.

 

- В первохристианские времена благословение было таким же, как мы его знаем сейчас?

 

- Мы не можем глубоко погружаться в церковную археологию, да этого и не надо: дело не во внешней оболочке обряда. Природа подавания Божиих даров, благодати, разумеется, та же самая: наша церковь сохранила апостольскую преемственность и всю полноту православной веры, благочестия и традиции. Традиция заключается не только в сохранении обряда, но в том понимании духовности, которое имеет православие, и является отличным от иных проявлений религиозности в нашем мире. По своей форме оно могло и отличаться: возложение рук, осенение крестным знамением, прочитыванием каких-то долгих молитв. Мы понимаем, что обрядовая сторона могла поменяться.

Если обратиться к Таинству соборования, можно проследить, как оно менялось на протяжении столетий, эпох, дополнялось. Обряд - очень важная оболочка, без обряда ничего не происходит. Мы видим, что Сам Господь, исцеляя - а это тоже благодать - использовал то, что было под рукой: брал землю из-под ног, брение, растворял слюной и делал такую импровизированную мазь, которой помазывал глаза больному слепотой. Обряд позволяет нашей природе принять Божие прикосновение, Божий дар, Божию благодать.

 

- В псалме мы слышим "Благослови, душе моя, Господа". Разве Господь нуждается в благословении? Что это значит?

 

- Наш язык не имеет возможности полностью передать все смысловые оттенки. Например, мы знаем слово любовь, которым мы обозначаем и любовь к Богу, и к человеку, и к неким вещам. В этом есть некая ущербность языка, не именного нашего языка, но и вообще всех языков мира. Поэтому часто одним словом может отражаться суть разных понятий или разных событий.

Когда мы призываем свою душу благословить Бога, мы призываем именно славословить, благими словами восхвалять Бога. Смысл нашей жизни, по сути, благодарение.

Зачем Богу наше благодарение, благословение? Мы нуждаемся в том, чтобы Его славословить и благодарить, но не только своей речью, но и своей душой, разумом, сердцем, своим пониманием. Здесь мы приходим к размышлению о том, что такое благодарность и благодарение. И понимаем, что залог нашего счастья, нашей полноценной жизни именно в благодарности, когда мы умеем видеть, за что надо и можно благодать Бога. Когда мы не видим в своей жизни: каждом дне, часе, за что нам Бога благодарить, тогда мы глубоко несчастные люди.

Когда мы говорим о благословении человека Богом, то оно не только некое непонятное нам действие или факт. Мы уже говорили, что Господь, для того чтобы прикоснуться к нам, использует соматику этого мира - наши душевные и телесные свойства.

Если священник передает что-то благодатное от Бога человеку, то он тоже должен найти благие слова, чтобы эта благодать полноценно, не ущербно передалась человеку. Чтобы человеку воспринять что-то, ему надо ощутить это теми свойствами, которыми он обладает. Чтобы понять что-то духовное, человек использует свои душевные и телесные свойства: соматику и психосоматику в полном сочетании. Поэтому священник должен пребывать в постоянном размышлении о своем служении: о том, как он передает Божие благословение человеку, общине, верующим. Это тоже накладывает на нас важные обязательства, о которых мы не должны никогда забывать.

 

- Наша телезрительница из Самары спрашивает, почему мы не берем благословение у дьякона?

 

- В Церкви мы видим, что совершитель таинств - священник, дьякон помогает священнику. Священнику делегированы от епископа права для совершения таинств. Если мы обратимся к церковной истории, литургике, мы увидим, что очень часто повторяются слова о том, чтобы ничего не делать без епископа.

Когда Церковь разрослась и стала Вселенской, по крайней мере, по масштабам того времени, когда вселенной была Римская империя, Церковь охватила эту территорию и потом вышла за ее пределы к варварским племенам, далеким от античного мира. Назрела потребность, чтобы у епископа были помощники, которые совершали бы таинства даже без присутствия самого архиерея, эти права были делегированы священнику, и он стал, по сути, звеном между епископом и мирянами - народом Божиим.

Священник ведет духовническую работу, что является одним из столпов благословения, дарования и подавания человеку даров Святого Духа. Мы приходим к тому, что необходима осмысленность всякого благословения.

Священнику надо понимать, что его благословение берется не с потолка, а именно от глубокого размышления. Люди глубокой духовной жизни, те, кто сейчас уже признан Церковью как святые, никогда не стыдились говорить людям, что они не могут сегодня ответить на вопрос или благословить, дать оценку переживаниям или запросу. Они могли сказать, что им надо помолиться, поразмышлять или даже посоветоваться с более старшим священником или даже епископом. Слова Игнатия Брянчанинова "ничего не делать без епископа" до сих пор остаются актуальными.

 

- Какова сила уже данного благословения? Имеет ли оно в себе некую самостоятельную силу?

 

- Размышляя над этой темой, очень важно сразу удалиться от магизма. Это важная составляющая правильного понимания этой темы. Магизм, как некая наша зависимость нас от каких-то движений, благословений, сглазов и тому подобного, является греховной природой нашего человечества. В связи с этим мы имеем серьезную проблему.

На благословение надо смотреть с другой стороны, не через призму магизма, а через призму честности. Когда мы берем у священника благословение на что-то, мы должны это выполнять. Здесь вопрос не в том, что нас кто-то или что-то накажет за неисполнение чего-то, что у нас какая-то детерминированность, которая повлечет наказание за невыполненное благословение. Ни в коем случае.

Вопрос в другом: мы, не выполняя благословение не только священника, но и благословение Церкви, не навлекаем на себя темные силы, но сами открываем им себя. Отказываясь от послушания, мы выводим себя с некой, проложенной Богом колеи, и, как корабль без парусов, начинаем быть влачимыми по житейскому морю нашими страстями, желаниями, постоянно сменяющимися мыслями, которые заменяют нам благословение и Церкви, и священника, и епископа.

 

- Может быть, самый болезненный вопрос о невыполнимости благословения. Когда нам дано благословение, но оно кажется нам или абсурдным, или невыполнимым. Что делать?

 

- Если благословение кажется нам абсурдным, мы должны искать разъяснения у того, кто дал нам это благословение. Я думаю, здесь надо сразу отказываться от выполнения и от того, чтобы давать какую-то оценку священнику, которое дал нам благословение. Надо искать поддержки. Я уверен, что священник всегда помнит, что он пастырь, то есть тот, кто пасет, кто охраняет, наставляет, огораживает. Мы имеем много слов, которые описывают священника: пресвитер, старец, то есть некий отец, человек уважаемый. У монахов это игумен, архимандрит. Архимандрит - это тот, кто пасет стадо, управляет загоном, где пасутся овцы.

Если священник видит, что человеку трудно, он сомневается, он должен укрепить его, помочь исполнить. Где-то по-отечески, с любовью оградить его от искушений, где-то понизить градус той напряженности, что возникает с выполнением. Но если мы сами ищем благословения, испрашиваем его в исполнении какого-то правила или какого-то небольшого подвига, то, разумеется, мы должны это благословение выполнять.

Другое дело, что и сам человек, который просит благословения, должен рассчитывать свои силы. Очень часто благословения, которые мы необдуманно испрашиваем, связаны с нашей гордыней, самомнением и желанием славы, даже речь идет не о житейской славе.

Но и пастырь должен внимательно различать тех духов, которые руководят мирянином, которые испрашивает у него то или иное благословение.

 

- Вопрос телезрительницы: Расскажите, пожалуйста, о благословении детей родителями на брак или на путешествие.

 

-  Благословение родителей - всегда проявление нашего дружелюбия, миролюбия и семейственности. Мы не куклы, нам необходимо живое общение друг с другом. Какой-то элемент обрядовости входит и в нашу жизнь. Но не надо этим увлекаться, поскольку отрыв от церковности начинает восполняться придуманными нами обрядами.

Родительское благословение очень важно для человека. Поступает ли он в какое-то учебное заведение, идет ли служить в армию, уезжает ли в дальнюю дорогу. Когда он вступает в брак, есть еще и другой компонент: оценка родителями нашего выбора и нашего поведения, что тоже очень важно.

Как священнику важно пастырствовать, никого не закабаляя, никого не подчиняя себе, никого не унижая и не лишая своей воле, так же надо поступать и родителям. Об этом говорит родителям апостол Павел: не огорчайте своих детей. Каждый из нас, отец и мать, должны понимать, что они в ответе не только за пропитание ребенка, но они должны давать своему ребенку и любовь, и ласку, свое благословение, без которого ему тяжело. Не потому, что ему что-то не дали какие-то силы, но потому, что если нам не дали какого-то благословения, у нас отняли какие-то силы, которые потенциально были. Если у нас какая-то распря, то мы теряем часть той благодатной энергии, которая вложена в нас Богом.

Благословение родителей - всегда поддержка, дружеское участие в том или ином событии, которое происходит в нашей жизни, особенно в браке. В браке важно не навязывать детям своего выбора, своего мнения. Другое дело, если мы видим, что наша дочь или наш сын совершают ошибку, мы должны приложить все усилия: особенно усилить молитву к Богу за наше чадо, если нам кажется, что оно заблуждается. При этом надо помнить, что заблуждаться могу и я сам, и молиться не только о своем ребенке, но и о себе.

Совсем недавно я разговаривал с человеком о том, как ложное, неправильное представление родителей, касающееся брака, привело к трагедии, когда брак, совершенный не по любви, а лишь по родительскому благословению, не мог быть цельным и распался. А тот брак, который должен был совершиться, и препятствия к совершению которого были надуманными, совершился сегодня, но уже беззаконно. Произошло попирание венчания. Разумеется, ситуацию, в которую по неразумному благословению родителей попали эти люди, рассмотрит епископ. Все управит Господь, но здесь мы, к сожалению, видим, насколько может гордыня родительская или священническая нанести вред пасомому или чаду.

 

- Вопрос телезрителя: Одинаковую ли силу имеет благословение простого священника и митрополита?

Второй вопрос: если священник без облачения, в гражданской одежде, могу ли я брать у него благословение?

 

- Неправильно отвечать вопросом на вопрос, но вопросом, который я задам аудитории и самому себе, постараюсь ответить на первый вопрос.

Одинакова ли Евхаристия, совершенная священником и епископом. Разумеется, мы понимаем, что одинаковы и Евхаристия, и причастие.

Что касается священника, которого Вы встретили в храме или на улице, будь он в облачении или без него, он всегда остается священником. И каждый священник должен помнить, что где бы он ни находился, он всегда притягивает взгляд своих пасомых.

Даже я в нашем большом городе, находясь не в том районе города, где служу, постоянно сталкиваюсь с людьми, которые подходят, здороваются, просят благословение. Здесь человек берет благословение на тот отрезок жизни, который у него сейчас будет: идет ли он на работу или с работы домой. В своей жизни мы постоянно берем благословение у Бога: выходим ли из дома, садимся ли за руль автомобиля. Поэтому и у священника, которого мы встретили, мы можем взять благословение.

 

- Существует проблема среди мирян, когда люди стараются уподобиться монашеским принципам: брать благословение буквально на любую мелочь.

 

- Наверное, это случается в нашей жизни, мы даже, бывает, слышим буквально анекдотические ситуации с благословениями. В своей практике (в священническом сане я довольно длительное время) с такими ситуациями я либо не сталкивался, либо сталкивался крайне редко, поскольку в моей памяти они не отразились.

Скорее всего, такие ситуации случаются как раз в таком месте, где святость преобладает, как это ни странно звучит. Люди, зная, что есть старец, идут к нему - прошу прощения у аудитории - как к некоему ясновидящему или прорицателю. Отсутствие церковности у такого человека и влечет к таким анекдотическим ситуациям, когда человек сам не понимает, зачем он это делает. Искал ли человек какого-то совета или наставления?

Когда человек церковного сознания, в этой ситуации может произойти то, что описано в патериках. Когда описано, как придя к святому старцу, молодой монах ничего не спрашивал у него, в то время как другие задавали ему вопросы. Когда же старец спросил его, почему он ничего не спрашивает, молодой монах ответил: мне достаточно видеть тебя. То есть пребывание рядом со святым уже благословение.

Когда мы едем к старцу или духовно опытному священнику, стяжавшему дух мирен, тогда хватает только видеть его, его поведение, которое само умиротворяет нас. Потому само пребывания в монастырях, даже независимо от разговора с монахами, пребывание в атмосфере молитвы, мира, смирения намного важнее, чем получение благословения, испрашивание советов и наставлений, когда, случается, мы спрашиваем лишь для проформы.

 

- Вопрос телезрительницы: Когда я подхожу к батюшке под благословение, должна ли я объяснить ему, для какой цели я беру у него благословение?

 

-  Если мы берем благословение на простое, житейское дело, на какой-то отрезок сегодняшней жизни, здесь не надо ничего пояснять. Но когда мы приходим к священнику, чтобы, кроме его помощи, попросить и совета, то, разумеется, мы поясняем и свой вопрос, и то смятение или печаль, которые нас сегодня смущают или терзают. Если мы хотим, чтобы священник дал нам наказ, совет, как нам поступить в этой ситуации и благословил на выполнение этого вектора, то здесь необходимо пояснять.

 

- Может быть, Вы, батюшка, не сталкивались с такой ситуацией, но она существует: когда миряне, держа в уме какую-то проблему, подходят к священнику, просят благословить, а потом говорят о том, что делают нечто по благословению батюшки. Хотя тот батюшка об этом не знает, поскольку было испрошено простое благословение. Как быть?

 

- Может быть, такое и случается. Но как я верю в наше духовенство, так же я верю и в наших мирян. Не думаю, что у большого процента наших верующих есть такие извращенные представления о благословении.

Если кто-то так и считает, он, разумеется, глубоко заблуждается, когда считает, что подставляя под благословение голову, в которой роятся какие-то мысли, считает, что эти мысли были благословлены рукой священника. Это весьма сатирическая схема и, конечно же, глубоко ошибочная.

 

- Такое явление как младостарчество, будучи негативным явлением, довольно часто основывается на благословении.

 

- Думаю, что нам, священникам, нельзя терять контроль над собой ни на каком промежутке от рукоположения. Надо всегда помнить, что мы всего лишь люди, и все мы пасомые у Бога. Даже если я священник, я все равно пасомый, потому что наш самый главный пастырь - это Христос.

Бывают случаи, когда не только священники, но даже просто служители, к сожалению, начинают считать себя персонами, важными в Церкви, в данной общине. К сожалению, это часто бывает. Путешествуя по России, посещая храмы и видя, как монахи или монахини общаются с пришедшими в храм, мне порой хотелось сказать: отец (или мать, или брат, сестра) помни, что ни ты, ни я не Христос и не Богородица. Ты лишь служитель, чтобы подвести этого человека к святыне, к священнику, но никак не карающий меч Бога. К сожалению, эта самоуверенность свойственна не только молодым, но и пожилым. Эта самоуверенность начинает преобладать у людей, либо потерявших, либо так и не сумевших приобрести культуру поведения. Это уже не смешные поведенческие стереотипы, но они вызывают уже скорбь: когда человек начинает самоутверждаться за счет кого-либо, начиная заслонять собой Бога.

Это печаль и это болезнь, и болезнь, которой подвержены не только молодые священники, хотя все мы находимся под надзором и настоятеля, и епископа. Я верю в нашу иерархию, в целительную природу Церкви, верю, что благодать Божия, подаваемая в Церкви, немощное врачует, а оскудевающее восполняет. Постоянно ощущаю это и на себе, и на людях, вижу, как благодать Божия исправляет нас, но для этого необходимо иметь смирение. Если мы отвергаем смирение, не понимаем и не принимаем его, то благодать Божия, к сожалению, ничего не может сделать с нами. Смирение - это жизненная необходимость для каждого из нас.

Подвиг смирения не надо понимать, как некую тяжелую ношу, которую надо донести до смерти, чтобы скинуть ее и обрести от Бога некую награду. Нет, смирение - это то, что позволяет нам сейчас выживать и жить полноценной жизнью христианина.

 

- Вопрос телезрителя из Ейска: Мы люди престарелые: не можем приходить в храм на причастие. Батюшка приходит к нам домой, и мы общаемся с ним по телефону. Как в таком случае просить у батюшки благословения? Возможно ли это по телефону?

 

- Во-первых, очень рад, что Вы пребываете в общении с Богом, принимаете святое причастие. Разумеется, когда батюшка приносит Вам Святые Дары, Вы можете испрашивать у него благословение. Когда же Вы находитесь дома, а батюшка в церкви, и Вам необходимо принять какое-то решение, каждый священник получает в течение дня звонки, когда прихожане просят благословения на то или иное действие. Это вполне допустимо, и обрядовая сторона здесь не имеет никакого значения. Бывает, что люди звонят, когда уезжают куда-то, и просят помянуть их в молитве как путешествующих, либо как болящих.

 

- Хочется вернуться к вопросу о разнице в священническом и архиерейском благословениях. Говорят, что есть определенные случаи, когда за благословение нужно идти только к архиерею.

 

- В случае, когда мы говорим о каких-то дисциплинарных проявлениях, это так. В таком случае мы говорим не о таинственной природе благословения, здесь уже иной контекст: канонический, дисциплинарный.

Сегодня мы уже проводили слова Игнатия Богоносца: ничего не делай без епископа. Действительно, есть ряд вопросов, которые не могут решаться без архиерейского благословения. Но здесь речь идет о благословении не как о некоем духовном толчке, потенции, даваемой на совершение человеком какого-то дела, но о решении, которое может принять только архипастырь. Это могут быть вопросы, касающиеся отпевания человека, который скончался при особых обстоятельствах, либо вопрос браковенчания, - разные сложные моменты, которые касаются совершения таинств или обрядов.

 

- Хотелось бы спросить о благословениях, которые часто испрашиваются у священников: это разные послабления в молитвенном правиле или постном делании. Как Вы считаете, насколько велика свобода мирянина в этих вопросах?

 

- Не всегда возможно сразу же встретиться с батюшкой или дозвониться ему. Если врач предписывает нам в связи с болезнью изменение рациона, мы не должны отключать свою волю, можем принять решение, а затем обсудить его со священником. Тем более, когда речь идет о нашем самосохранении.

Что касается дисциплинарных вещей, таких как проведение поста, то уже до поста мы можем обсудить со священником, насколько наши духовные и телесные силы позволяют нам ту или иную меру поста. Это касается и молитвенного правила, мы можем обговорить этот момент со священником и решить, как это сделать, чтобы реализовать нашу церковную жизнь. Бывают разные ситуации в семье, разные отношения наших близких к нашей вере.

Если мы вдруг не успели чего-то решить, не взяли благословения, но должны принять решение, не надо доходить до карикатурности.

 

- Бывает, что даже в рамках одного прихода разные священники придерживаются разной меры строгости, и миряне знают, что если один священник обязательно запретит, другой разрешит. Является ли такой выбор лукавством?

 

- Возможно, у одного священника может быть более строгое мнение по практике поста, по приготовлению к причастию. Здесь может быть лукавство, когда мы, чтобы оправдать свою леность, идем к более мягкому священнику, давим на жалость, и он благословляет нам какие-то послабления. Думаю, что сам человек рано или поздно поймет, что его лукавство не привело его ни к чему хорошему, но лишь к духовному расслаблению, расхлябанности и даже обезбоженности, как обезвоженности, когда мы теряем духовную благодать.

 

- Насколько духовничество привязывает человека к благословению одного священника?

 

- Если мы начали проводить духовную работу и, как врачу, доверили себя некоему священнику, то ни один врач не любит, когда пациент перебегает от одного врача к другому, не любит долечивать того, кого начал лечить другой врач. Дело здесь не в жестокосердии, но в том, что у каждого из нас разные приемы по отношению к нашему телу. Что касается нашей души, здесь надо постоянно находиться в постоянно духовном общении, ведь здесь пастырство, отцовство, когда между пастырем и мирянином выстраиваются некие родственные отношения, поэтому непрерывность этого общения очень важна.

Другое дело, что тот и другой должны понимать, что никаких рамок переступать не надо. Священник не должен порабощать человека, но и человек не должен давать себя в рабство кому-то. Нельзя стремиться снять с себя обязательства, отключить полностью свою волю, отдать себя кому-то в рабство и ни о чем не думать. Это тоже, к сожалению, ложная ситуация, которая заводит в тупик и мирянина, и священника.

Когда мы ищем человека, которому могли бы отдаться в рабство, здесь уже наша духовная природа повреждена, мы уже вступили в некую ошибку, изъян, который мы должны вовремя исправить, одуматься. Поэтому надо всем помнить, что мы только рабы Божии. Сам Господь не называет нас рабами, но детьми, Он называет нас друзьями. Рабами мы называем себя сами по смирению, как блудный сын, который, предав отца, возвращается домой и говорит ему: я недостоин быть твоим сыном, возьми меня хотя бы своим рабом. Писание говорит нам: не будьте рабами человекам. Эта ложная природа должна быть нами серьезно наблюдаема и вовремя исправляема или даже отсекаема.

 

- Спаси Господи, батюшка, за ответы, и прошу благословить нас на окончание передачи.

 

- Помощи Божией всем. Благ Вам в Вашем труде. Всем Божие благословение на все добрые дела и начинания. Храни всех Господь.

 

Ведущий: Михаил Кудрявцев.

Расшифровка: Юлия Подзолова.

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святой великомученицы Варвары в поселке Рахья Выборгской епархии священник Олег Патрикеев. Тема беседы: «За что Каин убил Авеля?»

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​