Беседы с батюшкой. Сокровище покаяния

15 апреля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает протоиерей Димитрий Беженарь, клирик храма Ахтырской иконы Божией Матери (село Ахтырка), кандидат богословия, ответственный по миссионерской работе Сергиево-Посадского благочиния. 

– Тема сегодняшней передачи – «Сокровище покаяния». Совсем недавно, накануне, Церковь праздновала память преподобной Марии Египетской. Это удивительный образец покаяния. Какие уроки мы можем извлечь из ее жития?

– Вы правы, не случайно Святая Церковь один из воскресных дней Великого поста как раз посвятила памяти этой великой святой, которая своей жизнью множество людей вдохновляет на покаяние. Даже для тех людей, которые впали в великие смертные грехи, чтобы они не отчаивались, чтобы надеялись на бесконечное милосердие Божие, Святая Церковь приводит пример этой великой святой, которая некогда, в юности, была блудницей. Возможно, многие души она совратила с пути спасения, но потом еще большее число душ вдохновляет на покаяние.

О преподобной Марии Египетской, дорогие друзья, можно говорить бесконечно много. Даже само ее житие немножко напоминает недосягаемый образец, как бы сказку. Может быть, людям современным даже кажется, что такое невозможно. Не случайно описатель жития преподобной Марии Египетской святитель Софроний начинает это житие такими словами: «Многим может показаться неправдоподобным то, что я сейчас буду излагать». Пожалуй, один из тех уроков, который нам являет преподобная Мария Египетская, – это удивительная цельность ее души. Греху она отдавалась безраздельно семнадцать лет, когда ушла из родительского дома в Александрии и предавалась ненасытно плотской страсти. Когда она с помощью и по ходатайству Пресвятой и Преблагословенной Владычицы Богородицы, как мы знаем из жития, сподобилась войти в Иерусалимский храм, прикоснуться к святому животворящему Кресту Господню, то с такой решимостью отвернулась от предыдущей греховной жизни, так всецело предалась покаянию! Перед ее глазами все время был Крест Спасителя, этот жертвенник, на котором Сын Божий пролил Свою кровь ради спасения всех, в том числе ее самой. Уже никаких ни помыслов, ни желаний не было вернуться обратно ко греховной жизни.

Еще один удивительный назидательный урок из ее жития. Она, хоть и немногословно, рассказала старцу Зосиме о своей жизни, что она первые семнадцать лет в пустыне изнемогала от голода, жажды, зноя, перепадов температуры, буквально падала в изнеможении на землю и семнадцать лет беспощадно боролась с греховными помыслами. Хотя ей в пустыне блудить уже было не с кем, есть нечего, пить нечего, тем не менее семнадцать лет (ровно столько же, сколько она предавалась плотской похоти) враг не давал ей покоя на уровне мысленном. Это для всех нас, живущих в современную эпоху, напоминание о том, как опасно считать мысленный грех чем-то маловажным. Не секрет же, что многие современные люди говорят: «Я никого не убиваю, не граблю, не блудил, ничего страшного не делал. Ну а мысленно… Я такой же человек, как и все; я человек, поэтому мне все простительно». А вот снисходить к своим мысленным грехам – значит, делать себя заложником вечной смерти.

Вот пример преподобной Марии Египетской. Я думаю, всем нам, дорогие друзья, кто страдает так или иначе, в том числе плотской страстью, надо ее образ всегда видеть перед своими глазами. Она прошла этот путь, она, как никто другой, знает, как тяжело бороться с мысленной бранью. Естественно, она, как и все святые, которые уже предстоят перед Престолом Божиим, имеет великую любовь, снисхождение. По молитве к ней Господь действительно может уврачевать и нас, лишь бы у нас было такое же безотчетное, глубокое желание отвернуться от греховной жизни, возненавидеть грех и стремиться к Богу.

– Мне кажется, ключевые слова здесь – решительность и категоричное неприятие греха.

– Решимость, совершенно верно.

– Решимость не грешить больше.

– Преподобный Серафим Саровский, великий святой нашей Церкви, говорит: что отличает великого грешника от великого святого? Казалось бы, и тот и другой – люди, все великие святые в истории жили в условиях обычной земной жизни. Они не жили в каких-то иных мирах. Они жили среди социума и достигали святости или уходили в пустыню и там продолжали бороться с плотью, с дьяволом. Именно решимость отличает великого святого от великого грешника. У грешника нет решимости возненавидеть свой грех.

– Покаяние – это неисчерпаемая тема. Наверное, не все люди понимают важность и необходимость покаяния.

– Прежде чем на этот вопрос ответить, хотелось бы зачитать нашим дорогим телезрителям из первого тома «Слов» столь любимого всеми нами преподобного Паисия Святогорца – «С болью и любовью о современном человеке» – то, как он писал о необходимости покаяния.

«Если люди не покаются, не возвратятся к Богу, то они потеряют вечную жизнь. Человек должен помочь себе почувствовать глубочайший смысл жизни. Он должен прийти в себя, чтобы ощутить Божественное утешение. Задача в том, чтобы человек духовно вырос, а не просто воздерживался от грехов».

То есть мало просто воздерживаться от грехов, надо духовно возрастать.

«Логика, прекословие, упрямство, своеволие, непослушание, бесстыдство  все это отличительные черты диавола. Человек становится уязвим для бесовского воздействия настолько, насколько он имеет в себе перечисленные выше свойства. Однако когда душа человека очистится, в него вселяется Святый Дух, и человек наполняется благодатью. Если человек испачкает себя смертными грехами, в него вселяется дух нечистый. Если же грехи, которыми испачкал себя человек, не смертны, то он находится под воздействием лукавого духа. К несчастью, в нашу эпоху люди не хотят отсечь свои страсти, свое собственное своеволие. Они не принимают советы других, после этого они начинают говорить с бесстыдством и отгоняют от себя Божественную благодать. Человек же, оставленный благодатью, становится хуже дьявола, потому что дьявол не делает все сам, он подстрекает людей на зло. Например, дьявол не совершает преступлений, но подбивает к этому людей, и от этого люди становятся бесноватыми».

 Тут надо еще раз пояснить, что покаяние – это состояние души. Покаянием же мы называем и таинство Исповеди, это как синонимы. Есть одно из таинств Церкви, в котором Сам Господь нам, когда мы каемся в присутствии священника креста и Евангелия, по молитве священника прощает наши грехи. То есть существует покаяние как исповедь, таинство, а есть покаяние как внутреннее постоянное состояние души, как глубокая боль сожаления о своих грехах, внутреннее самоистязание в хорошем смысле этого слова. О том, как важно покаяние вообще для мира, а не только для отдельного человека, говорит преподобный Паисий.

«Если бы люди, по крайней мере, сходили к духовнику и поисповедовались, то исчезло бы бесовское воздействие, и они снова смогли бы думать. Ведь сейчас из-за бесовского воздействия они не в состоянии даже подумать головой». Может быть, эти слова даже оскорбят кого-то, дорогие друзья, может быть, кто-то будет возражать – как это мы не умеем думать головой? Но это действительно так. Человек, находясь под воздействием падших духов вследствие того, что через свои грехи дал дьяволу права над собой и не кается, по-настоящему думать головой не может. Он не владеет сам собой в подлинном смысле этого слова. На самом деле он находится под воздействием злой, более могущественной силы, которая подавляет его.

«Дьявол не обладает никакой силой и властью над человеком верующим, ходящим в Церковь, исповедующимся и причащающимся. Дьявол только погавкивает на такого человека, равно как беззубая собака. Но он обладает огромной силой и властью над душой, которая не кается. Когда умирает человек духовно упорядоченный, то восхождение его души на небо подобно мчащемуся поезду». Враг не может воспрепятствовать восхождению души, упорядоченной духовно. «В случае если дьявол приобрел над человеком большие права, возобладал над ним, всегда должна быть найдена причина произошедшего, чтобы дьявол был лишен этих прав».

Есть даже такое чинопоследование: «отчитка» людей одержимых, у которых порой яркая форма одержимости, которая очевидна даже людям нецерковным. Понятно, что с человеком что-то не то. Так вот, сколько его ни отчитывай, если он дал дьяволу права над собой и сам не кается, дьявол не отходит от такого человека, потому что своими грехами он предоставил ему много прав над собой.

Покаяние, дорогие мои друзья (Вы правильно сказали, Дионисий), – это неисчерпаемая тема. Все мы так или иначе ощущаем внутреннее желание [покаяния], причем даже люди, далекие от православия. Это внутренний такой знаменатель, люди ощущают желание очиститься. Это общее желание. Порой разговариваешь даже с нецерковными вроде бы людьми, они в храм не ходят, Святого Евангелия не читают, не молятся, но у них есть желание начать жизнь с нового листа. Знаете такое выражение? Хотелось бы когда-нибудь начать жизнь с нового листа, то есть освободиться от этого груза, от ошибок (естественно, люди малоцерковные называют их просто ошибками), которые тяготят душу. Как раз великое сокровище покаяния, которое есть в Святой Церкви, дает нам возможность освободиться от этого груза, что твою душу буквально притягивает, придавливает к земле. А если быть точным, не только к земле, но и к преисподней.

– Вопрос телезрительницы: «Я преподаю в воскресной школе для взрослых. Что мне ответить на вопрос: если Бог Всемогущ и Всеведущ, почему Он сразу не действует в тех ситуациях, когда из-за поступков одного человека может пострадать много людей? Ведь так можно было бы избежать многих бедствий и катастроф».

– Подобный вопрос наиболее часто можно слышать, в том числе от людей нецерковных, но мыслящих, рационалистически настроенных. Они очень любят возлагать на Бога всю вину за происходящие на нашей земле многие бедствия, техногенные и природные катастрофы, за те преступления, которые на самом деле, откровенно говоря, творим на земле мы, люди. Это мы сделали мир таким своими грехами, своим бесстыдством, ненавистью, враждой, сребролюбием и так далее. Но люди возлагают вину на Бога. Иной раз, Вы правы, люди задаются таким вопросом: если Бог есть, если Он Всемогущ, Всеведущ, если Он знает заранее, во что выльется тот или иной мой поступок, почему же Он не вмешается сразу и не остановит меня?

Знаете, что бы я Вам посоветовал? Рассказывать таким людям, что Бог создал человека свободным, дар свободы Бог у человека не отнимает. Люди, настроенные враждебно и критически по отношению к христианскому учению и вообще к Богу, не сразу это поймут. Лучше задать встречный вопрос самому человеку: «Лично Вы хотели бы, чтобы Господь, видя, что Вы поступаете нехорошо, неправильно, что по причине Вашего нехорошего поступка пострадает множество людей, сразу бы вмешался и Вас остановил?»

Можно привести реальные примеры. Знаете, сколько сейчас в мире и у нас в России бедствий от лесных пожаров? Они выжигают порой многие квадратные метры леса, приходится эвакуировать населенные пункты, многие люди лишаются своего имущества, многие даже погибают. Сколько сил, средств брошено на тушение лесного пожара, причиной которого может быть необдуманно брошенный окурок или непотушенный костер (после того как современные люди отдыхали на лоне природы и давали волю своим чувствам). Спросите: «Представьте, Вы приедете отдыхать с друзьями, родственниками на лоно природы, только разожжете костер… Но Господь Всеведущ, Он знает, что вы его не потушите, что побросаете бутылки, банки, насорите, бросите окурки. Господь знает это заранее. Вы бы хотели, чтобы Господь сразу вмешался? Только вы вышли из машины, только расположились – и Господь вас всех парализовал. Вот Он вмешался сразу. Лично Вы хотели бы этого?» Наверняка сразу человек начнет думать, потому что легко рассуждать умозрительно, о ком-то – почему Бог там не остановил, там не вмешался... А вот лично ты хотел бы, чтобы Господь тебя остановил?

Или такая ситуация. Вы хотите написать донос или кляузу на сотрудника по работе, к которому питаете неприязнь. А Господь знает заранее, что пострадает репутация человека или его семья и близкие; может быть, его уволят; пострадают многие люди. Вы только сели написать – а вам руку парализовало. Господь вмешивается сразу, чтобы предотвратить страдания других людей. Спросите, хотел бы ты лично, дорогой друг, брат, сестра, чтобы Господь так вмешивался?

Знаете, что удивительно? Когда такое людям говоришь, они начинают сразу задумываться: нет-нет, пусть будет как раньше. Или начинается «старая песня о главном»: а почему Бог вмешивается в нашу жизнь? Человек – это звучит гордо, человек свободный, почему Бог вмешивается? Я хочу жить так, как хочу. Вот и Господь попускает нам жить так, как мы хотим (естественно, в определенных пределах). Господь попускает нам проявлять свободную волю, и мы сами наказываемся от своей свободной воли. Конечно, с точки зрения православного учения надо подчеркнуть здесь очень важный нюанс: Господь попускает действие зла в мире ровно настолько, чтобы это привело в будущем к добрым последствиям.

Самый яркий, классический пример из ветхозаветной истории – когда братья продали Иосифа Прекрасного в рабство к египтянам. Продали по зависти: отец любил Иосифа больше, чем других сыновей. Зло это или не зло? Очевидно, что зло – нанести рану престарелому отцу, солгать ему (они принесли ему одежду, будто бы Иосифа растерзали звери) и продать родного брата в рабство. И он не прекословил, даже не сказал торговцам, что он их родной брат. Впоследствии Господь сделал Иосифа вторым после фараона. Иосиф прошел через многие испытания и целомудрие свое сохранил. Затем уже Иосиф, находясь на высоте своего положения, спас весь дом отца своего от голода. То есть Господь попускает зло, но приводит его к благим последствиям.

– Вопрос телезрительницы: «Что посоветовать людям, у которых постоянное чувство тревоги за Церковь, за судьбу мира? Иногда даже кажется, что Господь оставил нас и не слышит наши молитвы».

– Что можно посоветовать? Можно вспомнить, что в Священном Писании сказано. В частности, в Евангелии от Матфея описывается ситуация, очень похожая на то, что происходит сейчас в мире. Ученики вместе со Спасителем сели в лодку и поплыли по Генисаретскому морю на другую сторону. Разразилась буря, и Спаситель, как мы читаем в Евангелии от Матфея, в восьмой главе, уснул на корме. Буря разразилась такая, что даже опытные галилейские рыбаки были в страхе, в смятении, они реально боялись за свою жизнь. Учитель спит на корме. Представляете ситуацию? Тут еще важно понимать, насколько Господь по человечеству (это был совершенный Бог и совершенный Человек, истинный Человек) уставал, проповедуя тайны Царствия Божия, Евангелие, исцеляя множество людей. Он настолько уставал, что даже во время бури от усталости уснул на корме. Как будто Господь не замечает эту бурю. Ученики, дойдя до отчаяния, разбудили Его и говорят: «Равви, Тебе нужды нет, что мы погибаем? Господи, спаси нас, погибаем!» Буря вокруг, а Господь как будто спит, как будто не видит.

Так порой кажется и многим современным людям. От этого возникает душевная тревога, переживания, будто бы Господь не видит. Как это Господь не видит вот это и вот это, ведь очевидно, что надо здесь вмешаться! А что Господь сказал, когда одним словом остановил бурю? «Что вы так боязливы, маловерные?» Именно от маловерия происходит душевная тревога, теряется надежда на Бога, на Его всемогущество, на Его Промысл, на то, что Он все видит и все знает. Надо почаще обращаться к тексту Священного Писания; по крайней мере, нам, верующим людям. Мой ответ в первую очередь адресован верующим людям. Если у нас возникает тревога, чрезмерное отчаяние, чувство богооставленности, надо вспоминать, что в истории Церкви и вообще в истории человечества были самые разные ситуации. А верующие люди, уповающие на Бога, все с Божьей помощью претерпевали. Господь все видит, все знает и не попускает зла выше человеческих сил.

– Если человек на исповеди начинает анализировать свои грехи параллельно с исповедью (говорит, что в этом он не очень виноват, а здесь было случайное падение), допустимо ли это? Не является ли это своеобразной тонкой работой?

– Преподобный Паисий Святогорец говорил, что тонкая работа над собой неполезна людям чувствительным. Все люди разного склада. Есть люди, говоря простым языком, непрошибаемые. Им море по колено, любая беда, горы по плечу. Что бы ни сделал, ему все мелочи жизни. Таким людям, с таким окамененным сердцем, может быть, и полезна была бы более тонкая работа над своей душой, если им повезет, если Господь пошлет им опытного духовника, который вовремя обратит внимание на некоторые вещи. А есть другая крайность – люди чрезмерно чувствительные. Женщина может на исповеди, например, долго плакать, и сквозь слезы священник даже не сразу поймет, о чем она плачет. Оказывается, она слишком рано положила трубку, когда ей звонила подруга. Не сказать, что это прямо уж такое преступление или повод так расстраиваться. Поэтому тонкая работа над собой неполезна очень чувствительным людям.

Что касается исповеди, тут надо еще один нюанс понимать. Если тонкая работа превращается в психоанализ (человек говорит: вот в этом я каюсь, а вот эти грехи я нечасто делал, это у меня временное падение, а это – ну с кем не бывает…), можно провести такую аналогию. Представьте себе, что женщина хочет постирать белую блузку – не в стиральной машине, а руками. Неразумно, глядя на блузку, которую ты сейчас будешь стирать, говорить: вот эти пятна я постираю, а это случайно забрызгала и стирать не буду. Если уж стирать, то стирать всю. Какой смысл что-то стирать, а что-то не стирать? Так же и наша душа, простите за такую аналогию, подобна белой блузке. Она после каждой исповеди должна быть белоснежной.

– Если после исповеди грех снова о себе напоминает, следует ли его исповедовать еще раз?

– Как говорят святые отцы Церкви, грехи, в которых мы искренно, чистосердечно каемся и без ложного стыда, ложного страха произносим их на исповеди, милосердием Божиим прощаются. Грех, этот груз, с твоих плеч, с корабля выброшен. Ты можешь дальше двигаться спокойно. Господь снимает с нас груз и тяжесть этих грехов. Грех тебе уже прощен. Но грехи, особенно греховные страсти, оставляют след в душе. Бывает по инерции предрасположенность к грехам. Неудивительно, что регулярно выпивающий человек может покаяться в том, что он опять напился, дебоширил, всех избил; он покается, Господь простит ему грех, но предрасположенность, страсть к винопитию осталась. Поэтому со страстью надо продолжать бороться. Покаялся один раз – это не значит, что теперь надо почивать на лаврах. Надо теперь бдительно следить, чтобы в этот грех вновь не впасть.

Преподобный Паисий Святогорец говорит, что необходима работа над собой. Покаялся – следи, чтобы избегать любых поводов к тому греху, в котором ты уже покаялся.

– Вот человек кается, но не находит облегчения после исповеди и обращается все к новым и новым батюшкам; говорит, что этот отец его не понимает, в этом не находит сочувствия… Как в этой ситуации быть?

– Ситуация очень характерная, даже достаточно распространенная. Но я приведу сначала пример хрестоматийный, достаточно широко известный. Думаю, наши дорогие друзья немало подобных примеров знают в жизни. Человек после исповеди не почувствовал облегчения и отходит, надувая губы: «Что-то батюшка меня не понимает, я ему рассказываю-рассказываю, а он не понимает». Хрестоматийный пример: подходит человек, будучи в венчанном браке, и говорит: «Наконец-то я на склоне своих лет встретил подлинную любовь! Я уже двадцать их встречал, прекрасных женщин, но настоящую любовь я встретил только сейчас. Она, естественно, замужем, но живет с таким тираном! Она готова его бросить ради меня. И я живу с таким человеком, с которым жить невозможно, как только я ее терплю столько лет… Я готов соединить с той свою жизнь. Слава Богу, мы встретились именно в Великий пост на нашей огромной планете, в одной точке встретились две жаждущие друг друга души! Я хочу расторгнуть свой брак, она готова свой (неважно, что есть дети там и там),  хочу соединить с ней свою жизнь, потому что эта душа меня понимает».

Естественно, что скажет такому человеку любой православный священник? «Поступая так, Вы удаляетесь от Бога, лишаете себя Божественной благодати. Вы знаете, что Священное Писание четко, однозначно, недвусмысленно говорит, что блудники и прелюбодеи Царствия Божия не наследуют?» Какова реакция человека? «Этот батюшка меня не понимает». Человек даже будет спорить: «Батюшка, я Вам говорю одно, а Вы не понимаете. Я нашел родственную душу, я всю жизнь искал и на старости лет ее нашел. Ну что из того, что я в венчанном браке и она в венчанном браке? Но мы нашли друг друга. Нам надо сейчас соединиться, а батюшка меня не понимает». Так можно объездить все монастыри, все храмы, и ни один батюшка тебя не поймет. Почему? Потому, что хочется понимания в том смысле, чтобы тебя поддержали в твоем нравственном преступлении, чтобы оправдали твой грех. А священник не оправдывает твой грех. Даже преподобный Паисий Святогорец в третьем томе «Духовной борьбы» говорит: нам хочется иметь добренького Бога, Который нас бы прощал, а мы бы дули в свою дуду, жили греховно, а Бог бы нам все прощал, чтобы закрывал глаза на любые наши пороки и грехи. Это одна из причин.

Я сейчас привел, дорогие друзья, один из хрестоматийных, широко распространенных примеров, почему бывает, что священник якобы не понимает. А не понимает почему? Потому, что ты хочешь, чтобы он оправдал твой грех. Или, допустим, тоже классический пример. Молодой человек прошел огонь, воду и медные трубы, где только не побывал, что только не делал, и вдруг ему пришло в голову поступить в семинарию, стать священником. С такой «боевой» и «героической» биографией ему хочется стать священником. А по церковным канонам стоять у престола он не имеет права. Не потому, что Господь жесток или Церковь не хочет спасения его души, но стоять у престола Божия он не может. Он может спастись. Преподобная Мария Египетская – кем была и кем стала? Путь спасения не закрыт для такого человека, он может стать даже великим святым. Но есть определенные нормы. Кому-то нельзя быть священником. Есть церковные каноны, которых никто никогда не отменял и не отменит, потому что они установлены Святой Церковью, а Церковь движима, одухотворяема благодатью Духа Святого.

Естественно, такой молодой человек подойдет к одному священнику, второму, третьему, а все ему говорят: «Дорогой друг, ты можешь служить в Церкви в любом другом качестве, но в семинарию тебе нежелательно, это не твое. Ты можешь писать книги, музыку, расписывать что-то, строить. Много можешь делать полезного для души и для общества, для Церкви, но ты не можешь быть священником». Естественно, что скажет такой молодой человек? «Батюшка меня не понимает. Я священником хочу стать, а он меня не понимает».

– Вопрос телезрительницы: «Недавно в Интернете появился ролик, в котором говорится, что якобы Символ веры изменился. Насколько мне известно, с IV века, во всяком случае в Православной Церкви, Символ веры никогда не менялся. Мне задают вопрос близкие и родные, даже девятилетний внук спросил, может ли Господь Бог быть Человеком? Как на все эти вопросы отвечать и как в данном случае поступать с людьми, которые проповедуют такие вещи или хотят что-то понять в этом смысле?»

– Понимаю Вашу обеспокоенность, потому что это обеспокоенность многих современных людей о том, что есть в Интернете. Интернет у нас развивается совершенно свободно, даже, не побоюсь резкого слова, бесконтрольно. Любой человек может все что угодно там выложить, любые свои фантазии, мысли, предположения, подозрения, и практически никакой ответственности за это нет. Особенно ролики религиозного содержания – никакой ответственности за свои слова (в земном смысле этого слова). Ясно, что от ответственности перед Богом никому не уйти; за каждое праздное слово будем нести ответ перед Богом.

Тот ролик, о котором, как я предполагаю, Вы спрашиваете, достаточно распространенный, к сожалению. В том числе и мне он знаком, мне присылали на него ссылочку и спрашивали моего мнения. Он называется «О том, как изменили Символ веры». Я сейчас воздержусь давать оценки тем людям, которые создают и тиражируют такого рода видеопродукцию. По какой причине воздержусь? Потому что очень любят иногда говорить: вот вы хулите, вы священники, а осуждаете. Вот я в данном случае не буду никакого выносить суда, я не буду их называть ни раскольниками, ни прельщенными, ни сектантами, ни заблудшими, просто никак. Господь будет их судить.

Но сам этот ролик (если кто из вас смотрел, вы поймете, о чем я говорю) буквально с первой минуты начинается с таких слов. Вкрадчивый бархатный голос за кадром говорит: «Многие ждут изменения Символа веры, чтобы перестать ходить в храм». С первых минут ролика. У меня возникает вопрос: где эти многие? Кто эти многие люди, которые ждут изменения Символа веры? У меня, слава Богу, достаточно широкий круг общения. Я не встречал людей, тем более многих, которые ждут изменения Символа веры. В любой православный храм заходишь – люди на Божественной литургии хором поют Символ веры. Любого из них спроси: ты ждешь изменения Символа веры? Люди своими устами исповедуют, произносят: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь». Что мы ждем? Мы ждем жизни будущего века. Где те люди, тем более многие, которые ждут изменения Символа веры? Вы лично встречали таких людей?

– Нет, не встречал.

– А вы, дорогие друзья, все, кто нас сейчас слушает, встречали таких людей, которые ждут изменения Символа веры?

Другой вопрос: а зачем? Там с первой минуты и звучит: для того чтобы перестать ходить в храм! Вот она, разгадка. То есть они ждут еще одного повода (может быть, этих поводов они себе придумали немало, мнимых или реальных) не ходить в храмы Божии. И ждут изменения Символа веры.

И далее буквально полторы-две минуты этого же ролика, любой из вас может проверить справедливость моих слов, опять тот же голос за кадром говорит: «Я узнал, что в одном московском храме изменили Символ веры. Я хотел заслать туда человека, чтобы это записали и проверили, но потом не решился это делать, чтобы того человека не подставлять, и сам туда не сходил и не проверил». Вот интересная логика. Я знаю, что где-то изменили Символ веры, но я сам там не был, хотел заслать кого-то… Это вот по логике: я эту книгу не читал, но точно знаю, что она плохая. Или «я с этим человеком не знаком, но точно знаю, что это негодяй, хотя его не видел ни разу». Что это вообще за логика? Нет бы проверить, испытать. Если ты выкладываешь ролик (причем с таким названием – «Об изменении Символа веры») – надо же нести ответственность за свои слова.

Я думаю, насколько мог, ответил на Ваш вопрос. Смотреть или не смотреть такие ролики – это пусть каждый решает сам. Я бы не советовал. Одно дело, видео про отрока Вячеслава Крашенинникова, еще какую-то информацию, где всякие сновидения, вымышленные путешествия в загробный мир, когда ролик по полтора-два часа длиной и так смонтирован, что любой человек, даже более-менее богословски образованный, теряет бдительность от усталости. Там тебе могут вместе с цитатами из Священного Писания, из святых отцов уже разные свои фантазии вставить. Человек уже теряет критическое восприятие. А в этом ролике об изменении Символа веры буквально с первой минуты вас начинают водить за нос. Подумайте, кто эти люди, которые такого рода видеопродукцию создают.

Еще раз дерзну предположить: если есть кто-либо из целевой аудитории, кто смотрит такие ролики, то личное искреннее им пожелание. Неужели вы думаете, дорогие мои друзья (я конкретно обращаюсь к таким людям), что таким образом вы можете бороться с апостасией? Едва ли.

– Вопрос телезрителя: «Можно ли считать, что верующий человек должен нести свой Святой Дух?»

– Мы все, православные христиане, крещены в православной вере и после таинства Крещения, по сложившейся традиции, в таинстве Миропомазания получаем залог благодати Духа Святого. И ребенка, и взрослого, принимающего крещение и миропомазание, священник «запечатывает», говоря: «Печать дара Духа Святаго». Такое священнодействие совершает священник – печать дара Духа Святого. Человек получает залог благодати  Духа Святого.

Благодать в нас пребывает тогда, когда мы стараемся жить по-Божьи, не грешим. Святой праведный Иоанн Кронштадтский очень мудро говорил: даже если ты падаешь, хотя бы не лежи во грехе, а вставай. Человеку свойственно падать, потому что все мы грешные люди. Невозможно прожить, не впадая в грехи. Но предосудительно, если ты упал, лежать. Поэтому если Вы хотите, чтобы благодать Духа Святого пребывала с Вами, уважаемый собеседник, надо чаще исповедоваться.

– Вот человек часто исповедуется, с легкостью называет свои грехи, даже не стыдится их называть, исповедуется как будто бы даже без тени смущения, а после исповеди  чувствует безотчетную радость. Правильно ли это?

– Видите ли, ситуаций и нюансов очень много. Не случайно преподобный Паисий Святогорец говорит, что в каждом отдельном случае много «подслучаев». Это одна из широко распространенных фраз преподобного Паисия. В частности, он сам описывает случай, когда к нему в келью пришел один мужчина, который хотел даже в присутствии других исповедоваться. На это преподобный Паисий сказал: «Я не духовник, я не священник». – «Нет-нет, я хочу исповедоваться именно тебе». Тогда преподобный Паисий говорит окружающим, сидящим рядом на пеньках людям: «Вы должны отойти». А тот мужчина: «Нет-нет, пусть они сидят, пусть послушают!» И начал рассказывать о своих «подвигах», как они воровали овец, убивали, грабили; и рассказывал это так, будто хвалился воинскими подвигами. Преподобный Паисий говорит: «У меня аж сердце кровью обливалось, а он об этом рассказывал даже с некоей бравадой. Ему даже было приятно, что другие это слышат».

Преподобный Паисий говорит, что это не совсем осознаваемое человеком бесстыдство, ты не каешься, сожаления о грехах нет, это просто бравада: ты рассказываешь о своих преступлениях, причем серьезных, как о чем-то достойном восхищения или, по крайней мере, внимания.

Нередко еще бывает так (наверное, не случайно Вы вопрос задали), что человек вроде бы занимается самоанализом, свои грехи рассказывает на исповеди просто как свою биографию, без внутреннего глубокого сожаления и, самое главное, без внутреннего сердечного желания впредь в эти грехи не впадать.

– Мы говорили в самом начале о решимости.

– Да, о решимости больше ко греху не возвращаться. То есть если попытаться дерзновенно заглянуть в душу человека, у него происходит внутренний монолог: «Вот сейчас в этом покаюсь, чтобы мне стало чуть полегче, я уж устал с этими грехами. Но я точно знаю, что в эту грязь я еще раз окунусь, с тем я опять поругаюсь, а там я обязательно выпью, я же не могу не выпить, а там я обязательно крепкое словцо скажу, где-то двусмысленные разговоры буду вести… Я обязательно это буду делать, потому что я человек. И вокруг меня такие же люди». То есть внутренне сам себя человек уже оправдал, он себя не судит, у него нет внутренней сердечной боли, что он своими грехами – неважно, считаешь ты их большими или малыми – оскорбил милосердие Божие.

Мы говорим слово «оскорбил», естественно, нашим земным, человеческим языком. Бога невозможно оскорбить, невозможно Ему нанести рану, но ты любовь Божию попрал своими грехами и делаешь это с легкостью. Естественно, у такого человека после исповеди может быть чувство легкости, но легкость, дорогие друзья, не от чистой совести, очищенной от грехов. Эта легкость от того, что ты выговорился, чисто психологически; нашел собеседника, который тебя выслушал. Это немножко разные нюансы легкости. Так же в поезде можно в купе всю ночь с кем-то говорить, ты выговорился, он выговорился, тебе вроде стало полегче, но это не освобождение от греха, просто тебя кто-то выслушал. Точно так же священника воспринимают как человека, которому можно все рассказать, он что-то над тобой почитает, тебе станет немножко легче. Но это не покаяние, это некий самообман.

– У нас совсем немного времени остается до конца передачи. Я знаю, что Вы хотели зачитать цитаты из книги.

– Я бы очень хотел зачитать в качестве назидания и для укрепления в вере из замечательной книги архимандрита Рафаила (Карелина) «На пути из времени в вечность» одно очень глубокое и назидательное воспоминание. Архимандрит Рафаил – один из современных духовно опытных наставников монашества – так пишет о своих духовниках, с которыми он имел счастье общаться.

«Господь дал мне возможность, которая уже не может повториться: встречи и общение с людьми, стяжавшими то, что потерял наш праотец,– благодать. В этих людях чувствовалась неземная сила, они излучали какое-то непостижимое духовное тепло. Самой жизнью своей они свидетельствовали о Боге, как лучи – о существовании солнца, в сердцах своих нося свет, зажженный от Фавор­ского света. Они имели то, о чем позабыл мир, что так трагически потеряло человечество,– святость.

Я был рядом с этими людьми, видел их, беседовал с ними, чувствовал исходящую от них благодать, ту особую мудрость, которая не только знает, но и видит. Я ощущал силу их молитв, проникновенность слов – и в то же время, как это ни странно, не дорожил встречами с ними, встречами, которые и по сей день остаются величайшими событиями в моей жизни. Я думал, что они будут всегда, что общение с ними не дар Божий, а обы­денность и повседневность. Я не дорожил ими, и это одна из самых больших ошибок в моей жизни. Я не взял у них то, что они предлагали мне. И более того – какая слепота! – я думал, что знаю творения аскетов и патерики лучше их, и часто заменял общение с ними книгой, которую читал через призму своих страстей».

Об этом, к слову, очень полезно задуматься тем людям, которые думают, что, читая даже святых отцов, они лучше что-то поймут, чем общаясь с живым носителем благодати.

«Они  хотели передать мне то, что стяжали великими трудами, борьбой с грехом и послушанием своим старцам. Но я ничего не смог приобрести от их богатства, потому что моя гордость, как стена, стояла между нами. Старец, стяжавший благодать, хочет поделиться ею, он радуется, если находит душу, способную принять это сокровище, радуется так, как будто приобретает сам».

Вот оно, свойство духовного сокровища: когда ты им делишься, ты еще больше приобретаешь сам. Духовное сокровище не уменьшается от того, что ты им делишься.

«Другие были послушнее меня, по своей простоте они в большей степени смогли перенять дух старцев. Но, хотя я ни в коем случае не осуждаю их (тех, кто больше перенял), мне кажется, что и это было лишь тусклым отражением. Они переняли больше, чем я, но и это „больше“ оказывается очень немногим.

Преподобный Макарий Великий говорил: „Я не монах, а только видел монахов“, хотя сам был яркой звездой на небе Фиваиды.

Что же сказать нам? На наших глазах ушли последние духоносные старцы. Это было уже не оскудением, а ката­строфой. Старцы походили на земных ангелов. Свойство ангела – смирение. Ангел – невидимый плотскими глазами дух; и они старались быть невидимыми и незнаемыми для этого мира».

 Вот даже великие старцы, которых Господь сподобил видеть, – архимандрит Кирилл, архимандрит Наум, иеромонах Павел, мой духовный отец, недавно скончавшийся, о котором я говорил в прошлой передаче…

«Лишь тот, кто имел духовные очи, мог увидеть их истинное величие и красоту. Только после их ухода в вечность я понял, что мог бы иметь и что потерял. Эти старцы чувствовали себя одинокими. Не в нашем понимании этого слова – их душа всегда была с Богом».

Архимандрит Рафаил поясняет трагедию современных старцев, почему они чувствуют себя одинокими. Не потому, что они не имеют богообщения, а потому, что – послушайте далее – некому передать свой духовный опыт.

«Но чувствовали себя одинокими подобно престарелому царю, который не может найти себе преемника, не видит руки, способной удержать его скипетр. Около старцев всегда народ, но им приходится говорить с людьми на их детском языке, а самого сокровенного передать они не могли. Древние отцы как бы продолжали жить в своих учениках, а эти старцы уносили сокровища, которые стяжали, с собой в могилу, отдав людям лишь самую малую его часть, потому что удержать больше те не могли».

То есть современные старцы – отец Николай Гурьянов, архимандрит Иоанн (Крестьянкин), отец Кирилл, отец Наум, отец Павел – настоящие столпы, богатыри духа. Вокруг них всегда был народ, но поделиться сокровищами невозможно, потому что некому это сокровище воспринять и понести. Видите, как мудро отец Рафаил пишет, что старцы вынуждены с нами, современными людьми, говорить на детском языке. «Если бы я смог тогда прозреть в этих старцах духовную силу, способность дать жизнь моему сердцу и преобразить меня, то, наверное, смотрел бы на них, как нищий на богачей, старался бы слушаться их как посланников Божиих, служить им, как своим господам; хватал бы на лету каждое их слово, как в древние времена люди хватали золотые монеты, которые бросал в толпу при выезде царь. Однако их слова казались мне слишком простыми».

Согласитесь, дорогие друзья, как точно говорит отец Рафаил! Ведь нам порой слова старцев и вообще духоносных людей кажутся слишком простыми. Нам хочется чего-то витиеватого, мудреного.

«И они ушли из этого мира, оставив в моей душе только печаль о моей слепоте. Но нет: еще эти люди оставили мне и миру свои имена и свои могилы. Может быть, через молитву к ним или молитву о них я невидимо встречусь с ними, и они без слов скажут мне то, что я не спросил у них при встрече. Или напомнят о том, что услышал, но оставил, увы, без внимания и позабыл».

Я не буду, дорогие друзья, всю эту главу вам зачитывать, потому что она очень глубокая, очень интересная. Лишь в заключение прочту:

«Быстро меняется мир. Два поколения прошли перед моими глазами, и мне снова хочется повторить слова Макария Великого: „Я не монах, но видел монахов“. И за это я благодарю Бога. По сравнению с ушедшими старцами даже лучшие из монахов нашего времени похожи на угли, тлеющие в золе. Однако и эти угли еще излучают тепло, и хотя они не ярко пылающий пламень, около них все же можно не погибнуть от духовной стужи. По сравнению с прежними старцами теперешние отцы похожи на тусклый свет ночника: он – не дневной свет, но и при его мерцании можно как-то различать очертания предметов, можно отличить дорогу от зарослей кустарника и рвов. Поэтому современные монахи, скорбящие, что уже нет старцев, должны осознать: как и мы, они не смогли бы воспринять дух прежних отцов; но пусть они дорожат теми, кто еще находится рядом с ними.

Сегодняшние наставники не имеют силы уже ушедших. Дух мира в большей степени тяготеет над ними, но и около них можно спастись. Когда же уйдут и они, в мире станет еще темнее и еще холоднее, и многие с горечью скажут им вслед: „Почему, почему мы не взяли от них хотя бы те крохи, которые они имели!..“»

В заключение, дорогие друзья, позвольте попросить вас: берегите своих духовников, если они у вас есть. Берегите священников, особенно пожилых, которые, может быть, пережили гонения в советское время, испытали, что это такое, знают, что значит жить в тех условиях, когда за одно слово веры, за исповедание веры можно было пострадать. Берегите пожилых священников. На что-то можно спокойно закрыть глаза – на их немощи, недостатки. Берегите, что они есть, и старайтесь как можно больше духовной пользы от них получить. И молитесь за них.

Господь да благословит вас, дорогие друзья, на все доброе. С наступающей Страстной седмицей и грядущим праздником Светлого Христова Воскресения!

Ведущий Денис Береснев

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма в честь Всемилостивого Спаса города Москвы протоиерей Александр Ильяшенко.

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы