Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

12 февраля 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает наместник Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального мужского монастыря архимандрит Феофилакт (Безукладников).

– Батюшка, понятно, что Вы наместник, а главный в монастыре – Святейший Патриарх, но что значит «ставропигиальный»? Как это перевести?

– «Ставропигиальный» функционально обозначает, что эти монастыри находятся в прямом патриаршем управлении, они подчиняются только патриарху, в какой бы епархии ни находились. Дословно «ставрос» переводится как «крест». В древности в  ставропигиальные монастыри предстоятель Церкви поставлял на горнее место свой патриарший крест в знак того, что эта обитель управляется лично главой Церкви. Отсюда пошло это историческое название «ставропигиальный», то есть это монастырь, которым управляет непосредственно Святейший Патриарх, глава Русской Православной Церкви.

– Воскресенский монастырь: это значит, Пасха – ваш главный престольный праздник?

– Святейший патриарх Никон при создании этого монастыря хотел, чтобы главный собор был посвящен событию Воскресения Христова. Он здесь сделал подобие Храма Гроба Господня, который находится в Иерусалиме. И действительно, у нас главный престольный праздник – это праздник Светлого Христова Воскресения, поэтому мы празднуем его всю пасхальную Светлую седмицу. Но это не единственный праздник. Монастырь является Господским. То есть у нас есть все престолы, посвященные событиям двунадесятых Господских праздников.

А вообще у нас в монастыре сорок три престола, поэтому  много престольных храмовых праздников. На сегодняшний день еще не все эти алтари и престолы освящены, находятся в разной степени готовности, но мы движемся по этому пути. В любом случае у нас хотя бы отчасти воплощена та идея Святейшего патриарха Никона, которую он хотел  осуществить: чтобы в монастыре было 365 престолов, алтарей и был престольный праздник каждый день. Сам Святейший патриарх этого не успел сделать, он был отправлен в ссылку, но на сегодняшний день сорок три алтаря имеется. Поэтому мы находимся в некотором приближении к этой его мысли; как будет дальше – на сегодня пока сказать трудно.

– То есть у вас тоже есть идея осуществить эту задумку патриарха.

– Можно было бы ее осуществить, но надо сказать, что в последующие периоды, после кончины патриарха Никона, монастырь столько раз перестраивался, реставрировался, что то убранство храма, которое существует сегодня, тоже уже является нашим народным и церковным достоянием. И если сегодня в него  резко, категорически врубаться, то мы можем утратить какую-то часть этого убранства, которое для нас тоже является очень дорогим и важным (не только для нас, но и для всего мирового искусства).

– С таким трудом восстанавливался монастырь…

– Да, и мы уже тогда осознавали, что не все замыслы нам удастся воплотить при реставрации.

– Сейчас, я так понимаю, работы в монастыре уже доведены до конца или еще есть какие-то?

– Внутри монастыря реставрация монастырских стен закончена, теперь идут небольшие пуско-наладочные работы. Восстановлено 29 объектов; и два объекта еще не восстановлены. Это конный двор, который находится за стенами монастыря, где до революции было 70 лошадей. И теперь стоит вопрос о восстановлении конного двора, а также гидросистемы из девяти прудов, которые выкопал  патриарх Никон своими руками вместе с насельниками монастыря; там он разводил рыбу. Есть поручение и от государства, и благословение Святейшего Патриарха Кирилла продолжить реставрацию этих двух объектов.

– Божией помощи вам! Был в вашем монастыре, удивительное место. Я думаю, что многие наши телезрители тоже там были.

– Позвольте воспользоваться  удобным случаем и пригласить всех посетить нашу святую обитель.

– Это город Истра, Подмосковье; не так сложно туда в наше время добраться.

Вопрос телезрителя: «Как жили святые люди (в частности, монахи, преподобные), когда были вне стен монастыря? Один святой говорил: "Я всех люблю, но всех бегу". Как у них происходил момент покаяния, как они вообще жили, как причащались, брали ли  с собой Запасные Дары? И в целом как они справлялись с такими жесткими условиями своей жизни? Самый явный пример – Иоанн Креститель, пустынник. Можно сказать несколько слов и про него, и про других святых?»

–  Вы скорее всего говорите о той части монашества, о подвижниках, которые уже духовно созрели для уединенной жизни. В монашестве есть три ступени. Первая –  общежительный монастырь, где вся братия подвизается вместе. Потом есть скитское житие, то есть более уединенное жительство, где уже более строгий устав; они еще более удалены от мира, и там обычно бывает небольшое количество людей. А бывает еще и отшельничество, когда уже уединяются по одному, по двое в горы, в леса, в пустыни, где вообще нет людей. Скажем, в горах Кавказа и сегодня, наверное, есть такие подвижники. Поэтому это уже определяется тем духовным возрастом, тем состоянием, в котором находится подвижник.

Прежде всего необходимо хотя бы 10-15 лет пожить в общежительном монастыре. Для чего? Для того, чтобы узнать, какой ты плохой, или какой ты «хороший» (в кавычках). Пока ты это не осознал и глубоко не понял, тебе нельзя переходить в скитское житие, а тем более уходить в отшельники, иначе ты начнешь любоваться собой: как я много молюсь, как  хорошо, строго пощусь. Такой подвижник впадет в прелесть и очень быстро погибнет. Подобные случаи известны из подвижнических опытов, в житиях святых они описаны.

Поэтому это уже происходит по благословению церковного священноначалия (то есть правящего архиерея), а также по благословению и совету духовного собора монастыря, где подвизается этот монах, его духовника, наместника (или настоятеля), игумена этой обители. То есть эти вещи надо делать очень осторожно, потому что прежде всего нам надо  научиться смиряться, терпеть, проявлять другие добродетели, научиться строю богослужебной жизни, научиться исполнять послушания. И когда церковное священноначалие увидит, что тот или иной насельник преуспел для более серьезной жизни, он уже переводится в скит, где, как правило, бывают ночные богослужения, порой даже ежедневно. Туда уже нет доступа мирским лицам. Если это мужской скит, порой туда вообще бывает запрещен вход женщинам. Или их пускают только раз в год, в Неделю жен-мироносиц. То есть это уже  приближенное к отшельничеству жительство, более удаленное от мира. А затем бывает еще более сокровенное жительство, когда человек уходит подвизаться туда, где есть только он и Бог.

Вы правильно задали вопрос о причащении. Конечно, они стараются причаститься, ведь хотя бы раз в год должен причащаться каждый христианин. Для этого они могут приходить в какой-то храм, в свой монастырь, могут брать с собой Запасные Дары (такое тоже порой благословлялось, если сам этот подвижник являлся носителем священного сана). Но это уже в каждом случае решается персональным образом.

– Никакого самовольства, самоуправства здесь, конечно же, не может быть.

– Боже упаси! Тем более что нам тяжело самим себя оценить, можно это делать или нельзя. Это все нужно делать по послушанию и с совета и церковного священноначалия, и монастырской духовно опытной братии. Это очень важно соблюдать. Здесь не должно быть какой-то поспешности. Поэтому сегодня, когда у нас монастыри в своей основной массе только открываются, нам всем  нужно уметь прижиться в этих монастырях, друг друга потерпеть, понести себя, других, потерпеть Господа. И потом уже говорить о более высоких ступенях... Это уже будет зависеть от Господа.

Можно даже сказать словами Оптинских старцев: каждый монах должен приготовить себя к тому, чтобы стать старцем. А вот даст Господь дух старчества тому или иному подвижнику или не даст – это воля Божия, Господу Богу приказать нельзя. В этом плане, например, Оптина пустынь была уникальным явлением; там  было четырнадцать старцев, которые сегодня прославлены Церковью. То есть это очень редкое, уникальное явление вообще для всего мирового православия.

– Вы говорили о послушании. Вы наместник монастыря, проделавшего такую огромную работу. Но Вы тоже, получается, на послушании?

– Да, мы все послушники Святейшего Патриарха, обязательно.

– То есть какой бы сан ни был...

– А в Церкви все строится на послушании, абсолютно у всех.

– У нас есть вопросы, которые нам присылают телезрители. Они, может быть, не такие возвышенные, как о монашестве и так далее... Первый вопрос: если человек закладывает золото в ломбард или берет кредит в банке, телезрителю кажется, что этим нарушается заповедь «не укради». Это так?

– Одно дело, если человек закладывает в ломбард какую-то свою вещь, он ее собственник и хочет ее как-то реализовать; это его право. Мы в это не вторгаемся, потому что нам, священникам, запрещено распоряжаться чужими деньгами, чужими вещами или чужими квартирами, домами. Мы не должны в эту область входить. В любом случае это собственность этого человека, который кладет, допустим, свое кольцо в ломбард. Но это он так решает, это его право.

Что касается кредита, здесь более сложный вопрос. Потому что человек сам, произвольно идет на определенный риск. Здесь, может быть, лучше вспомнить народную мудрость: по одежке протягивай ножки. То есть делай в своей жизни шаги, принимай  решения на основании того, чем ты сегодня располагаешь. Потому что придется тебе вернуть не только ту сумму, которую ты берешь, но еще и проценты, которые, может, будут превосходить эту сумму.

И если у тебя возникнут какие-то непредвиденные обстоятельства, когда ты не сможешь отдавать деньги, а проценты будут очень быстро расти, то ты себя, близких и родных подвергаешь огромному риску. Здесь, конечно, надо очень хорошо подумать. Мы опять-таки не можем категорично заявлять, что не надо брать кредиты, но это очень осторожный шаг, и очень многое надо взвесить, даже не семь раз, а, наверное, больше, прежде чем что-то подобное сделать. Всегда лучше иметь чувство умеренности, и лучше двигаться  медленнее, но спокойно и стабильно. К этому призывает нас духовная жизнь, и это мы видим в окружающем нас мире.

Как растет дерево? Нет такого, что сегодня ты посадил желудь в землю, а завтра из него вытянулся раскидистый дуб. Что мы видим в природе? Дерево растет медленно, но постоянно. Примерно так нам нужно поступать и в жизни. Во-первых, нужно усердно трудиться и молиться. И по мере того как  Господь посылает нам какие-то возможности, принимать соответствующие решения. Когда человек хочет все и сразу – это порой бывает для него и духовно вредно, и морально не соответствует его внутреннему состоянию. Это может быть вообще неполезно и сломает всю его жизнь, то есть он не сможет справиться с этим имуществом, которое взял, или распорядиться средствами разумно.

Мы знаем множество примеров, когда люди делают такой шаг, скоропалительный, неосмотрительный, а потом очень об этом жалеют и не знают, как решить этот вопрос. И, самое главное, что таким даже тяжелее искать какой-то помощи, потому что ему всякий скажет: погоди, это было твое собственное решение... Даже я знаю, что не все благословляют  помогать тем, кто ввязался в кредиты. Хочется лишь только пожелать, чтобы все были с этим очень аккуратны и по возможности воздерживались от этого. Это как совет.

– Вопрос: «Священники говорят, что болезнь – благословение Божие. В то же время я слышу, что все болезни по грехам нашим. Как правильно это понимать?»

– Здесь два ответа, и оба ответа уже озвучили. Действительно, бывают болезни, которые Господь нам посылает за наши грехи. Например, человек пьянствует. Разумеется,  от избыточного и долгого употребления алкоголя в его организме будут нарушения – и он заболеет. Или, скажем, человек много лет курит. Разумеется, будут последствия. То есть любая страсть, порок, грех будут обязательно сказываться и духовно, и физически. Это всем понятно. То есть заболевает душа. Поскольку душа очень тесно связана с телом, начинает болеть и тело. Нужно исцелять душу, то есть каяться, собороваться, причащаться, но надо лечить и тело. И здесь Церковь тоже не возражает против официальной медицины.

Но бывает, что человека посещают болезни для того, чтобы он стяжал особую благодать Божию, чтобы стал близким Богу человеком, святым. Через это он стяжает святость, особые дары Божии. И мы знаем тоже таких святых угодников, которые болели всю жизнь, но они ни разу к Господу не обратились: «Господи, исцели меня от болезней». Но когда к ним обращались другие больные, они молились за них, и по их просьбе Господь подавал им здравие. А про себя они рассуждали так: если Господь мне послал болезнь, значит, она мне нужна; я не буду просить об исцелении, я предаю себя в руки Божии целиком и полностью. Даже такой подход есть у святых. Поэтому два ответа на этот вопрос. Бывает и за грехи, а бывает и для достижения уже большей, особенной благодати Божией, которую стяжает человек, безропотно, с благодушием, с благодарностью Богу переносящий посылаемые скорби и болезни.

– Вопрос телезрительницы: «Я воцерковляюсь, и многое приходится пересматривать заново. Хотела бы узнать, как батюшка относится к символам, которые встречаются в Библии. Например, число зверя. Как его можно трактовать? Потому что сейчас на продуктах в магазине штрих-коды, где тоже читаются эти три шестерки. На банковских карточках тоже могут быть три шестерки. Соответствует ли это действительности? Как это можно понять для такого человека, как я, который еще не все знает?»

– Само по себе число 666 – это просто цифры. В Библии есть страница 666, и мы эту страницу из Библии не вырываем, мы Библию читаем всю, в том числе  666-ю страницу. Или  едешь по трассе, там 666-й километр. И что? Можно перекреститься и ехать дальше спокойно, потому что это Господня земля, всё от Бога. В Апокалипсисе сказано, что перед пришествием антихриста и при его временном воцарении (мнимом в духовном плане) он будет использовать эту цифру для нанесения на лоб и на правую руку, – да, такие слова есть в Священном Писании, и они нас должны трезвить, бодрить.

Вы спрашиваете о штрих-кодах, карточках. Старцы говорят, и наша Церковь в целом учит, что это некоторые маленькие ступеньки к принятию печати антихриста, но это еще не есть сама его печать. В целом это негативное явление, его нельзя назвать положительным, но это такой допустимый компромисс, на который мы еще идем. Когда Церковь станет категорична? Чего точно нельзя брать? Когда эти штрих-коды, чипы будут вживляться в наш организм (скажем, в руку, в лоб, в наше тело). Вот тогда мы очень категорично скажем «нет».

Сегодня у нас самая большая опасность – мобильный телефон. Обратите внимание: мы все им пользуемся, носим его с собой, и он, наверное, больше всего скачивает о нас информации, потому что мы все делаем звонки. И есть разные искушения от него. Поэтому если говорить об этой опасности, то, наверное, мобильный телефон сегодня – самая большая опасность, хотя мы тратим деньги, чтобы его купить, чтобы он у нас был в рабочем положении. Но, согласитесь, сегодня есть те, кто обходится без мобильного телефона. И молодцы, хорошо. А у кого-то не получается обходиться без мобильного телефона.

– А у кого-то там просто вся жизнь проходит.

– Конечно, здесь тоже надо иметь чувство меры, какую-то грань переходить нельзя, потому что сегодня действительно есть такое, что некоторые уже живут в сети больше, чем в  реальности. Это, конечно, уже плохое внутреннее духовное состояние, ведь Церковь призывает все время бодрствовать, трезвиться, быть реалистом, а не уходить в какой-то иной мир. Поэтому я могу ответить так, что Церковь уже сегодня твердо заявила (эти вопросы ставились, и было определение и Синода, и Архиерейских Соборов), что как только дело будет касаться лично нашего тела, мы останемся на твердой позиции, ни за что не поддадимся. Пока этот чип или штрих-код на какой-то карточке или это какие-то мобильные устройства вне нашего тела, мы идем на компромисс, хотя и не говорим, что это здорово. То есть во всем этом есть определенная угроза, о которой тоже много сказано. Скажем, мобильный телефон – это техническая разработка, которая может принести пользу, а может принести и большой вред, как и телевизор, компьютер и все остальное.

– Вопрос телезрительницы: «Я знаю, что Господь благословил женщину как продолжательницу рода, но у меня не получилось в жизни стать матерью, у меня нет семьи. Сейчас мне 51 год, и я чувствую себя немного виноватой, что не выполнила волю Господню. Я крестная мама, забочусь о своем племяннике, чувствую свою самоотдачу, но мне кажется, что все равно есть какая-то моя вина. Как мне с этим быть?»

– Во-первых, примерно десять процентов всех женщин, а то и больше, по тем или иным причинам не могут забеременеть и родить детей. Есть разные причины, дальше я не буду углубляться, но за этим тоже стоит определенный Промысл Божий, то есть сколько людей, столько и путей в Царство Небесное. Господь Вас ведет таким путем. Можно взять ребенка из детского дома. Порой, когда Господь не дает детей, это некоторое определенное указание на то, что надо бы посмотреть и на эту сторону: может быть, взять кого-то из детского дома. Чтобы тот ребенок (один или два, сколько Вам будет по силам) уже мог иметь свою (пусть приемную) маму, иметь домашнее тепло, воспитание.

Может быть, Господь Вас ведет к тому, чтобы Вы поездили по женским монастырям, пожили там, помолились, потрудились. И, может быть, Ваше сердце откликнется на то, что Вам лучше  стать невестой Христовой, целиком отдать себя служению Богу и Церкви. Вполне возможно, что Господь Вас к этому готовит, к этому подводит. Мы только знаем, что Господь ничего не делает насильно, Он может нас подводить к тому или иному решению, но решение все равно придется принимать нам. Для того чтобы Вы могли его взвешенно принять, поезжайте куда-нибудь, когда у Вас будет отпуск;  на новогодние или майские праздники, когда тоже много дней для отдыха. Не как паломник, который один-два дня бывает в монастыре (причастился и уехал), а поживите там подольше (может быть, весь отпуск – 30 дней). Тогда Вы увидите, есть ли смысл жить в такой монашеской семье.

Например, женщина в обычной семье много жертвует собой для семьи, детей. То же самое чувство обязательно присутствует и в каждом монастыре, у насельников  тоже много проявляется жертвенности в монашеской общине. Это тоже монастырская семья. И, может быть, у вас появится это горячее, искреннее желание посвятить этому свою жизнь, Вы будете там молиться, трудиться, служить Богу и сестрам и тому народу Божию, который будет посещать эту святую обитель. В этом тоже есть глубокий смысл, наполняемость.

Или, может быть, Вам взять какого-то ребеночка, постараться его вырастить и воспитать и свое тепло, веру и благочестие подарить ему, зажечь его этими добрыми качествами, которые у Вас есть.

– Очень интересный ответ; может быть, даже и судьбоносный для человека. Но я надеюсь, что наша телезрительница примет правильное решение.

– Помоги Господи! Самое главное – пусть молится, просит Господа, Он обязательно слышит каждую нашу молитву, каждый нас вопрос. Когда мы к Нему обращаемся, Он обязательно покажет, как быть. Чтобы увидеть волю Божию, не надо быть семи пядей во лбу, она будет очень ясна и понятна. А может быть, Вам просто так и подобает прожить одиноким человеком в миру до конца жизни, не меняя Вашего статуса. Такое тоже есть. Почему нет? Так тоже можно жить благочестивой христианской жизнью в миру и тоже спастись, угодить Господу. Вполне возможно.

– Вопрос телезрительницы: «Какого подвига требует от нас Церковь?»

– Во-первых, не выше наших сил. Подвига, который обязательно соответствует Евангелию, Библии, Священному Писанию, учению Церкви и святых отцов, постановлениям Вселенских Соборов,  здравому смыслу и Вашим силам. Примерно такие критерии.

– Такой вопрос: «Можно ли молиться с одной проблемой разным святым, да еще и в один день?»

– Можно. Например, мы точно так делаем и в миру. И я так делал, когда приходил в одно учреждение и подавал прошение с одним содержанием в разные кабинеты, через разных чиновников. Восемь бумаг подал с одним содержанием, смотришь – хотя бы одно сработало. А может быть, все восемь сошлись в одной точке, в одном кабинете, и сработали даже в силу своего веса. Об этом говорит Евангелие: «Просите – и дастся вам, ищите – и обрящете».

Для того у нас и есть святые; это наши помощники, наши ходатаи, наши друзья или подруги. И их функция состоит в том, чтобы там, перед Престолом Божиим, нашу молитву очистить, освятить, может быть, даже правильно сформулировать и представить перед Престолом Божиим своим собственным ходатайством. Поэтому это  реалии духовной жизни, которые действительно бывают и постоянно присутствуют в нашей жизни. И мы видим, что в каждом храме есть не только икона Спасителя, Божией Матери, но  иконы и ангелов, и самых разных святых: и новых, которых только недавно прославили, и тех, кто традиционно почитается в Церкви. Поэтому Вы будете абсолютно правы, если каждый день будете заглядывать в месяцеслов и этим святым молиться дома или в церкви. В храмах каждый день служат по Минеям тому или иному святому или даже объединяют две-три службы в одно богослужение, прославляя одного, двух, трех или целый собор святых. Так что это правильный подход.

– Раскрыт небольшой секрет (только что батюшка проговорился), как восстанавливался Ново-Иерусалимский монастырь, сколько ходатайств и трудов  положено.

 Следующий вопрос: как научиться не осуждать ближнего?

– Святые отцы отвечают очень коротко: надо его жалеть.

– Пожалеть?

– Да. Когда мы человека жалеем, мы его не осуждаем, мы осуждаем тогда, когда у нас чувство жалости уходит. Тогда мы говорим: как же он так? А когда у нас есть милосердие Божие, жалость, чувство евангельского сострадания, осуждение сразу уходит. Мы тогда не будем осуждать, а скажем: «Помолюсь за него, чтобы Господь помог ему подняться, исправиться». И это будет значительно лучше. И правильно.

– Вопрос телезрителя: «Я с нательным крестиком был недавно в Израиле, в Иерусалиме, и купил иерусалимский крестик. Могу ли я эти два креста (нательный и иерусалимский) носить вместе?»

– Можете. Например, в «Настольной книге священнослужителя» есть определение, что такое нательный крестик. На этом крестике на одной стороне должно быть изображение распятого Спасителя, потому что крест мы за это и ценим. Ведь кресты были разными, у благоразумного разбойника тоже был крест; и у неразумного разбойника был. Кресты были и до Христа, на них распинали беглых рабов. Но мы те кресты не почитаем, мы почитаем только тот Крест, который был освящен Кровью Христовой, на котором совершилось через распятие, страдания и воскресение Христа дело нашего спасения.  Поэтому очень важно, чтобы на кресте было изображение распятого Христа.

А на другой стороне креста желательны слова: «Спаси и сохрани». Это такое как бы классическое восприятие крестика. Хотя бывают и другие варианты, когда на другой стороне могут изображать ангела-хранителя, или другие священные изображения, или святых угодников.

Например, когда мы говорим о крещении, то я обычно прошу, чтобы люди пришли на крещение именно с таким крестиком. А то, что в каких-то других Поместных Православных Церквах могут быть кресты немного другого вида, это так. Есть определенное разнообразие, но я Вам показал классическое определение нательного крестика.

– Следующий вопрос: «Грешен в пьянстве. Верую, стараюсь молиться, каюсь в грехах своих, хоть и в храм хожу совсем редко, но стараюсь работать над собой. Что еще необходимо делать? Подскажите, пожалуйста».

– Этот вопрос больше для исповеди, но раз Вы уже  говорите об этом, то Вы, слава Богу, на правильном пути. Потому что Вы ходите на исповедь и исповедуетесь. Одно из определений Вселенского Собора говорит, что на исповеди не только прощаются грехи, но и дается сила, благодать в эти грехи не впадать. 

То есть мы на исповеди получаем как бы два действия. Во-первых, мы действительно получаем прощение того греха, в котором искренне каемся; во-вторых, отходя от исповеди, мы получаем благодатную поддержку, силу в этот грех не впадать. То есть нам уже легче противостоять этому греху, этой страсти. Я думаю, это каждый на себе замечал. Скажем, человек покаялся; неважно, в каком грехе. Когда он отходит от исповеди, он  чувствует, что уже жжения, сильного влечения к греху нет.

Я расскажу случай, который был связан с преподобным старцем Оптинским, Анатолием Младшим. Был такой  интересный реальный сюжет в начале XX столетия. К старцу приехал один офицер, который страдал страстью пьянства. Он покаялся, и преподобный ему говорит: «Сделай так: как только тебе захочется выпить, возьми Евангелие, открой и прочитай одну главу». Офицер посмеялся: «Что мне такое старец говорит? Я столько лет пью, уже все усилия употребил, а  он говорит про какое-то Евангелие». И он с таким  недоумением возвращается из Оптиной пустыни в Москву, а на следующий день с утра он должен был конвоировать этапом заключенных, которые шли на каторгу в Сибирь.

Он был офицером конвоя, который сопровождал арестантов. И он обычно с утра, когда дома завтракал, выпивал стакан водки. И вот наливает себе стакан водки, кладет закуску,  его страсть опять ему это все диктует, а он думает: «Интересно, мне этот старец вчера говорил прочитать главу Евангелия – и все пройдет. А ну-ка сделаю я так из интереса». Открывает Евангелие, прочитал главу – и интересное состояние: вот стакан с водкой, можно взять и выпить, но что-то желания пить нет. А зачем пить без желания, когда внутри ничего не сосет, не горит? Зачем тогда эта водка? Тем более время прошло, уже надо заступать на воинскую службу.

Он сел на коня и поехал, а про себя рассуждает: «Интересное дело, первый раз я с утра не выпил стакан водки. Ну, будет привал через пару часов, наверстаю». Так и сделал, отъехал в кусты, разложил закуску, опять налил стакан водки, думает: «Дай-ка еще раз попробую». Открывает Евангелие, прочитал – и опять повторяется это состояние: вот стакан, водка, бери и пей, а зачем пить-то? Что-то нет особой страсти, желания, жара, пыла, тем более уже привал заканчивается... То же самое повторилось в обед и во время ужина. И стало повторяться постоянно, каждый день. И с ним произошли два чуда. Во-первых, он отвык от водки, во-вторых (большее чудо), приучил себя к чтению Евангелия и уже не мог без этого чтения жить. И вам могу тоже передать такое напутствие от батюшки Анатолия Младшего, прославленного Оптинского старца.

– Вопрос телезрительницы: «Как себя вести, если встретишь батюшку из своей церкви где-то в магазине или на улице? Или встретишь незнакомого батюшку?»

– В «Настольной книге для священнослужителя» написано: когда вы встречаете священника первый раз в день, вы должны с ним поздороваться и обязательно взять у него благословение на этот день. Причем даже сказано, что если вы, например, встретите батюшку на пляже и он будет в плавках, а вы в купальнике, все равно надо взять благословение. То есть даже если на нем не будет рясы, креста, он может быть одет в светскую одежду (скажем, быть в костюме, или рубашке, или в спортивной форме), все равно он священник. Это главное. И все равно к нему важно подойти, поклониться и взять благословение.

– И стесняться этого в общественном месте не стоит?

– Наоборот, в таких случаях, как говорил патриарх Пимен, кашу маслом не испортишь.

– Следующий вопрос: «Подскажите, пожалуйста, как и кому молиться о даровании супруга?»

– Господу.  Иногда девушка думает, что к ней должен приехать принц на белом коне и что это должно произойти само собой. А Святая Церковь говорит, что хорошего супруга надо вымолить, хороший муж – это плод молитвы. Это надо запомнить. Я помню, мне мама в детстве говорила, что есть такие благочестивые верующие девушки, которые каждый день молятся, читают Евангелие или Псалтирь и просят Господа (даже своими словами) о даровании им хорошего мужа. И  у них действительно случается такой прекрасный благочестивый брак, что абсолютно для всех ясно, что это замечательная, прекрасная семья. Почему? Потому что это плод молитвы.

Как и ребенок. Его тоже надо вымолить, это плод молитвы. Мы так и говорим, что у Иоакима и Анны Мария была плодом их молитвы, они всю жизнь молились. Или у Захарии и Елисаветы родился Иоанн Креститель, он тоже плод их молитвы. Или у Авраама и Сарры. Сколько лет они ждали? И только в 90 лет родили Исаака. Мы всё хотим, чтобы само собой было, а Господь, как наш Отец, очень любит, когда мы Его просим. Как, например, есть у нас обычные плотские родители, они и так примерно знают, что мы хотим, но им бывает приятно, когда мы подойдем и скажем: мама (или папа), я хочу вот это или это.

Они, может быть, не все выполнят, что нам хочется, потому что не все полезно. Скажем, если ребенок попросит целую коробку конфет, они, конечно, этого не сделают, может, только одну конфету дадут, а не десять, но то, что полезно и нужно, они обязательно сделают, потому что любят его. Тем более нас любит наш Отец Небесный. Поэтому мы должны во всех своих нуждах, прошениях не стесняться просить Господа обо всем, что мы хотим, но обязательно в конце добавлять: «Если есть на это Твоя святая воля». Это обязательный  довесок. То есть: Господи, если можно, даруй мне то-то и то-то, но на все да будет Твоя святая воля.

– Следующий вопрос: «Меня часто посещает уныние, раздражительность, хотя часто хожу в храм и участвую в таинстве Причастия. Как с этим бороться?»

– Как правило, уныние, тем более у такого человека, который начинает ходить в храм, часто исповедоваться и причащаться, бывает по наущению дьявола, от лукавого. То есть дьявол пытается нарушить эту благочестивую, добродетельную жизнь. И здесь не надо поддаваться этим настроениям, надо все время помнить, что мы – воины Христовы, мы находимся в бушующем житейском море или на духовном поле брани, поэтому должны быть мужественны. Против уныния много средств. Например, сказано: «Открой Евангелие, прочитай главу». Почему? Потому, что Евангелие – это Благая Весть. И когда ты читаешь ее,  уныние уходит и приходит радостное состояние. Или, например, в одном из древних монашеских уставов описано даже такое: когда монаха в келье посещает уныние, один из приемов – завернуться в мантию и лечь поспать.

– Не только монахам, можно и в миру это тоже использовать. (Смеется.)

Вопрос телезрителя: «Привезли крест из Ватикана (католический, четырехконечный, с распятием), вроде как освященный. Могу я его повесить на стену и молиться перед ним,  использовать его по назначению, а не как сувенир?»

– Думаю, да. Например, очень часто со Святой Земли тоже привозили кресты самой разной величины (там у Господа нога на ногу положена, как в католической традиции принято изображать). Именно потому, что в самой Иерусалимской Церкви не было своих мастерских по производству церковной утвари, как у нас есть завод «Софрино». Поэтому там порой были вынуждены брать католические кресты, освящать их на Гробе Господнем и уже преподавать верным. И люди привозили оттуда такие кресты. Но все равно это крест, все равно распятие. Хотя, конечно, это чисто католическое мнение, что когда вели Господа на Голгофу, то один из гвоздей потеряли, а потому ноги прибили одним гвоздем. Это мнение вся полнота Церкви не разделяет, но крест все равно остается крестом. Он все равно не сувенир,  это крестное знамение, и ему надо воздавать подобающее поклонение, почтение.

– Мы начали разговор о кресте, говоря о ставропигиальном монастыре,  и последний вопрос был о кресте. Вот так символично у нас получилось... И хотелось бы, чтобы Вы обратились к телезрителям с каким-то наставлением.

– В это воскресенье Церковь совершала празднование  новомучеников и исповедников Церкви Русской. Мы вспоминали всех тех, кто оказался верен Господу, Евангелию, своему сану, чину, званию христианина во времена лихолетья. А также читалось Евангелие о Закхее. То есть уже начинаются подготовительные недели к Великому посту. А в ближайшее воскресенье уже первый раз начнут петь «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». И мы подходим к Великому посту, великому для нас событию. Хочу пожелать, чтобы мы его начали с буквы, а закончили духом, чтобы мы постились не только телесно, но и в течение поста искореняли бы в себе страсти, получали бы чистоту, облегчение от своих страстей и пороков, чему и должен служить наш православный пост. И пусть Господь поможет всем нам в этом очень важном и спасительном для нас делании.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы