Беседы с батюшкой. Примирение

9 сентября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма Живоначальной Троицы у Салтыкова моста священник Николай Конюхов.

– Сегодня тема нашей передачи – «Примирение».

Зачем человеку нужно примирение со своими ближними?

– Обиды – а именно от обид мы избавляемся, когда миримся с кем-то – действуют на нас угнетающе и не дают покоя. Это червь, который точит наше сердце. Человек не может себе найти покоя. Он хотел бы отдохнуть, развеяться, куда-то съездить, заняться своими повседневными делами – и не может. У него все время внутри какое-то беспокойство, что-то не так. Если ты обидел кого-то, нахамил, поскандалил, с женой поссорился – это вносит настолько сильный диссонанс в нашу жизнь, что дальше построить что-то нормальное не получается. Самый простой и правильный путь – как можно быстрее найти примирение.

Вторая причина необходимости примирения – заповедь. Господь сказал: прощайте, и прощены будете. От этого очень многое зависит. Если мы, как люди верующие, просим прощения у нашего Творца (а мы это делаем достаточно регулярно, в том числе каждый раз на исповеди), Господь ставит только одно условие: чтобы мы тоже умели прощать. Чтобы мы могли отпустить те долги, о которых мы говорим в молитве «Отче наш». Чтобы мы могли простить человека, проявить к нему милосердие, сострадание, не зацикливаться на этом. Если зацикливаться на ссорах и все время искать правды, отстаивать свою правду, в итоге проиграешь. Это будет не жизнь, а постоянная попытка кому-то что-то доказать – свою правоту, какую-то свою высшую правду. Это не нужно, потому что высшая правда есть любовь и милосердие.

– Получается, счастье без примирения невозможно?

– Конечно. Если сердце непримиренное, то, что обычно доставляет счастье и радость, всегда будет иметь горечь, будет отравлено. Ты набрал благоухающую, кристально чистую воду из источника – и вдруг туда капнули нефти. Вкус, цвет и запах испортились. Нужно сначала воду дистиллировать, очистить, а потом уже пить.

– Можно ли примириться с человеком просто в душе, не контактируя с ним, не вступая в общение? Просто внутри сказать: «Я тебя прощаю», и как-то этот узел развязать?

– Если мы согрешили против Бога, мы можем просить у Бога прощения в любом месте. Господь Вседержитель вездесущ, у Него нет ограничений. Даже если мы не в храме, мы можем у Бога сразу просить прощения. Не только можем, но и хорошо бы так сделать. А потом прийти и при свидетеле, при священнике, повторить это, чтобы получить разрешительную молитву и уже точно удостовериться в прощении Божием, получить видимое разрешение грехов.

Когда мы согрешили против брата и знаем, что он (она) на нас держит обиду (здесь не так важна степень нашей правоты, мы просто знаем, что мы прошлись по жизни человека в кирзовых сапогах и оставили свой след, ему плохо), то сколько бы мы в душе ни просили у него прощения, пока он его не услышит, примирения не состоится. Нужно найти такую возможность.

Когда приходят люди и говорят, что они поссорились с братом, сестрой, другом и не знают, как сделать первый шаг, я говорю: «Господь очень нас любит. Он обязательно даст возможность нам примириться. Даже если человек хотя бы имеет намерение примириться, Господь устроит эту встречу».

– Вопрос телезрительницы: «В семье не раз было насилие, но по своим грехам я признаю: может быть, я и больше заслуживаю… Можно ли примириться, но не жить с мужем? Будет ли это грехом?»

– Насилие в семье со стороны мужа?

– Телезрительница: «Да, это происходило уже не раз. Я очень эмоциональный человек, у меня инвалидность, раздражительность».

– Вообще вопрос насилия в семье очень болезненный. Безусловно, мы не можем отнестись к этому положительно. Это большая трагедия. Нужно смотреть, откуда взялась эта проблема. Видно, что Вы человек верующий, умудренный: ищете в том числе и свою вину.

Оправдывать человека, который поднимает руку на свою жену, – вещь неблагодарная. Я по небольшому опыту [своей] семейной жизни и семейной жизни других людей могу сказать: бывают случаи, когда это не является чем-то критическим в семье. Бывает, особенно по молодости, кто-то дурачится, кто-то в эмоциональном споре может что-то разбить, толкнуть. Всякое бывает в семейной жизни. Не нужно думать, что если что-то такое произошло, то сразу нужно разбегаться. Нет. Я ни в коем случае не имею в виду серьезные побои, избиения; я сейчас говорю о легких степенях, когда люди не могут справиться со своей эмоциональностью, хлопают дверью или что-то такое делают. Иногда люди проходят через такой опыт, и поверьте: если люди любят друг друга, пройдет время, и они это будут вспоминать с улыбкой. Или даже если без улыбки, то как тяжелый этап в своей жизни, который они пережили и так стали друг другу ближе (если это не связано с тем, что может повредить здоровью человека).

Если же есть угроза здоровью человека или здоровью детей, это так просто оставлять нельзя. Это является в том числе канонической причиной для развода. Церковь никогда не поощряет разводы и тем более не толкает своих чад к этому решению. Мы всегда стараемся сохранить семью. Но если, не дай Бог, есть периодические серьезные избиения, это наносит вред здоровью и моральному состоянию – конечно, нужно решать эту проблему. Нельзя оставлять это как есть.

Единственное, что могу сказать, – нужно искать причины, почему это происходит. Если женщина эмоциональна, мне кажется, это недостаточная причина, чтобы на нее поднимать руку. Я не знаю, какая вообще должна быть причина. Может, муж застал жену за изменой и разъярился – это более-менее… И то воспитание многих мужчин не позволяет поднять руку на женщину. Иногда женщина может довести мужчину, но все равно какую-то грань он не может переступить. Я думаю, что с помощью Божией и при желании Вас и Вашего супруга сохранить семью у вас получится это преодолеть. Постарайтесь, помолитесь вместе, чтобы это осталось позади как неприятный след в вашей семейной жизни, преодолев который, вы стали лучше.

– Наша телезрительница спрашивала, можно ли примириться с супругом, но не жить с ним…

– Если другого способа нет. Примириться в любом случае нужно. Даже если вы расстанетесь, не надо оставлять зло, обиду на мужа, потому что она будет тянуть вас назад. Вы будете постоянно крутить это в голове, к этому возвращаться. Это Вам не позволит жить дальше полноценной жизнью. Поэтому, пожалуйста, в любом случае нужно примириться. А жить или не жить – это выбор Ваш и Вашего супруга. Если есть возможность, если у вас есть дети, постарайтесь. Нужно подумать. Если это невозможно, не получается это преодолеть, если со стороны мужа нет желания меняться, что-то настраивать в семье, а у Вас уже нет сил бороться, тогда можно [развестись]. Но нужно вместе над этим подумать, поговорить. Посоветуйтесь со священником, который Вас знает; сходите вместе в церковь. Дай Бог, у вас в семье все получится.

– Как примириться с человеком, если чувствуешь его неправоту по отношению к себе?

– Это не может быть условием того, чтобы конфликт оставлять на прежнем уровне. Правота не дает нам облегчения. Даже если в конфликте человек прав, если конфликт состоялся, мы наговорили друг другу обидных слов, что-то сделали, в конечном итоге надо идти на примирение самому. Поверьте мне, выигрывает именно тот, кто делает первый шаг. Написано в Евангелии, Господь сказал: если имеет против тебя брат что-то или ты имеешь что-то против брата, обличи его наедине. То есть подойди к нему, скажи: «Ты мне сказал это слово, я обиделся. Ты был ко мне несправедлив». Зачем сидеть в углу и копить обиды, выстраивать планы мести? А потом радоваться, если человек споткнулся, упал: «О, это тебя Господь покарал!» Это не по-христиански, это неправильно. Нужно отнестись к человеку с любовью. Может, проявить инициативу. Иногда бывает, что человек хочет примириться, но у него не хватает мужества. И вы (как христианин или христианка) можете сделать первый шаг. Все-таки Господь нам Сам показал пример смирения и терпения. Мы можем за Ним последовать и первыми пойти на примирение. От нас не убудет. Наоборот, может быть, что-то разовьется в нас, какие-то добродетели, которых у нас совсем мало.

– Как примириться с человеком, если его нет рядом (далеко уехал, с ним нет связи или он ушел из жизни)?

– Это два разных случая. Если человек где-то далеко (в другой стране или другом городе), в современных условиях есть средства коммуникации, которые позволяют преодолевать барьеры любых стен, городов и даже стран. Сейчас даже не надо писать письма и отправлять их с тройкой лошадей. У нас есть телефоны, социальные сети, возможность связаться с человеком, находящимся за тысячи километров от нас. Даже если человек уехал и с ним потерялась личная связь, всегда можно найти через знакомых телефон, передать через других людей что-то и попросить прощения. Можно дать знать тому человеку, что вам жаль, что вам не нравится поступок, который вы совершили, что вы раскаиваетесь.

Если он примет ваше покаяние, то вы приобрели брата, примирились. Если он отринет вас – попросите еще раз. Апостол спросил у Господа: «Сколько раз нужно примиряться с братом?» Он сказал: «Сказано: до семи раз». В Ветхом Завете было сказано: семь раз попросил, дальше уже Бог с ним. Иисус говорит: «Не говорю вам: до семи. До семидесяти семи раз». Это означает: много раз. А если человек не идет с вами на контакт – во всяком случае, вы попытались. Вы сделали первый шаг, попробовали наладить с человеком отношения. Если он не хочет, категорически отвергает вас, это ложится на его совесть.

– Что такое смирение и какие есть ошибочные понимания этого качества?

– Смирение – очень необычная и очень важная добродетель. Пожалуй, одна из самых важных добродетелей. Преподобный Варсонофий Великий говорит, что смирение – это почитание себя худшим из людей. Самое интересное, он говорит: когда человек только настроился на то, что он хуже, он приобретает покой. Когда я это прочитал, это было абсолютно неочевидно. Что значит: если я худший, если я знаю о своих грехах, то  приобретаю покой? Все мужчины прекрасно знают, что такое вложенная в нас соревновательность. Мужчины постоянно хотят быть самыми лучшими, самыми первыми. Встречается мужская компания – у кого какая машина, кто где работает, кто сколько зарабатывает… Бесконечная гонка... Все время нужно показывать себя первым. Это вызывает очень большой диссонанс и доставляет неудобство человеку. Он постоянно стремится кому-то доказать, что живет не хуже других людей, что у него тоже есть социальный статус, что его хвалят. Нам этого не нужно. Если человек успокоился («Господи, я согрешил на небо и пред Тобою и недостоин называться сыном Твоим»), он приобрел внутренний покой. Ему не надо никуда бежать, он уже ответил себе на самый главный вопрос.

Митрополит Антоний Сурожский говорит о правильном понимании смирения: смирение – это осознание собственной немощи, когда человек понимает, что он не супермен. Он не может самостоятельно двигать горы, ему нужна помощь. Такому человеку нужен Христос. Человеку смиренному нужен Бог. Он понимает, что своими силами не справится и может даже сделать хуже. Поэтому человек ищет Господа: «Господи, помоги». И Господь такому человеку отвечает, потому что в Евангелии очень четко прописано: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать».

– Вопрос телезрителя: «Бывают ли случаи, когда примирение невозможно? К примеру, Христос сказал: хула на Сына Человеческого простится, а хула на Духа Святого не простится никогда. Или пример из жизни: человек сделал подлость и не то что не раскаялся, а даже рад этому и продолжает делать то же самое. А ваше примирение может привести к поощрению этого греха».

– Конечно, бывают такие случаи. Вы верно привели этот отрывок, только нужно правильно понимать, что такое хула на Духа Святого. В святоотеческом понимании это сознательное противление добру, когда человек не случайно, не по ошибке («грех» с греческого переводится «промах») что-то делает, а специально, осознанно выбирает зло. Он хочет его делать. Это не его слабость, он потом об этом не жалеет, а с радостью сделает еще раз то же самое. Тогда, извините, человека судят по законодательству Российской Федерации, это преступник, причем нераскаявшийся, рецидивист. Он опасен для общества. Такого человека, конечно, нужно ограничить, чтобы он не мог совершить злодеяние. Но это задача государства. Мы живем в обществе, и государству самими гражданами даны права сдерживать зло, которое, к сожалению, у нас не получается удержать другими способами, кроме как легализованным насилием, чтобы уберечь остальную часть общества от таких людей.

Вы правы: если зло осознанное, если идет хула на Духа Святого (осознанное сопротивление Богу), если человек понимает, что он делает и зачем, и готов сделать это еще раз – тогда да. Насчет примирения – если человек совершил злодеяние, убийство, мне сразу вспоминается такой случай. В 1944–1945 годах немцы отступали, они проходили через русские деревни. Они были побитые, без провианта, голодные, холодные, было тяжело. Русские женщины – бабушки, матери – выходили и давали им есть. Каких-то солдатиков дома привечали. Это те самые немцы, которые жгли их деревни, стреляли в спины их сыновей. Сохранились эти очень трогательные воспоминания. Это христианская сердобольность: когда твой враг, обидчик находится в тяжелом состоянии, в беде, то можно его и простить.

– Какие бывают ошибочные понимания смирения?

– В светской среде, к сожалению, слово «смирение» приобретает отрицательно-негативный оттенок. Смиряется якобы обычно человек забитый, который не хочет брать на себя ответственность, готов спрятаться за красивой фразой «на все воля Божья» и не принимать серьезных решений, самоустраняться. Это ошибочное понимание. Христианин должен быть смелым, должен не бояться брать на себя ответственность. Смирение – это адекватная оценка самого себя. Человек понимает меру своих сил и понимает, что ему нужен Господь. Смиренному Бог нужен, мы уже об этом говорили. А если человек неправильно использует смирение, можно что угодно довести до абсурда, до крайности. Человек иногда и привязанность доводит до крайности. Допустим, девушка не отвечает парню взаимностью, а у него такая дикая привязанность, что он готов на все (как в «Жестоком романсе»: «Не доставайся же ты никому!»). То же самое со смирением. Когда человек имеет абсолютно индифферентное отношение к миру (на все воля Божия, я ни при чем), это снятие ответственности с себя. Человек не хочет нести ответственность за свои поступки и шаги и хочет ее переложить в том числе на Бога. Это неправильно.

Смирение – о другом. Это когда человек почитает себя худшим. Святитель Феофан Затворник очень интересно пишет. Он говорит: если ты почитаешь себя последним, не превозносишься, то ты на своем месте, на правильном месте. Как только ты что-то о себе начал думать комплиментарное, то нужно себя толкать, теребить (он так и пишет). Иди обратно на свое место, потому что ты в опасности.

– То есть такой человек, который почитает себя худшим, никогда не будет чем-то недоволен, не будет кого-то критиковать?

– Смиренному человеку вообще жить легко. Даже тяжелые обстоятельства он воспринимает с радостью, а не как великую трагедию. Если его где-то обнесли куском торта, то он не будет по этому поводу устраивать скандал. Если его не похвалили, не дали первого места, это не будет поводом для многодневной депрессии и алкоголизма. Гордому человеку тяжко. Даже когда все вроде бы хорошо, ему все равно тяжко. Ему кажется, что его недооценили. «Если бы они действительно узнали, какой я…»

Я говорю это с сарказмом, потому что это и наша проблема тоже, и моя. Это наша общая проблема. Гордыня мешает нам жить. Чем больше человек живет в Церкви, чем больше я читаю святых отцов, тем больше понимаю, насколько это большая проблема. Недаром Макарий Великий говорил, что гордость – это железная стена, которая отделяет человека от Бога. Это нам мешает больше всего. Гордыня мешает нам радоваться жизни. Смиренный человек радуется жизни. Ему все в радость. А мы все время чем-то недовольны. Встали – уже чем-то недовольны.

– Часто смирение воспринимается как слабость. В чем сила смирения?

– Если человек думает о себе, что он большой молодец, у него гордость, да еще на него люди смотрят, ему нужно поднять какую-то тяжесть... Он начал ее поднимать и не может опозориться перед всеми. Поднимает, тут у него пупок развязался или спина лопнула – и его увезли в больницу. Потому что не надо брать того, чего не сможешь поднять. Это адекватная оценка своих сил. В этом сила. Человек смиряющийся не попадет в крупную беду. Он всегда будет держаться Бога. Он не будет лезть на рожон, махать шашкой, требовать, чтобы все было так, как он хочет. Человек смиренный читает «Отче наш»: «Да будет воля Твоя, Господи, не моя». Гордый человек хочет, чтобы его воля осуществилась, а это может закончиться так, что и сам не будешь рад.

– Вопрос телезрителя: «Молиться надо с чистым сердцем. Во время молитвы иногда начинаешь желать кому-то наказания Божия, даже на грани проклятия. Не грех ли будет в эти моменты читать молитву Иисусову? Ты в раздражении, а просишь Бога о милости».

– Вы правы. У Вас правильный ход мысли. Иоанн Златоуст говорил так. Как побороть гнев? Достаточно человеку в момент гнева, когда его держит эта страсть, просто с верой перекреститься. И гнев уйдет. Как будто открыли канализационный люк – и гнев туда ушел. Это помогает. Именно краткая молитва.

Когда, бывает, меня дети достают или усталость накапливается, сжимаются кулаки, хочется проявить свою раздражительность, я ищу глазами икону. Перед глазами Господа становится стыдно, потому что Бог видит нас всегда, а мы про это забываем. Ходить перед очами Божьими для нас тоже очень важно. Мы себя успокаиваем, начинаем щипать. Господь-то все видит.

– Что такое ложное смирение?

– Ложное смирение – это когда человек, например, не готов к искреннему, настоящему примирению. Он говорит: «Ну прости». А сам не прощает. Это не прощение. Он просто это делает формально. Ложное смирение – когда человека спрашивают, зачем он что-то сделал, а он отвечает: я не виноват, такова воля Божия. Как это не виноват? Зачем ты приплетаешь сюда высшие силы, если ты сам виноват? Должна быть ответственность, особенно для мужчины.

Для меня неприятным открытием было то, что мы в своей жизни иногда используем религию, знания о Боге для того, чтобы оправдать свою слабость и свои немощи. Это отвратительно. Муж не может в гневе, раздражении на жену сдержаться и бьет ее, как мы сегодня слышали, и прикрывается словами Священного Писания: «Жена да убоится своего мужа, а ты меня не боишься, не слушаешься, поэтому я могу тебя воспитывать». Или отец раздражается на своего ребенка и находит этому какое-то оправдание. Это совершенно недопустимо. То же самое со смирением. Человек боится ответственности и прикрывается как в домике: «Я не виноват, я ни при чем».

– Всегда ли следует смиряться?

– Если воспринимать смирение как активную жизненную позицию, то да, всегда. Просто иногда, если враги нападают на твою страну, некоторые думают, что смирение – это отдать им ключи от города. Ни в коем случае. Мы не толстовцы. Это у него была теория, что нельзя сопротивляться злу силой. Мы сопротивляемся злу силой, в первую очередь злу, которое живет внутри нас. Была такая ересь, что мы не можем изменить себя; что со злом в нас ничего не сделаешь. У протестантов есть такое, я встречал в литературе: нас Господь спасает, это только Его заслуга, а мы ничего не можем с собой сделать. Человек покрестился – и он предопределен к спасению, потому что мы ничего не можем. Это крайность. Одна крайность – что мы все можем, эгоцентризм, антропоцентризм, когда человек ставит себя в центр: для меня все возможно, мне Бог не нужен. Другая крайность – я вообще ничего не могу, только Бог все может. Это не так. Требуется наше активное участие, в том числе активное смирение. Иногда человек, смиряясь, должен уметь взять в руку [оружие], должен уметь ответить обидчику и сказать ему: «Брат, ты не прав».

– Как сохранить мир в семье? Очень непростой вопрос.

– Нужно понимать, что такое семья. Это школа любви. Как в любой школе, в ней есть домашние задания, и двойки, и слезы, и опоздания, и все остальное. Это живой процесс. Если мы хотим сохранить мир в семье, нужно сохранить мир в себе. Это универсальная формула. Если хочешь помочь другому человеку, помоги себе.

На исповедь приходит жена и готова полчаса рассказывать про грехи мужа: он у меня такой-сякой, это неправильно делает, мне внимания не уделяет и так далее. Может быть, это и правда, но других людей мы не можем изменить. Мы можем изменить их, только изменив себя. Нужна работа над собой. Если мы хотим сохранить мир в семье, нужно постараться свою часть выполнить. Апостол пишет: неверующий муж освящается верующей женой. Даже если часть семьи находится в духовно здоровом состоянии, примиренном с Богом, с чистой совестью, это уже благотворно влияет на всю семью. И если это мужчина, глава семьи, конечно, нужно следить, чтобы не было распрей, стараться сглаживать конфликты.

У меня есть совет супругам, основанный на апостольской традиции: нужно примиряться до захода солнца. В гневе сердца вашего да не заходит солнце, то есть нельзя оставлять обиды на следующий день. Это очень опасно, потому что мы не знаем, проснемся на следующее утро или нет. Нельзя быть таким самоуверенным, что успеешь помириться. Можно не успеть. Взорвется бытовой газ, как это бывает. Большинство людей умирает во сне: сердце остановилось – и все. Представляете, не дай Бог Господь нас так заберет, призовет к Себе, а последнее, что вы сказали своему любимому мужу (или жене), было: «Ну, ты меня достал!» Или: «Хоть бы я вообще с тобой не жила!» Это было сказано в эмоциональном состоянии, вы так не думаете, вы очень любите друг друга, но вы сказали это, повернулись друг к другу спинами и заснули. И всё. Это будут последние слова, которые вы сказали. Представляете, как вам будет стыдно? Господь вас заберет на небо, и вы будете мучиться от этого... И второй человек будет думать: «Как же я не смог помириться, что за дурость такая?!» Давайте лучше мириться до захода солнца.

– Что нужно поменять в себе, чтобы установить мир в семье?

– Приходится «щипать» свой эгоизм, спихивать его с пьедестала. Эту огромную букву «Я», которая не влезает в комнату, придется как-то распиливать. Чем больше мы отвоевываем пространства, чем больше принижаем себя, снимаем с себя корону, свергаем себя с пьедестала, тем больше появляется пространства для любви. Чтобы любить, приходится жертвовать собой. А человеку горделивому, тщеславному очень тяжело собой жертвовать. Почему он должен это делать? Наоборот, он готов принимать к себе знаки внимания, ухаживания, чтобы к нему бережно относились. А сам? Тяжеловато. Поэтому нужно прежде всего пытаться ограничить в себе это. Гордость – это раковая опухоль внутри нас, она уже есть, нам не надо на биопсию ходить. Она развивается, ее нужно облучать, вырезать, нужно консервативное и оперативное лечение. Нужно ее купировать, чтобы наступил период ремиссии, тогда мы сможем жить нормально. Пока гордыня поражает сердце, как мы будем любить других, как сможем сохранить в семье мир?

– Вопрос телезрительницы: «Мы поссорились с сестрой, и уже двенадцать лет я не могу найти возможности с ней помириться. Она отключила все телефоны. Я нашла ее через сайт, написала ей, попросила прощения. Она ответила: „Бог простит“. И исчезла. Отец Николай сказал, что Господь все равно найдет возможность, чтобы мы могли пересечься. Но двенадцать лет никак. Я не могу по состоянию здоровья поехать в другой город, она далеко находится. А она ни в какую не хочет примириться. Хотя виноваты мы обе. Я с себя не снимаю ответственность, что так получилось. Алексей Ильич Осипов сказал, что есть молитва, чтобы сестра одумалась и смогла связаться со мной. Что за молитва? Я ее записала и потеряла».

– Во-первых, то, что Вы хотите помириться с сестрой, – это замечательно. Это правильно. То, что у вас уже состоялось пусть формальное, но примирение – это хорошо. Мне кажется, если Вы физически не можете куда-то поехать и встретиться с сестрой, то современные средства коммуникации позволяют написать не только два слова «прости меня», а побольше, вложить душу в эти слова, чтобы это не было просто отпиской. Я не знаю, какие слова Вы написали, но, как понял, Вы написали достаточно коротко. Она и ответила: «Бог простит», то есть это было формальное примирение. Может быть, получится через друзей, знакомых... Наверняка у вас есть общие знакомые, которые живут рядом с ней, общие родственники. Можно через них передать слова искреннего сожаления.

Конечно, в конфликтах всегда виноваты оба. У кого-то роль больше, у кого-то меньше, у кого-то активная позиция, у кого-то пассивная. Но в целом в конфликтах обычно виноваты оба. Вы со своей стороны можете написать, насколько Вам горько, что это произошло. Двенадцать лет не разговаривать с сестрой – это тяжко. Я чувствую, что и Вам это не дает покоя и сердце Ваше теребит.

А молитва – это безусловно. Просите у Господа, чтобы Он ее сердце примирил, чтобы Вам помог, чтобы как-то разрешил эту ситуацию. Когда не хватает сил человеческих, мы просим помощи у Бога. Господь может разрешить такие гордиевы узлы, которые у нас не получается разрубить. Мы чувствуем вмешательство Божьего Промысла в нашу жизнь. Господь вмешивается – и все связывает. У нас все расползлось, рассыпалось, а Он все связывает обратно. Молитесь. Есть молитва «Об умягчении злых сердец» (наверное, та, о которой Вы говорили). Она есть в обычном молитвослове и Каноннике. Можете помолиться. Хотя я не знаю, злое ли сердце у Вашей сестры на Вас. Можете просто поминать ее, просить у Господа: «Пожалуйста, помоги моей сестричке, я ее очень люблю».

– Вы сказали, что современные технические средства позволяют написать намного больше, чем два слова. У меня возникла идея: может быть, сделать видеообращение?

– Да, спросите у детей, внуков. Сейчас проблем с этим нет. Сделайте, чтобы это было по-настоящему искренне, исчерпывающе, чтобы Вы могли высказать ту боль, которая есть у Вас по поводу Вашего конфликта. Может быть, эти слова, да еще эмоционально окрашенные, с переживанием, тронут сердце Вашей сестры.

– Да, написанные слова часто этого не передают.

– Да, это просто читается, и человек уже сам проецирует интонацию на то, что написано.

– Может быть, лучше действительно сделать видео- или аудиопослание. Это просто в наше время.

Вопрос о примиряющей силе молитвы. Как молитва способствует примирению людей?

– Когда я еще учился в семинарии, у меня была брань на одного человека, тоже семинариста. Прямо раздражал меня. Бывает такое очень часто, что человек нас раздражает. Проблема не в нем. Какие-то у него есть недостатки, так они у всех нас есть. Может быть, это дьявол нас таким образом начинает мучить. По-моему, Иоанн Дамаскин писал: там, где сердце гордое, там есть дьявол. Он там живет и начинает нас мучить, своими иглами колоть. И мне один монах сказал: «Ты помолись за него. Помолись с любовью, постарайся. Он же собрат, образ Божий в нем есть, как и в любом человеке; образ Творца, Которого ты любишь». Я стал за него молиться. Еще этот монах (он был иеромонах, священник) сказал: постарайся сделать ему что-нибудь доброе. Я нашел случай помочь ему, помолиться за него – и прошло. Гора упала с плеч, сердцу стало так радостно! Я подумал: Господи, как это все глупо было. Это действительно брань борет нас.

Поэтому не надо недооценивать силу молитвы. Это не просто так. У нас иногда ее воспринимают как отмазку. Человек не может помочь и говорит: «Я помолюсь за тебя». Это не так. По-настоящему искренняя молитва, сопряженная с подвигом, с движением сердца –это не просто вычитывание текста, а разговор с Творцом. Когда молитва трогает сердце человека, тогда плоды ее очень действенны. Мы это видим. Молишься за человека – и после этого происходит примирение, которого так долго не могли найти.

– Вопрос телезрителя: «Что означает примирение между человеком и Богом?»

– Действительно, Бог же на нас не обижается. Бог неизменен. Он никогда никуда не уходит от нас, не машет на нас рукой, будто с нами бесполезно разговаривать. Бог статичен в этом плане. И в этом наша надежда, что Господь всегда нас ждет (как в известной притче о блудном сыне) как Отец, Которого мы обидели, оскорбили, забрали имение, ушли от Него блуждать неизвестно куда. Всю неблагодарность и мерзость своего сердца проявили к Нему, а Он все равно ждет нас. Выходит на дорогу и смотрит: где сыночек, когда он придет обратно... Поэтому примирение – это наше примирение, объятия Господа всегда открыты. Не то что Он ждет, когда мы подойдем, попросим прощения, только тогда Он к нам развернется. Нет. Он уже ждет.

Примирение с Богом – это когда мы с нашей стороны просим у Бога прощения. Но я очень удивился, когда у Антония Сурожского прочитал, что мы тоже должны простить Бога. Я сначала не понял, что владыка имеет в виду. Потом он раскрывает свою мысль. Он говорит, что в жизни есть тяжелые обстоятельства, которые человек не может сразу принять; например, смерть близкого. Особенно если умер ребенок или супруг в раннем возрасте. У человека к Богу возникают вопросы, недоумения, в том числе обиды. На исповеди нужно не только попросить у Бога прощения, но и сказать: Господи, я тоже принимаю то, что Ты мне послал. То, что Ты мне дал, я искренне от всего сердца принимаю. Я не имею на Тебя обиды. В этом плане нужно с Богом примиряться в двух аспектах: и самому просить прощения, и принимать от Господа тяжелые попущения, которые нам непонятны. Недавно вспоминали теракт в Беслане, сколько погибло детей! Как было это пережить? Можно отшатнуться от Бога, хотя не Бог сотворил зло, это мы его принесли в этот мир. Многие взывали к небу: «Как Ты это допустил?!» Нужно уметь без дополнительных условий сказать: «Господи, я сейчас не понимаю этого, я не требую от Тебя срочных ответов. Мне больно, я просто люблю Тебя и принимаю все как есть. Надеюсь, что со временем Ты мне откроешь это, облегчишь [боль], поможешь и все объяснишь».

– Хочу попросить Вас привести вдохновляющие примеры смирения и примирения.

– Самый потрясающий пример смирения, мимо которого невозможно пройти и с которого невозможно не начать, – пример Господа нашего Иисуса Христа. Бог смирил Себя, «послушлив был даже до смерти, смерти же крестной». Мы себе этого представить вообще не можем в земных категориях. Царь, который берет на себя ответственность за весь народ и отдает себя в жертву. Потом этот образ очень талантливо был повторен Клайвом Льюисом в книге «Хроники Нарнии». Лев Аслан отдает себя в жертву за детей, чтобы их спасти, и потом воскресает. Потрясающе прослеживается христианский образ.

Господь берет на Себя грехи всего мира, то есть смиряется настолько, что становится Человеком. Божество – Невидимое, Непостижимое, Всемогущее – принимает плотскую, человеческую природу, которая подвержена тлению и страстям (непорочным, порочных у Него не было; это голод, жажда, плач и так далее). Для того чтобы это сделать, нужно было смирение. Господь смирил Себя до этого. Его унижали. Сколько раз Его невинно обижали, возводили на Него клевету. В конце концов Его арестовали по надуманному предлогу, незаконно, несправедливо, избивали Его. Даже апостолы не выдержали этой несправедливости, и когда Христа арестовывали, Петр вытащил меч и отрезал архиерейскому рабу ухо. Господь сказал: «Неужели ты думаешь, что Я не могу сейчас призвать двенадцать легионов ангелов, которые раскидают этих ребят, так что никого не останется?» Но Господь смирил Себя, чтобы спасти людей. Это величайший подвиг, который невозможно забыть. Поэтому мы носим на себе память об этом.

Более того, когда Господь висел на кресте, Он посмотрел на Своих обидчиков – воинов, которые издевались над Ним, плевали на Него, смеялись, ударяли Его по щеке, говоря: «Угадай, кто Тебя ударил». Они допускали совершенно унизительные моменты. И Он начал за них молиться. Это величайшая степень смирения – молиться за тех, кто Его распинал: «Господи, прости их; они не ведают, что творят». Мне кажется, это самый вдохновляющий пример.

– Прошу Вас подвести итог нашей сегодняшней теме примирения.

– Не откладывайте на завтра то, что можете сделать сегодня. У нас есть возможность сегодня у кого-то попросить прощения, с кем-то помириться, кого-то обнять, обогреть, сказать: «Прости меня, дурака, я был не прав, сказал тебе что-то не то». Как пел Булат Окуджава:

Давайте говорить

Друг другу комплименты.

<...>

Давайте жить, во всем

Друг другу потакая,

Тем более что жизнь

Короткая такая...

Давайте не будем откладывать это на завтра. У нас жизнь короткая, мы стараемся примириться и подарить друг другу любовь и радость.

Ведущий Денис Береснев

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы