Беседы с владыкой Павлом. Выпуск от 12 января

12 января 2016 г.

Аудио
Скачать .mp3
На вопросы отвечает митрополит Минский и Заславский Павел.

– В прошлой беседе Вы нам рассказали о том, чему на самом деле надо радоваться человеку в этой жизни. Но ведь бывают ситуации далеко не радостные, например одиночество. Я подумал: на самом ли деле человек бывает одинок? Или он просто чего-то не замечает в жизни?

– Человек бывает одиноким. К сожалению, многие люди боятся одиночества. А есть люди, которые стремятся к уединению, но это не значит, что они стремятся к одиночеству. Многие подвижники благочестия, которые уходили в пустыни, горы, леса, вроде бы оставались один на один с природой, но на самом деле они не были одинокими. Они уходили туда для того, чтобы там найти Бога и общаться с Богом. Таких людей мы называем а нахоретами, подвижниками благочестия. Одиночество происходит, на мой взгляд, от того, что человек опустошается, он даже может жить в обществе, но быть одиноким, потому что у него нет такой цели, к которой можно было бы стремиться. У верующего в Бога человека одиночества быть не может, он стремится к Богу. Есть прекрасная возможность каждому человеку общаться с Богом, и лучше этого общения ничего на земле не придумаешь.

Я вспоминаю рассказ об одном подвижнике, который находился в пустыне: ученик заметил, как его наставник, старец молился ночью и так увлекся молитвой, что когда на рассвете вдруг начало всходить солнце, подвижник обратился в молитве: «Солнце, зачем ты встаешь? Ты нарушаешь мое общение с Богом». Он так общался с Богом в молитве, его это так услаждало, умиротворяло, что даже солнце нарушило такое общение с Богом.

Преподобный Сергий Радонежский, преподобный Серафим Саровский и многие другие – разве они были одинокими? Они уходили в лес, кто-то – в пустыни, кто-то – в горы, но они не были одинокими, они искали общения с Богом, которое компенсировало абсолютно все, даже еду и воду. Они не нуждались в пище: общение с Богом наполняло человеческое естество всем необходимым для жизни. Разве преподобная Мария Египетская была одинокой? Совсем нет.

Сегодня, к сожалению, многие люди не знают пути к Богу, именно поэтому они становятся одинокими даже в обществе. Кто-то сегодня стремится обязательно иметь дома телефон, чтобы можно было хоть с кем-то пообщаться. Сегодня для многих одиноких людей единственная радость и удовлетворение – включить телевизор и хоть что-то посмотреть и послушать. И они думают, что уже не так одиноки. Но закончилась программа – и человек не только одинок, но и вообще становится опустошенным: все выхолащивается из души человека этими пустыми программами, которые никак не обогащают. Поэтому я с такой радостью слышу, когда люди говорят: «Мы перестали смотреть какие-либо программы, смотрим только канал «Союз», потому что там хорошее, доброе, вечное, можно такое послушать и увидеть, что вдохновляет, настраивает на хорошее, доброе настроение, хочется жить, радоваться, хочется молиться, хочется сделать что-то доброе».

Есть такие программы, которые действительно вдохновляют людей. А посмотришь сегодняшние телевизионные передачи – сплошные убийства, насилие, рэкет, вымогательства, кровь. Разве это может облагородить человека? Это опустошает человека, вселяет страх, апатию к жизни. Люди становятся несчастными, просматривая такие программы. Человека пичкают пустышкой: вроде бы он чем-то занят, а на самом деле – пустышкой, которая высасывает внутренние соки человека.

Многие пожилые люди не случайно приходят в храм: они понимают, что придешь в храм, помолишься – и выходишь из него вдохновленным, одухотворенным. Сегодня многие пожилые люди (слава Богу, и молодых очень много) объединяются в сестричества, братства, все вместе оказывают нуждающимся людям какую-то помощь, просто беседуют с ними, общаются, читают им Священное Писание. Им предоставляется прекрасная возможность общаться друг с другом, помогать друг другу, вдохновлять друг друга, делать что-то хорошее и доброе. Дела милосердия сегодня чрезвычайно важны.

И, конечно же, очень важна молитва. Но, к сожалению, не все знают этот путь, который может прекратить одиночество, – путь молитвы, путь общения с Богом, чтение Священного Писания. Кто-то читает светские книги, романы, но они так же, как и пустые телевизионные программы, не вдохновляют, не наполняют душу человека живым, животворным духом. А чтение святых отцов, Евангелия, Псалтири всегда вдохновляет, наполняет, потому что это еще и разговор с Богом. Когда мы читаем молитвы, то мы обращаемся к Богу, а когда читаем Священное Писание, то Господь к нам обращает Свои слова. Вот общение с Богом. Тот, кто живет настоящей христианской жизнью, не может быть одинок.

– У телезрительницы из Костромы умирает мама, находится в очень плохом состоянии. Мама крещеная, но раньше никогда не ходила в храм. Можно ли ее соборовать?

– Я и нашим священникам часто говорю, и мирянам тоже рассказываю, что таинство Соборования (или таинство Елеосвящения – так оно официально именуется) совершается над человеком, который болен, уже не в состоянии встать, но находится еще в раннем или среднем возрасте, и мы молимся, чтобы Господь поднял его с одра болезни, исцелил. Если человек уже на смертном одре и мы прекрасно понимаем, что ему скоро надлежит перейти в загробную жизнь, то в этом случае таинство Елеосвящения, наверное, не совсем правильно совершать. В этом случае надо стремиться совершить таинство Покаяния, чтобы человек вспомнил что-то недоброе, плохое, принес покаяние, чтобы священник прочитал разрешительную молитву, чтобы Господь простил ему все согрешения вольные и невольные, и потом причаститься Тела и Крови Христовых, – вот это чрезвычайно важно.

Поэтому для тех людей, кто уже на смертном одре, нецелесообразно совершать таинство Елеосвящения. Мы же понимаем, что человек скоро умрет, он уже в стадии перехода, а мы говорим: «Нет, Господи! Ты подними его с одра болезни». Сама молитва не соответствует этому состоянию человека. Поэтому для умирающего правильнее будет совершить таинство Покаяния и причастить его. Можно почитать ему Псалтирь, Священное Писание, чтобы человек не находился в таком тяжелом состоянии. Надо чаще с таким человеком общаться, и лучше всего не просто празднословить о ком-то или о чем-то – на одре лежащему, готовящемуся к переходу в вечную жизнь лучше всего почитать Евангелие: садитесь с ним и читайте главы подряд, насколько есть силы, возможности, время и настроение.

– Вопрос телезрительницы из Амурской области: «Можно ли поминать в храме человека, которого после смерти не успели отпеть?»

– У нас сложилась практика совершать отпевание на третий день. Я знаю, что сегодня иногда отпевают и на второй день после смерти. Почему отпевают на третий день? Потому что раньше диагностика не была на таком высоком уровне, как сегодня, когда всем понятно, что человек умер. Были случаи, когда человек впадал в летаргический сон и его живым, заснувшим хоронили. Чтобы такого не случилось, стали хоронить на третий день, когда уже все понимали, что тело начало подвергаться тлению, что человек усопший и теперь уже не проснется.

А если понятно, что человек умер, то можно и на второй день хоронить. Были и есть случаи, когда и на первый день хоронят, не только у мусульман.

Если человек умер сегодня, послезавтра будут совершать чин отпевания, а сегодня и завтра его надо поминать. Поэтому, конечно, поминают.

Другое дело, что его похоронили и не отпевали. В этом случае я бы посоветовал близким родственникам прийти в храм и попросить священника, чтобы совершили заочное отпевание. А поминать, конечно, можно: умер человек – и можно сразу поминать.

– Телезрительница из Волгограда спрашивает, как подавать милостыню. У нее сомнения, ведь среди нищих попадаются и пьяницы, и всякие другие люди.

– Я вспоминаю святителя Иоанна Златоуста, который говорил, обращаясь к своей пастве: если вы знаете, что этот человек, которому вы сейчас дадите копеечку, ее точно пропьет, – не подавайте; если вы подадите, зная, что он ее пропьет, то становитесь соучастником его пьянки. Но это о тех, о которых люди уже знают, что они пропьют.

А если мы, проходя мимо людей, которые просят милостыню, начнем рассуждать: «подавать или не подавать», то будем уже совершать суд над этими людьми. Хотим мы или не хотим, но мы их судим: пропьет – не пропьет, продаст – не продаст, отдаст – не отдаст... Не совершайте суд. Я вспоминаю одного человека, который подавал людям милостыню, а его близкий друг ему говорит: «Зачем ты им подаешь? Они же не нуждаются или пропьют». И он ответил: «Я не буду их судить, пусть их Господь судит. Я делаю то, что я должен делать. Для меня лучше и легче подать. Я ведь тоже могу оказаться на их месте в любой момент: от сумы и от тюрьмы не зарекайся. И я могу в любой момент, как и они, просить милостыню. Так лучше я буду раздавать, чем просить. Я не буду судить людей, я им просто подаю. «Господи, я ради Тебя подаю, ради Христа. Примите ради Христа». А суд над ними я не хочу совершать. Пусть Господь их Сам судит».

Поэтому не судите. Но если вы знаете, что кто-то из ваших близких или знакомых точно пропьет, тогда давайте ему какие-то продукты. Я иногда это советую, а мне потом люди рассказывают, как они спрашивали: «Хочешь, мы тебе хлеба дадим, покормим? Ты просишь милостыню, тебе надо на хлебушек, пойдем, я дам тебе хлеба», а человек говорит: «Нет, мне хлеба не надо, дай денег». – «Ах, если тебе хлеба не надо, а надо денег, тогда иди и зарабатывай». Так что если у Вас есть возможность такого общения, тогда поговорите, если Вы знаете, что человек недобросовестно просит.

Ко мне как-то раз, еще в Рязанском епархиальном управлении, подошел человек и говорит: «Батюшка, помоги». Я ему ответил, что мы не подаем возле епархиального управления, и спросил: «А что Вы хотите?» Он говорит: «Батюшка, мне кушать не на что, подайте». – «Если Вы кушать хотите, сходите вот сюда, в монастырь, скажите, что я благословил, Вас там покормят». Он ответил: «Я не пойду туда. Мне надоела уже эта гречка, там все время угощают гречкой». – «О, брат! Ты еще и разборчив, так ты, оказывается, не голодный!» – «Не хочешь подавать, ну и не надо», – повернулся и ушел.

Но есть люди, которые действительно нуждаются. А есть люди, которые нуждаются, но стесняются просить. Поэтому я в таких случаях часто вспоминаю святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца, который еще в юности своей знал, искал таких людей, которые нуждаются. Именно поэтому Господь дал ему особый дар – помогать людям, потому что он при жизни своей искал таких людей: не ждал, когда к нему обратятся, а сам искал и помогал. Вот в этом, наверное, заключается очень важная составляющая совершения дел милосердия.

– Телезрительница из Москвы спрашивает: ее сестра была в одном из монастырей, где ее попросили потрудиться во славу Божию. Но так как ей надо было в этот же день возвращаться на учебу, она извинилась и отказалась. Монахиня ответила на этот отказ с явным осуждением. Сестра очень разволновалась и теперь думает, что она сделала что-то неправильное. Как ей реагировать на произошедшее?

– К сожалению, очень часто такое происходит. Прежде чем ответить на этот вопрос, я хочу сказать о том, что мы не всегда правильно понимаем, что такое монастырь, что такое храм или приходская жизнь. Монастырь, как и храм, – это духовная лечебница, если хотите, это госпиталь, куда приходят люди. Приходской храм – это как поликлиника, а монастырь – это как госпиталь, где люди пребывают уже более длительное время. Когда вы приходите в поликлинику, видите, что там кто-то сидит с перебинтованной рукой, ногой, кто-то хромает, и если этот человек сказал вам что-то нехорошее, колкое, как вы на это реагируете? Больной и есть больной, вы никак не реагируете, потому что это больной. Пришли в госпиталь: там люди пребывают уже более длительное время, но они там тоже болеют, они тоже инвалиды, тоже больные. И если вас какой-то больной обидит, как вы реагируете? Никак. Как на больного реагировать?

Монастырь – это тоже госпиталь, духовная лечебница, а храм – поликлиника для души: там тоже все больные. И если мы будем так реагировать на то, что нас какой-то псих обидел, нам скажут: «Псих – он и есть псих. Больной – он и есть больной». И монахини, и инокини тоже больные люди – духовно больные. Да, они захотели стать лучше, захотели исцелиться, «стать цельными». Но, к сожалению, такое в монастырях встречается очень часто. И я бы не сказал, что это что-то из ряда вон выходящее, это естественное, нормальное состояние. Вот если бы вы пришли в место, где пребывают ангелы и ангелы бы вас обидели, тогда, наверное, вы могли бы возмутиться. Но такого не будет, потому что ангелы святые. Так же как и настоящие подвижники благочестия, старцы вас никогда не обидят, а всегда наложат вам хорошую повязочку или хороший пластырь: скажут хорошее, доброе слово. Поэтому не обижайтесь.

С другой стороны, мы – руководители епархиальных управлений – несем ответственность перед Богом и перед Церковью за состояние приходов, храмов, монастырей. Поэтому я в таких случаях своим говорю: если вы увидели, услышали или знаете, что происходит что-то недоброе в наших храмах и монастырях, пишите письма в епархиальное управление. Но только, пожалуйста, указывайте конкретно, кто вас обидел, кого нам потом пригласить и с кем побеседовать, кто из живущих в монастыре наиболее «буйный», кому надо устроить припарочку. И такие «буйные» у нас есть.

Поэтому я бы посоветовал Вам не обращать внимания. Ваша сестра сказала, что ей надо ехать учиться, и это правильно, как еще можно было поступить? Инокиня (или послушница) поступила неправомерно, превысила свои полномочия. Я никого осудить не хочу. Но просто те, кто приезжает в монастырь, хотят сделать что-то хорошее, доброе, и если у них есть возможность, они будут трудиться, если нет – не обессудьте. Конечно, горе и беда, если кто-то из монахинь или иноков в адрес отказавшегося человека желает что-то недоброе, это неправильно.

У телезрительницы из Краснодара сложная ситуация: у нее очень тяжело болеет дочь, и ей сказали, что если сменить имя девочке, то она поправится. Так ли это? Даже советуют перекрещиваться – есть и такие случаи.

– Это суеверие, глупость. Не делайте этого, потому что это ничего не даст ни Вам, ни Вашим близким. Характерно и свойственно каждому человеку болеть, у каждого будут какие-то трудности, печали, скорби. Но перекрещивать – это суеверие, какой-то магизм: «Сейчас я это изменю, и все пойдет хорошо». Не будет такого. Не делайте этого.

– Вопрос телезрителя из Екатеринбурга: «Есть ли у Церкви больницы для душевнобольных?»

– Я не слышал, но знаю, что наши священники, монахи окормляют такие больницы в городах и других поселениях.

– Вопрос телезрительницы из Москвы: «Можно ли поминать людей, которые не ходят в храм, хотя и крещены?»

– Можно, конечно, и даже нужно.

– Телезрительницу из Брянска бросили дети. Что делать?

– Могу только посочувствовать. Вот мы и говорим, что детей надо воспитывать с самого раннего возраста, и воспитывать так, чтобы они вас не бросили. Теперь остается только молиться за них. Не хочу осудить ни Вас, ни кого другого, но, видимо, были ошибки в воспитании детей. Кто воспитывает хорошо, тех дети не бросают. Могу только посочувствовать.

– Вопрос телезрительницы из Белгорода: «Как поминать человека по имени Станислав?»

– Сегодня Межсоборное присутствие работает в этом направлении, чтобы определиться с именами. Православного имени такого нет. Конечно, молиться за человека надо, если он крещеный. Но тем, кто крестил, или тому, кто приходил креститься, надо было запомнить, с каким именем его крестили. В Католической Церкви есть имя Станислав. Православных святых с таким именем нет. Но есть имя похожее, совместимое – Стахий. Спросите у самого Станислава, с каким именем его крестили.

 

Ведущий Владимир Бочков
Расшифровка:  Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​