Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

16 сентября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает архимандрит Савва (Мажуко), насельник Свято-Никольского монастыря города Гомеля (Беларусь).

– Сегодня впервые в нашей московской студии гость из Белоруссии отец Савва (Мажуко), Никольский монастырь (г. Гомель). Рады Вас приветствовать.

На нашем телеканале вы можете видеть программы с участием отца Саввы, а теперь мы можем задать ему вопросы в прямом эфире.

– Очень рад здесь оказаться, в этой прекрасной студии в Москве. Подобные программы мы записывали в Екатеринбурге, Петербурге, и наконец пришел черед таинственного, далекого города Москвы. Все вы понимаете, что Гомель гораздо более развит культурно, исторически. Он на пять лет старше Москвы. Поэтому иногда я приезжаю в эту глубинку…

– Порт трех морей как-никак…

– Именно так.

– Первый вопрос: «Как радоваться текущим моментам жизни, осознавая, что у тебя множество внутренних проблем, если долгое время нет возможности их решать в силу обстоятельств, не зависящих от твоей воли?»

– Мне кажется, надо относиться к своим проблемам со спортивным азартом. Если бы у вас не было проблем, вы, наверное, умерли бы со скуки. А когда они есть, вы чувствуете, что живы. Господь доверяет вам решать эти проблемы, это прекрасно. Это правильная установка, ее нужно просто найти.

Я долгие годы к этому шел. То, что я сейчас говорю, – итог долгих поисков. Если бы мне кто-то в моей монашеской и священнической юности, когда я только делал первые шаги, сказал, что к проблемам можно относиться весело, со спортивным азартом, что это интересно! Когда ты решаешь свои проблемы, когда борешься с собой,  лучше узнаешь сам себя. Наверное, моя жизнь была бы более интересной. Обнаружить этот стиль решения вопросов со спортивным азартом – это прекрасно.

То, что я сейчас говорю, может быть воспринято просто как слова. Как со спортивным азартом, когда ребенок отбился от рук, кредит не выплачен и так далее? Друзья мои, мы же живы, это так прекрасно! Посмотрите, сколько вокруг нас людей с настоящими проблемами: дети инвалиды; обнаружена опухоль; случилась очень большая беда. Поэтому надо проще ко всему относиться и позволять себе время от времени махнуть на что-то рукой и с Божьей помощью весело взяться за свои проблемы. А может быть, просто выспаться для начала. Этот метод духовной борьбы со своими проблемами я очень часто использую, и он мне очень помогает. Я сделал вывод, что нельзя браться за решение проблемы, даже принимать решение нельзя, если вы голодны, не выспались или  у вас нет крыши над головой. Нужно сначала базовые моменты решить, а потом уже браться за решение проблем. Как говорил преподобный Иоанн Лествичник, если не можешь побороть дух отчаяния, замотай голову мантией и поспи. Мне кажется, этот совет идет из самой глубины святоотеческого опыта.

– Надо взять его на вооружение, вроде ничего сложного.

Вопрос телезрительницы: «Если один батюшка наложил епитимью, второй может ее снять?»

– Прекрасный вопрос. Канонически это очень сложно. Нужно руководствоваться одним священником, если Вы принадлежите к конкретной общине. Но сейчас есть разного рода оговорки. Я не раз с этим сталкивался в своей жизни: люди едут в известный монастырь в паломничество, попадают на исповедь к старцу (или к человеку, который носит такое наименование), и старец машет шашкой направо и налево, дает нелепые, совершенно неосуществимые советы, потому что в таких лаврах на исповедь чаще всего ставят людей, которых некуда больше пристроить, будем честными. Наших прихожан, когда они едут в лавры, я всегда предупреждаю не исповедоваться там. Это звучит очень странно, но это именно так. Если уж ты ходишь на исповедь в конкретный храм, если общаешься с конкретным священником, принадлежишь общине, не надо носиться в разные стороны. В чужой монастырь со своим уставом не ходят. У каждой общины, каждого прихода есть собственный почерк – богослужения, духовной жизни, дружбы и вообще созидания общины. Это реальные вещи, совершенно нормальные.

Просто поговорите со своим духовником или со священником, которому доверяете, и расскажите всю эту историю про епитимью. Я думаю, батюшка Вам даст дельный совет, руководствуясь в том числе здравым рассудком.

– Обычно поездка в монастырь – это целое паломничество. Кульминация его – конечно, причастие Святых Таин. У нас в традиции принято исповедоваться перед причастием. Давайте сделаем поправку на то, что духовник благословил причаститься. А если там задают вопрос, был ли ты на исповеди, как быть?

– Если там не причащают, не причащайтесь. Это лучше, чем трагедии, которые я потом лично наблюдал. Например, моей приятельнице в одной из очень известных лавр так называемый духовник запретил заниматься работой. Она очень хороший и известный парикмахер, у нее большая клиентура в нашем городе. Она много лет занимается этой работой, у нее получается, она настоящий художник. А ей говорят: работать парикмахером – это страшный грех. Она приехала вся в слезах: куда идти, что делать… Таких историй я могу рассказать очень много. Поэтому когда наши ребята едут в какой-то монастырь, они исповедуются перед паломничеством и причащаются там, если получается. Что поделаешь, такая ситуация. Мы исходим из меньшего зла, чтобы не навредить человеку. Пусть лучше будет так.

– А если такая ситуация произошла?

– Святейший Патриарх Пимен про одного из митрополитов говорил: «Этот человек путает свое с чужим». Те духовники, которые берут на себя право категорично распоряжаться человеческими судьбами, просто путают свое с чужим. Нам нужно это понимать. У нас магическое отношение к священникам, к духовникам. А если он имеет еще и, простите, «товарный вид» (надел схиму или отрастил длинную бороду и говорит загадочно), мы тогда совсем таем. В Интернете есть канал. Назову его, чтобы все знали, где очаг сумасбродства, хотя бы потому, что он очень хрестоматийный. По-моему, он называется «Православный взгляд на воспитание детей». В кадре сидит гражданин с огромной бородой, на фоне икон, у него на стене даже висят три колокола. Лампады, бесконечные иконы, он одет в монашескую одежду, то есть вид совершенно благообразный. И несет он такую пургу, что просто жутко. Мне стало жутко, когда я увидел количество просмотров – пятьдесят-шестьдесят тысяч. Для религиозной программы это немыслимые цифры.

– Деньги зарабатывают на просмотрах.

– Может быть, и зарабатывают, но, друзья мои, не надо давать себя обмануть, потому что православие используется в том числе людьми нечистоплотными как товарный знак. Например, Афон для нас святыня, а для людей корыстных – товарный знак. Они могут написать на коробочке: «афонский корень», «афонские травы», «афонские булки» какие-нибудь, хотя травы эти собирали где-нибудь в Жмеринке, а сушили рядом с коноплей. Как только мы видим такие товарные знаки: бороду, таинственный разговор, шепот, доверительные речи, четки до пола или очень твердое крестное знамение, от которого синяки остаются, – это не значит, что вы встретили подлинного старца. Очень часто за этим скрываются самозванцы, их  много. Как раньше писали в советских рекламах, журналах (я собирал советские журналы, есть у меня такая слабость): «Остерегайтесь подделок». Например, в журнале «Огонек» была реклама чая: «Чай грузинский высокогорный», а внизу приписка: «Остерегайтесь подделок». Таких подделок нужно остерегаться.

Люди, которые хотят вас поработить, превратить вас в подлое сословие вместо детей Божьих, всегда были, есть и будут. Даже апостол Павел об этом говорит во Втором послании к Коринфянам. Там есть реплика, которую я часто цитирую. Он говорит о людях, которые в нем видели конкурента, считали его ненастоящим апостолом. Он обращается к своей пастве и говорит: «Вы любите, когда кто вас объедает, порабощает, кто бьет вас в лицо». То есть апостол говорит, что этот религиозный мазохизм был присущ даже первым христианам. Людям нравится, когда кто-нибудь стукнет их посохом по голове и скажет что-нибудь невнятное. Вот, батюшка «заглянул мне в душу». А на самом деле человек может быть просто душевнобольной, но у него длинная борода. А так он год, как пострижен, а в прошлом был просто таксист… Зато зовут его необычным именем.

Нужно просто реально смотреть на эти вещи. Господь нас призвал к свободе, к достоинству. Очень важное слово, которое мы вообще не употребляем в церковной речи. Господь высоко ставит человека. Он говорит о его достоинстве. Апостол Павел дает правильный камертон, тональность пастырскому служению. В Первом послании к Солунянам он так аттестует свое служение: «Мы обращались с вами так, как кормилица нежно обращается с чадами своими». Если священник деликатно, бережно, очень осторожно обращается со своим духовным чадом, скорее всего у него есть большой опыт и он сам, может быть, знает, что такое боль, что такое быть духовным чадом, как это непросто.

Поэтому, друзья мои, надо стараться держать эту марку человеческого достоинства. Никому не отдавайте себя в рабы, в холопы, в лакеи. Это совершенно не нужно. Господь от нас этого не требует. Он нас называет Своими друзьями. Вспомните Евангелие от Иоанна, прощальную беседу Спасителя. Из Его уст звучат удивительные слова: «Я называю вас Своими друзьями». Разве с друзьями так поступают, неделикатно вторгаясь в чужую семейную жизнь, воспитание детей, распоряжение имуществом? А некоторые духовники это себе позволяют. Святейший патриарх Алексий II об этом много говорил, даже были приняты документы о младостарчестве (сейчас в церковной лексике есть такой термин). Это реальность. Нужно быть трезвым, здравомыслящим человеком и проще смотреть на все.

– Вопрос телезрителя: «В Книге Второзаконие, 22-я глава, масса запретов. Есть один запрет: не надевай одежды, сшитой из двух веществ – шерсти и льна. В то же время кисточки по краям одежды, сделанные из разных материалов, носить разрешалось. Непонятно, в чем тут был практический и тем более духовный смысл запрета?»

Вот это вопрос!

– Очень хороший вопрос. Дело в том, что запреты и рекомендации, которых очень много в книгах Ветхого Завета, были связаны не только с духовными, таинственными предметами, которые указывали, например, на Спасителя. Для того времени, той эпохи книги Ветхого Завета были полным сводом юридических правил. Они были уголовным кодексом, КЗОТом того времени. Даже перевод на древнегреческий язык, который был осуществлен в Александрии, за несколько столетий до Рождества Христова, в Египте, был заказом на перевод уголовного законодательства ради того, чтобы как-то интегрировать огромную еврейскую диаспору в египетское грекоязычное к тому времени общество. Так воспринимали это древние люди, поэтому в книгах Ветхого Завета есть много такого, что напрямую связано с культурно-историческим контекстом, в котором находились тогда иудеи.

Есть очень интересные работы на этот счет, в том числе современных авторов, исследователей. Есть очень интересные библеисты, которые указывают на линию родословия тех или иных запретов. Замечательна книга Фрэзера «Фольклор в Ветхом Завете», где он показывает, как те или иные обычаи перекочевали в среду иудеев из Месопотамии, Египта, глубин Африки (например, запрет не варить козленка в молоке матери его и как он был связан с традициями других пастушеских племен). То есть не все, что там написано, напрямую относится к Тому, ради Кого, вокруг Чьей фигуры Библия и создавалась (я говорю про Иисуса Христа). Для нас в Ветхом Завете ценны прежде всего пророчества и прикровенные указания о грядущем Мессии, Который потом пришел, о Боге воплощенном. А запреты, связанные с питанием, с ношением одежды, других вещей, сейчас смотрятся даже комично. Я не буду сейчас приводить места, хорошо известные библеистам и тем, кто учился в семинариях и богословских институтах. Но подход именно таков: мы имеем дело с историческим памятником. Не все зафиксированные там моменты имеют прямое отношение в качестве запрета или заповеди для нас, потому что это не наш уголовный кодекс. Мы сейчас в другой стране живем и на другом языке разговариваем.

– Очень хотелось бы продолжить тему младостарцев, вопрос сейчас лично к Вам. Вы часто общаетесь с людьми, отвечаете на вопросы, к Вам приходят за советом. Вы автор многих книг, телевизионных программ. Когда Вам задают вопрос, Вы себя не считаете старцем? Есть ли какая-то здесь опасность?

– Нет, я не старец. Я чудотворец, прозорливец, пророк, может быть, но не старец, ни в коем случае, слишком высоко для меня.

– У Вас отличное чувство юмора.

– Я очень просто к этому отношусь и считаю, что я обычный человек. У меня просто есть определенная житейская опытность, в том числе в религиозных вопросах. Если я могу поделиться ею, могу чем-то помочь – да. Если я что-то не знаю, так прямо и говорю (или отсылаю к другому человеку). У нас сложилось такое впечатление, что у священника есть ответы на все вопросы. Это не так. В Церкви есть разные служения. Вот мне сейчас задали вопрос по библеистике. Эти вопросы нужно задавать профессионалам-библеистам.

– Они, кстати, не всегда в рясе.

– Я считаю, что если человек занимается наукой, ему необязательно быть в рясе. Он уже несет церковное служение. Вот Вы в пиджаке, но Вы несете церковное служение. По логике апостола Павла, Вы один из служителей Церкви, потому что занимаетесь миссией. Вы проповедник слова. По логике апостола Павла, человек, который занимается учительством и служением слову, выше всех прочих. Если бы апостол Павел показался в наше время, он, может быть, поставил бы Вас даже выше некоторых иерархов. У него есть реплики о том, что нужно оказывать честь «наставникам, наипаче учащим в слове». Это для него было важно, потому что он воспринимал свою миссию как евангелизацию.

Мне кажется, это вечная церковная задача, вечная область церковных интересов, она не исчезает в Церкви. Это самое главное, что у нас есть. Единственное, времена меняются, искажаются наши представления о церковном служении. И богословы, к сожалению, сейчас находятся у нас в несколько униженном положении. Мы их не видим, не слышим. Они занимаются своим делом, получают какие-то копейки. Чтобы выжить, они бегают на какие-то лекции, где-то подрабатывают. Но это неправильно. Богословская школа, на мой взгляд, – это основа автокефалии Поместной Церкви. Если у Церкви нет богословской школы, то есть самовоспроизводящейся, накапливающей из века в век системы школьного богословия, то мы не можем эту Церковь называть Автокефальной вполне. Я так думаю, это моя точка зрения. Мне кажется, она совершенно ясна и очевидна.

Сейчас богословская школа у нас только формируется, но наше бытовое и религиозное общественное сознание вообще не ценит труд богослова. А богослов очень нужен. Без богослова-профессионала это невозможно. А если богослов еще и священник, ему еще тяжелее. Поэтому я считаю, что тут нужно определенное разделение труда. Священник должен своим делом заниматься, богослов – своим. И не надо никому завидовать. Если священник консультируется с богословом, это прекрасно.

В Донецке был один старец Гавриил. Он был воспитанником глинских старцев, а они очень плохо относились к отчитке. Бесов гоняют, знаете, направо и налево. Глинские старцы были категорически против этого. Они считали, что это вообще недопустимо, какой-то карнавал. Старец тоже так считал, но ему досаждали посетители, очень просили сделать отчитку. Что делает старец Гавриил? Если вы старец, вы что делаете? Вы попросили Господа, и Господь вам ответил. А старец Гавриил узнал номер телефона Алексея Ильича Осипова, позвонил ему и спросил, как быть: «Вы богослов, посоветуйте мне, старцу». Потому что у каждого своя мера компетенции. У богослова своя мера, и он там разбирается лучше любого священника. Если человек читает Писание на языке оригинала, если он сравнивает переводы, он автоматически лучше меня знает Писание, даже если у меня десять медалей и восемь митр. Это не дает мне ни капли больше знаний. Богослов несет свое служение, священник – свое. Мне кажется, история со старцем просто прекрасна. Мы нуждаемся друг в друге – богословы в старцах, старцы в богословах.

– Что же ответил Алексей Ильич?

– Насколько я знаю его мнение, скорее всего он поддержал глинских старцев.

– Вопрос телезрительницы: «Я знаю, что Бог Создатель всех душ, Его законы написаны для всех. Тем не менее меня окружает очень много неверующих людей. Неверующие люди считают, что после смерти их ждет полное небытие. Но раз законы писаны для всех, получается, для них это будет неприятным сюрпризом? Личность неуничтожима, и мы за все ответим. Многие не готовятся к этому, не верят в суд Божий, в вечную жизнь. Чем больше я разбираюсь, читаю святых отцов, тем больше понимаю, что свобода условна и в конечном счете оказывается для нас ловушкой. Как я понимаю, свобода может быть только в Божественной энергии любви…»

– Это прекрасный вопрос. Проблема свободы, любви – это высший пилотаж богословской мысли. Только самые сильные, самые крепкие богословы берутся рассуждать на эту тему. Это очень сложная тема, здесь очень легко запутаться. Поэтому я Вам советую к таким вещам относиться в простоте. С чего Вы взяли, что неверующие люди не верят в загробную жизнь? Нет единого символа веры для атеистов, они все очень разные люди. Я неоднократно встречал людей нецерковных, неверующих, которые были атеистами по недоразумению. Они были настолько погружены в кипяток жизни, так забегались с детьми, с работой, что им некогда было подумать. Но когда они вдруг встречают священника, или бывают на похоронах, или заболел ребенок, они спохватываются – и эти вещи для них становятся актуальными. Они просто никогда не думали об этом.

С чего Вы взяли, что непременно все неверующие люди попадут в ад, что для них будет «сюрприз»? Почему Вы так плохо думаете о Боге? Мне это совершенно непонятно. Господь всех любит, всем желает только добра. Если Вы жалеете этих людей (а я думаю, Вы их жалеете), то Господь в сотни раз больше им желает добра и счастья. Смерть человека, его мысль – это большая тайна. Человек может, как известные актеры и политики, на камеру говорить одно, а в душе плакать. Он может даже устраивать какие-то сцены, участвовать в странных событиях, фильмах, а в душе у него может быть совсем другое. Может, одного предсмертного вздоха будет достаточно, чтобы Господь его принял на Свои руки, простил, помиловал и обнял. Это все тайна души. Не надо воспринимать Бога как адвоката или прокурора, который ко всему подходит с линейкой, транспортиром или Уголовным кодексом. Это не так. Бог живой. Первое, что стало о Нем известно в Ветхом Завете: Он жив, Он есть. А живое – это нечто непредсказуемое.

Я шел на эту программу, и недалеко от монастыря мне встретился удивительный кот. Он шел мне навстречу, а когда меня увидел, то поднял хвост трубой, уселся и так на меня посмотрел, что мне стало хорошо, я даже с ним поздоровался: «Привет, добрый вечер!» Мы с ним  тихо поздоровались и выразили взаимную симпатию, как мне показалось. Таких встреч бывает множество. Жизнь живая, непредсказуемая. Вот кот, он жив. Для нас кот – это огромная тайна. Попробуйте кота заставить что-нибудь сделать! А если мы говорим о человеке? А если мы говорим о Боге? Здесь для нас просто океан тайны.

– Вопрос телезрительницы: «Сегодня я готовилась к причастию и в одной из молитв читала: „всяк человек ложь“. Я нашла пояснение, но ничего не поняла. Что Давид хотел этим сказать?»

– Я Вам советую читать псалмы в русском переводе, параллельно. Посмотрите славянский текст и русский текст, и Вы обнаружите массу интереснейших вещей. Еще Феофан Затворник говорил, что наш славянский текст – перевод древнегреческого или древнееврейского текста (в нашем случае древнегреческого) очень сильно устарел и иногда просто искажен.

Что касается этого стиха, мне кажется, тут все достаточно понятно. Мы лукавы. Например, нужно что-то сделать, у тебя дедлайн, как сейчас говорят, а ты думаешь: я такой несчастный, голодный, мне надо бы поспать. И вообще меня все не любят, окружили заботами, навалили всего. Пойду я лучше погуляю по набережной. Вы срываете общую работу и сами по себе знаете, что не можете гарантировать, например, вечной дружбы, вечной верности. Мы постоянно сомневаемся, завидуем, ропщем, обижаемся. Мы переменчивые люди, причем эта переменчивость связана с нашей невоспитанностью, я бы так это назвал. Мы очень невоспитанные люди, это факт. Я сам тоже такой. Это говорит о том, что нужно над собой работать. Всяк человек ложь, поэтому не надейтесь «на князи, на сыны человеческие». Мы думаем, что старец – это прямо «фундамент». А потом оказывается, что он тоже взятки берет. Да, такое бывает. Представляете?

– Вопрос: «Я встречаюсь с будущим священником из духовной академии. Чем ему помогать, чтобы быть на одной волне?»

– Я так понимаю,  пишет девушка. Девушка – это совершенно особое существо. Я как-то размышлял об инопланетянах, есть они или нет. Иногда дети, мои ученики, очень любят поговорить про инопланетян. И я недавно понял, что они уже давно среди нас. Инопланетяне для меня лично – это женщины. Это такая тайна, такой секрет... Как они живут, мыслят, как они мотивируют свои поступки? Сколько я живу, столько нахожусь в растерянности и загадке. Это прекрасная тайна, и внутри этой тайны всегда вызревает самое прекрасное, что есть в женщине, что я встречал. Мне было счастье, я встречал самых красивых женщин – это мудрые женщины. Мудрая женщина – нечто совершенно прекрасное. Позвольте себе быть мудрой, быть достаточно чуткой, чтобы слышать своего избранника, быть иногда незаметной, быть настоящей помощницей; так его корректировать и воспитывать, чтобы он сам об этом не знал, потому что настоящая женщина своего избранника дорабатывает. Хорошие мужья, мужчины появляются в руках очень хороших жен. Я это тоже неоднократно наблюдал.

Был замечательный бард, я очень его люблю, но фамилия вылетела из головы. У него была супруга, которая после его смерти дала интервью. Я увидел настоящую, мудрую женщину. Она сказала, что однажды поняла, что у Вити на первом месте друзья и работа, а она должна быть в тени, где-то в стороне. И она это спокойно приняла. А другая женщина могла бы устраивать истерики, что она должна быть на первом месте, что ей нужно больше уделять внимания. Мужчина так устроен, что у него первым делом самолеты. Он так устроен, что на первом месте всегда дело. Если у него нет дела, которое того стоит (а это самое большое счастье в жизни – когда ты занимаешься делом, которое того стоит), он начинает саморазрушаться.

Мудрые женщины это очень хорошо понимают. Они всегда находятся где-то в тени, где-то позади, они себя никогда не выпячивают. С годами такие женщины становятся все более прекрасными, хотя и не такие стройные будут, и кожа не такая упругая, и загар не так хорошо ложится. Но когда ты встречаешь мудрую женщину, это пленительная красота, потому что она светит откуда-то изнутри. А пустышки всю жизнь остаются пустышками.

Так вот, я Вам советую: позвольте себе быть мудрой. Вы в этой дружбе со своим избранником однажды поймете, как себя вести. Женщина руководствуется интуицией. У женщины очень богатая интуиция. Это чисто женская одаренность, у мужчин с этим все как-то иначе, здесь мы гораздо беднее. Женщины чувствуют гораздо больше. Она не знает, как поступить, – она чувствует это. Просто нужно себе разрешить развиваться в этом направлении, и Вы свою красоту сохраните и даже приумножите к старости. Она у Вас никогда не исчезнет.

– Вопрос: «Мой начальник очень сильно обижает свою жену. Постоянно на нее кричит, унижает. Она иногда приходит к нам на работу, и я все это слышу и вижу. Она постоянно с заплаканными глазами. Мне ее жалко, но ничего не могу сказать начальнику. Он ходит в церковь и мнит себя воцерковленным. Грех ли так относиться к своей жене и как мне помочь ей в этой ситуации? Может, рискнуть и поговорить с ним?»

– Я Вам не советую. В то, что происходит между супругами, никто не имеет права вторгаться, если Вас никто не просит. А даже если просят (супруга начальника просит о чем-то), десять раз подумайте, потому что муж и жена – это большая тайна. Если она терпит, значит, она считает, что это правильно, это нужно ей. Сейчас женщины более защищены, чем в ХIХ веке или в начале ХХ. Она может спокойно развестись и положить этому безобразию конец (и будет права во всех смыслах, даже в духовном). Но если она терпит, значит, между ними есть что-то, что мы не видим. Вы же не видите всей картины. У меня тоже есть такие ситуации, хотя я стараюсь этого не делать, потому что живу в монастыре, меня эти вопросы вообще не должны касаться. Просто люди приходят. Я знаю совершенно точно, что если ты слушаешь только одну сторону, у тебя никогда не будет полной картины. Нужно послушать еще и вторую сторону. Хорошие психологи так и поступают, они обязательно работают и с мужем, и с женой.

Или, например, женщина привела своего сына и начала говорить: вот ему это нужно, у него такие-то проблемы. Нужно обязательно выслушать сына. Никогда человек не говорит всего. Мы так устроены, что мы еще и что-то искажаем. Не хочешь врать, а оно как-то само получается, и картина предстает в искаженном виде. Вы видите только маленький эпизод, а они двадцать четыре часа вместе. Даже если не вместе, они все равно вместе. Вы не знаете всей картины, всей истории, поэтому никогда не позволяйте себе вторгаться в жизнь супругов, это очень деликатная тема. Будьте очень осторожны. Не следует этого делать. Деликатность и учтивость – это признак не просто воспитанности, но и мудрости и даже некоторого духовного роста.

– Вопрос телезрительницы: «Я бы хотела узнать о будущем воскресении мертвых. Как известно, все умершие люди воскреснут в своем теле. В каком возрасте будут эти тела?»

– А Вы в каком хотели бы?

– Телезрительница: «Более-менее молодом».

– А молодой – это сколько? Четырнадцать?

Спасибо за вопрос, это очень хороший вопрос.

– И еще вопрос: в каком теле?

–  Друзья мои, это тайна! Мы ведь говорим сейчас о том, как время вливается в вечность – что это такое? Если святые отцы и говорили что-то, они пользовались только образами. Например, человек родился без ног. Он что, воскреснет тоже без ног? Ему скажут: «Вам не положено. У Вас ног не было, а мы выдаем только тем, у кого были. У нас тут остались две левых ноги, никто не пришел. Мы Вам можем выдать…»

Это совсем другое состояние телесности, другое состояние времени, протяженности. Мы просто ничего об этом не знаем, хотя у того же Ефрема Сирина встречается такое мнение, которое ходило в древности на Востоке, что [мы воскреснем] в возрасте тридцати трех лет.

– По аналогии со Христом.

– Да, но это не более чем образ. Вы хотите, чтобы вам выдавали метрики? Нет, это неправильно сформулированный вопрос. Мы имеем дело с тайной, и никакие точные данные здесь не будут верны, что бы вам ни говорили. Никакой авторитет самого высочайшего старца не может гарантировать этого. Сам вопрос неверен.

– Вопрос: «Возможно ли после воскресения, когда человек снова станет полноценным, побывав в аду, раскаяться, принести покаяние и потом попасть в рай?»

– Опять же это тайна. Сфера эсхатологии, частного суда, посмертной участи в православном богословии – одна из самых неразвитых областей. У нас нет никаких догматических или богословских решений по этому поводу. Это то, что предстоит разобрать богословам будущего, если в этом есть необходимость. Я пока не вижу этой необходимости, но, может быть, появятся какие-то ереси или Церковь очень разволнуется по этому вопросу.

Поймите, нам дано откровение о Боге любви. Для меня этого достаточно. Я знаю, что Богу можно доверять. Подумайте, какая это мысль. Это самое настоящее откровение, которое мы вычитываем из Евангелия. В ад я попаду, в рай, какая разница? Господь все лучшее для меня устроит. Я стараюсь быть хорошим человеком, добрым не для того, чтобы избежать ада или рая. Какая разница вообще? Если я подлец и попаду в рай, зачем мне это? Если я сам себе противен? Если мое поведение, мои поступки навсегда запечатлеваются в вечности?  Действительно, так и есть. Этого из истории никогда не вымарать. Поэтому надо просто доверять Богу.

У Василия Великого была знаменитая духовная формула о том, что человек в духовном развитии переживает три стадии: раба, наемника и сына. Евангельская норма – это состояние сына. Раб идет за Христом и следует за Ним из страха наказания. Наемник живет по-христиански ради того, чтобы выторговать себе местечко в раю. И только сын, ребенок, дитя Божие идет за Христом бескорыстно, ничего не ожидая взамен. Никаких технических гарантий вроде: «Мы договорились, у нас родственник новомученик, и там все будет хорошо. Вы тут занимали хорошую должность, мы Вас поддержим». Нет. Вы же имеете дело с живым Богом, а Он не дает гарантий, как и живые существа вообще. Они ничего не гарантируют.

– Вопрос: «Есть такие слова, что Бог не любит боязливых и трусливых. Как понять это? Я с детства по натуре трусишка и замкнутая. Значит, эти слова я могу отнести и к себе?»

– Где Вы вычитали, что Бог не любит боязливых и трусливых? Это очень странно. Я думаю, что Бог любит вообще всех. Боязливые и трусливые мы бываем в какой-то момент времени. Сейчас я не трусливый, а потом трусливый. Сказали: иди делай прививку от гриппа. А я думаю: ну ладно, я лучше закроюсь в шкафу, выключу телефон, но не пойду, потому что сам очень боюсь прививок. Не люблю всего этого делать. И что, из-за этого Бог меня не любит? Я вот умру, вроде бы хороший человек, а Господь скажет: «Ну, не знаю, Савва. Ты такой трусливый был, что Я тебя в рай не возьму. Вот тут живи, шалашик поставь возле ворот…» Как Вы себе это представляете?

Кроме того, я так понял, что пишет девочка, а девочке положено быть боязливой и трусливой, потому что так устроены девочки. Они должны быть рядом со своим защитником, с тем, на кого можно опереться, кто может взять в домик. Мужчина – это человек, который берет женщину в домик. Найдите себе такой домик, крупный, под два метра ростом, и он Вас будет защищать.

Трусость и боязливость, робость – это разные вещи. Есть трусость, которая воспринимается как предательство. Нельзя называть другом труса и лжеца, как в одной песне пелось. Это совсем другая история. Это уже нравственное измерение, не эмоциональное. Не психологический тип, а именно нравственный, когда человек предает своего друга из трусости («я разрушу свою карьеру, если заступлюсь за своего друга»). Это совсем другая история. То есть одним словом мы обозначаем очень разные человеческие состояния. В одной биографии это одно, в другой – другое. Поэтому проще ко всему относитесь, друзья мои.

– Благодарю Вас за эфир. Хочу попросить Вас обратиться к нашим телезрителям.

– Друзья мои, радуйтесь каждой минуте. Самая короткая молитва – это «спасибо». Начинайте свой день с этого. Говорите: «Спасибо, Господи, что я проснулся, что есть у нас вода, еда, что дети здоровы, что глазки мои видят и ножки ходят». Если вы хотите творить молитву непрестанно – благодарите Господа и людей, которые вам оказывают услуги и какую-то помощь. С этого и начинается христианство. В общем-то, к этому оно и сводится.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы