Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

10 сентября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Сокольниках (г. Москва) протоиерей Василий Гелеван.

– Сегодня мы ответим на вопросы, которые присылают нам наши телезрители в социальных сетях. Также надеемся, что будут звонить... Первый вопрос: «Мне 16 лет, я из верующей семьи и сама верую в Иисуса Христа, но чаще обращаюсь к Нему только тогда, когда становится трудно, редко исповедуюсь и причащаюсь. Я очень хочу прийти к более глубокой, осознанной вере. Подскажите, пожалуйста, что мне для этого нужно делать и так ли важно найти духовника?»

– Начнем с конца. Действительно, чрезвычайно важно найти духовника, потому что с этим священником Вы сможете обсуждать глубоко личные вопросы и ему не нужно будет два-три раза что-то повторять. Он уже, как духовный отец, будет знать Ваши нужды, особенности, Вы вместе с ним будете вырабатывать те или иные решения.

А что касается пути к Господу, у каждого из нас свои пути, они очень разные; эти пути неисповедимы. И часто действительно бывает так, что мы приходим к Богу через скорби. Это, увы, самый популярный путь в Церковь к Богу, к вере Христовой. Да, такое случается часто, но это не значит, что так правильно. А правильно – это все-таки Бога благодарить. И все святые отцы сходятся на том, что самая высокая молитва – это молитва благодарения.

А поводов у нас огромное количество ежедневно, только нужно открыть глаза и честно сказать себе: ведь это милость Божия, что жизнь продолжается, есть кусок хлеба, крыша над головой, есть семья, близкие люди. Да просто будьте искренними – и Вы обязательно найдете повод поблагодарить Бога, а это уже первый шаг на пути к настоящему воцерковлению. Там, впереди, уже и радость, и какие-то откровения (я имею в виду возможность что-то открыть для себя). А ведь мы все на пути богоискания. И каждое открытие – это действительно шаг на пути к Богу. Желаю Вам удачи и Божией помощи, и, может быть, мы еще увидимся с Вами. Дай Бог.

– Следующий вопрос: «Почему в религии женщина воспринимается не как самостоятельная личность, а как помощница мужчине, у нее больше ограничений и так далее?»

 Так ли это, батюшка?

– Не согласен. Звучит так, как будто женщина какой-то недочеловек. Давайте вспомним, кому первому явился воскресший Христос? Женщине. Именно женщина сподобилась чести встретить воскресшего Христа, это была святая равноапостольная Мария Магдалина. И положение женщины в Церкви – это достаточно интересный вопрос, его можно изучить. Тут есть какие-то крайние точки зрения, что женщины в Церкви не имеют таких прав, как мужчины, но так только кажется. На самом деле каждый занимается своим делом.

 В алтарь может входить действительно только мужчина, но не надо воспринимать это как дискредитацию, просто у каждого своя сфера ответственности. И есть ряд ключевых позиций, которые занимают женщины в храме. Скажем, на клиросе чаще всего женщины регентуют, поют, в воскресной школе преподают. Это потому, что у женщин есть больше способностей найти контакт с детьми в воскресной школе.

Мне кажется, такая мысль о дискредитации корнями уходит глубоко в наш эгоизм. Просто мы в жизни всем недовольны, и нам кажется, что нас ущемляют: «Вот видите, в алтаре только мужчины, давайте что-нибудь сделаем, женщин туда пустим». Эта мысль кроется в нашем эгоизме, в том, что мы неспособны адекватно воспринять, со смирением, пониманием и уважением, церковную традицию.

Но как только мы спокойно посмотрим на эти вещи, то ответим себе на все вопросы. И мы действительно обретем свое место в церкви, скажем: «Господи, слава Тебе! Главное, что я в храме, что причастница Святых Христовых Таин. И меня особенно утешает, что для меня не закрыто Царство Небесное; если все будет именно так, то я его наследую». А что еще нужно?

– Следующий вопрос: «Может ли долгая жизнь быть наказанием?»

– Ну что Вы? Долгая жизнь – это благословение. И если жизнь воспринимать с благодарностью, то каждый день мы будем благодарить Бога. Обратите внимание, что взрослому человеку легче понять это. Мы видим, как молодые ребята рискуют жизнью, вообще ее не ценят, гробят свое здоровье и не видят перед собой перспектив. Но чем старше мы становимся, тем больше ценим нашу жизнь. И я не могу пока до конца ответить себе на вопрос, почему так, но это факт. И чем старше человек, тем больше он хочет жить. Можно к этому по-разному относиться.

Одно время мне казалось (сейчас так не кажется), что человек у порога смерти все время оглядывается назад и как-то совсем не хочет посмотреть вперед и подумать о том, что там жизнь вечная. Мне это казалось очень страшным, и так ведут себя, как правило, люди, не знающие Бога, не стремящиеся к Богу. Те же, кто знает, что впереди самое интересное, конечно, с радостью воспринимают этот переход от жизни временной к жизни вечной.

Жизнь временная действительно имеет очень важное значение для подготовки к жизни вечной. И тут у каждого свой путь и свое время. Кто-то уже в молодости познал Бога и идет смело, уверенно к Господу, идет прямо, а иногда, может быть, околицей, но идет к своей цели, к спасению души. А кто-то всю свою долгую жизнь может прожить в поисках Бога и только в конце, в глубокой старости сказать: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко». Поэтому не будем спешить кого-то осуждать, Боже упаси; у каждого свой путь. Будем только желать по заповеди, чтобы Господь всем помог прийти в познание истины.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Человек должен не только познавать свой мир, но и самого себя. Каков первый шаг на пути человека к самопознанию?»

– На мой взгляд, первый шаг – это осознание себя грешником, немощным. Отсюда и проистекает религиозность, когда осознаешь потребность во внешнем факторе. В данном случае это Бог, благодать, действие Божией силы в моей жизни. Это альфа. Дальше уже все строится отсюда. Если этого нет, поверьте, ничего не получится. Потому что в нашей самости мы замкнуты: нам не нужен Бог, нам не нужна религия, вера и благодать.

Буквально вчера мы были в одной квартире, чтобы помочь одной семье; там девочка живет в неблагополучных условиях (папа и мама пьют). Я надел подрясник, меня учительница позвала, мы вместе пошли туда. И мы как раз об этом и говорили, что в данном случае начало исцеления от недуга винопития – это осознание того, что ты болен.

К слову, всех поздравляю с праздником святого Иоанна Крестителя, с тем, что все-таки в этот день мы уже не первый год особое внимание уделяем подверженным этой страсти. И завтра утром особой молитвой будем желать Божией помощи тем, кто хочет исцелиться от страсти винопития. Если есть такая возможность, приглашайте людей в храмы, завтра во всех храмах Русской Православной Церкви будут служить особые молебны. Друзья, это первый шаг – понимание, что ты грешный и что тебе нужна помощь Божия, чтобы исцелиться от греха.

– Следующий вопрос: «Я очень часто впадаю в состояние уныния, депрессии. Я знаю, что это грех. Как могу, стараюсь бороться с этим состоянием, но, как правило, ничего не получается. Часто не вижу смысла жизни. Подскажите, что мне делать?»

– На пути к осознанию своей греховности это одно из популярных искушений. Это когда ты уже не только понял, что ты грешен и не можешь без Бога, а еще понял, что ты совершенно безнадежен, абсолютно ничего не можешь сделать сам. И ты уже приходишь к необходимости Божией помощи в таком растерянном состоянии.

Это искушения уныния и печали, но их надо избегать. Это крайность. В любой крайности необходимо что-то уравновесить. Допустим, чревоугодие – крайность, надо уравновесить его воздержанием, сребролюбие – щедростью (подари кому-нибудь то, что тебе дорого). Так и здесь. Когда ты уже видишь, что у тебя крайность, вспомни о святом Давиде: он покаялся – и Господь его простил. Вспомни о святом Петре, который отрекся от Господа, но Бог его принял.

Может быть, самому и не получится все это сделать, для этого нужен духовник, нужна исповедь, нужно приходить к нему и рассказывать о своих проблемах. Опытный священник сразу увидит эти крайности (в данном случае это крайности уныния, печали, глубокое осознание своей греховности и безнадежности). А другая крайность – безалаберность, безразличие к своей духовной жизни («а я как все»). Вот они, прямо на ладошке видны. Идите на исповедь, рассказывайте об этом священнику и вместе с батюшкой находите решение.

– Вопрос телезрительницы: «Я два месяца назад начала воцерковляться, и с тех пор появился какой-то животный страх. Почему это происходит? Потому, что я начала видеть свои грехи и у меня появилось ощущение, что Бог меня не простит и отправит в ад? Хотя я за этот месяц  много слез выплакала, стоя на коленях. Я в домашней молитве прошу у Бога прощения и иногда чувствую облегчение, вроде как внутренний тихий голос слышу: простил тебя Господь. А иногда начинаешь вспоминать какие-то свои грехи и понимаешь, что, наверное, еще нужно покаяние принести. Как не перепутать страх Божий с бесовским? В чем отличие? И как можно искупить смертельные грехи? Прощает ли Бог таких грешников? Мы знаем из истории, что и Марию Египетскую Господь простил, и святого Вонифатия».

– Самое главное скажу: искупить невозможно. В том-то и дело, что искупление приходит не от нас. Сам Господь пришел на землю, чтобы искупить наши грехи, чтобы омыть их Своей кровью. Мы об этом каждый раз вспоминаем, когда причащаемся. И мы знаем, что Господь милосерден. Сказано же ясно и четко, что «Господь долготерпелив и многомилостив, не прогневается на ны зело». В этом и сила нашей веры, когда мы твердо знаем, что Бог может простить.

Только одно может стать нам препятствием на этом пути – это наша самость, наше маловерие. Два месяца воцерковления – это такой период Божественной благодати, когда словно на крыльях летаешь. У Вас впереди еще есть месяцы такого состояния, но потом оно сменится другим, Вы немного повзрослеете в вере. Я очень хочу Вам пожелать, чтобы Вы всегда оставались живой, восприимчивой, чуткой к тому, что происходит в Вашей душе, в Вашем духовном состоянии.

Это возможно, если не прервется молитва и духовный труд, говение, те коленопреклонения, которые Вы сейчас творите. Это все обязательно поможет. Вы только, пожалуйста, никогда не забывайте, что Бог здесь и сейчас присутствует в нашей жизни и ждет нас к Себе.

Ну а пока мы здесь, мы в состоянии войны. Церковь земная называется Церковью воинствующей. Только там уже, надеюсь, отступят от нас все наши грехи, треволнения, там мы будем уже члены Церкви торжествующей. Пока мы здесь – это путь борения. Поэтому идем по этому пути до последнего издыхания, будем просить помощи Божией, причащаться – и вперед, к Богу.

– Следующий вопрос: «Как правильно молиться? Я не знаю утреннего, вечернего правила, не могу их запомнить. Можно ли молиться на русском языке? И как бороться с ленью, чтобы можно было все-таки молиться, а не лениться?»

– Правы психологи, когда утверждают, что лени не существует.

– Это отсутствие мотивации.

– Так точно. Мотивация появится, когда появится какой-то смысл. Ты поставил перед собой какую-то задачу. Например: «Я хочу быть единым со Христом, я хочу с Ним общаться». Это уже мотивация. «И я хочу, чтобы Бог присутствовал в моей жизни, помогал мне». Это тоже замечательный повод. «Я желаю здоровья моему ближнему, пойду помолюсь за него». И насколько я его люблю, настолько активной и будет моя молитва. Скажем, минимум – это я дойду до храма, поставлю свечу и уйду. Это уже достойно, Бог это приемлет.

Но этого мало. А ты вот что сделай: постой до конца службы, а еще исповедуйся, проанализируй, быть может, состояние твоего ближнего – это звоночек для тебя, чтобы ты изменил как-то свою жизнь. Поверьте, здесь все связано: то, как я живу, имеет следствием то, как живут мои дети, потому что «отцы ели виноград, а у детей на губах оскомина». То, как я живу, имеет связь с моей супругой (или супругом), потому что я в таком или ином состоянии приду домой, буду какие-то дела иметь с моими ближними, сотрудниками.

Святой Серафим Саровский очень замечательно сказал в свое время: «Спаси себя, стяжи Дух Святой, и тысячи людей вокруг тебя спасутся». Речь о том, что я могу повлиять не только на себя, но и на множество людей вокруг себя. Моя любовь может ограничиться одной свечкой, но я могу пойти дальше, могу помолиться, на 9-й и на 40-й день почитать Псалтирь о своем усопшем новопреставленном близком сроднике, я могу помолиться о здоровье своих близких. Я могу даже и в темницу пойти, и в больницу, помочь чем-то там, ведь Господь Сам меня к этому призывает. Одним словом, любовь не знает пределов, и дело любви не знает никаких ограничений, нужно только увидеть смысл в том, что ты делаешь, тогда и молитва для тебя откроется.

– Следующий вопрос: «Недавно мы с мужем крестили дочь, и после крещения нужно причастить ребеночка. Подскажите, как готовиться к причастию ребенку и взрослому?»

– Желательно, чтобы это стало не одноразовым действием – крестили и ушли. Желательно, чтобы это событие – крещение ребенка – стало событием не только для него, но и для родителей, и для крестных. Мы всегда на этом настаиваем, когда беседуем с людьми, всегда советуем, чтобы люди не останавливались только на этой одной цели, чтобы ставили перед собой большие задачи, чтобы сами взрослые непременно воцерковились и по возможности причащались. Это очень важно для детей, если они видят пример во взрослых. В таком случае у нас есть шанс, что ребенок вырастет церковным человеком, воцерковленным, верующим христианином. Если мы ему не дадим этого примера, то шансов у него будет немного.

Сейчас вы хотите причастить ребеночка. Замечательно. Придите в ближайший храм утром на службу. Ему не нужно исповедоваться, ему не надо поститься, во сколько придете, во столько и придете, но желательно приносить ребенка уже ближе к причастию, потому что детям в таком возрасте трудно стоять на службе. Поэтому мы мамочкам даем послабление – можно приходить где-то к Херувимской песне. А некоторые мамочки у нас приходят и к «Отче наш», это те, которые приноровились, живут возле храма, уже всё проанализировали, им пять минут до храма идти.

– Может, детей много.

– И это тоже бывает. Но есть такие прихожане, которые издалека приезжают. Те, конечно, пораньше приходят. Немало и таких, которые вообще специально приезжают пораньше. В данном случае у нас для таких мам есть комната, они могут уединиться, покормить ребенка, у нас есть там монитор с колонкой: видно, что происходит в храме. Может быть, не во всех храмах есть такие удобства, как в Сокольниках, но есть такие прихожане, которые специально хотят с ребятами приходить на службу и стоят всю службу, молятся. Это зависит от человека.

Важно, чтобы вы сейчас причастили ребенка, и не один раз, а регулярно причащали. По опыту могу сказать, что дети, которые постоянно причащаются, меньше болеют, они даже интеллектуально более развиты. Господь им открывает сознание, они более живые. Дети, которые постоянно причащаются, могу вас уверить, – это дети Божии, ибо таковых есть Царство Небесное. Господь говорит: «Пустите ко Мне детей, не мешайте им приходить ко Мне».

– Вопрос телезрительницы: «Почему все священнослужители так не любят братьев наших меньших – собак и кошек?»

– Про всех не надо говорить. Почему же? Я, например, очень люблю, но у меня, к сожалению, нет возможности их держать, потому что у меня нет своей крыши над головой. Шесть членов семьи, а живем в двухкомнатной квартире, у нас реально нет возможности, чтобы еще и питомец был. Хотя, поверьте, дочки давно уже просят. Когда-нибудь, если даст Бог, будет свой дом, будут и кошка, и собака; может быть, даже и коза.

А что касается симпатий, антипатий, наверное, Вы сейчас хотите другое сказать: что согласно канонам в церковь их нельзя заносить. А поскольку есть еще такое понятие, как «малый храм – дом», то тут надо с большой осторожностью заводить питомцев, и если уж завели, то надо убираться.

Любить или не любить… Есть же масса примеров, когда уже просто жизнью доказано, что всякое дыхание да хвалит Господа. И, конечно, животные тоже хвалят Господа.

Однажды в Брянской области меня позвали на отпевание. И там я увидел на высоком столе гробницу, в ней тело усопшего, а под лавкой – собачонка. Все отпевание она там, бедненькая, пробыла. Она даже не скулила, а где-то дня через два тоже отошла. Есть что-то в этом, она ведь тоже участвовала в этой молитве как-то по-своему, скучала, грустила и навсегда прощалась со своим хозяином. После такого, конечно, призадумаешься. А когда жаворонка услышишь, когда он взлетит вверх и поет рано-рано утром? Ведь это же молитва! «Всякое дыхание да хвалит Господа».  

О чем мы говорим? Нет никакой антипатии. Мы помним, что в Царствии Небесном были все животные; и человек был во главе. Мы помним слова Священного Писания, что в Царстве Небесном возлягут телец и лев. Это означает, что они там будут. А еще мы помним, что природа стенает из-за человеческого греха. То есть сами по себе животные вообще ни в чем не виноваты, виноваты мы, люди, это мы принесли грех в этот мир... А так, что все их не любят, здесь я не согласен.

– Если уж так говорить, могут и простые люди не любить (не только священники): военнослужащие, медицинские работники – кто угодно. Это какое-то оценочное суждение, я тоже не согласен с такой позицией.

Следующий вопрос: «Я женат 27 лет, есть желание посетить мужской монастырь, провести в нем какое-то время, понять на себе, что это. Можно ли посещать такие места?»

Может, просто человек хочет уединиться на какое-то время, провести его в молитве?

– Да, это тоже зависит от фазы супружества. Действительно, в некоторых семьях такое иногда бывает. Когда мы начинаем познавать друг друга, открываем для себя, что мы очень не похожи, и тогда возникает желание – вот так взять и смахнуть со стола все шахматы. Но это искушение, поверьте. Потому что тот, кто уже взялся за плуг, не должен оглядываться. И уж коль скоро Вы решили пожениться, то будьте добры, исполните те обеты, которые дали при женитьбе: обет верности, обет любви, обет быть всегда рядом. Ведь муж очень нужен супруге – и наоборот. И просто так закрыться, уединиться – это в некотором смысле предательство. Мы не имеем права на такие вещи – закрыться и уйти в мужской монастырь. Это несерьезно.

Да, можно поехать к родителям. Если школьные друзья позвали на свадьбу – пойдем вместе. «Слушай, а я не могу». – «А ты меня отпустишь?» – «Вообще-то я понимаю, тебе это нужно, я отпускаю тебя». Вот такая какая-то гармония внутри брака есть. И это нормально. Это жизнь. Но все эти вещи решаются на семейном совете.

А  чтобы уйти в монастырь по принципу «плохие вы, уйду я от вас» – так нельзя. Впрочем, в жизни всякое бывает, это все очень ситуативно. Есть пример: жена бросила своего мужа-батюшку с тремя детьми, ей надоели эти священнические нагрузки. И это проблема матушки (у любой матушки много проблем и очень непростая жизнь). И однажды она сломалась и просто оставила своего батюшку, она хочет жить другой жизнью.

А что же батюшка? Он не имеет права служить в таком случае. По канонам Святой Православной Церкви, даже если не по его вине семья распалась, он больше не имеет права входить в алтарь. У него есть выход: он может принять монашеский постриг. В этом случае он и стал монахом, потом епископом, архиепископом, и у него была большая, очень счастливая и интересная жизнь.

Я был на его отпевании. Это было необычно. Митрополиты, архиепископы, собратья, большое количество священников отпевали владыку… И миряне были  разные: и мужчины, и женщины, и молодые люди... Я говорю: «А кто это?» – «А это дети и внуки почившего». – «Он же архиепископ…»

Потом я вспоминаю, что владыке досталось поднимать троих детей, и он действительно делал это. А потом дочки еще и замуж вышли, причем они стали церковными, их мужья – батюшки, это целая династия. Я сейчас говорю о владыке Мелхиседеке (Лебедеве). Это его жизненный путь. В его жизни была такая ситуация, и он доблестно из нее вышел.

Так что в жизни очень многое случается, и с любовью Божией, верой, со страхом и Божией помощью можно выйти из любой ситуации. У Вас, мне кажется, совсем не критичная ситуация. Съездите в паломничество, причем лучше вместе, переночуйте там, в этом монастыре, утром исповедуйтесь (можно у разных батюшек исповедоваться), причаститесь. Регулярно ездите по святым местам, но вместе. И вместе находите решение проблем.

– Кстати, есть пример преподобного Сергия; может, не совсем похожий. Он же хотел уйти в монастырь и не уходил, пока родители не благословили на это. А здесь жена...

– Конечно, это уже взаимное решение.

– Бывают же случаи, когда договариваются…

– Да, и оба уходят в разные монастыри. Как у патриарха Никона была ситуация, что дети умирали один за другим, и они с матушкой вместе приняли решение: он ушел в один монастырь, она – в другой.

– Вопрос телезрителя: «В Евангелии есть такие слова: как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы с ними поступайте. Меня смущает слово "хотите", потому что "хотелки" у всех людей очень разные, эти слова говорились ведь для всех, не только для святых. А в этом плане человек может хотеть, чтобы ему угождали, чтобы его хвалили. Соответственно, тот, кого будут хвалить, будет хвалить того, кто его хвалит. Получается, вроде и заповедь соблюдена, но как в басне Крылова: кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку».

– Никогда не задумывался над этим. Так долго не может продолжаться, недаром в басне это высмеяли. Человеку рано или поздно (а скорее рано) это очень надоест. Понимаете, это все притворство, а долго это не может быть. А заповедь Христова непреложна, и слова очень серьезны. Действительно, наша воля ущербна, мы всегда об этом помним, это следствие грехопадения.

Да, «хотелки». Вы очень хорошее русское слово нашли для этого. Как еще по-другому скажешь, ведь речь идет об отношении к ближнему? Вспомните эту цитату, вспомните, в каком контексте это сказано, а это сказано в контексте любви к Богу (как ты к Богу относишься). И Господь приводит образ: относись к своему ближнему так, как хотел бы, чтобы к тебе относились. А что здесь имеется в виду? Угождай, помогай ближнему, береги его.

Нет таких людей на земле, чтобы пожелали себе худа, мы же все себе добра хотим. Вот и хорошо. Желаешь себе добра, желай и другому добра. Или как у святого Павла написано: нет такого, кто бы возненавидел свое тело, каждый всегда питает и греет его. Вот так и муж к жене относится, вот так и Христос к Церкви относится... Так что межличностные отношения очень хорошо выстраиваются по принципу: не делай другому то, чего не хочешь, чтобы сделали тебе.

– Вопрос такой: «В Символе веры есть слова: "во Единую Святую Соборную и Апостольскую Церковь". Что значит Апостольскую? При всем моем уважении к апостолам – Церковь исключительно Христова и ничья более. Апостолы – это служители Церкви, и в этом наименовании им совершенно не место. Это как в притче про виноградник, где работники возомнили себя его хозяевами. Не так ли и здесь?»

– Нет, не так.

– Это спор с отцами Вселенских Соборов.

– Вы сейчас смешали воедино и бублики, и рогалики, а еще пирожки в корзину добавили. Мы говорим совершенно конкретно: вот документ – Никео-Цареградский Символ веры, и в Константинопольской части речь идет о свойствах Церкви: единство, соборность, святость и апостоличность. Что здесь имеется в виду, когда говорится, что она апостолична? Имеется в виду преемственность, потому что как раз от Христа святые апостолы восприняли эту Церковь.

Когда Христос жил на земле, Церкви еще не было. Церковь появится уже после  Его Воскресения, а если точнее – уже после сошествия Святого Духа. Вот об этой новорожденной Церкви здесь и говорится (что мы веруем в нее). Христос основал Церковь, но она как институт родилась уже только в Пятидесятницу. И когда мы в Символе веры провозглашаем свою веру в эту Церковь, конечно, мы говорим об участниках того события: двенадцати апостолах, Пресвятой Владычице Богородице, Духе Святом, Который сошел в виде огненных языков.

И именно апостолы разнесли церковное учение по всем концам земли, в том числе принесли и сюда, в наши земли. Поэтому когда мы говорим об Апостольской Церкви, имеем в виду преемственность, что от Христа через апостолов на каждого священника пришла благодать Святого Духа.

– Следующий вопрос: «От меня отвернулась дочь. Как с этим жить? Понимаю, что заслужила это, но не могу так. Как быть дальше?»

– Только один выход – искать контакт со своей дочерью, просить Бога: «Господи, помоги, вразуми, научи, дай мне силы, нужные слова». И через молитву она как-то вразумится, мы сами даже не заметим, как это произойдет. Мы это сделаем, может быть, даже не своей силой, но удивимся: «Ух ты, получилось!» Но получилось с Божией помощью – найти нужные слова, найти подход к дочери.

Проблемы отцов и детей ведь очень глубокие, они начинаются где-то в самом глубоком детстве. И это ведь не только наша проблема. Мы можем хоть костьми лечь, но не найти этого контакта, потому что это проблема обеих сторон. Есть какие-то наши слова, несделанные дела, но есть еще с той стороны проблемы.

Там может быть эгоизм, а он безмерный. Ты можешь сколько угодно угождать своему ребенку, но в итоге получишь какую-то химеру, которой все время мало, мало, мало. Поэтому здесь нужно молиться. А молитва и благодать уже помогают и мне найти нужные слова, и чтобы с той стороны сердце открылось. Поэтому молитесь. Надеемся и просим Бога, чтобы Господь вразумил Вас.

– Следующий вопрос: «Я в будни работаю, но в пятницу и субботу веду веселый образ жизни, могу себе позволить алкоголь. Хожу на работу и жду выходных постоянно. Слишком ли это плохо – вести такой образ жизни?»

– Есть интерес в конце недели: как та вишенка на торте, какое-то утешение... Другое дело, что утешение это достаточно мелкое. Ну разве может быть по-настоящему радостно, если ты выпил? Нет, конечно. Это самообман. Посмотри, что будет завтра? Завтра будет болеть голова. А на душе что будет? Пустота. Эту пустоту надо заполнять чем-то другим.

Сказано: свято место пусто не бывает. И в русском языке есть замечательное слово «воскресенье». Речь идет о том, что Христос воскрес и что каждый воскресный день мы, христиане, вспоминаем самое главное событие истории – Светлое Христово Воскресение. В других языках этого даже нет. Где-то говорят «солнечный день», какое-нибудь еще светило небесное вспомнят, где-то скажут просто «день Господень», но у нас прямо, четко и ясно – это Воскресение Христово.

И накануне воскресных дней в храмах мы и поем, и читаем; и стихиры, и Евангелия посвящаются этому событию. И утром, в сам воскресный день, тоже продолжаем эту службу. Поэтому, конечно, уместнее всего найти радость в посещении храма. Она очень разная, имеет некие этапы. У неофита, только что вступившего на путь воцерковления, это одна радость, у человека, глубоко укоренившегося в церковной жизни, – немного другая; и у священника она по-своему переживается, и у ребенка, и у взрослого. Господь очень милостив, он разнообразно открывает нам эту радость, но она у всех нас искренняя, фундаментально глубокая. И что самое важное – именно эта радость будет у нас в Царстве Небесном.

Когда-нибудь мы умрем, и придет такой момент, что мы оставим наши тела на земле. Что будет с нами, когда мы будем стоять рядом со своим бездыханным телом? У нас будут желания, потому как они – явления духовного свойства. Они никуда не денутся, они останутся. Привычки, навыки, все добродетели и грехи останутся здесь, на моей душе прилипшими. И задача моей жизни – уже здесь и сейчас научиться жить без этого: без выпивки, без объедения, накопительства и прочего. Абстиненция – вот смысл христианской аскетики. И когда я так научусь, тогда я готов принять смерть, то есть принять разлучение души с телом. Кстати, для этого нужен пост. Чтобы приготовиться к этому дню.

«Цветут цветы, но ни я, ни ты уже не можем их сорвать». «Хочу» – а нельзя больше, вот она – сигарета: хочу, а нельзя уже, потому что нет больше этих легких... Это время придет, и никуда от него не денешься, мы все смертные. Сегодня или завтра оно обязательно придет. Но пока оно не пришло, научись жить без этого. Поверь, это дьявольский обман, тебе сейчас он льстит, чтобы потом тебя искусить на Страшном суде. Пока не поздно, поменяй свою фальшивую радость на настоящую.

– Следующий вопрос: «Можно ли дома сильными молитвами, по нескольку раз читая их перед Господом, прося прощения, признавая свой грех, искупить грехи?»

– Нельзя искупить свои грехи. Молитва – это жертва, мы помним об этом. Недаром мы приходим в храм, зажигаем свечи, недаром поминаем своих усопших сродников, приносим Богу умилостивительную жертву. Но христианство не в том, чтобы жертвовать Богу, а в том, чтобы поверить в Его милосердие, чтобы подготовиться принять Его любовь. Это гораздо важнее.

А молитва как способ общения с Богом – этот этап еще выше. И пусть Он действует – это существенно важнее. И когда мы молимся, желательно проникнуться верой в Его силу. Когда мы молимся, желательно понять, что это не мы сейчас механически что-то искупаем, а пускаем Бога, и это Он искупает наши грехи, делает нас невинными, чистыми, достойными Царства Небесного. Вот так молитесь.

– Вопрос телезрительницы: «У меня уже полгода такая беда. Я понимаю, что надо ходить и на литургию, и на всенощные бдения, но последнее время не вижу смысла в присутствии на литургии, если не причащаюсь. Поэтому  хожу на нее в лучшем случае раз в месяц. Я понимаю, что я не права и что молиться надо как можно чаще. И для меня читать «Последование ко Святому Причащению» – это сущая мука, у меня сердце не работает, я себя заставляю, понуждаю. Посоветуйте, как мне от этого избавиться.

И еще я сегодня была на всенощном бдении (при заводе у нас есть храм), попробовала обсудить эту проблему с батюшкой, который меня мало-мальски знает (я посещаю этот храм несколько лет), и только поругалась с ним. Я очень раскаиваюсь в своем поступке… Очень внимательно смотрела передачу, я профессиональный фелинолог (специалист по кошкам), у меня опыт 28 лет. И если Вы мне перезвоните, я Вам посоветую, как завести животное (независимо от того, что у Вас мало места в квартире). Вам оно ничуть не повредит, только все останутся довольны (и Ваша дочка), потому что у Вас очень доброе сердце».

– Обязательно свяжемся, благодарю Вас за это участие в нашей жизни. У Вас есть проблема, через которую мы все проходим. И есть выход. Но он не обсуждается в студии. Я глубоко убежден, что нет универсальных советов. Мы будем говорить с Вами по поводу кошек, а заодно пообщаемся  по поводу этой духовной проблемы. Обязательно продолжим с Вами личное общение. Я убежден, что это все-таки обсуждается на исповеди. И, может быть, батюшка сегодня был занят, потому что большой праздник, очень много людей и желающих исповедоваться, а Ваш вопрос фундаментальный, требует внимания и детализации.

Все-таки скажу несколько слов, какие есть выходы. Первый выход – оживить свою молитву, чтобы осознать, что ты не вычитываешь правило (это ужасно, это надо сразу отбросить). На нас никто не возложил какие-то вериги, и это не должно быть препятствием к нашему причастию. Мы не можем так причащаться, причащаться нужно любя. Нельзя причащаться, как будто какую-то обязанность возложили на тебя. Ни в коем случае, это извращение.

Есть молитва, есть определенный порядок, есть каноны, и они нас настраивают, придают какой-то поток нашей мысли. Когда молишься, ты же вспоминаешь огромное количество примеров. Чтобы оживить свою молитву, читайте Священное Писание. В тех молитвах говорится про Петра, про его покаяние – прочитал, как это было у Петра. В молитве говорится про святого Симеона – а знаешь ли ты, что для него значит взять на руки Младенца и сказать: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко»?

Мы еще вспоминаем про хананеянку. Кто она такая? Еще раз прочитай, причем внимательно. Почитай толкования святых отцов, что это была за кровоточивая женщина и почему автор этой молитвы сопоставляет себя с этой самой хананеянкой. Или мытарь и фарисей – также прочти о них. На каждом шагу огромное количество образов приводят нам отцы, чтобы пробудить в нас те или иные эмоции или даже духовные состояния. Оказывается, что и я такой же, как свинья, – плюхнулся в лужу и лежу. Вот оно – греховное состояние. И оказывается, я могу встать из этого состояния.

Когда молишься, ты уже не привязываешься строго к тексту. Ты читаешь эти слова, но  думаешь, чтобы не только уста твои молитву произносили, а чтобы разум твой обязательно участвовал в этой молитве, и тогда она оживляется. Не стараться читать быстро, а все-таки читать вдумчиво. Мне кажется, это поможет на первых порах.

Придет время, когда вообще все эти молитвы Вы выучите наизусть. Это нетрудно, пока память работает. Важно другое (и для батюшки тоже, не только для мирянина). Важно понимать, что Бог здесь и сейчас, перед тобой. Вот я сижу в студии, и в какой-то момент озарение – а ведь это Христос здесь, сейчас, напротив меня. И я здесь перед Его лицом, перед Живым Богом молюсь. Какая же здесь косность, если Он здесь? Как так можно? Конечно же, будешь молиться, используя эту возможность.

Завтра может случиться так, что у меня больше не будет возможности молиться. Есть же такие ситуации. Приходят люди и говорят: «У меня глаза не работают, я не могу читать правило». И у меня так может быть, все может случиться, поэтому я пользуюсь этой возможностью, пока глаза работают, я читаю и благодарю Бога, что есть такая возможность. Молитва – это живое общение с Живым Богом. Я думаю, память об этом нам и поможет.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы