Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

1 сентября 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма святителя Николая Мирликийского в Отрадном (г. Москва) священник Николай Бабкин.

– Сегодня особенный день – День знаний. Как Вы всегда подходили к этому дню?

 – Первое сентября для каждого человека – для папы, мамы, даже для бабушек, дедушек – особый, волнительный момент. Многие в эти дни традиционно приходят в храмы для того, чтобы попросить у Господа Бога благословение на учебу. Во всех храмах нашей страны совершаются молебны перед началом учебного года. Большинство наших телезрителей сегодня тоже были в Церкви и просили за себя и близких помощи Божией. Хорошо в этот день причаститься Святых Христовых Таин.

Мы помним, что в Евангелии от Иоанна Богослова Христос называется Логосом – Словом. Через познание Божественного слова мы можем умножать и наше знание – о видимом мире в том числе. Это было заповедано Богом еще в раю, когда Господь Бог сказал Адаму нарекать животных, изучать этот мир. И по сей день мы интересуемся знаниями. Хотя многие критики, скептики говорят, что Церковь против науки, но на самом деле это не так. Если посмотрим на древних авторов, то увидим, что, наоборот, наши святые отцы пользовались естественнонаучными знаниями того времени и даже какие-то собственные научные наблюдения приводят в своих трудах.

Например, это творения преподобного Иоанна Дамаскина или святителя Василия Великого, когда он говорит о Шестодневе, о творении мира Богом. Сегодня даже рассматривается взаимосвязь  теорий эволюции и традиционного креационизма (как теорий происхождения в целом нашей Земли). Поэтому связь науки и религии – безусловна. Я даже считаю, что религия помогает человеку с познанием этого мира. Она освобождает тебя от всего лишнего – освобождает ум, очищает сердце, и можно больше времени тратить на изучение явлений этого мира. Так что я желаю нашим телезрителям не только думать за детей, за школьников, но еще и каким-то образом пополнять свой багаж знаний, расширяя кругозор.

– «Век живи – век учись». Часто мне говорили, что я должен учиться, обязан, это мое послушание. Действительно ли нужно относиться к учебе как к послушанию (или как к работе)? Как правильно относиться к учебе?

– Если человек учится в семинарии, то, наверное, это и правда его послушание. В нашем случае (так как мы люди, вышедшие из духовных школ) учеба – это еще и послушание.

– Кроме учебы есть еще и послушание.

– Есть даже разные интересные поговорки про московские духовные школы. Есть семинарии с более интеллектуальным уклоном, а есть такие, в которых больше внимания уделяют послушанию, чем самой учебе. Наверное, в этом многообразии – некая гармония. Каждый человек может что-то для себя выбрать: кому-то ближе труд – это люди дела. Кто-то предпочитает размышления, изучение наук, постижение языков, например (то есть это более глубокое изучение веры). Каждому свое, и пусть так и будет.

– У нас в основном светские школы, очень мало православных, и то не во всех православных школах правильно построена работа, как это нужно по нормам, принятым в нашей Церкви синодальными учреждениями. Как себя вести православному школьнику в светской школе, тем более в больших городах – многоконфессиональных и многонациональных?

– Так как я служу в Отрадном, то у нас есть особенность: рядом с храмом две мечети, синагога, и сейчас строится какой-то буддистский центр.

– Есть простор для проповеди.

– Да, есть чем заняться. Легко говорить для верующей, православной аудитории. Гораздо сложнее говорить с людьми, которые относятся к этому предвзято или скептически. Я думаю, для православного школьника самое главное, чтобы его родители были православными. Бывает так, что родители хотят отдать ребенка в воскресную школу, чтобы там его научили вере, но при этом они сами к вере имеют небольшое отношение. Приводят его в храм, причащают, а сами при этом не причащаются. К сожалению, это бывает и среди воцерковленных верующих, а ведь именно с этого нужно начинать – с Чаши Христовой, литургии – это самое главное, потому что во Христе мы все объединяемся, становимся одной большой, дружной семьей. И дети видят, как ты к этому относишься, как это воспринимаешь. Если родители сами не подают пример, то, конечно, рано или поздно они почувствуют некоторую искусственность, двойственность, и когда наступит знаменитый  подростковый период – могут возникнуть реальные сложности.

– Выстрелит.

– Стреляет так, что подростки уходят из Церкви. Мне часто пишут об этом. Я всегда говорю, что это нормально для подростка. Каждый из нас проходил этот период. Просто время проходит, и человек немножко в себя возвращается. Скачки гормонов приходят в норму, и постепенно начинаешь понимать, чего хочешь от жизни, учишься воспринимать себя взрослым. Думаю, если у вас есть дети (неважно – маленькие, подростки или уже студенты), самое главное, чтобы наши слова соответствовали нашим поступкам. Не так, как в знаменитом анекдоте: «Сынок, ты, как я, матом не ругайся».

– Вопрос телезрителя: «В Книге Бытия есть такие слова: Господь Бог создал человека из праха земного и вдунул ему в лице дыхание жизни, и стал человек душою живою. Этот процесс был одноразовый или же при каждом зачатии Богу приходится проводить “операцию” по производству “дыхания жизни”»?

– Насчет праха земного есть разные переводы. Есть древнее слово «акелдама» (или «красная глина»), то есть речь идет о том, что существовала некая первоматерия, из которой Господь Бог создает человека и вдыхает в него дыхание жизни. Это душа, про которую мы все говорим. Дальше люди рождаются уже естественным образом. О рождении людей иным способом мы не знаем ничего, потому что его просто не было. Бог создает Адама из какого-то существа, а Еву создает из части Адама. Поэтому Адам и Ева становятся прародителями. Дальше случается грехопадение, и потом люди уже рождаются естественным образом, поэтому Богу не нужно каждый раз создавать первоматерию. А вот дыхание жизни, то есть сама жизнь – это то, что дает Господь Бог, то, что нас отделяет от животного мира. В библейском и в нашем православном богословии есть много разных мнений насчет понятия «душа», и можно целые отдельные эфиры этому посвящать. Но все толкователи сходятся в одном: дыхание жизни – это то, что принадлежит Богу, некая Божественная энергия, которая дается человеку и делает его образом Божиим. То, что отличает человека от животных.

– И поэтому большой грех, когда человек лишает себя жизни самостоятельно.

– Человек убивает в себе Бога, уничтожает себя, противопоставляя себя Богу. Поэтому Церковь за самоубийц не молится. Не потому, что мы такие холодные, жестокие и не хотим молиться за самоубийц, а потому, что человек, убивающий сам себя, бросает вызов Самому Богу. Конечно, это не касается людей, которые ушли из жизни в состоянии каких-то психических заболеваний. В таких случаях Церковь даже благословляет отпевание, молится за усопших.

– Каждый случай разбирается. В нашей стране очень много случаев самоубийств – и каждый случай очень страшный. В начале программы я заявил, что Вы в своих социальных сетях поднимаете тему суеверий. Очень много суеверий, касающихся школьной жизни, студенческой. Книжку под подушку кладут, в форточку кричат разные слова и еще всякие прибаутки. Это все-таки грех или детские шалости? Как к этому относиться?

– Я не стану осуждать школьников или студентов, которые верят в суеверия. Это будет неправильно. Для этого есть священник,  есть родители, которые должны объяснить, что лучше всяких примет, учебника под головой – молитва; это гораздо благонадежней. Меня, например, с детства бабушка учила молитве. У нас есть небесный покровитель. Московские семинаристы и те, кто учился в Лавре преподобного Сергия Радонежского, по традиции всегда перед каким-то экзаменом или зачетом заходили к преподобному, молились.

– Если говорить о Лавре, то там каждый день это происходит. Заканчивается утренняя молитва, завтрак – и по пути заходишь к преподобному Сергию.

– В Николо-Угрешском монастыре мы тоже заходили к мощам святителя Николая и другим мощам. Потому что храм – это место особого присутствия Божия. А зачет, экзамен – это то, чего ты страшишься. Даже не потому, что ты какой-то маловер и боишься получить двойку, а просто потому, что плохим результатом подведешь родителей. Педагоги наверняка будут иметь о тебе не самое лучшее представление, и не хочется расстраивать людей, которых любишь. Если для человека это мотивация, то здесь ничего плохого нет. Насчет учебника и подушки есть один позитивный момент – перед сном хорошо повторить какие-то вещи, просмотреть конспект. Но тетрадка под подушкой не увеличит количество знаний. Хотя я думаю, что здесь момент больше психологический. Когда человек это делает,  ему кажется, что он во время сна будет какие-то вещи проговаривать.

– В фильме «Большая перемена» есть эпизод, когда радио работало… И у человека перемешалось все в голове.

– Даже в суеверии есть какие-то здравые моменты, которые можно объяснить и принять, а есть вещи, которые совершенно противоречат христианской морали, духовности. Я думаю, молитва – самое лучшее средство. Каждый православный христианин, открыв молитвослов, может найти знаменитую молитву, которая начинается словами: «Преблагий Господи, ниспошли мне благодать Духа Твоего Святаго». Она очень короткая, каждый может ее выучить. Или хотя бы «Отче наш».

– Или «Господи, помилуй». Я иногда на экзамене так боялся, что просто читал Иисусову молитву. Молитва помогает, конечно, но если ты не выучишь ничего, то ничего не получится. Как говорится: «На Бога надейся, и сам не плошай». Трудиться тоже нужно.

Я бы хотел поговорить о браке, семейных отношениях, разводах (что касается суеверий). Часто встречается вопрос: люди венчанные где будут после смерти? Так же в семье или это будет совершенно другое состояние? Как это будет? Многие говорят: «Надо повенчаться, чтобы на том свете быть вместе». Правильно ли это?

– Церковь об этом не говорит. В Библии мы не находим об этом упоминаний, то есть это народное богословие. Представьте, если муж атеист, не верит в Бога. Жена уговорила его повенчаться. Неужели человека, не верующего в Бога, не любящего Его, Господь Бог примет в рай только потому, что он один раз принимал участие в таинстве Венчания? Получается, в рай попасть так легко: достаточно повенчаться?

Мне кажется, это несправедливо по отношению к тем христианам, которые не были венчаны. Не все православные люди был венчаны, это действительно реальная ситуация, особенно в советское время. Церковь всегда признает брак законным даже через загс, не считает блудом законные отношения, если люди их зарегистрировали официально.

Насчет загробной участи: брак – это не пропуск в рай, не какой-то билетик спасения. Брак – это таинство, в котором дается благодать для совместной жизни. Поговорка гласит: муж и жена – одна семья (не то, что некоторые думают). В браке два разных человека потихонечку друг об друга обтесываются и создают одно целое. Конечно, если к этому стремятся. Если у людей общее мировоззрение, если они смотрят одинаково на мир, то и в той жизни будут рядышком друг с другом.

Но если же, например, муж атеист, а жена глубоко верующая христианка, это, конечно, не говорит о том, что он в ад попадет, а она обязательно в рай. Это решает только Господь, мы не должны здесь становиться на место Бога. Но мы должны помнить слова апостола Павла, который говорит, что всякий человек будет судим по закону Божьему. Даже если человек был атеистом (или некрещеным, или невенчанным), все отвечают по закону, начертанному в нашем сердце. У нас есть совесть, она есть у каждого. И даже тот, кто в храм не ходит и Бога не знает, тоже не освобождается от ответственности, потому что закон Божий есть в нем самом. Другой вопрос: прислушивается он к этому закону или просто оставляет его в стороне, живя как все. Это уже другая тема.

Венчание не гарантирует спасения, но помогает в целом и мужу, и жене. Это дополнительная помощь, благословение и благодать, что помогает людям вместе проходить искушения, вместе проходить соблазны. Так легче, то есть ты получаешь от Бога громадное утешение в виде Его благословения. Одному по жизни тяжелее, один в поле не воин, а если вы идете вместе, то все тяготы делятся пятьдесят на пятьдесят.

– Кому еще предстоит венчание, тем очень важно слушать молитвы, которые читает священник. Там очень много всего интересного.

– Там очень красивые древние образы, ветхозаветные, древних пар, патриархов, в том числе Иоакима и Анны, родителей Пресвятой Богородицы, или же Захарии и Елисаветы, другие замечательные образы старого Завета, в которых представляются разные супружеские союзы. Мы в Библии не видим каких-то одинаковых отношений между людьми. Отношения бывают совершенно разные. Мы в них видим любовь, но иногда даже наблюдаем ревность, иногда зависть. Библия – книга очень правдивая, и она отображает все человеческие взаимоотношения. Если рассматривать конкретно семейную тему, то Библия – это действительно кладезь.

Есть книга о любви; она, конечно, не о чувственной любви, а о любви духовной. Это Песнь Песней Соломоновых; книга описывает как раз любовь к Богу на примере любви двух людей, мужчины и женщины. Конечно, святые отцы предупреждали, чтобы мы не воспринимали ее по-плотски, но смотрели на нее глазами духовными... Но главная книга о любви – это все-таки Евангелие.

– Вопрос телезрителя: «У меня ребенку шесть лет. Я хотела бы узнать, не рановато ли отдавать его в воскресную школу? И как лучше: до обычной школы или после школы? В каком возрасте?»

– Я думаю, до школы. Почему? Объясню на примере. У меня есть друзья, у которых ребенок перешел из сельской школы в городскую (так получилось, что они переехали). И там ребята оказались более «продвинутые»: у них телефоны, они стали ему показывать какие-то вещи… В общем, ребенок начал узнавать то, о чем папа и мама ему не рассказывали, и он даже не знал, хорошо это или плохо, так как интерес, любопытство присущи нам, людям. Родители решили для себя, что лучше они будут возить его в школу из города обратно в село, чтобы он там доучился хотя бы до девятого класса, потому что то окружение, к которому он привык, гораздо лучше на него влияет.

Обычно в воскресные школы с шести-восьми лет принимают. Например, у нас в Отрадном в этом году с шестилетнего возраста принимают, поэтому, если живете неподалеку, можно приводить ребенка. По крайней мере, у него будут верующие сверстники. Понятно, что не все мы идеальны, не надо думать, что в воскресной школе все дети супервоцерковленные. Конечно, нет. Дети есть дети, и все дети разные, родители тоже разные, у каждого человека разный опыт в Церкви. Но, по крайней мере, у ребенка будет добрый пример перед глазами, а это тоже хорошо, тоже важно. Еще плюс, если он пойдет в школу и увидит этих ребят из воскрески в своей родной школе, ему будет с кем дружить. Это тоже очень важный момент, ребенок не потеряется, он будет искать для себя верные ориентиры. Школа, сами понимаете,  разная совершенно. Даже просто пройтись по метро, по улице: одни родители позволяют себе при детях ругаться матом и курить; другие, наоборот, очень воспитанные. И здесь вера имеет влияние определяющее. Так что я лично считаю, что для маленьких деток воскресная школа – это хорошо. Ну а что касается детей постарше, я в этом отношении больше придерживаюсь инициативы молодежных клубов, которые объединяют подростков уже по интересам, а не просто дают знания на уровне православной культуры.

– Я, например, не любил в воскресную школу ходить. Понятно, о многих вещах я слышал дома. Я не понимал, что я там делаю, и мне очень не нравилось просто то, что это происходит в воскресенье. Это был мой единственный выходной, но я должен был с двух часов до шести или семи проводить в воскресной школе. Я очень часто встречаюсь с таким мнением, что наши дети и так в школе перегружены. Как здесь быть?Как тогда вообще можно дать религиозное образование ребенку, если он учится в светской школе?

– Если родители просто хотят дать духовное образование ребенку, чтобы он знал какие-то начальные вещи, они могут делать это и сами. Первоначально это должны делать родители. Первые книги, по которым учились читать, были Часослов и Псалтирь (в традиционных семьях). Это было дома. Потом уже, в возрасте тринадцати-четырнадцати лет, люди шли в школу. А до этого в основном было домашнее обучение (при помощи знакомых; например, дьяка церковного). Сейчас же дети выходят из дома очень рано, и у них огромная нагрузка. Если при школе, например, есть факультатив типа православной культуры, то, наверно, это будет более уместно. Если же его нет, то я не думаю, что сорокаминутное занятие в воскресенье сильно утомит детей. Это, мне кажется, зависит от того, как это выстроено на приходе. Если это очень динамично, то хорошо.

В храме может быть сделано так. Например, начинается служба – и одновременно начинаются занятия в воскресной школе. И где-то к середине богослужения занятия заканчиваются, дети приходят на литургию, например, к Херувимской песне, на литургию верных, самую главную часть. Пусть они пропустили чтение Евангелия, но они же слушали Божье слово на уроке, они пришли на литургию верных, помолились, причастились и пошли вместе с родителями домой. Мне кажется, вот в такой форме воскресная школа ничуть не отягощает ребенка. И если это богослужение не начинается в семь утра, я думаю, что ни для родителей, ни для детей это не будет большой проблемой. В Москве обычно воскресное богослужение начинается довольно-таки поздно. Вот в Отрадном у нас в 9.30 начинается служба. Хотя воскресная школа с двух до семи – это, конечно, долго для детей. Тем более если ребенку шесть-восемь лет, это очень тяжело и большая нагрузка.

– Как ребенка научить молиться? Нужно ли навязывать ему это? Что здесь самое главное?

– Я не понимаю этих вопросов вообще. Детей не надо учить молиться, дети смотрят, как молишься ты; они тебе подражают. Все просто. Я не учу своих детей молиться, то есть я не говорил: «Становитесь, открывайте книжечку и читайте». Они просто видят, что папа молится, мама молится. Они подходят, спрашивают: «Ты что делаешь, папа? Мама, а ты что делаешь?» И рассказываешь, что ты делаешь. Потом видишь, что они тоже начинают молиться.

– И они реально молятся?

 – И они реально молятся. Они сами обращаются к Богу. Я даже скажу, у меня дочка помогала на приходе с погодой. У нас было пасхальное богослужение утром для детей-инвалидов. В городе пасмурно, дождь льет, а у нас детский крестный ход. Пасха, радость. Я говорю: «Сенечка, помолись, пожалуйста, чтобы Господь Бог солнышка послал нам». Только мы приехали, сразу у нас распогодилось, солнце. А за деревней тучи, дождь. Я говорю: «Сенечка, что ж ты только за нашу деревню помолилась?» Она говорит: «Папа, а ты не просил».

– А сколько дочке лет?

– Сейчас уже шесть с половиной. Это, конечно, не означает, что детская молитва сильнее или слабее. Просто дети меньше сомневаются, у них меньше проблем с верой, то есть они менее над этим задумываются. Они не ставят вопрос: «Исполнит Бог молитву или не исполнит?» Когда не исполняет, она подходит и спрашивает: «Папа, я попросила у Господа, а почему Он не исполнил?» Вот тут начинаешь понимать, что ребенок интересуется не просто молитвой, а уже духовной жизнью. И с ним надо уже разговаривать, объяснять, что Бог – не лавочник, не волшебник, у Него есть Своя воля и Он может не захотеть исполнять твою молитву. Может быть, хорошая погода не в Его планах вообще, к примеру.

У меня были критические ситуации в жизни, связанные с дорожно-транспортными моментами. Например, мы на льду остановились (в горку), сзади обрыв и вперед не проедешь, потому что гололед. И вдруг по молитве ребенка появляется откуда-то мужчина, а потом так же неожиданно исчезает. Все это результат детской молитвы.

Иногда люди пишут: «Батюшка, помолитесь, пожалуйста». Я говорю: «Сень, помолись, пожалуйста». Иногда в день прилетает много просьб, и она молится искренне.

Я думаю, все должно быть естественно, здесь не нужно особенно что-то усложнять. Позже можно уже и «Отче наш» выучить, какие-то другие молитвы, чтобы у ребенка был текст, от которого он будет отталкиваться. Но я скажу честно: когда я был маленький, мне славянские молитвы были непонятны, сложно было. Меня, наоборот, научили сразу молитвам. Но молиться сам я уже стал в более сознательном возрасте. Поэтому своих детей я не стал учить молитвам. Я просто показал, что можно молиться. Понятно, что сам я молюсь славянскими текстами. Но детей не стал заставлять учить молитвы. Сейчас они уже подошли к такому возрасту, когда мы их чему-то учим. Но перед этим они сами научились обращаться к Богу, то есть это должно быть естественно.

Воскресная школа чаще всего ставит как раз задачу выучить пяточисленные молитвы, какие-то еще, чтобы родители видели результат. Понятно, они тоже хотят, чтобы дети знали молитвы. Но я бы посоветовал родителям просто молиться дома, пусть дети это видят, не стесняйтесь, не закрывайтесь от них, можно даже им предлагать рядом постоять, послушать вас или же предложить им попросить Господа о чем-то. Просите ваших детей помолиться за вас. Если ребенку пять-шесть лет, он может попросить у Бога за вас, и Бог его услышит, как Он слышит каждого из нас. Просто у детей чище сердца, они не страдают всей «бытовухой», которая давит на наш мозг и придавливает нас к земле. Они более беззаботны, поэтому им легче молиться, легче отрешаться от каких-то земных проблем, чем нам, взрослым.

 – Вопрос телезрителя: «Я читал у Игнатия (Брянчанинова) или у Григория Паламы о многословии и о том, когда мало говорят... Как бы отец Николай объяснил эти слова подробнее?»

–  Я бы вспомнил слова Христа, Который сказал: «да будут слова ваши: да, нет; а остальное от лукавого». Многословие свойственно таким людям, как я. Люди, более духовно укорененные, говорят мало и по существу, потому что у них есть большой жизненный опыт, и чем старше человек становится, тем он менее многословен. Не потому, что ему нечего сказать, а потому, что ему легче высказать мысли в нескольких словах и предложениях. Поэтому лично я всегда поражаюсь писаниям, например, святителя Игнатия (Брянчанинова). Даже те филологи, с которыми я общался,  те, кто преподавал нам в семинарии, с большой любовью относились к нему. Даже не столько как к святому отцу, но как к автору, у которого был замечательный язык; он ясно, лаконично выражал свои мысли. Я думаю, в духовном отношении все мы должны стремиться к тому же – к кротости. Кроткий человек – это не только сердцем кроткий, но и на словах кроткий, то есть тот, кто не говорит лишнего, не осуждает ближнего, в слове старается быть воздержанным, в том числе в эмоциях, чувствах. Это все помогает нам и учит нас быть немного смиреннее.

Это очень полезно в семейной жизни.

–  Да.

Как сложно иногда промолчать... У Вас опыт семейной жизни больше, чем у меня; уже трое деток. Были ли у Вас искушения, когда хотелось развестись, все бросить? По статистике в священнических семьях много разводов.

– В священнических семьях разводов меньше, хотя случаются. Чтобы не шокировать наших телезрителей, скажу, что это случается довольно редко. Священники тоже люди, и матушки бывают разные. Я не хочу говорить ничего плохого против женщин, но по молодости мы ошибаемся. Например, если ты хочешь стать священником и к монашеству  не готов, значит, тебе нужно жениться. Молодой семинарист, вышедший после духовной школы, хочет поскорее взять себе верующую супругу и начать с ней добрую, благочестивую жизнь. И иногда по молодости лет бывает не восприимчив к некоторым вещам и натыкается на то, что супруга более светская.

Если брать не конкретно священников, то в целом разница в мировоззрении влияет на людей. Конечно, когда мне пишет девушка: «Я хочу выйти замуж за мусульманина», – я ее честно предупреждаю, что у них будут разные взгляды на жизнь. Это вопрос интеллектуальной и идеологической совместимости, говоря психологическим языком. Если разная мировоззренческая составляющая, людям сложно найти стык. Главная причина развода в том, что люди разные, и разные кардинально. Поэтому общность веры, общность взглядов на жизнь – это важные критерии, чтобы брак был крепким. Здесь чувства не играют определяющей роли, потому что чувства проходят. На их место приходит нечто более весомое и настолько теплое и сильное, что притягивает людей гораздо сильнее, чем просто взаимная симпатия.

 Молодые семьи не все про это знают. И даже люди старшего поколения, прошедшие советское время, нередко советуют: «Ну, вы поживите вместе, главное – детей не рожайте. Не понравится – разбежитесь. У нас в наше время не было такой возможности, а у вас есть». Плохо, когда мама с папой так советуют. Время прошло – и ей поздновато рожать, и проблемы со здоровьем, а захотелось. А когда работа или карьера ставится на первое место, то брак бывает для некоторых непосильной ношей.

Я недавно беседовал с человеком, он мусульманин. Он говорит: «Я для себя понял, что легче одному». Хотя у него двое детей. А причина таких разводов, даже в религиозных семьях, та, что люди разные. Они и перед браком ставят разные цели. Это может быть и в семье священника, и в обычной семье.  Обычно женщина хочет любви, домашнего уюта, счастья. А что хочет мужчина, мне сложно представить, и я не хочу плохо говорить про других мужчин. Я думаю, что они тоже хотят домашнего уюта, тепла, но современные мужчины выбирают девушек немного по другим критериям. Для него эмоциональная составляющая не на первом месте и, наверно, даже не на втором. Поэтому случаются проблемы в плане того, что люди расходятся.

Если семья традиционная, религиозная, ей и легче, и сложнее. И там, и там есть сложности. Религия не гарантирует человеку счастливую семейную жизнь. Потому что у одних в одно ухо влетает, в другое вылетает; можно быть слушателем слова и не исполнителем слова. И создавать при этом семью. Говорить о вере, ходить в храм исповедоваться и причащаться, а дома быть тираном. Тема домашнего насилия актуальна, в том числе и в религиозных семьях. К счастью, не настолько в христианских, сколько в семьях других вероисповеданий. Не все черное и белое. И мы не будем говорить, что христианские браки более счастливые, чем нехристианские. Но настоящие христианские браки гораздо счастливее, чем светские. Не потому, что там люди лучше живут, а потому, что у них есть ценности. Кроме своей личной правды есть ценности общечеловеческого характера.

 Самая главная ценность – это любовь. А Бог есть любовь. Поэтому те, кто пребывает в любви, пребывают в Боге. Для христианина разочаровать Бога – это тяжелая ноша. Чувство вины – это то, что реально разлучает его с Богом, отделяет от Него, огорчает и причиняет глубочайшую скорбь. Если это случается, христианин старается как можно скорее с кем-то примириться. Тема прощения для него наикратчайшая. Человек ходит каждую неделю в храм, исповедуется, и, конечно, ему покаянное чувство не чуждо. Если он обидел свою половинку, он скорее всего попросит прощения. В этом отношении христианские семьи выигрывают. Настоящие христианские семьи, которые являются воцерковленными, которые исполняют слова Иисуса Христа, а не просто по наружности являются верующими. Как Господь Бог говорил о фарисеях... Самое главное: начинка – духовность, основа, то, что укрепляет брак. Если этой начинки нет, то брак будет пресным, сухим; может даже, жестким. Но если в нем есть начинка «вишневая», «кремовая» или еще какая-нибудь, то все приобретает другой вкус – и сама жизнь становится интереснее.

– Один священник рассказывал  о том, как выбирали мужей и жен в старое, дореволюционное время, когда смотрели «в корень»: какие родственники, как живут, кто такие, что делали, какие грехи есть у них, особенности характера, поведения. Это сильно взбаламутило общественность: почему какие-то архаичные традиции? Я знаю пример, когда родители сводили молодых людей – и по благословению родителей брак вполне успешный. Как правильно? Я придерживаюсь точки зрения, что отец Димитрий Смирнов прав. Он как раз приводил этот пример… Как быть?

– Об этом же говорит и такая наука, хоть и светская: семейная психология. У меня жена психолог, и волей-неволей я этой темой интересуюсь, да и в семинарии сейчас психологию преподают. Мы уже говорили в начале передачи о научном познании мира, что это неплохо. Поэтому давайте исходить не только из духовных позиций, но и из общечеловеческих тоже. Батюшка Димитрий правильно говорит. Люди проецируют отношения своих родителей в свои собственные семьи. Это факт. Я замечаю это по себе. Наверно, каждый, кто живет в браке, замечает, что волей-неволей  копирует отца или мать.

– Давайте не будем пристально смотреть на тещу или тестя...

– Я не думаю, что настолько такая идентичность имеет место... Я думаю, что все-таки здесь главное не то, какая теща или ее муж, а как они общаются между собой. Особенно если бываешь свидетелем какой-то ситуации, необязательно конфликтной, но сложной. Как они выходят из нее. И ты можешь понимать, что твоя половинка в каких-то стрессовых ситуациях может вести себя подобным образом. И какая реальная ситуация в доме? Заходишь в семью – там чисто, уютно, тепло, забота есть, какие-то свои традиции. Ты понимаешь, что твоя половинка будет стараться переносить в дом что-то хорошее, интересное. Если этого нет,  например, неполная семья, – это будет играть огромную роль. Если ваша будущая избранница или избранник из такой семьи, нужно ясно осознавать: если не было отца или матери, человеку будет не хватать любви. Это все равно как дыра в душе. Ее нужно будет заполнять в течение жизни. Если не будешь заполнять, человек будет пытаться компенсировать это чем-то иным. Некоторые начинают стервенеть. Была реальная причина развода из-за того, что люди потеряли душевное тепло, душевное единство.

Когда теряется душевное единство, люди не могут быть честными с собой. Когда мы влюбляемся, мы можем часами болтать друг с другом. Парень с  девушкой сидят в кафешке – ля-ля-ля. Что происходит в браке? После того как они  поженились, он пришел, в телефоне сидит, она – в телефоне… Теряется душевное единство. Если будет душевное единство, люди будут находить общие темы. Если  будут интересоваться друг другом. Понятно, что мужчине могут быть неинтересны  какие-то увлечения жены.

– Он может даже против них выступать.

– Да, может быть против. Я имею в  виду  магазины, сумочки, фильмы, проблемы на работе. Жене может быть неинтересен футбол или времяпрепровождение с друзьями мужа или проблемы с его начальником. Ей может это быть неинтересно просто по натуре. Но если человек немного переступает через себя, пытается понять другого, будет легче. Когда наступает конфликтная ситуация, будет легче увидеть, что на самом деле он хочет. Бывают ситуации, когда мы говорим одно, думаем другое, а поступаем вообще иначе. Если ты знаешь человека хорошо, понимаешь: не всегда то, что он говорит, соответствует тому, о чем он думает. Даже если женщина ругает своего мужа, может, она хочет его внимания? Из-за отсутствия внимания она начинает его пилить. Это тоже может быть от недостатка любви. Я бы посоветовал всем нашим телезрителям сохранять душевное единство, ведь это же есть любовь. Проще говоря, мужчины и женщины, дружите друг с другом.

– Рождение ребенка может спасти трудную жизненную ситуацию? Можно ли это рассматривать как критерий спасения семьи?

– Я думаю, нет. Это только кажется так. Женщина думает: «Рожу ребенка, и все изменится». «Выйду замуж, я его спасу, я смогу его изменить». Некоторые женщины играют роль спасительницы, на самом деле они просто являются жертвами.

– «Моей любви хватит на двоих».

– Да. Изначально провальная ситуация, и браки рушатся впоследствии из-за такого неверного подхода. Мужчина тоже виноват по-своему. Но женщине так смотреть на ситуацию изначально не стоит.

– Пришел вопрос, относящийся к детям, по Священному Писанию: «Как впервые рассказать ребенку о Библии? Кто такой Иисус Христос. Есть очень красивые иллюстрированные детские Библии. Как в ребенка вложить понимание, что это священный текст, а не какая-то сказка?»

 Я очень любил картинки рассматривать.

– Я тоже. Была известная голубенькая Библия... С детства помнишь. Мне кажется, впервые ребенок знакомится с миром Библии, когда приходит в церковь. Там есть иконы, роспись. Например, моему сыну очень нравится крест. Когда он видит Распятие, ему становится интересно, он задает вопросы: «А почему Иисусу больно? Кровь течет». Ему жалко, что у Него терновый венец на голове. Он видит, что Ему больно, и начинает задаваться какими-то вопросами: «Зачем? Почему? Как это изменить? Зачем Господь так мучается»?  Поэтому книжки помогают. Я думаю, гораздо лучше, когда мы сами рассказываем эти истории детям. Папа, даже если сильно устал, вполне может вместо сказки на ночь рассказывать какие-то библейские истории, сопровождая их своими собственными комментариями, своим личным видением. Во-первых, дети будут сразу понимать отличие между сказкой и библейским рассказом. Это будет разница для них очевидная. И, во-вторых, они будут видеть, что для родителей это важно. Тогда эти книги, которые, к примеру, будет дарить крестная, они будут воспринимать не как какой-то подарок или иллюстрацию, а как нечто большее. Но это будет зависеть от подачи родителей. Если родители правильно подают это, тогда все воспринимается адекватно.

Некоторые родители начинают возмущаться, когда дети начинают играть в библейские истории. Бывает такое. Или иконками начинают играть.

– А если ребенок воспроизводит какие-то элементы богослужения?

– Очень много видео на YouTube, как мальчик кадит или читает Писание, изображая папу-диакона. Он особо не понимает, что читает. Просто знает, что папа так делает. Он наряжается как папа,  играет. Я не думаю, что на небе ангелы хватаются за голову в ужасе от того, что дети так кому-то подражают. Они так делают не со зла.  Это не клоунская пародия древних языческих цирков, когда высмеивали какие-то вещи. Здесь нет какой-то  карикатуры, желания высмеять. Дети просто познают мир через игру, это для них вполне естественный процесс. Мы, взрослые, тоже играем в свои игры. Просто они у нас более завуалированные, чем у детей. Игра – это часть нашей жизни вплоть до старости, до смерти.

– Время нашего эфира вышло. Прошу обратиться к телезрителям с неким итоговым обращением.

– Дорогие братья и сестры, я всех вас благодарю за сегодняшний теплый вечер. Всех поздравляю с Днем знаний, с воскресным днем, с первым осенним днем. Наши сердца и наши семьи переживают разные этапы. И как сменяются времена года, пусть так же сменяется жизнь в наших семьях. Несмотря на то, что бывают разные периоды, мы всегда должны оставаться христианами. Мы сильно устаем на работе, но всегда должны находить время на тех, кого любим, потому что иначе жизнь начинает проходить мимо. Вспомните, как в детстве мы бежали к окну, когда падал первый снег или начинали падать листья с деревьев, как мы шли по парку и под ногами шелестели желто-красные листочки... Становясь взрослыми, мы про это забываем. Я желаю вам в этом отношении исполнить слова Иисуса Христа и быть как дети, находить время на такие простые, чисто человеческие моменты, посвящать себя, свою жизнь Господу и любимым.

Ведущий Сергей Платонов

Записали Людмила Кедысь и Инна Корепанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​