Беседы с батюшкой. Военачальник Кутузов Михаил Илларионович

25 августа 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма в честь Всемилостивого Спаса города Москвы протоиерей Александр Ильяшенко.

– Сегодня наша передача посвящена Михаилу Илларионовичу Кутузову. Отец Александр, почему личность Кутузова вызывает интерес? Почему именно о нем Вы предложили сегодня побеседовать?

– Мне кажется, это связано с тем, что под его руководством русская императорская армия одержала необыкновенную, неожиданную победу над первым полководцем Западной Европы, объединившим ее всю, приведшим сюда двадцать языков, то есть всю тогдашнюю Европу (даже испанцы здесь были). Это была армия Наполеона, прекрасно сознающего, с каким противником ему придется сразиться; она в два с половиной раза превышала по численности русскую армию. Так что он понимал, что и полководцы, и простые солдаты будут биться с присущим русским искусством, самоотверженностью, но, конечно, он не ожидал такого поворота событий.

Во главе армии стоял Кутузов, которому принадлежит заслуженная слава. Но, на мой взгляд, его образ действий не получил заслуженной оценки. Спросите: а кто такой Кутузов и почему он сподобился таких почестей? Если обратиться к великому Пушкину, у него есть строчки:

Гроза двенадцатого года

Настала – кто тут нам помог?

Остервенение народа,

Барклай, зима иль русский бог?

– О Кутузове ни слова.

– А Кутузова нет, хотя у Пушкина есть стихотворение, посвященное Кутузову: «Перед гробницею святой». Это все так, но вот здесь упоминания о Кутузове нет. И вообще, заметьте, не такой уж доблестный список. Присутствие Божие, конечно, очевидно, его никак отрицать нельзя, но Господь действует через людей, а здесь не русский народ, а остервенение народа – не очень хорошее качество. Одно дело – мужество, другое – остервенение. Зима была тогда не слишком холодная, и она не играла большой роли. Барклай-де-Толли – это тоже недооцененный великий сын Русской земли, хотя и иностранец по происхождению. Его вклад еще нужно оценивать, и он оказывается в тени великого Кутузова, что никак не умаляет его собственных заслуг. Но это тема отдельного разговора.

Но если спросить про Кутузова, что такого он сделал, думаю, что никто особенно и не ответит. Вот я себе этот вопрос задал и тоже увидел, что я на него ответить не могу. Тогда я погрузился в материалы, которых к 200-летию Бородинской битвы (к 2012 году) было издано очень много. И многие мои прихожане и знакомые, когда узнали, что я занимаюсь этой темой, просто стали мне приносить книги, так что в этом отношении я оказался в очень выигрышном положении. И это, конечно, неизменный и теперь незаменимый Интернет: он позволяет моментально находить то, на что раньше ушли бы недели и месяцы.

Погружаясь в эту тему, я все больше и больше понимал, что я ровным счетом ничего не знаю и что Кутузов, по-моему, так и остается как бы неразгаданным, непознанным; и почести ему, безусловно, воздают. Он победил и победил, вот за это ему и воздают, а как он победил – на этот вопрос, мне кажется, надо ответить. И кое-что я мог бы теперь сказать.

– Это очень интересно, ведь талант Кутузова удивительный, он разбил непобедимого Наполеона, в битве при Рущуке одержал победу над турками, силы которых в три раза превосходили русскую армию. В чем секрет таланта Кутузова?

– Очень хороший вопрос. На него, я думаю, могут ответить только люди равновеликие, прежде всего военные специалисты, а такой дилетант, как я, конечно, полноценно ответить на этот вопрос не в состоянии. Но что отличало Кутузова, по моему мнению, – это, конечно, колоссальное образование. Это люди, которые непрерывно повышали свой профессиональный, культурный и всяческий статус. Кутузов владел несколькими языками, изучал военные искусства, особенно XVIII века, который явил миру множество великих полководцев.

Самый знаменитый его предшественник – Суворов. Кутузов был под начальством Суворова при штурме Измаила, и по окончании штурма в донесении императору Суворов написал: «Кутузов был на левом фланге, но был моей правой рукой». Вот удивительное умение выражать свои мысли ярко, образно. И, заметьте, это донесение. И Кутузов обладал таким же свойством. И вот необходимое для стратега качество – он обладал даром предвидения.

Наш соотечественник, генерал-лейтенант Снесарев, который получил это звание еще в царской армии (был расстрелян в 1937 году), остался в России, он не принимал участие в гражданской войне, а продолжал служить своей Родине. Он написал курс, который назывался «Стратегия». (Он сам выдающийся ученый; тоже, к сожалению, неоцененный, хотя книгу можно найти в Интернете.) И там он пишет, что стратег должен обладать дальнозоркостью (глазомер Суворова) и быть отчасти пророком. Ведь это люди, выросшие еще в православной империи, и вот он обращается к церковному лексикону (видимо, он сам был человеком верующим).

А что касается и Кутузова, и Суворова, то, несомненно, это были люди глубоко верующие, причем их вера являлась основой их действий, потому что они решали задачи на первый взгляд неразрешимые. Вы спросили, как он мог победить визиря, у которого армия была в три раза больше? Значит, Господь его умудрял; значит, он жил такой благочестивой жизнью, что был достоин этого и мог воспринять то, как Господь его направлял, руководил им. И он принимал решения совершенно неожиданные, блестящие, можно сказать, экспромты. Или это, наоборот, продумывалось в тиши кабинета в мирное время.

Очевидно, что он постоянно работал над собой. Но он находил решения, которые для его противников оказывались совершенно неожиданными. И они ничего не могли ему противопоставить; их численное преимущество обращалось против них же. Потому под Рущуком Кутузов нанес поражение туркам. Они укрылись в городе, и, вместо того чтобы город штурмовать, он взял и отступил, да еще и на другой берег реки. Казалось бы, парадокс. И турки, видя, что он как бы признает свою слабость и случайность своего успеха, переправились на тот же берег, что и Кутузов, а он тем временем выслал верстах в десяти соответствующий отряд, который переправился на другую сторону и отрезал турок от их базы. И все это множество людей оказалось без боеприпасов, а главное – без продовольствия. И без сражения Кутузов их победил. Это просто потрясающе. Вот такая гибкая тактика, гибкая стратегия.

Есть стратегия сокрушения, которую предпочитал и применял Наполеон, пользуясь своими выдающимися полководческими дарованиями, а Кутузов опирался на иную и в чем-то более тонкую стратегию, – стратегию измора: сначала истощить силы превосходящего противника, а потом перейти в контрнаступление и разгромить его наголову.

– Вопрос телезрительницы: «Я хожу в храм и вижу, что там намного больше женщин, чем мужчин. Почему так? В чем мужественность православной веры, то есть чем она может быть привлекательна для мужского пола?»

– Не совсем в тему, но очень хороший вопрос. Да, мы видим, что в настоящее время (может быть, в истории это было так же, но в наше время просто мы это видим) женщины более религиозные, более церковные, нежели мужчины. Это печальный факт, это так. Но как привлечь мужчин в церковь? Мне кажется, с одной стороны, тут огромная роль женщин в воспитании; с другой стороны, это пример и своей жизни, и великих людей, которыми наша Отчизна по праву гордится. И на их примеры мы сейчас опираемся. Это люди глубокой православной веры. Так что знание истории, знание великих людей, которые творили эту великую историю, тоже может подвигнуть молодое поколение стать по-настоящему глубокими церковными людьми.

Вера как бы передается от одного человека к другому, и хорошо, если есть непосредственная передача. Но и примеры выдающихся людей из исторического прошлого тоже оказывают очень сильное воспитательное воздействие. Поэтому мы обратились к образу нашего великого соотечественника Михаила Илларионовича Кутузова.

– Вспоминая Кутузова, никак нельзя сказать, что православная вера лишена истинного мужества, благородного, духовного.

– Совершенно верно. К сожалению, не могу по памяти восстановить цитату апостола Павла, но он говорит о великих святых, которые «побеждали полки чуждых». Как раз он говорит, что вера дает людям силу творить то, что, казалось бы, они сотворить не в состоянии, но с Божией помощью человек оказывается непреоборим.

– Можно ли сказать, что оружием Кутузова было смирение?

– Тогда надо определить, что такое смирение.

– Смирение – это такое положение дел, такое мышление, когда человек не ставит себя впереди, а ставит волю Божию на первый план.

– Согласен. И в этом смысле, безусловно, Кутузов смиренный человек. Но Господь сказал, что Он кроток и смирен сердцем – и при этом Он преобразил весь мир. Смиренный человек действительно тот, кто творит волю Божию, тот, кто служит Богу всем своим существом, не выставляет себя и не ищет своего, с верой, самоотверженно, напрягая все силы, всю свою волю и веру, исполняет свой подчас очень и очень трудноисполнимый долг. Конечно, Кутузов и Суворов были такими людьми.

– А был ли Наполеон верующим человеком?

–  Он был воспитан в такой среде, он же родился в XVIII веке, когда вера была еще очень сильна в народе. Но на его глазах произошла чудовищная (хотя ее называют Великой) французская революция, всколыхнулись какие-то самые низменные стороны человеческой природы, вырвались наружу, и под лозунгом «свобода, равенство и братство» были раскрепощены самые страшные проявления человеческого духа. И он это видел, он читал энциклопедистов-просветителей (например, Вольтера), которые стали атеистами. Так, Вольтер говорил о Церкви откровенно: «Раздави гадину». Ее и раздавили. И в своей душе раздавили. И Наполеону вера была не нужна.

Я слышал, что в московских храмах (даже в запасниках) практически не осталось золотой утвари (ведь раньше была золотая утварь), и говорили, что ее отобрали в эпоху большевистского переворота. Но первым, кто все золото подчистую вычистил, был Наполеон. На Соборной площади стояли два горна: один для серебра, другой для золота, утварь переплавляли в слитки и увозили в Европу.

– А в делах, поступках полководцев как проявлялось то, что Кутузов был верующим человеком, а Наполеон уже на шатких позициях атеизма?

– Я думаю,  он вполне твердо стоял на атеистических позициях, не шатко. Конечно, он гениальный человек, этого не отнимешь. И история развивается удивительными, совершенно неожиданными зигзагами, можно сказать, потому что на заре своей карьеры Наполеон просился на русскую службу.

– Удивительно, я этого не знал.

– Он хотел поступить на службу с большим повышением в чине (он был лейтенант, а хотел, допустим, майора), но ему отказали; так он сюда и не попал. А так бы, может, мировая история пошла по-другому. Это очень интересно.

Так вот, чем отличаются подходы верующего и неверующего? Дело в том, что как бы ни был человек гениален, он все равно ограничен, а верующий человек, который действительно живет по воле Божией, не ограничен. Господь не ограничен и дарует Своим верным рабам такие знания, такие решения, такую способность выходить из безвыходного положения победителем, на которые обыкновенный человек оказывается не в состоянии.

Можно сравнить. Русская армия отступала (еще до того, как ее возглавил Кутузов, а главнокомандующим был Барклай-де-Толли, которому тоже нужно воздать должное). А отступление – это самый трудный вид военных действий, ведь, с одной стороны, падает дух; ты же отступаешь, уходишь из-под удара (и правильно делаешь), но ты же уклоняешься от сражения, а это тоже не поднимает дух. Но все это было организованно, слаженно, было продумано так блестяще, что ни один отряд не попал в окружение, ни одна часть не была разбита. Наполеон все время стремился навязать сражение, и он не мог достигнуть того, чего хотел. Русская армия с исключительным мастерством выходила из-под удара превосходящих сил противника. Это удивительно. И французская армия наступала тоже стремительно. Наполеон – мастер стремительного наступления, маневра. И армия прошла от границы, которая тогда была на Немане, до Москвы за 83 дня.

Наполеон начал войну 24 июня (по новому стилю), а фашисты – 22 июня. Наполеон в начале сентября уже был в Москве, а фашисты, так сказать, от его графика отстали. Они готовы были вступить в Москву где-то в октябре, но, слава Богу, ее удалось отстоять. Несмотря на то, что прошло сто с лишним лет и армия стала механизированной, немцам потребовалось больше времени, чем Наполеону. И это потрясающе!

Организованное движение колоссальной армии – это исключительно трудно! Просто представить: как всех накормить! Мы об этом не задумываемся. Я не могу сказать, как это делается, но это колоссальная проблема! И эта проблема решалась – армия стремительно двигалась. Но русская армия отступала еще более искусно, чем двигалась наполеоновская. А обратно Наполеон от Москвы до границы пробежал за 57 дней! Еще быстрее. Не останавливаясь, все время наращивая темп, который ему задавала преследующая его русская армия.

Кутузова обвиняют в отсутствии энергии. Представьте себе: 57 дней гнать Наполеона, чтобы он мчался без остановки! Кутузов писал жене: «Наполеон бежит от меня, как провинившийся школьник от учителя». Создается такое впечатление, что он уже не гений. В начале карьеры Наполеона, когда только-только взошла его звезда, Александр Васильевич Суворов, который очень внимательно следил, что происходит в Европе, за всеми новинками, написал блестящую характеристику Наполеону. Она начинается примерно так: «О, как шагает этот юный Бонапарт! Он чудо-богатырь, он колдун!» Дальше Суворов кратко описывает его операции и говорит, что Наполеон в своих решениях свободен как воздух, которым он дышит. Потрясающий образ!

«И вот мое заключение, – пишет Суворов. – Если он изменит единству призвания – он погиб». И еще добавляет: великие таланты даны ему в удел, но горе ему, если он изменит единству призвания. Это было произнесено за шестнадцать лет до войны 1812 года. Потрясающе! А дальше Суворов пишет, что война от французов родится.

– Пророчество.

– Да. Далее Суворов излагает возможную политическую раскладку. Он говорит о том, что к французам присоединится Польша, а также Пруссия. Говорит: «Бог со Швецией». То есть Швеция уже при Суворове была низведена на тот уровень, что она не будет воевать – это он понял и угадал. Ошибся лишь в двух пунктах: трудами его самого, а впоследствии Кутузова и других великих полководцев Турция была настолько ослаблена, что не смогла вступить в войну с Россией, а Австрия, напротив, изменила союзу и воевала; правда, в военных действиях практически участия не приняла, хотя армия перешла границу. Просто поразительно, как можно за шестнадцать лет правильно предугадать расстановку сил. Он подсчитал, что у Наполеона будет около шестисот тысяч. Суворов пишет: «Нам надо иметь до полумиллиона». Потрясающе! Суворов заранее мог это все предвидеть. Как эти великие люди, когда приближались события, видели всё задолго до того, как они произойдут?! Какие они принимали решения? Это можно показать на примере Кутузова.

Когда Кутузова назначили главнокомандующим, еще до прибытия его к действующей армии, на пути из Петербурга, он написал письмо своей семье в Тарусу, которая находится примерно в 150 километрах к югу от Москвы: «Пожалуйста, уезжайте отсюда!» Между ними 200 километров, а он пишет: «Пожалуйста, уезжайте! Только никому не говорите, а то мне ужасно навредите!» После Бородинского сражения Кутузов увел без боя армию из Москвы, оставив город на милость победителя. Если рассуждать обыденному человеку: русская армия отступает с запада на восток – куда ей двигаться? Пойти на север – никакого смысла нет, потому что Наполеон пойдет тогда на Петербург – погибнет и вторая столица. Пойти на юг, в сторону Тулы? Имея численное превосходство, на плечах русской армии Наполеон войдет в Тулу и уничтожит знаменитый Тульский оружейный завод, который снабжал армию вооружением. Остается самое простое – идти на восток – как шел, так и шел. Это решение напрашивается. И Кутузов пошел по Рязанской дороге, немного на юго-восток.

– Тарутинский маневр.

– Когда Кутузов перешел Москву-реку, неожиданно для всех он приказал идти на запад. Его армия, прикрываясь холмами, складками местности, второстепенными дорогами, не оставляя за собой следов, двинулась на запад. Он оставил два казачьих полка изображать присутствие русской армии. Авангард Наполеона, который преследовал русскую армию, дошел до города Бронницы – это километров 60 от Москвы. И только там Наполеон понял, что гонится за пустышкой. Несколько переходов совершил и не знает, где русская армия. Наполеон в течение полутора недель не знал, где Кутузов. Вы представляете, какой шок он испытал! В центре пылающей Москвы, в центре России, которая враждебно настроена, – он не знает, где русская армия!

А Кутузов, соблюдая все меры предосторожности (он должен был исходить из того, что Наполеон задумается над тем, какой маневр выгоден Кутузову),  двигался очень медленно, но достаточно быстро, чтобы его все-таки не засекли. И, пройдя до Подольска, остановился у Тарутина, который на юго-запад от Москвы  примерно на таком же расстоянии, как и Таруса. Это просто потрясающе, как он это предвидел! Вот что значит: Господь умудрил! Заранее предвидел и никому не сказал, даже своим! Этим он убил сразу всех «зайцев». На восток Наполеону идти неинтересно, это понятно. На север не пойдешь, потому что Кутузов в тылу, на юг тоже не пойдешь, потому что Кутузов в тылу. Кутузов сел на Смоленскую дорогу и стал срывать снабжение наполеоновской армии. И французы очень быстро это почувствовали. Он срывал не только снабжение, но и связь: перехватывали егерей, терялась почта, документы, дипломатическая переписка. Это потрясающе гениальное решение. Одним этим маневром он вырвал инициативу из рук Наполеона и стал навязывать ему свои действия.

– Вы говорили, что имена Суворова и Кутузова всегда стояли рядом. Кутузов служил под началом Суворова. Даже говорят, что Кутузов был его учеником. Можно ли сравнить Суворова и Кутузова и найти в них какие-то общие черты, качества?

– Можно ли назвать Кутузова учеником Суворова? Важен вопрос о том, что такое ученик. Кутузов под командованием Суворова был только один раз: при штурме Измаила – труднейшей военной операции, необходимой с точки зрения политического расклада тогдашней Европы, потому что готовилась коалиция против России. Если бы война затянулась, то коалиция могла бы составиться – и Российской империи пришлось бы воевать на два фронта. Все это привело бы к колоссальным осложнениям. Поэтому нужна была решительная атака на неприступную крепость – гарнизон, который превосходил по численности число осаждавших войск. Суворов тщательно готовил операцию, вникал во все подробности, начал сразу же тренировать солдат. Построили имитирующие измаильские стены, укрепления  – и солдаты их штурмовали: несли лестницы, забрасывали связками хвороста рвы, преодолевали тяжелейшие укрепления. Этим Суворов сразу поднял боевой дух, он занялся боевой выучкой войск. Армия и так была профессиональная, просто ее нужно было воодушевить.

Конечно, Кутузов все это видел; видел, с какой решимостью, последовательностью и до конца Суворов проводил свои решения. Это очень важно: не отступить, не дрогнуть, не поддаться обстоятельствам, при этом держать руку на пульсе, не гнать солдат на убой, а вести их к победе. Это большая разница. Все это исключительно тонко. Легко рассуждать, сидя в кабинете, как бы ты поступил, если бы был командующим. Ведь надо все учесть, уловить, знать – когда, куда, кого... Он, конечно, видел, как действует Суворов в реально труднейшем деле. В таком смысле, конечно, Кутузов его ученик. Но принято считать, что ученик – это тот, кто общается в течение продолжительного времени непосредственно с учителем. Такого не было. У Кутузова выработался несколько иной подход к ведению военных действий: комбинированный. Суворов никогда не отступал, а Кутузов применял отступательный маневр, но с тем, чтобы перейти в решительное наступление, когда он почувствует, что ситуация переломилась в его пользу. Таким образом он и достигал успеха.

Однако нельзя сказать, что полководец только так действовал.  Когда Кутузов преследовал Наполеона, он вынудил французов бежать с немыслимой скоростью. Причем надо подчеркнуть, что Кутузов имел дело с европейской армией, не с турками, – это огромная разница. Европейцы обучены, подготовлены – армия, офицеры, генералы, европейское вооружение качественно другого уровня. Он понимал, что каждый его шаг может стать роковым.

Очень важный момент: Суворов, как правило, воевал на чужой территории. Даже если бы он потерпел поражение (чего не было, но если бы…) – это для империи просто некая неудача. А если бы Кутузов потерпел поражение, то это означало бы крушение империи, попадание в рабство к Наполеону (пускай бы он и обставлял это с французской галантностью – это другой разговор, но это потеря самостоятельности), что роковым образом сказалось бы на всей его Родине. Он не имел права на ошибку.

– Это колоссальное напряжение сил.

– Потому Кутузов и скончался в апреле 1813 года.

– Вопрос телезрителя: «На основе чего происходит канонизация полководцев? Почему адмирала Ушакова канонизировали, а Суворова – нет?»

– Очень хороший вопрос. Я его тоже себе задаю и могу ответить на него так: во-первых, есть Комиссия по канонизации, в которую входят очень квалифицированные иерархи и заслуженные священнослужители, знатоки церковной истории, канонов,  богословски высокообразованные люди. Мое представление заключается в том, что Суворов, можно сказать, слишком засветился в европейской истории, слишком хорошо там известен. Ушаков воевал преимущественно с турками и немножко с французами, а Суворов разгромил французские армии, освободил Италию; был знаменитый Швейцарский поход, едва-едва не взял Париж, потому что псевдосоюзники австрийцы его подставили, иначе бы история просто повернулась по-другому. Он подавлял восстание в Польше. Он слишком отметился в западноевропейской истории. Боюсь, что его личность в глазах западного человека очень нежелательна, несимпатична.

Мы живем в очень переплетенном мире. Если взять европейскую литературу, то можно почитать какие-нибудь ужасы про Суворова. Для них это реальность. Что-то умолчал, о чем-то сказал – и получается совершенно противоположная картина. Известно, что войска Суворова штурмовали предместье Варшавы (называется Прага – так же, как чешская столица); поляки защищали свою родину и воевали с ожесточением. Когда город берется штурмом, то солдаты в ярости. По приказу Суворова были взорваны мосты с этого берега в сторону Варшавы – он сам не пустил своих солдат дальше. И со всей учтивостью, галантностью он говорил с польским королем, соблюдая все правила этикета, не выпячивая себя, что он победитель. Полководец обеспечил безопасную капитуляцию Варшавы. Но если вторую часть умолчать, оставить и приукрасить первую часть – получается совершенно другая картина. Кроме того, Суворов был противником раздела Польши – об этом тоже молчат. На мой взгляд, он был совершенно прав. Как показывает история, это решение аукнулось: сто тысяч человек польской армии шли вместе с Наполеоном. Так что здесь очень много наносного, и очистить от исторических плевел это очень тяжело.

Сам Суворов в свое время, читая западные газеты, говорил, что нас изображают в кривом зеркале, но со временем история покажет свою правду. Но, заметьте, оказывается,  здесь Александр Васильевич ошибался, потому что история очень своеобразная наука и докопаться до исторической правды очень трудно. Нам предстоят еще огромные труды на этом пути.

– Мы много знаем о внешней жизни полководцев, их победах, поражениях, но мало известно об их внутренней жизни. Сохранились ли какие-то сведения о духовной жизни Кутузова?

– Какие-то крохи сохранились. Лучше сказать: я знаком с какими-то крохами – это с одной стороны. С другой стороны, в советское время этому просто нельзя было уделять время, в ХIХ веке как-то получилось так, что Наполеон остался на пьедестале, а Кутузов почему-то забыт – и никого это не интересовало. Можно судить по его переписке. В письме в Тарусу Кутузов пишет: «Хотя я Москву и оставил, но с помощью Божией, на которую я всегда уповал, надеюсь, что наши дела повернутся к лучшему». Это он все время подчеркивал. Если я не ошибаюсь, в Музее-панораме «Бородинская битва» хранится походный образ Казанской Божией Матери, с которым он был всегда, перед которым молился. Когда Кутузову сообщили, что Наполеон покинул Москву, он встал на колени, перекрестился и сказал: «Слава Тебе, Господи! Услышал Ты молитву мою». Вот какие-то крохи.

Еще один замечательный эпизод: когда Смоленская икона Божией Матери была возвращена в Смоленский собор, служили Богородичный молебен. Читается отрывок из Евангелия о том, как Божия Матерь навестила Елизавету, перед тем как та родила Иоанна Предтечу: «Пребысть же Мариам с нею яко три месяцы» (то есть около трех месяцев). И Кутузов говорит, что все вздрогнули, потому что этот молебен служился примерно через три месяца после того, как забрали оттуда икону. Так что для него такие события не были простым совпадением, он чувствовал присутствие Божие, Промысл Божий, жил этой верой, и вера его не посрамила.

– Напоследок попрошу Вас сказать несколько слов о том, какой урок несет личность Кутузова для нас сегодня.

– Мы сейчас находимся на перепутье. Очень много трудностей перед нами – объективных, субъективных, много резких неоправданных суждений, а может быть, и оправданных. У многих колеблется здравое отношение к своей Родине: «Рашка, Рашка. У нас всегда все плохо». Может быть, и так. А когда было все хорошо? Во времена Суворова, что ли, все было хорошо? Или во времена Кутузова? Однако они показывают, что, несмотря ни на что, любовь к Родине – это любовь к Родине. Если она есть – значит, есть. Они эту любовь к Родине – совершенно безусловную – явили, причем были не пассивными исполнителями, а умели высказывать свое несогласие, их голос звучал и был важен. Не как мы, сидя на кухне, между собой можем осуждать кого-то. У Льва Николаевича Толстого есть замечательный образ в «Анне Карениной»: великосветский салон, беседа как-то не клеится, тогда перешли к обсуждению ближних – и «разговор затрещал, как разгоревшийся костер». Вот трещать мы умеем, а вот так служить своей Родине – это образец и пример, по-моему, для каждого из нас.

Ведущий Денис Береснев

Записали Елена Кузоро и Людмила Кедысь

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​