Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

5 августа 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма Живоначальной Троицы у Салтыкова моста священник Николай Конюхов.

– Первый вопрос: «Правда ли, что Церковь считает самоубийцей человека, который в силу разных обстоятельств (нет средств, безнадежный случай) отказался от лечения?»

– Это непростой вопрос. Православная Церковь считает, что жизнь – это дар Божий. Дары Божии непреложны, и мы к ним должны относиться бережно и внимательно. Мы знаем многих святых врачей, то есть медицинское вмешательство не является чем-то греховным ни в коем случае. Но нужно понимать: у человека, который подходит к грани между жизнью и смертью (в том числе когда он тяжело болеет), должна быть свобода выбора. Например, человек и так старый, а ему говорят, что нужно срочно сделать операцию на глаза или на сердце, но он ее, может быть, не переживет. Если человек говорит: «Нет, я боюсь делать эту операцию, лучше доживу, сколько Господь даст», я не могу сказать, что это самоубийство. По поводу рака и «химии» – тоже очень непростой вопрос.

– Можно отказаться от этого?

– Это всегда вопрос свободы воли человека. Родные могут его уговаривать или, наоборот, отговаривать. В итоге человек принимает решение. Но Церковь никогда не настаивает на том, чтобы человек отказался от лечения. Это неправильно. Наоборот, мы стремимся помочь человеку. Единственное, нужно, чтобы был комплексный подход, чтобы человек лечил не только тело, которое уже ветшает и с которым рано или поздно придется попрощаться в земной жизни; важно заниматься и душой. Напутствование умирающего в жизнь вечную – это одно из важнейших служений (в том числе священнослужителей), которое помогает человеку, утешает его, помогает ему правильно подготовиться к этому непростому периоду, к этому таинству, настроиться на него. Смерть – это таинство. Подходя к этому порогу, мы замираем в благоговении.

– Предположим такую ситуацию, что от тебя зависят другие люди – жена, дети. Отказываться от лечения, наверное, очевидный грех?

– Это непростой вопрос. Человеку могут сказать: «Вы можете прожить с этой болезнью, если сделаете сейчас десять “химий”, но у Вас выпадут все волосы, Вы будете лежачий». А его жена с маленьким ребенком, она не может ухаживать за мужем. И вот он принимает волевое решение: «Давайте я лучше то время, что мне осталось, проживу нормально». Я не смогу такого человека осуждать. Может быть, надо отнестись к этому ответственно? Если врачи говорят, что есть шанс на выздоровление (плюс если человек верующий), то всегда нужно оставлять свободу для проявления Божьего вмешательства. Что такое чудо? Это вмешательство Бога в привычный ход вещей. Человек должен был умереть.

У моего близкого человека диагностировали рак желудка. Сказали, что осталось где-то два-три месяца. Предложили сделать операцию, большую часть желудка удалить. Сказали, качество жизни изменится, но, может быть, это как-то поможет. Она ходила на службы и причащалась, по-моему, каждый день; молилась. Ей сделали операцию. Прошло уже лет пять, а она жива до сих пор. Конечно, это непросто, приходится дополнительно уделять этому время, следить за собой, соблюдать диету. Но человек жив. То есть это вопрос и нашей веры. Нужно понимать свою ответственность.

Я бы сказал, что нужно работать на упреждение. К сожалению, наше поведение в молодости (и в зрелом возрасте) безответственно, когда люди питаются не поймешь чем, ведут неподвижный образ жизни, а к сорока-пятидесяти годам обнаруживают, что у них появились проблемы из-за того, что они раньше невнимательно к этому относились. Вот тут кроется безответственность. У тебя молодая семья, есть дети. Они хотят, чтобы ты с ними поиграл в футбол, поплавал на весельной лодке и так далее. Следи за собой. Обрати на это внимание. Твоя лень, праздность, саможаление не стоят того. Нужно себя понуждать вести более здоровый образ жизни.

– Вопрос телезрительницы: «Мне сын подарил золотой крестик, а я не знаю, освященный он или нет. Ношу его много лет. Вчера в храме была и купила себе освященный. Можно мне два крестика носить на груди?»

– Два креста обычно носят архиереи…

– И то вроде бы это награда.

– Да, у Святейшего Патриарха; или у священника даже иногда два креста. Дело не в количестве крестов. Если сын Вам подарил золотой крест и у Вас есть сомнения, освящен он или нет, – сходите в храм, его освятят. Проблем в этом никаких нет.

Тут вопрос, что такое освящение. У нас отношение к освящению иногда бывает как к какому-то заклинанию или магическому действу. Пришел, дал предмет, батюшка в него что-то «вселил» и отдал тебе его «заряженным». Но это неправильно. Что такое освящение? Когда мне приносят освятить икону или нательный крест, нужно смотреть молитвы. Очень важный момент: когда мы произносим молитвы, это не заклинания, а обращение к Богу. В этих молитвах мы просим, чтобы Господь благословил этот предмет для кого-то, для человека. Не сам по себе чтобы он «зарядился» какой-то энергией, а чтобы Господь человеку, который молится перед этим образом, носит крест, помог в духовном плане, в возрастании духовном. Чтобы человек молился перед этой иконой, чувствовал ответственность, нося на себе крест – знамение смерти и воскресения Господа нашего Иисуса Христа. Именно в этом смысл [освящения]. На это надо обратить внимание. Когда человек отдает священнику освятить какой-то предмет, надо, чтобы он тоже молился вместе со священником.

Отвечая на Ваш вопрос, скажу: освятите крест. Хотите – один крест носите, хотите – другой. Самое главное, чтобы мы помнили, зачем мы его носим. Это напоминание нам о смерти Господа Иисуса Христа, Который умер за нас.

– Вопрос: «Когда Причастие бывает в осуждение, а когда в смерть?»

– Мы, подходя к Чаше Христовой, воспроизводим молитву: «Да не в суд или во осуждение будет мне причащение Пречистых Твоих Таин, Господи, но во исцеление души и тела. Аминь». В каком случае оно может быть в суд или осуждение? Когда человек поступает недостойно. В каком плане? Самый очевидный ответ – когда он не примирился с кем-то. То, о чем говорил Христос. Если ты несешь любую жертву Богу (на службе мы несем жертву хваления, восхваления Бога) и не помирился, к примеру, с женой (поругался, проклял ее, сказал ей что-то гадкое, заснул, а утром пошел на службу), то оставь свою жертву. Иди сначала помирись. Сейчас средства коммуникации очень доступные. Это раньше нужно было куда-то ехать. А сейчас взял и позвонил хотя бы – брату, сестре, маме, жене, мужу. Помириться – очень важное условие. Нельзя идти к Таинам Христовым в состоянии брани, обиды, злобы, осуждения. У нас, к сожалению, бывает так, что люди, находясь в храме, уже успевают поссориться за место в храме (или неправильно свечку поставил, неправильно посмотрел, перекрестился, поклонился не тогда, когда надо было). В таком состоянии подходить к Чаше мы, к сожалению, можем в осуждение.

А в смерть… Апостол Павел говорит: потому многие из вас болеют и умирают, что Тело и Кровь Христовы принимают недостойно. Он говорил об этом в общине, потому что они там как раз начинали ссориться из-за еды, питья. На трапезу богатые приносили еды побольше, повкуснее (лобстеры, креветки, все такое), а бедняки только хлебушек. И они начинали обижаться друг на друга, ссориться. Кто-то свой отдельный стол делал. Такие распри были, к сожалению, в первоцерковных общинах. И в конце этих трапез  совершалось преломление хлеба и вкушение вина, которые становились Телом и Кровью Христовыми, то есть совершалось таинство Евхаристии. Получается, к таинству все подходили в состоянии обид, ссор. Кто-то наелся-напился и шел причащаться. Апостол Павел и говорит: это неприемлемо.

Поэтому когда священник выходит с Чашей, он говорит: «Со страхом Божиим и верою приступите». Значит, должно быть страшно. И это хорошо, когда страшно. Это правильно.

– Бояться нужно.

– Обязательно.

– Есть же чудеса. Я знаю, священникам даже предписывают правило: если действительно Кровь…

– Почувствовал запах, да; это в «Известии учительном» написано.

– Тогда необходимо прекратить литургию и доложить об этом архиерею – и ждать запрета, я так понимаю.

– Есть разные рекомендации. В том числе чтобы священник у духовника исповедовался, как было, кажется, в Троице-Сергиевой лавре (могу ошибиться). Священник совершал литургию, потом хотел причаститься и увидел младенца на дискосе (или почувствовал запах крови от Чаши). Вызвали духовника, он его исповедовал, этот запах пропал, и священник смог причаститься. Это, с одной стороны, по маловерию может быть, когда у человека это привычка. Пришел, что-то поделал быстрее: о, полчаса уже служим, нужно заканчивать. Такие могут быть страшные посещения. Не дай Бог.

– Это проблема привыкания священников.

– Это и у мирян тоже. Некоторые миряне просят благословения чаще причащаться. Мы только «за». Есть официальный документ «Об участии верных в Евхаристии», недавно его выпустили. Там говорится о частом причащении. Это очень важно для человека – общение с Богом, в том числе через Евхаристию. Если у человека есть возможность каждую неделю причащаться или даже несколько раз в неделю – это хорошо. Но не дай Бог, чтобы это стало привычкой. Не дай Бог, чтобы не было страха Божьего и веры. Нужно, чтобы человек каждый раз содрогался: «Се, прихожду к Царю и Богу моему». Как в царские палаты входит. Человек, может быть, каждый день входит в царские палаты, но каждый раз у него немножко екает сердце: а вдруг у царя плохое настроение, а вдруг меня разжалуют, а вдруг я что-то забыл…

А тут мы подходим к Царю царей, к Богу всего мира, Который знает, о чем ты думал вчера, о чем говорил с женой, о чем сейчас думал, стоя на службе, вообще ты на службе был или не был. Это все-таки серьезные вещи. Нужно с трепетом, с любовью говорить: «Господи, войди  в меня, грешного, который вообще этого недостоин. Но Ты войдешь, и я верую, что моя жизнь изменится после этого».

– Вопрос телезрительницы: «Я недавно столкнулась с таким искушением. Была в Санкт-Петербурге, посещала святые места. Дайте совет, как  вести себя в крупных соборах, где много иностранцев и гостей. Очень сложно подойти к святыням, к иконам, потому что столпотворение. Я занервничала, так как не смогла подойти к главной иконе, заказать записку: иностранцы толкаются, что-то пытаются на своем языке сказать. Как вести себя?»

– Тут две вещи: техническая и духовная, даже лирическая. То, что иностранцы приходят в храм и знакомятся с русской культурой,– это хорошо.

– Мы, кстати, к ним тоже ездим и тоже знакомимся.

– И тоже смотрим и толпимся. Они не всегда понимают, что происходит, где они очутились. Вот приехали китайцы, у них с христианством не очень. В свое время в Китае, кстати, была достаточно крупная христианская община, но потом упразднилась.

– По понятным причинам.

– Там сейчас к этому достаточно жестко относятся: никакого колокольного звона, никаких священнослужителей в рясах на улицах. Они приезжают, и для них это все диковинно. У них отношение к религии во многом языческое.

Как нам себя вести? Если мы пришли в храм Божий, да даже если вне храма, – должны вести себя по-христиански. Зачем мы приходим? Вот мы с вами верные люди (в том плане, что мы уже крещеные, знаем, Кто такой Христос). Мы приходим в храм как в дом Божий. Простите меня, но мы приходим не для того, чтобы приложиться к какой-то святыне или подать записку, это не самое главное. Это хорошо, это здорово, но самое главное все-таки – поговорить с Богом. Мы приходим в дом Божий, чтобы поговорить с Богом. Чтобы час или два на богослужении (или даже когда нет богослужения) прийти и поговорить с Ним. Если много народу – нужно уединиться в свою внутреннюю духовную клеть, запереться там и помолиться. Вы можете это сделать в углу храма, можете отойти к любой иконе. В советское время не было возможности делать красивые иконы в окладах, как сейчас. Знаю, у многих бабушек на стенах висят отпечатанные на плохой бумаге иконки. Перед ними люди молились – и получали помощь, и радость, и благодать Духа Святого.

Поверьте мне, если Вы помолитесь у любой другой иконы и это будет искренне, от всего сердца, то Вы не только не потеряете, а приобретете. А если еще не осудите людей, которые там толкаются, – это вообще замечательно. Вы правильно сказали, это искушение приводит к осуждению. Но Вы можете победить в этой борьбе. Скажите: «Господи, пожалуйста, прости меня, помоги мне любить и этих людей, которые ведут себя не так, как мне хочется». Вы приехали в Петербург – замечательный город, здесь очень много святынь. Но, поверьте мне, Вы можете получить пользу, просто придя на богослужение в абсолютно любой храм. Не ставьте каких-то дополнительных условий. Да, иногда хочется к какой-то конкретной святыне подойти. Встаньте терпеливо в очередь. В Москву привозили мощи многих святых – Петра и Февронии недавно привозили, пояс Богородицы. Люди много часов стояли в очередях. Кто-то молился, Псалтирь читал, кто-то пел акафист.

– Паломничество такое.

– Да, воспринимайте это как некий подвиг. По-моему, Исаак Сирин говорил, что молитва всегда должна быть сопряжена с неким подвигом, в том числе и физическим. Должна быть какая-то физическая работа. Мы хотим, чтобы было все легко, а это может быть нам неполезно. Поэтому не переживайте в этом плане. Дай Бог, чтобы следующее посещение замечательного города Петербурга у Вас было связано с положительными впечатлениями.

– Вопрос телезрителя: «Прошел праздник святой равноапостольной Марии Магдалины. Расскажите, от каких семи страстей Иисус Христос исцелил ее и почему ее можно называть проповедницей, или апостолом, молитвы Иисусовой?»

– Мария Магдалина действительно очень интересный евангельский персонаж. Одна из учениц Господа Иисуса Христа. По Преданию, Господь из нее изгнал семь бесов. Это по-разному толкуется, в том числе то, что она была обращенной блудницей. Ее так поразила проповедь Господа Иисуса Христа. Некоторые отождествляют ту Марию, которая сидела при ногах Иисусовых, плакала и утирала ноги волосами, и Марию Магдалину. В любом случае церковная традиция говорит, что она, ведя греховную жизнь, услышала проповедь Христа, и это на нее так же сильно повлияло, как и на Закхея – мытаря, который сказал, что половину имения своего отдаст нищим и в четыре раза больше отдаст всем, кого обижал. Так же и она оставила свою греховную жизнь и пошла проповедовать, что само по себе было удивительно. Почему? Потому, что женщина-проповедник в древние времена – это что-то! Мужчина мог проповедовать, в синагоге имели право проповедовать, толковать Евангелие только мужчины, причем достигнув определенного возраста (тридцати лет). А женщина-проповедник воспринималась не всегда однозначно и положительно. «Женщина да молчит». Какова была сила мужества равноапостольной Марии Магдалины! Она действительно равноапостольная, то есть потрудилась наравне с апостолами в распространении христианской веры. Она проявила подвиг веры.

– Как равноапостольная Нина.

– Да, это позже уже, но в том числе. Но тогда, в том обществе, при том традиционном укладе жизни проповедующая женщина – это был нонсенс. Какая сила вдохновения была у нее! «Апостолос» – это «посланник», то есть тот, кого Господь послал на проповедь; и они стали проповедовать и обращать людей в христианскую веру. Так же делала и равноапостольная Мария Магдалина. Ее слово было тоже приправлено солью, по слову апостола, то есть было с любовью. Люди даже переставали обращать внимание, что она женщина, а внимали ее слову и принимали христианскую веру.

– В продолжение темы вопрос: «Почему воскресший Христос говорит Марии Магдалине: „Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не взошел к Отцу Моему“? Почему Христос не разрешает ей прикоснуться к Себе?»

– Есть разные толкования. Классическое: во-первых, и сама Мария не совсем понимала, Кто это. Она вообще сначала подумала, что это садовник, вертоградарь. Христос говорит: «Еще не взыдох к Отцу Моему и Отцу вашему и Богу Моему и Богу вашему». Первый эмоциональный порыв – прикоснуться, обнять – не был наполнен чувством веры и радости, понимания воскресения. Первые эмоциональные порывы не всегда полезны в духовной жизни, чтобы слушаться их. Когда мы ребенка давно не видели и у нас эмоциональный порыв его обнять – это правильно, это хороший порыв. А в духовной жизни иногда нужно выдержать паузу, спросить; а какого я духа, в каком состоянии обращаюсь к Богу моему?

Господь призывает именно к этому, к трезвению. Позже Господь уже будет все объяснять, чтобы ученики поняли Его как воскресшего Христа. Они же не сразу поверили, не сразу поняли, как и что. В древнем обществе вообще женщине касаться мужчины было не совсем правильно. Господь готовит нас, учит нас воспринимать вещи не так эмоционально, больше с духовной точки зрения, духовно чувствовать эти вопросы.

– Вопрос: «Как бороться с искушениями в Интернете, когда понимаешь, что это плохо, но оторваться сразу не можешь?»

– С Интернетом очень непросто все. Человеку и в мире спасаться тяжело, потому что в мире много всего; разный, как сейчас принято говорить, контент, то есть наполнение. Человек сам выбирает, что ему брать, а что не брать. Многие люди сейчас в отпуске, ездят на курорты. Там есть такая услуга – «шведский стол». Подходишь и выбираешь.

– Все включено.

– Да. У тебя есть выбор. Представьте себе, что на этом шведском столе помимо вкусной снеди лежит что-то гнилое, протухшее, куски грязи. Нужно иметь вкус, обоняние, осязание, слух, чтобы уметь различать: это мне надо, а вот это совсем не надо.

Одна девочка на исповеди у меня спросила: «Вот я смотрю в Интернете какие-то ролики; как мне определить, что мне полезно, а что нет?» Я говорю: «Знаешь, как я в детстве определял? Если я могу это показать родителям и мне не захочется спрятаться, не будет стыдно, значит, это уже неплохо. А если хочется показать родителям – это что-то [хорошее]. Вообще культура должна нас приближать к Богу. А если вы смотрите в Интернете что-то, что вас не только не приближает к Богу, но отдаляет даже от ваших близких?..  Заходит мама в дверь, а вы: «Мама, уйди, видеть тебя не хочу, хочу только смотреть то, что в Интернете»… Наверное, это не совсем правильно.

Как себя от этого оторвать? Нужно себя воспитывать. Нужно качать мышцы, простите, тренировать силу воли, чтобы мы могли сказать: нет, не буду, не хочу нажимать эту кнопку. Чтобы, когда вас позвал близкий человек, вы могли нажать на кнопку, выключить телефон и пойти. Чтобы это не было чем-то поработившим вас настолько, что вы готовы пожертвовать живыми, реально существующими близкими вам людьми ради какой-то машинки.

– Мой телефон иногда говорит мне, какое количество времени я провожу за ним (экранное время). Летом меньше нагрузки стало, и мне сообщили, что я стал пользоваться телефоном на 21% меньше.

– Слава Богу.

– Я даже сам не заметил, как это произошло, и порадовался. Это успех.

– Значит, на 21% больше времени мы стали уделять чему-то другому.

– Может быть, это хорошо – и нужно увеличивать этот процент постоянно. Это и для здоровья полезно.

Вопрос: «Я знаю, что Вы многодетный папа, несмотря на Ваш молодой возраст… Как подготовить ребенка в семь лет к первой исповеди? Читать ли ему покаянный канон, какие-то молитвенные правила?»

– Я не знаю такого, чтобы ребенок семи лет читал покаянный канон…

– Вашей дочери семь лет.

– Да. Мы с ней готовимся, но покаянный канон – это многовато. Это какие-то молитвы. Вообще ребенок до десятилетнего возраста готов держать внимание около трех минут. Самое хорошее, если ребенок сам попробует помолиться, сам что-то сказать. Вы ему можете прочесть какую-то одну молитву. Самое главное, чтобы он понимал, зачем он это делает. И чтобы пробуждать у него инициативу. Понятно, есть момент воспитания. Вода течет туда, куда проще, и самому ребенку иногда тяжело себя дисциплинировать или к чему-то понудить. Тут нужно помочь. Не заставить, а помочь, это разные вещи с очень разными оттенками. Чтобы помочь, нужно больше усилий, в том числе эмоциональных, больше времени. Заставить проще, но в долгосрочной перспективе это гораздо хуже. Мы можем у ребенка отбить вообще все желание обращаться к Богу, молиться.

А подготовка к первой исповеди – это смотря как ребенок сам себя ощущает.

– У Вашей дочери уже была первая исповедь?

– Да. Причем ей было шесть лет, она сама захотела… Когда она не права, ей хочется об этом сказать Богу, исправиться. Она уже отличает, что такое хорошо, а что такое плохо.

– Она же не к Вам пошла на исповедь?

– Так получается, что иногда, кроме меня, других священников нет, и она идет ко мне.

– А как в этой ситуации быть?

– Я не все могу рассказать, потому что это тайна исповеди.

– Понятно, но Вы же не только священник, но и отец.

– Да. Я никогда не перестаю быть отцом, но стараюсь помочь. Вообще когда приходят дети (неважно, моя дочь или другой ребенок) в шесть-восемь лет, я стараюсь прежде всего помочь ребенку понять, осознать, зачем он сюда пришел, что он здесь делает, с кем разговаривает. Некоторых детей настолько запугали родители, что они вообще не знают, как это происходит… Родителям ребенок  доверяет, он их знает. Меня он в первый раз в жизни видит. Привели ребенка; еще хорошо, если он рос при мне, я его знаю  –  и он меня знает. А если ребенка привели только в семь лет? Видит: какой-то дяденька бородатый. Почему он должен ему рассказывать свои тайны и очень глубокие внутренние переживания, если родители ему не сказали: «Ты это будешь говорить Богу, а батюшка – это помощник, он тебя вдохновит и поможет»?

– Помню себя в детстве. Иногда мама меня даже заставляла. Мне это было полезно.

– Иногда некое понуждение нужно. Преодолеть первый страх. Это как на велосипеде поехать. «Я боюсь!» – «Ничего, давай вместе!» И поехал. Нужен некий толчок.

– Вопрос телезрителя: «В Евангелии от Луки разбойник сказал: „Помяни меня в Царствии Твоем“, а Христос ответил: „Истинно, истинно говорю тебе, сегодня же будешь со Мною в раю“. А в Евангелии от Иоанна, когда Он встречается с Марией Магдалиной, Он ей сказал: „Не прикасайся ко Мне, потому что Я еще не взошел к Отцу“. Это было в воскресенье, то есть Он еще не был в раю. Получается расхождение. Может быть, когда переводили Евангелие от Луки, запятые Перестукин ставил из мультфильма? Там скорее было: „Истинно, истинно говорю тебе сегодня, будешь со Мною в раю“. Как Вы считаете?»

– Спасибо за очень интересный вопрос. Есть разночтения у синоптиков (Матфея, Луки, Марка) и у Иоанна. Но немножко про разные вещи идет разговор. Когда Христос говорит разбойнику: «Сегодня будешь со Мною в раю», это Он говорит не фигурально. После смерти Христос сошел в ад, сломал ад. По-моему, у Иоанна Дамаскина сказано, что так проявилась Божественная хитрость, ад пытался поглотить Христа, но он даже не знал до конца, что это Бог. А это оказался Бог. Ад не выдержал и сломался, сломались врата адовы, и Господь вывел души тех, кто захотел, в том числе почивших праведников, в рай; в том числе и благоразумного разбойника, и Адама и Еву, которых мы видим на иконе Воскресения (Господь их держит за руки).

А когда Он говорит Марии Магдалине: «Еще не взыдох к Отцу Моему и Отцу вашему и к Богу Моему и Богу вашему», Он говорит про вознесение. Это не значит, что Он не был в раю. Это про то, что Он еще не отошел. Сорок дней после воскресения Христос был со Своими учениками, а после этого вознесся. Говорится именно об этом.

– Отдельное спасибо нашему постоянному телезрителю Евгению за этот вопрос. Он всегда задает очень интересные и сложные вопросы.

Вопрос: «Почему у Иисуса Христа не было семьи? Ведь семья принадлежит  к важнейшим общественным ценностям».

– Это интересный вопрос. Многие настолько изумлялись этому, что потом даже возникли мифологические теории, которые особенно популяризировались.

– Снимались фильмы, писались книги.

– Да, сначала книги писали, потом фильмы снимали. Но это пошли уже откровенные спекуляции, это не подтверждается евангельским свидетельством. Это только на уровне апокрифов.

Христос не гнушался брака. Христос пришел в Кану Галилейскую и освятил брак. Если бы это было плохим мероприятием, Он бы туда не только не пришел, но и не сотворил бы там чуда. Потом Христос повторяет то, что мы знаем из Книги Бытия: «Оставит человек отца и матерь свою, прилепится к жене своей, и будут два в плоть едину. Что Бог сочетал, человек да не разлучает». Христос повторяет эту очень важную формулу. Он говорит о прелюбодействе: человек, который не только изменил своей жене, но и посмотрел с вожделением на другую женщину, уже прелюбодействует. Христос говорит о ценности брака, не гнушается им. Но есть служение, в том числе то, которое появляется потом у некоторых апостолов, остававшихся девственниками (как Иоанн Богослов) и никогда не вступавшими в брак. Этот подвиг потом стали повторять. Иоанн Креститель тоже был девственником, никогда не вступал в брак.

Потом возникает монашество как подражание этому подвигу, оно дает обет безбрачия. Не потому, что брак – это что-то скверное. Монахи выбирали другой путь. По-моему, апостол Петр говорит: кто может, как я, не жениться, тот пусть не женится. В Евангелии тоже об этом говорится – кто может. Но невступление в брак – это удел очень немногих. Христос пришел сюда, чтобы послужить, Он Сам об этом сказал: «Я пришел в этот мир, чтобы служить. Не чтобы вы Мне служили, а чтобы Самому послужить». И Он максимально исполняет это мессианское служение, служение жертвы Собой ради нас, людей. Он выбрал путь служения, который выбирают сейчас в том числе и монахи.

Семья требует времени. Это отдельное поприще, очень серьезное, важное. К нему нельзя относиться походя. Нет. Это очень серьезная вещь. Человеку, который хочет посвятить всю свою жизнь служению Богу, заниматься только молитвой, будет тяжело сочетать это с семейной жизнью. Поэтому такие подвижники, как Варсонофий Великий, Антоний Великий, Макарий Великий, уходили в пустыню и жили в одиночестве. Не только без семьи, но даже не общаясь с людьми. Серафим Саровский тоже ушел в лес. И Сергий Радонежский. Это желание быть одному, одному молиться Богу. Христос полностью Себя положил на служение нам, людям. Если в Ветхом Завете рассказывается, как люди служили Богу, то в Новом Завете рассказывается, как Бог принес в жертву Себя нам, людям, которых Он любит. Так Бог возлюбил людей, что отдал Сына Своего Единородного, как писал Иоанн Богослов.

– Вопрос телезрителя: «Мешает ли разум вере в Бога?»

– Это рациональная составляющая, разумная сила души. Это в нас вложено Богом. Разум – это то, что есть у Самого Бога.

– То есть могут ли ученые высшей категории, совершившие научные открытия, верить в Бога? Физики-ядерщики, кто угодно... Они же занимаются наукой, могут объяснить всё.

– Во-первых, разум ни в коем случае этому не противоречит. Разум – это тоже дар Божий. Бог Сам разумное Существо, Он дал нам разум. Люди могут разум использовать не там, где надо. Есть бессмертное произведение Грибоедова «Горе от ума». Человек может, к сожалению, поддаться искушению рацио, то есть все пытаться объяснить, всему придать материальное осмысление, точное измерение. Это тупик. Мы не можем все измерить в материальных категориях. Даже если человек пытается это сделать, это не получается. Это заканчивается трагедией.

Но это не мешает. Наоборот, некоторые люди, занимаясь наукой, приходили к пониманию, что мы ограниченны. По-настоящему ученый человек сталкивается со своей ограниченностью, с ограниченностью мира. Очень многие крупные ученые говорят, что мы знаем только четыре процента из того, что существует в этом мире, какие-то крохи. Многие люди через это приходят к мысли о Боге. Настолько все это гениально, так премудро устроено! Что уж говорить, многие ученые были христианами и в западном мире, и на Востоке. Им это не только не мешало – наоборот, они, понимая все величие [природы], зная точные науки, изучая их, понимали, что все это не дает ответа на другие очень важные вопросы, которые беспокоят каждого человека: кто мы, откуда идем, кто светит нам путеводным огнем, что вообще происходит, зачем это все, что будет после смерти, как я могу преодолеть смерть? Некоторые пытаются научно на это ответить, но пока никому не удалось.

– Вопрос: «Были на море. Муж потерял обручальное кольцо, а жена – цепочку с крестиком. Что теперь делать – купить новый крестик и новое кольцо? Они же были венчальные. Или нет в этих потерях чего-то страшного?»

– В древности не надевали кольца при венчании. Епископ благословлял – и все, двое людей становились мужем и женой. Они молились Богу. Бог через благословение священника благословил их брак, и они становились мужем и женой. У нас есть внешние символы. Вы не поверите, но некоторое время христиане не носили крестов. Это уже на Руси в основном повелось, чтобы отличить крещеных людей от некрещеных. Христианство внутри нас. Каким образом видно христианина или женатого человека? Не по тому, что у него кольцо есть, это внешний символ. У него кольца может и не быть, но все равно понятно, что он женатый: он не флиртует с другими женщинами, ведет себя скромно, покупает подгузники...

– Много факторов есть.

– Да, факторы поведения и всего остального. Как христианина отличить? Может быть, у него крестика нет: забыл, потерял. В древности делали татуировки креста на теле (в том числе копты). Он очень вежливый, старается послужить кому-то, помочь, милосердный человек. Увидел храм – зашел, перекрестился, на службе стоит благоговейно. Может быть, это свидетельствует о его христианстве? О том, что он любовь поставил целью своей жизни. Если потерял крестик или кольцо – это рассеянность; что поделать... Нужно приобрести еще одно кольцо, еще крестик; ничего страшного.

– И расслабиться. Я живу в Сергиевом Посаде, там много батюшек и семинаристов. Я уже давно окончил семинарию, уже смена поколений произошла, многих уже не знаю. Но, идя по городу, я понимаю, что это семинарист, хотя по нынешней моде очень сложно отличить обычного молодого человека и нашего брата.

Вопрос телезрительницы: «У меня сын живет с женой, брак зарегистрирован. У него один ребенок. Меня беспокоит, что семейной близости у них нет. Спят в одной постели, ведут хозяйство, но детей быть не может, потому что она его не подпускает к себе. Считается ли это семьей?»

– В «Социальной концепции Русской Православной Церкви» прописано, что одна из причин расторжения брака – утаенная невозможность одного человека иметь детей. Если Ваша невестка договорилась с Вашим сыном, что они будут жить как брат с сестрой, что у них будет некая форма так называемого духовного брака, и Ваш сын знал, на что шел, – то что поделать; значит, у них такие договоренности. Они хотят провести святую жизнь, хотя это без благословения не делается, и вообще к этому Церковь относится очень аккуратно. Если же она что-то утаила и выяснилось после брака, что она гнушается своим мужем, не хочет с ним разделять ложе, это неправильно. Нужно увещевать ее. Если она верующий человек, нужно, чтобы с ней духовник поговорил серьезно.

Вообще самое лучшее – когда вопросы в семье, в том числе интимные, решаются между супругами самостоятельно. Это самый лучший способ, когда ни теща, ни тесть, ни свекор со свекровью не вмешиваются. Муж и жена сами решают эти вопросы. К сожалению, иногда бывают ситуации, когда они не могут их самостоятельно решить. На Западе люди ходят к семейным психологам, рассказывают о своих проблемах, как-то пытаются их решить. У нас на Руси это пока не очень принято. Ну а если в своей семье есть доверенный человек, которому оба доверяют, можно обсудить этот вопрос. Если люди верующие – есть духовник или приходской священник. Можно с ними посоветоваться. Можно даже не исповедоваться, а просто прийти на беседу, поговорить. Если человек серьезно гнушается своего мужа (или муж гнушается жены), не хочет с ним вступать в связь, то это в том числе является причиной для развода, расторжения брака. Это очень серьезные вещи. Не дай Бог. Я уже говорил об этом и буду еще тысячу раз говорить, что принципиальная позиция Церкви такая – если есть возможность сохранить семью, ее нужно сохранять.

– Вопрос: «Недавно узнал, что во время литургии после слов „Оглашенные, изыдите“ нужно уходить из храма тем, кто не участвует в таинстве Евхаристии. Понимаю, что Иоанн Златоуст говорит правду, но внутренне не могу с ним согласиться. Когнитивный диссонанс. Как быть?»

– Не совсем правильно. Вы мыслите интересно, но нужно понимать, кто такие оглашенные. Оглашенные – готовящиеся к крещению, они проходят период оглашения, в том числе оглашения словом Божиим, которое изучает Священное Писание. В древности был институт оглашенных, который сейчас практически нивелирован. Институт людей, которые готовятся к крещению. Человек собирался вступить в Церковь, принять святое таинство Крещения – и должен был пройти достаточно длительную подготовку, которая иногда длилась около сорока дней. Например, весь Великий пост человек оглашался, а в Великую Субботу принимал таинство Крещения. Таких людей, которые еще не являются верными, то есть не являются частью Церкви, просили выйти в середине службы. Когда прошла первая часть литургии оглашенных, когда читается Священное Писание, поются псалмы, дьякон выходил и говорил: «Оглашенные, прошу вас, пожалуйста, изыдите». Дальше идет молитва верных, тех, кто является частью Церкви, кто молится. Начинается анафора, люди молятся, чтобы Дух Святой сошел на них и на хлеб и вино, чтобы они стали Телом и Кровью Христа, а потом причащаются. Оглашенные не могут причащаться. Смысл только в этом.

… В Древней Церкви это вообще невозможно было себе представить: человек пришел на литургию, а чего он пришел? Все собрались именно для того, чтобы вкусить Тела и Крови Христа. Ночью с пятницы на субботу или с субботы на воскресенье: как там получалось... А потом, после Миланского эдикта 313 года, христиане вышли из катакомб. Очень много бывших язычников пришло в Церковь. Некоторые люди не причащались: приходили просто помянуть своих близких или, как сейчас, набрать водички. Иоанн Златоуст об этом пишет, причем с болью. Иногда читаешь и думаешь: как это все актуально. Он говорит: вы пришли поговорить, поболтать, а не помолиться. Вы успели перед Чашей Христовой поссориться десять раз. Очень много людей причащалось, причем  отдельно Телом, отдельно Кровью. Очень много людей приходило, и приходилось стоять в очереди достаточно долго. Люди занимали заранее место, локтями толкались, ругались, кто первый будет причащаться Святых Христовых Таин. Против всего этого выступал Иоанн Златоуст. Поэтому с какого-то времени тех, кто не причащался, просили вообще выйти. А тех, кто остался причащаться, призывали стоять в благоговении. Тут идет речь об этом.

А в современной практике человек может даже не причащаться, но не уходить до конца службы. Проповедь-то будет не после Евангелия, а в конце службы. Человек же проповедь хочет послушать, поэтому в этом проблем нет.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает председатель Координационного центра по противодействию наркомании и алкоголизму при Епархиальном социальном отделе протоиерей Максим Плетнев. Тема беседы: «Теологические и богословские аспекты реабилитации зависимых».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы