Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

16 июня 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает кандидат богословия, проректор по учебной работе и преподаватель Николо-Угрешской духовной семинарии, автор многих книг, публикаций и докладов о смысле и значении православной веры священник Валерий Духанин.

– Сегодня мы будем отвечать на вопросы телезрителей. Первый вопрос: «Если человек обещал умершему исполнить обещание и не выполнил, считается ли это грехом?»

– Если мы что-то обещали и не смогли выполнить, то, конечно, это ложится на нас определенным грузом: есть ощущение чего-то невыполненного, какого-то долга, мы оказываемся должниками перед этим человеком. Но все зависит от того, что именно мы были должны. Если мы уже не можем воздать конкретно этому человеку и выполнить то, о чем он нас просил, то можно просто оказать какую-то милостыню в память об этом человеке или сделать какое-то похожее доброе дело для другого человека, чтобы совесть наша была более спокойна. Ситуации могут быть самые разные, и мы даже не предполагаем, как повернется жизнь, но если совесть что-то подсказывает, значит – лучше выполнить. Если же чего-то смертельного в этой ситуации нет, то – как Господь управит.

– Я слышал, что если ты не успел вернуть деньги, то нужно в храм пожертвовать эту сумму либо помочь семье этого человека.

– Если речь идет именно о деньгах, то, конечно же, эти деньги надо обязательно отдать его семье. Если он вдруг был без семьи, тогда пожертвовать на какое-то доброе дело. Но, конечно, не оставлять у себя, потому что это уже будет греховное дело.

– В молитве «Отче наш» есть слова: и остави нам долги наша. О чем это? Растолкуйте, батюшка.

«И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Как говорят святые отцы, наши долги – это во многом наши грехи. Почему так? Потому что мы созданы по образу Божию. Каждый человек должен отражать в себе что-то Божие: добро, свет, любовь, милосердие. Когда мы не являем этого нашим ближним и вообще в своей жизни, то становимся должниками пред Богом. То есть мы такие зеркала, которые начинают закрываться, запахивать свои створки от Бога, и в таком зеркале, конечно, уже свет Солнца не отражается.

... О прощении вот этих долгов мы молимся Господу в самой нашей главной молитве, – молитве Господней. И если мы хотим, чтобы Господь нам отпустил наши грехи, то и сами должны отпускать другим людям какие-то их прегрешения и долги против нас.

Хотим мы того или нет, все равно в жизни очень много ситуаций, когда нам кто-то что-то не возвращает. Например, кто-то что-то пообещал, ты полагался на то, что он твою просьбу исполнит (допустим, поможет в строительстве дома, или найдет хорошего врача, или поможет обеспечением), а человек подводит. Это условия нашего несовершенного и греховного мира. Поэтому в таких ситуациях нужно понимать: если мы чего-то лишаемся, то тем самым нам самим списываются наши долги перед Богом. То есть у Господа все это учитывается. Самое главное – принять все со смирением, с тихим, мирным сердцем. Потому что если Господь попустил – пусть так и будет, пусть на все будет воля Божия.

– Еще один вопрос: «Могут ли девушка и парень, крестные одного ребенка, в дальнейшем вступить в брак?»

– Насколько я помню, есть такие каноны, которые запрещают, не рекомендуют вступать им в брак, потому что, являясь крестными родителями, они тем самым входят в духовное родство друг с другом. В церковной традиции сложилось так, что если они вошли в духовное родство, то вроде как семейный союз для них уже невозможен. Были даже какие-то каноны, но каноны, насколько я помню, не Вселенских Соборов. Как я знаю, иногда епископ может благословить такой союз. Видимо, данный случай не является абсолютным препятствием к браку. Если парень дружит с девушкой и у них есть цель – впоследствии вступить в брак, то лучше, конечно, не становиться крестными в таких случаях, не рисковать, чтобы потом не бегать по епископам, испрашивая дополнительных благословений.

– По-моему, недавно было постановление, что вроде разрешили вступать в брак. Но нельзя супругам становиться крестными.

– Возможно, внесли это изменение, потому что оно напрашивалось само собой, так как вступление в духовное родство, по идее, не препятствует тому, чтобы люди вступили в семейное родство друг с другом.

– Вопрос: «Моя дочь-подросток (ей пятнадцать лет) отказывается ходить со мной в церковь, не хочет причащаться; говорит, что не верит в Бога, что я не имею права ее заставлять. Хотя раньше ходили в церковь вместе, вместе причащались. Что делать? Как на нее повлиять, обратить к Богу?»

– Повлиять только добром и любовью. Вот сейчас моему сыну пятнадцать лет; слава Богу, он ходит в храм, но в каком-то смысле он тоже обособился. Это такой возраст, когда подросток хочет ощущать себя уже несколько независимым. Даже если он очень хорошо относится к родителям, уважает их, ему хочется подчеркнуть свою самостоятельность. И если он идет храм, то тоже самостоятельно.

К сожалению, этот период становления личности, когда происходит обособление от родителей, неизбежен. Я вспоминаю самого себя в таком возрасте, я тоже уже старался держаться от родителей на каком-то расстоянии, с чем-то не соглашался, спорил. Надо этот период переждать.

Но в вопросе, который прозвучал, есть несколько печальный оттенок – дочь уже перестала ходить в храм. То есть она не просто обособилась от родителей, но обособилась и от храма. И это значит, что у нее в душе не было посеяно что-то глубокое, ей не привилась глубокая любовь к храму, что и проявилось в процессе становления ее личности.

Ни в коем случае не нужно давить, заставлять, можно только приглашать, допустим, вместе съездить куда-то в паломническую поездку, если она захочет. Или вместе посетить какой-то храм. Ну а дальше – как пойдет. Если она не захочет, то остается только молиться за нее и являть ей какой-то добрый пример. Потому что душа любого человека (не только подростка) откликается только на добро, только на тепло. И в храм привести руганью невозможно, так что это надо исключить.

Каждый родитель должен сам для себя решать, как установить такую связь, чтобы ребенок прислушался к нему. Это происходит только в личном опыте: например, если сейчас что-то не действует, значит, я сам раздражен, вспыльчив, а в другой ситуации это, наоборот, подействует. Нужно искать точки соприкосновения друг с другом, когда подросток готов к тебе прислушаться, когда он понимает, что ты не противопоставлен ему, а на его стороне, и тогда вы вместе уже можете идти к Богу. В общем, это труд, и труд немалый, но многие родители с этим вопросом справляются успешно.

– Я вспоминаю себя в 15 лет. На самом деле был период, когда я в церковь не ходил, хотя из верующей семьи священнослужителя. Что-то ломало. Потом все встало на свои места. Но мне было сложно, когда меня заставляли или увещевали... Я считаю, что это было неправильно и, возможно, затянуло мое возвращение.

– Слава Богу, оно состоялось.

– Вообще это сложный вопрос. Когда мои дети подрастут, я даже не знаю, как реагировать на это.

Еще интересный вопрос: «Как объяснить ребенку в пять лет, Кто такой Бог?»

– Бог – наш Небесный Отец, Который нас видит, любит, слышит, и мы всегда можем к Нему обратиться. Если ребенок маленький, ему можно сказать: «У тебя же есть папа? Это папа земной. А есть Отец над всем нашим миром, Который все сотворил. Он хочет, чтобы мы с Ним вечно были в раю, Он преисполнен света, и Он необыкновенно могуществен. Посмотри, какие Он создал горы, какие красивые деревья, реки! Все наполнено жизнью. Потому что Бог и есть жизнь, – жизнь неизреченная. И наше счастье может быть связано только с Богом». Самое главное – ребенку говорить искренне, от сердца. Я не думаю, что нужны какие-то формулы, какой-то упрощенный «Закон Божий». Нужно говорить от сердца, и, как правило, дети очень быстро всё понимают.

Некоторые философы предпринимали более экстравагантные способы. В XVII веке жил один философ, он хотел наглядно своему ребенку донести мысль о Творце, о Боге, Который все создал. И что он предпринял? Он пошел на огород, на земле начертил имя сына, вложил туда семена салата и прикрыл землей. Прошло дней десять, ребенок ходил по огороду и вдруг увидел, что выросло его имя. Он прибежал к отцу: «Папа, мое имя выросло на огороде!» Тот говорит: «Не может этого быть!» – «Пойдем, я тебе покажу». Показал. Отец говорит: «Ну, наверное, это само собой как-то получилось, случайно». Сын ему сказал: «Нет, не могло просто так, само собой вырасти мое имя».

И тогда отец-философ стал ему объяснять: «Да, ты прав. Ты видишь, что буквы расположены правильно, они не разбросаны в хаотичном порядке, а находятся именно в правильно сложенном устроении. Теперь посмотри на весь мир: ведь он тоже не в хаосе, в нем наблюдаются законы, мы видим какой-то порядок. Деревья, земля, вода – все имеет свое разумное устроение, все подчиняется какому-то смыслу. Потому что над всем нашим миром есть Бог, Который все сотворил. И сотворил вовсе не стихийно, не случайно».

– Нужно взять на заметку.

Вопрос: «Почему Господь не открылся Своей Матери, чтобы Она не страдала, видя Его страдания на кресте?»

Почему Он не предупредил, что так будет?

– Вспомним Евангелие. Пресвятой Деве уже было это возвещено. Когда Она принесла Богомладенца в храм на сороковой день после рождества, Симеон Богоприимец сказал: «Тебе Самой оружие пройдет душу». То есть Ей уже предсказывались Ее страдания, что Она будет видеть страдания Своего Сына. Конечно, это самые тяжелые страдания – матери видеть страдания сына, их глубину мы не можем выразить.

Преподобный Пимен Великий однажды был в глубоком молитвенном созерцании; когда он вышел из этого созерцания, сказал, что в этот момент присутствовал на Голгофе и видел, как плачет Пресвятая Богородица у креста Своего распятого Сына.

За этим есть определенная тайна, – тайна искупительных жертвенных страданий Христа и тайна сострадания Его Матери, Которая воспринимает Своим пречистым, невинным сердцем эти страдания. Она понимает, что это за грехи всего мира, и просто безмолвно плачет.

Таков наш мир, что искупление могло прийти только через страдание. Как объясняет святитель Игнатий (Брянчанинов), люди утратили рай через поиск наслаждения (думая, что запретный плод даст им наслаждение) и возвращаются в рай уже через то, что противоположно наслаждению, – через страдание. Поэтому вернуться в рай, минуя страдания, невозможно. Искупить грехи всего мира мог только абсолютно Безгрешный, Который и понес эти страдания. А Пресвятая Богородица по Своей душе всегда была неотделима от Своего Сына, поэтому Она сострадала.

И путь спасения, хотим мы того или не хотим, немыслим без болезней, страданий, горестей, каких-то глубоких внутренних переживаний, но зато он приносит вечное благо, вечное счастье – спасение души.

–  Вопрос: «Как научиться не бояться совершать ошибки? Ведь они неизбежны. Как перестать постоянно тревожиться и переживать за все?»

– Надо научиться вверять себя в руки Божии. Обычно мы очень суетимся, спешим, даже когда становимся на молитву. Я тоже замечаю, что, бывает, становишься на молитву – и хочется все сделать поскорее. Надо себе сказать: «Стоп! Я сейчас перед Господом нахожусь».

Действительно, где бы мы ни находились, мы всегда перед взором Божиим, Господь всегда рядом с нами. А раз Он рядом, значит, Он не оставляет нас. Это мы Его оставляем, через свою суету уклоняемся от Господа. Наши переживания – это ведь всего-навсего поток бесконечных помыслов. Это как кипячение воды: пузырьки клокочут, скачут, вода бурлит, а по большому счету ничего больше-то не происходит. Так же и в нашей голове: помыслы, как бурлящие пузырьки, скачут, изводят нас, лишают внутреннего мира и покоя, а на нашу реальную жизнь в 90 процентах случаев они повлиять не могут.

Поэтому надо просто научиться освобождаться от этих бурлящих помыслов. Для этого можно просто внутренне сказать: «Господи, в руки Твои предаю самого себя»; произносить молитву Иисусову и помнить, что на все воля Божия. В том смысле, что Господь подает что-то полезное для нас, поэтому переживать абсолютно не о чем. Если нужно опоздать – мы опоздаем, если не нужно опоздать – мы не опоздаем, даже если будем опаздывать. Ведь иногда бывает полезно и опоздать, чтобы почувствовать свою немощь, а может быть, просто даже с чем-то смириться.

В общем, это задача для современного человека, потому что современный человек – все время куда-то спешащий. Чтобы освободиться от этого, повторюсь, главное правило – успокоить помыслы, чтобы внутри не было никакой спешки. Как Господь устроит – пусть так все и будет, на все воля Божия. Если, Боже, Тебе угодно, чтобы это исполнилось, – пусть это исполнится.

– Я думаю, что при этом все равно не нужно отпускать ситуацию из-под контроля, если у тебя какая-то ответственная должность, например. Чтобы нас телезрители правильно поняли...

– Речь идет о том, чтобы не было чрезмерных тревог. Потому что тревожность у многих как диагноз. А для того чтобы был успех, конечно, нужна собранность, нужно все делать вовремя. Порядок и организованность должны присутствовать в жизни. Мы видим, что в храме, например, все очень организованно: строгий порядок богослужений, все распределено по часам, правильный ритм богослужений. В целом жизнь человека тоже должна подчиняться ритму, организованности.

– Вопрос: «Как достойно, в православной вере воспитать сыновей? Их у меня трое: старшему четырнадцать, среднему восемь, младшему шесть. Пять лет назад муж ушел из жизни». Как в этой ситуации правильно вести себя матери?

– В такой ситуации, конечно, маме тяжело. В каком-то смысле ей нужно замещать отца, то есть должны присутствовать, видимо, и определенная строгость, и жесткость. Потому что когда трое сыновей, они могут и баловаться, и не слушаться иногда, и их нужно более жестко в чем-то организовывать, иногда и прикрикнуть, потому что они, может быть, сразу не прислушиваются. То есть придется саму себя брать в жесткие рамки. И тут уж как получится.

Если все-таки душа болит о детях и есть искреннее желание воспитать их как достойных сыновей, то это будет получаться. Плохо, когда полная безалаберность и равнодушие к детям: пусть сами как-нибудь растут. Когда мы воспитываем детей, мы на самом деле не знаем, как это делать. Каждый родитель проходит свой путь, нащупывая то, что подходит именно для него. Ведь дети все разные: скажешь что-то одно, а все трое отреагируют по-разному. Поэтому нужно смотреть, что подходит каждому ребенку.

– Дай Бог сил мамочке. Сыновья вырастут – будут помощниками.

– Конечно, нужно молиться каждый день, вместе ходить в храм. Еще такое правило: важно, чтобы дети видели, что мама молится. Что она не только их заставляет, но и сама молится. Когда они будут видеть, что мама имеет искреннее верующее сердце, для них это будет большим уроком на всю последующую жизнь.

– Вопрос: «Можно ли православному кодироваться от алкоголизма и курения?»

– Конечно, мы не рекомендуем кодироваться, так как это подавление воли и в каком-то смысле идет деформация человеческой личности. Но иногда просто нет выхода, и некоторые кодируются, чтобы просто получить какой-то просвет во времени, освободиться от страшного запоя. Тот, кто пьет, думает: «Может, мне закодироваться?» Но не всегда это действует. Воля у них и так была подавлена, а после кодирования еще более подавленная, поэтому проходит время – и они опять начинают пить.

Спасает человека только внутренняя работа, укрепление воли. Сам он не может укрепить волю, потому что она разбита и долговременной привычкой к греху, и алкоголизмом (это во многом болезнь: уже не хватает каких-то веществ, которые должны вырабатываться, и организм требует повторения этой страсти). Поэтому без благодати Божией преодолеть это очень трудно. Но если пьющий человек действительно захочет, у него есть огромные возможности, чтобы освободиться от этой страсти.

Если родственники обсуждают, кодировать его или отправить в какой-то реабилитационный центр, то это действует слабо. Бывает, иногда реабилитационный центр помогает, но примерно две трети потом опять начинают возвращаться к прошлому. То есть это тоже не панацея.

Нужно восстанавливать свою личность. У нас все время идут какие-то искушения, и многие искушения мы сами не можем преодолеть – они преодолеваются только благодатью Божией, когда  пытаешься вести духовную жизнь и уже перестраиваешь свою жизнь полностью. Нужна чистосердечная генеральная исповедь, глубокое раскаяние и молитвенное делание, когда молишься об освобождении от какой-то страсти, то есть буквально стараешься вымолить это. Это и есть тот путь, который приводит к успеху. То есть нужна серьезная духовная жизнь, чтобы освободиться от этой греховной страсти.

Только в исключительных случаях возможно кодирование, если уж нельзя по-другому. Что тут поделаешь? Все равно главное – возвращаться именно к духовной жизни. Кодирование само по себе не поможет. Я же бывал в реабилитационных центрах и общался и с теми, кто там трудится, и с теми, кто проходил лечение. И они говорят прямо, что эти страсти (и наркомания, и алкоголизм) остаются угрозой человеку уже на всю жизнь. Человек никогда не может сказать: «Все! Я уже не вернусь к прежнему». А поскольку это так, то нужен особый, более трезвенный образ жизни – ни капли алкоголя. Достигается это только путем приобщения человека к благодати Божией.

– Огромная сила понуждения, огромное преодоление себя и участие в таинствах. Только так, наверное.

– Именно так. Есть люди, которые смогли расстаться и с курением, и с алкоголем. Но есть и те, которые по какой-то причине так и не смогли. Повторюсь, на мой взгляд, разгадка кроется во внутреннем желании – насколько человек готов отречься от своей ветхой жизни и посвятить себя новому, чтобы достичь вот этого преображения.

Работать над собой мало кто хочет – в этом беда нашего мира. Но если над собой не работать, то ничего не достичь.

– Вопрос: «Много молитв написано от мужского лица. Надо ли изменять текст для женщины?»

– Поскольку я сам человек мужского лица, нечасто задумываюсь над этим вопросом. Наверное, надо проще к этому относиться. Если молитвы читаются в семье, то мы читаем их от мужского лица. Если женщина одна произносит молитвы, она может произносить в женском роде, если ей это легко дается. Например, молитву Иисусову мы произносим: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!» А она будет говорить: «помилуй мя, грешную». Такие молитвы легко меняются, тут ничего страшного нет. Думаю, что дома это возможно.

– Когда служится лития, заупокойное богослужение, отчетливо упоминается: усопшую рабу (или усопшего раба, или усопших раб Твоих). Вот пример того, как меняется текст молитвы. Или при соборовании есть некоторые молитвы, когда священники и певчие тоже меняют такие моменты. В принципе, проблемы нет, если человек умеет это делать.

– Кстати, не знаю, как делают в женском монастыре: заменяют все молитвы или произносят строго по написанному в мужском роде? Было бы интересно узнать. В Спасо-Вознесенском монастыре, где я жил, ничего не меняют, читают так, как написано, потому что это уставные молитвы. В келейной молитве, наверное, это возможно.

– Следующий вопрос: «Говорят, что души тел, которые не похоронены, мучаются. Православных надо хоронить. Но почему тогда мощи святых угодников не хоронят, а частицы мощей раздают по храмам? Разве это не грех?»

– Души мучаются не от этого, а прежде всего от грехов, с которыми они не расстались. Когда душа освободилась от грехов через исповедь, через чистую христианскую жизнь, она не будет испытывать никаких внутренних страданий, что бы ни происходило с телесным естеством после смерти человека. Поэтому надо прежде всего созидать то, что у нас в сердце, в нашей душе. Мы ведь не всегда можем повлиять на наше дальнейшее погребение. Мы знаем, сколько в истории было случаев, когда христиан уничтожали – и их тела не были погребены достойным образом. Но все равно Господь все тела воскресит, и телесная храмина каждого человека будет восстановлена. Так что надо избегать грехов, из-за которых и будет мучиться душа, а не думать о том, что может произойти с телом. Но, конечно, тело должно быть погребено по-христиански – это доставляет утешение душе.

– Следующий вопрос: «В двадцать лет мы со своим любимым человеком стали крестными моей племянницы. Мы не знали, что этого делать нельзя, были в отношениях, и никто нам не сказал. Впоследствии мы вступили в брак. Что делать в этой ситуации?»

– Поскольку Господь Своим Промыслом устроил этот брак, значит, таков их жизненный путь. Не разводиться же теперь, не разрушать семью. Господь по-разному ведет людей, и всякое бывает. Я думаю, что смущаться не нужно. Если есть какие-то смущения, можно обратиться в епархиальное управление, получить благословение, и все сомнения разрешатся. Я думаю, что все будет хорошо.

– И не надо бояться обращаться в церковные органы. Они для этого и существуют, чтобы помогать людям разрешать вопросы.

Далее интересный вопрос по поводу изменения внешности: «Хочу увеличить губы. Не грех ли это?»

– А зачем их увеличивать-то?

– Это вопрос к автору. Это очень модно, очень доступно и не так уж и дорого.

– Я не знал, что это доступно и недорого. Видимо, здесь все-таки есть какой-то комплекс неполноценности: человек не довольствуется тем, что дано от Бога, и хочет как-то кардинально менять свою внешность. Вряд ли это может принести что-то хорошее. Это временно порадует. Потом будет мода на тонкие губы – и что тогда?

Когда мы постоянно гоняемся за модой, это значит, что мы внутри не имеем серьезного содержания, у нас нет собственного стержня. Для человека, который сформировался как личность, это мелочи по большому счету. Ведь человек красив при разной внешности, это во многом зависит от его внутреннего достоинства. По-моему, у преподобного Силуана Афонского есть такие слова, что Божия благодать украшает даже некрасивые от природы лица, тогда как грехи уродуют и милые от природы лица. Лучшее средство достичь красоты – стяжать Божию благодать.

– Вопрос: «Собираюсь разводиться с мужем. У нас две очень маленькие дочки. Недавно узнала, что Церковью разрешено разводиться, только если была измена, но мы разводимся из-за другого. Жить вместе больше не сможем, это точно. Мы с мужем не венчались».

– Скажу честно, что я не сторонник разводов вообще, хотя даже и даются какие-то послабления людям. Например, в случае измены одного из супругов дается возможность другому супругу развестись и вступить в законный брак. Или, допустим, когда у одного из супругов психическое расстройство, то другой может вступить в новый брак. Но я все-таки не сторонник разводов. Почему? Потому что Господь дает каждому человеку и каждой семье свои испытания, через которые они должны пройти. Бывает так, что в какой-то период жизнь с супругом может показаться невыносимой – и человек говорит: «Все, я не могу. Это объективно, это абсолютно не мое». Но если все-таки сохранить терпение и молиться Господу, то проходит время – и все каким-то чудесным и неожиданным образом изменяется, и человек еще больше начинает любить  свою вторую половинку.

Все мы в чем-то претыкаемся, допускаем какие-то ошибки, но стремиться надо все-таки к созиданию, к сохранению семьи. Бог создал мир цельным, единым, гармоничным, а грех все разрушает. И всякий брачный союз грех пытается тоже разрушить. У каждой семьи будут такие испытания. Многие столетия человек допускает одну и ту же ошибку, думая: «Это точно не мое, я постоянно сержусь, раздражаюсь. Супруг тоже сердится, раздражается, мы не можем никак друг с другом найти общий язык. Значит, надо расстаться. И уж в следующий раз я точно не ошибусь». Но на самом деле будет все то же самое: так же будут приедаться отношения, так же после красивого свадебного путешествия жизнь превратится в серую рутину, и если ты не будешь работать над собой, то опять все повалится.

Поэтому всеми силами надо сохранять брак, сохранять единство, молиться Господу о сохранении семьи. А Господь найдет способы и средства, как это сделать. Мой ответ таков, потому что я не сторонник разводов.

То есть в любом случае нужно бороться.

– Нужно бороться за сохранение семьи. Если супруг оступился, конечно, это очень больно. Но все в чем-то согрешают, и если мы простим супругу, то Господь и нам простит какие-то грехи. «Прощайте – и прощены будете».

– Мне кажется, в каждой ссоре нужно начинать с себя, и если что-то случилось, в первую очередь подумать, что именно ты сделал не так, а уж потом можно думать и о другом.

Актуальный вопрос: «Какими словами молиться в борьбе с грехом зависти»?

– Я вспоминаю слова одного из святых отцов, который говорил: «Зависть есть скорбь о благополучии ближнего». То есть тот, кто завидует, не просто завидует, но и скорбит о благополучии ближнего. Здесь присутствует эгоизм, гордыня. Молиться надо о том, чтобы другому человеку было только хорошо, чтобы у него было еще больше всего. А о себе надо молиться так: «Господи, прости меня, грешного; вот я какой завистливый, негодный, оказывается».

Такая немощь возникает у каждого человека в той или иной ситуации, и надо в ней просто каяться. Искренне на исповеди говорить батюшке: «Я согрешаю завистью». Например, девушки часто завидуют своим подругам по поводу внешности. Но Господь ведь каждому подает свои дарования, какие-то свои таланты, и нужно не на других смотреть, а иметь свою цель в жизни и к ней идти. И радость получать на своем пути, по которому Господь тебя ведет. Даже если есть какие-то преткновения, лишения – это, наоборот, еще интереснее. Потому что когда тебе все дается, а ты сидишь в кресле, позевывая, что же здесь интересного?

Жизнь должна представлять собой преодоление трудностей, тогда душа становится совершеннее. Жизнь – это некое путешествие, в котором человек преодолевает испытания, и каждый достигает чего-то своего на этом пути. Молиться о преодолении зависти, когда мы в себе ее замечаем, надо простыми словами: «Господи, прости меня, согрешил я завистью. Избавь меня от этой страсти, очисти меня».

А если тебе завидуют? Ты видишь, что человека просто распирает. Как быть в этой ситуации?

– Не надо наступать человеку на больную мозоль. То есть надо всячески это сглаживать, не провоцировать у него зависть и проявлять милосердие. Если вы заметили, что человек в чем-то завидует, надо подчеркнуть какое-то его достоинство, преимущество, в чем он особенно значим, тем самым себя поставить в тень, а его выдвинуть немножко вперед. Это было бы очень здорово. Иногда, таким образом поддерживая друг друга, два человека могут даже стать друзьями.

К сожалению, часто бывает наоборот, когда дружба двух друзей разрушается из-за зависти.

– Мне казалось, что зависть свойственна в основном женскому полу, но, оказывается, она свойственна и мужчинам, когда это касается бизнеса, приобретения машин. Но все это по большому счету настолько глупо... Я не знаю, как можно завидовать кому-то из-за дорогого автомобиля или дорогого телефона. Какая разница, какой телефон, если тот и другой одинаково звонят? Какая разница, какой автомобиль? Главное, чтобы он ехал хорошо, чтобы он тебя довез. Ведь разбиваются и на «Мерседесах»; и самый дорогой автомобиль может стать гробом для того, кто на нем едет.

Жизнь очень превратна, и внешние яркие и богатые принадлежности не делают человека счастливым. Счастлив тот человек, который как раз внутренне свободен от этих телефонов, от этих богатств, который обрел внутреннюю гармонию. А гармонию в душе человек обретает только тогда, когда у него чистое сердце и воля непоколебима какими-то греховными страстями, а ум свободен от злых мыслей. Вот тогда человек обретает внутреннюю гармонию и счастье.

– Отец Валерий, благодарю Вас за то, что этот вечер Вы были с нами и ответили на большое количество вопросов. Ваше завершающее слово по окончании программы...

– Спаси всех Господь! Христос воскресе! Постараемся хранить чистую радость о Воскресшем Господе на протяжении всего года до следующей Пасхи Христовой!

Воистину воскресе!

Ведущий Сергей Платонов

Записали Татьяна Муравьева и Светлана Тодосейчук

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы