Беседы с батюшкой. Как научиться радоваться и за все благодарить Бога

30 мая 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы отвечает настоятель храма Августовской иконы Пресвятой Богородицы п. Бугры Выборгской епархии священник Игорь Лысенко.

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– В сегодняшней нашей передаче будем говорить на тему, которую считаем очень важной для обсуждения: «Как научиться радоваться и за все благодарить Господа».

Казалось бы, есть утверждение: все время радуйтесь, все время молитесь, за все благодарите Господа. Но если серьезно разобраться в этом вопросе, то сложно в наше время научиться не то что все время радоваться, а хотя бы время от времени. Это во-первых. Во-вторых, мы с трудом понимаем, что значит – все время молитесь и за все благодарите Господа. Потому что в нашей жизни столько сложностей, что, казалось бы, с большим трудом можно благодарить за все. Давайте попробуем разобраться в этом вопросе. Что же такое радость и как научиться радоваться?

– Радость – это естественное состояние человека. Ученые, изучая мозг человека, выяснили, что, оказывается (и отец Григорий Григорьев об этом часто говорит), гормонов радости у человека очень много. Поэтому человек создан для радости, как птица для полета; и это не фигура речи, это именно так. Когда Господь творил землю (и об этом сказано в Библии в Книге Бытия), после каждого дня творения говорил: «И это хорошо». А если хорошо, то и мы воспринимаем, что это хорошо. Это и есть радость: понимание того, что Господь – любящий Отец, что Он создал человека Себе подобным. Ведь даже ангелы, созданные до нас, не обладают благодатью богопознания и богообразности. В этом смысле как же можно не радоваться, если ты богоподобен?

Другой вопрос, что мы впадаем в искушение безрадостности, уныния, когда забываем про это и начинаем вести себя так, как будто мы безобразны, как будто нет в нас образа Божия. У апостола Павла сказано: непрестанно молитесь. Исихасты (или аскеты, давно творящие молитву) понимают, что молитва – это не только произнесенные слова, это состояние стояния перед Богом. Помните, когда в Библии упоминается о праведнике, говорится, что он постоянно стоял перед Богом, он постоянно был перед Богом, то есть он знал, что Господь видит его всегда.

– Он ходил перед Богом.

– Да, это хождение перед Богом. Там древнееврейский язык (и в нескольких переводах), каждый раз слова немножко меняются, но смысл один и тот же – ты все время рядом с Богом, ты все время в Его глазах, в Его сердце.

– Я хожу или стою перед Богом и непрестанно молюсь. В таком случае, когда мы говорим о рассеянности в молитве, получается, мы в этот момент отпадаем от Господа?

– Конечно, именно так. Молитва – это состояние соединенности с Богом, состояние слышания Его. Если мы молимся, не слыша Бога и не понимая, что Он нас слышит, – это не молитва, а бормотание, заклинание. У колдунов, магов именно так: есть некий текст, ты обязан его правильно прочесть – и тогда получишь нечто; если чуть-чуть ошибся, то ничего не получишь; тебя еще и обманут…

Очень часто люди, которые формально читают молитвослов или Псалтирь, удивляются, почему же у них такое унылое состояние. Потому что они не молятся, они далеки в этот момент от Бога, их сердце не с Богом. Ведь первая заповедь, которая была дана Моисею: «Возлюби Бога своего всем сердцем своим, всем помышлением своим». Это главное. Если нет реального исполнения этой заповеди, то нет и молитвы.

Поэтому когда ты настроен на Бога, когда ты Его слышишь, Ему доверяешь, ты находишься в состоянии, будто восхищен на третье небо, как говорит апостол Павел, то есть ты в благодатном состоянии. Когда молился Серафим Саровский, он весь сиял, и тем, кто его видел, даже смотреть на него было трудно. Или Моисей: сойдя с горы, настолько сиял, что вынужден был, чтобы не ослепить окружающих, надеть на себя покрывало. Вот состояние постоянной радости, постоянной освещенности, постоянного горения сердца.

Но молитва – это еще и дела. Повторюсь, для исихастов  молитва уже превращается в их постоянную жизнь. Молитва – это и приготовление пищи, и ухаживание за теми, кто к ним приходит. И молитва за кого-то, когда просят: батюшка, помолитесь, пожалуйста, за того-то… Тогда он дополнительно к своему естественному состоянию слышания, доверия и делания добавляет еще одно дополнительное прошение. Когда Иоанна Кронштадтского просили помолиться, он дополнительно в алтаре во время литургии взывал к Богу, вроде бы формально нарушая совершение литургии по Служебнику, тем не менее он не мог оставить без внимания эту просьбу, потому что его любовь была постоянной. Или Серафим Саровский, о котором мы сказали, что он сиял во время молитвы. Что запомнилось тем, кто к нему приходил? Его обращение к человеку в любое время: «Христос воскресе, радость моя!»

 «По делам их узнаете их». То есть если мы понимаем, что слышим Бога и доверяем Ему, мы не можем чего-то не исполнить. Если же мы слышим и не исполняем, значит, мы делаем иное от того, что нам Господь подсказывает. А когда мы делаем иное, мы попадаем в очень неприятные ситуации. Как и случилось с нашими прародителями: они оказались вне рая, вне постоянного бессмертия. Пройдя через историю Ветхого Завета, дойдя до Христа, они уже получили настоящее бессмертие, выйдя из ада…

К сожалению, враг очень часто подменяет понятия. Радость, любовь сейчас у многих  заменяется на псевдосостояние. Есть, например, соответствующие учреждения, которые иногда называются домами любви. Но они не имеют к любви никакого отношения. Настоящий дом любви – это храм Божий, где мы радуемся, потому что мы с Ним. Как можно не радоваться, если ты встречаешься с Любящим тебя и любимым тобою?

Сегодня мы встречались со студентами Русской христианской гуманитарной академии и говорили о том, что наиболее радостной притчей для нас является притча о блудном сыне. Этот человек фактически похоронил своего отца, ведь он потребовал его наследства, а это можно сделать только в одном случае – если человека уже нет. То есть фактически в мыслях своих ради достижения материальных ценностей он убил своего отца. И дальше, взяв то, что не могло ему принадлежать при жизни отца, пошел, все это расточил и дошел до скотского состояния.

Он был голоден, уже ел рожки вместе со свиньями и был абсолютно безрадостный, унылый, депрессивный. И в этот момент он вспомнил, что ведь у отца-то слуги едят лучше. Он решил вернуться и сказать отцу: «Я согрешил против неба и пред тобою», думая: «Вдруг меня примут, я хоть хлебушка поем».

И вот он шел к отцу совершенно в унылом состоянии, но, наверное, уже что-то брезжило в нем, потому что иначе он не дошел бы. И что происходит дальше? Отец, увидев его, бежит ему навстречу, обнимает его, дает ему перстень власти, одевает в лучшие одежды, устраивает пир и говорит, что сын его ожил. Представляете, какая радость!

Мы находимся в таком состоянии постоянно, когда не слышим Господа, когда начинаем делать что-то свое и в далекой стране расточаем, разбрасываем, теряем те таланты, ту силу, ту благодать, данные нам от Бога для совершения  дел, о которых Он нас просит, которые нам поручает. Поэтому, естественно, мы впадаем в состояние уныния, депрессии, бессилия. И наоборот: как только мы вспоминаем о Боге, как только возвращаемся к Нему, как только Он нам дает Себя в причастии Тела и Крови Своей, у нас появляется радость, появляются силы, появляется состояние благодати.

– Если бы мы в храмах видели хотя бы десять процентов людей, живущих в том или ином районе, то наши храмы не могли бы вместить даже часть. Храм, в котором Вы служите настоятелем, находится в районе, где проживает восемьдесят тысяч человек. Ваш храм сколько человек вмещает?

– На Благовещение, с учетом того, что кто-то стоял у открытых дверей, понимая, что это для них важно, было 230 причастников. Но должно быть гораздо больше, потому что согласно соцопросам 2-3% населения достаточно регулярно посещают храм. Тогда от восьмидесяти тысяч их должно быть более двух тысяч человек.

– Слава Богу, что у нас есть хотя бы те немногие, которые во время литургии именуются верными. Но ведь очень много людей не только не приходят в храм, но даже и не желают прийти в храм. Но, по словам Александра Меня, Господь умер и за них тоже...

– Знаете, я скажу, что в первую очередь – за таких. Помните, Господь сказал: «Я пришел не для праведников, но для грешников».

– Поэтому вопрос: когда Вы говорите о радости, я хочу узнать, каким образом обратиться к радости тем людям, которые еще не вошли в церковную ограду?

– Уже достаточно давно я к нашим прихожанам обращаюсь с очень простым объяснением о покаянии. Мы перед эфиром говорили о покаянном духе и о том, как же совместить покаяние с радостью. Я прихожанам объясняю, что покаяние – это изменение. Если мы, общаясь в обычной жизни, будем как все, то есть не очень радостными, не очень наполненными энергией жизни, будем утомленными, усталыми, с глазами побитой собаки, то вряд ли мы воодушевим человека, который с нами общается. Особенно если он узнает, что мы ходим в храм, да еще и причащаемся.

А вот если мы, осознав радость причастия, этой радостью поделимся, тогда это и есть покаяние. То есть мы смогли из состояния подавленности, из состояния уныния, которое всегда вызвано недоверием Богу, перейти в состояние, о котором апостол Павел говорит: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите». Радуйтесь, потому что вы всегда с Богом, у вас всегда есть возможность причастия. Причастились – несите эту радость.

Как измерить покаяние? Степенью вашей радости. Если вы пришли в храм в унылом состоянии – покайтесь, изменитесь, превратитесь из унылых в радостных и эту радость несите в мир. Помните, как Мария Магдалина взяла яичко и пошла со словами: «Христос воскресе!», свидетельствуя об этом всем, в том числе римскому императору. В результате Римская империя через триста лет стала христианской.

– Да. Благодаря одному слову.

– Поэтому для нас все очень просто: нужно заряжаться радостью литургии, заряжаться радостью общего делания. Если ты в одиночку сидишь (особенно если уже вечер и нет солнца), думая о том, что делать завтра, не понимая, где взять денег, чтобы кормить детей, – ты все больше и больше унываешь. Как будто нет Бога. Как будто Бог тебя не любит и как будто дети твои – не дети Божьи. Как будто только ты один должен решить эти проблемы.

Я вообще не понимаю, как живут атеисты. Мне иногда настолько их жалко... И мы молимся о них именно потому, что, может быть, они самые несчастные люди на земле. Поэтому наша задача – дать им возможность познакомиться с радостью. Не для того, чтобы упрекнуть их и сказать: «Вот мы-то радостные, а вы такие», тем самым еще больше уязвляя их. Наоборот – чтобы позвать их к этой радости, сделать первый шаг. Как сделал его блудный сын, когда пошел из дальней страны в сторону отца – и отец бросился ему навстречу.

Без Божией помощи спастись невозможно. Именно поэтому Господь воплотился. Он сделал все, от Него зависящее, нам остался только последний шажочек – направиться к Нему, разрешить Ему себя спасти, разрешить Ему с нами соединиться.

– Наверное, поэтому в молитве вечернего правила говорится: «или хощу, или не хощу, спаси мя». А то я никак не мог этого понять: что значит «хочу или не хочу»…

– Или: «Верую, Господи! Помоги моему неверию». Мы хотим, конечно, но подсознательно, по привычке, по многим нашим псевдосостояниям придумываем все, лишь бы этого не сделать, лишь бы на это не пойти. Потому что враг все время рядом. Но не надо его бояться; надо помнить, что он есть, и помнить, что он пытается нас погубить. И вот чтобы он нас не погубил, нам постоянно надо соединяться с Господом, слышать, что Он нам говорит, иначе враг будет подсказывать совершенно иное, как змей Еве.

– Я все время сталкиваюсь с такими странными вещами: когда собираюсь в храм на Божественную литургию и готовлюсь, чтобы причаститься, каждый раз вдруг возникает что-то: вдруг резко заболит колено  –  и думаешь: «Ой, как тяжело идти». Или еще что-нибудь происходит. Каждый раз я думаю о том, как лукавый все время придумывает что-либо для того, чтобы ты не пошел в церковь. Это просто удивительно!

– Более того, например, когда взрослый человек хочет покреститься (а я по первому образованию физик, поэтому такие вещи подмечаю)...

– Материалист.

– Да, но не вульгарный материалист, а понимающий, что материя существует, но сотворена. Она сотворена по законам, которые можно изучить. Если бы она была сотворена сама собой, законов бы у нее не было, она творила бы что хотела. А так Господь ей дал законы, поэтому она подчиняется этим законам. И в этом смысле, когда в нарушение этих законов происходят тысячи событий, надо понимать, что есть некий фактор, который меняет суть естества.

Повторюсь, я помню сотни случаев в своей практике, когда взрослый человек решал покреститься (либо крестить своих детей, но во взрослом состоянии) – и сразу что-то происходило. Особенно мне запомнился случай с человеком, занимающим достаточно высокий пост. Он рассказывал, что когда он решил покреститься, самое малое, что с ним было перед крещением, это когда его новая машина после столкновения стала непригодна к использованию. Это было самое малое! Но я не пугаю зрителей, особенно тех, кто еще не покрестился, – просто показываю и рассказываю.

Еще один пример. Мой одногруппник из политехнического института решил крестить своего ребенка. Я договорился, чтобы его приняли в храме (это было еще до девяностых годов, когда это было не так просто). Причем заранее ему сказал: «Ты материалист, ты физик. Приготовься к тому, что будет происходить много того, что тебя не будет пускать». Первый раз у ребенка поднялась температура под сорок в момент, когда надо было ехать. Они, естественно, остались дома. Как только они остались дома, температура ушла. Второй раз у них поломалась машина, когда они собрались ехать. Он мне позвонил и сказал (а он честный человек): «Слушай, откуда ты знал, что все это будет происходить?» Я говорю: «Я ничего не знал, но знал, что есть те, кто будет мешать крестить твоего сына. Их по-разному называют, но это духи злобы поднебесной». Он спрашивает: «А что же мне делать?» Я говорю: «Даже если на твоих глазах разверзнется земля, будут падать метеориты, будут случаться всякие невозможные вещи, но ты в решимости своей будешь понимать, что тебе надо, и пойдешь, невзирая ни на что, с тобой ничего не случится. Потому что врагу, когда он увидит твою решимость, подсовывать будет нечего; он займется другими, которых сможет соблазнить».

И действительно, в третий раз, когда он сказал: «Теперь что бы ни было, хоть на руках донесу», – его решимость помогла. Он сказал, что было легко, что все складывалось, наоборот, самым лучшим образом. Потому что он доверил себя Богу, он разрешил ангелам себе помочь. А до этого он все время сомневался, все время как-то отвлекался и был готов поддаться уговорам змея.

– Возникает еще один аспект. Получается, чтобы научиться радоваться, обращение к Богу, доверие Ему зачеркивает в нас уныние. Потому что уныние – это прежде всего неверие. Так ведь?

– Я думаю, это как тень. Тень исчезает, когда появляется свет.

– Получается, что мы можем преодолеть уныние и прочее, если только сумеем быть последовательными в своем главном поступке. И тогда, если мы обращаемся к Господу, в нас и будет радость...

– Знаете, Вы сейчас это рассказываете, и я вспоминаю такие выражения: «светился радостью», «искорки света». Вы сейчас это говорите, и от Вас идут эти искорки света. О чем мы говорим в Символе веры? «Света от Света...» То есть радость и Свет взаимосвязаны неразлучно. Поэтому когда у нас нет радости, в этот момент в нас нет Света. Значит, надо этому Свету открыться, не воздвигать между собой и Светом (Богом) свои сомнения, какие-то самооправдания, самоограничения.

Любая самость связана с тем, что ты отодвинул Бога в сторону и сам пытаешься решить задачу, придумать ответ; сам пытаешься себя обвинить либо оправдать. В любом случае ты проиграешь, в любом случае ничего доброго у тебя не будет (рано или поздно). Может, поначалу тебе даже будет казаться, что ты выиграл. Помните: «И пораженье от победы уже не будешь отличать»? Это вот об этом. Когда ты пытаешься все сделать сам, рано или поздно проиграешь.

Чтобы этого не было, откройся, доверься, услышь, что тебе скажет Господь. Помните, Он говорил: «Если вас поведут, не думайте, что говорить, Я за вас скажу». Зачем же задумываться? Ведь можно было рассуждать так: тебя поведут – надо готовиться, надо придумать, вспомнить, напрячься...

– Выучить.

– Да, вызубрить. Это же настолько тяжело! Если все это пытаться реально сделать, ты будешь абсолютно несчастным человеком. А если ты открыт, если знаешь, что Господь тебе подскажет, и ты этим поделишься, и это будет спасительно и правильно, – это же радостно и совершенно удивительно!

– Есть еще очень интересный аспект. Мы подменяем слова. Радость для нас тоже разная. Например, мы часто говорим: радость и веселье. Я не готов легко и просто объяснить, в чем же разница между радостью и весельем. Потому что сказано: «Возвеселитесь, ибо...», или: «Возрадуйтесь и возвеселитесь...»

– Все-таки сущность вопроса не в названии. Скажем, любовь. Бог есть любовь. И любовью же называют какие-то совершенно низменные действия. Поэтому и веселье может быть радостным и благочестивым, и радость может быть нечестивой, безумной и бесчинной. Вопрос в содержании понятия. А содержание мы можем понять своим сердцем.

Заповеди блаженств, которые Господь нам дал, заканчиваются так: Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех. Но о чем говорят предыдущие заповеди? Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (увидят). Чистота сердца и есть индикатор, показатель. Когда ты этот Свет принял чистым сердцем – ты возрадовался.

– Нищие духом – это...?

– Нищие духом – это те, кто не загрузил свой дух самостью, когда самость не заслонила Бога, не заполнила сердце грязью ошибок, самоуверенности, самооправдания и так далее. Нищета в данном случае – это отсутствие самости, ее минимальность, необходимая для того, чтобы своей свободной волей соединиться с Богом, довериться Богу, открыться Ему.

– Блаженны – значит, счастливы?

– В том числе счастливы...

– ...но понятие «блаженны» гораздо больше и глубже.

– Да. Помните: Никто не благ, только один Бог. Фактически настоящее блаженство – это уже богоподобие, это уже когда ты можешь все. Господь говорит: Если будете исполнять заповеди Мои, то сделаете то, что Я сделал, и больше Меня сделаете. Вот настоящее блаженство.

А радость, которую мы воспринимаем, – это как аванс, как некое предвозвестие блаженства. Помните, как свидетельствовал апостол Павел, когда был вознесен на небо? Он не собою хвалится, а говорит о себе в третьем лице: «Знаю человека во Христе, который в теле или вне тела был восхищен на небо и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать». И ухо человеческое не слышало, что Господь приготовил любящим Его; какую степень блаженства, какую степень радости Он нам приготовил... К этому мы призваны, для этого созданы.

Нам тяжело переносить трудности, когда мы пытаемся их преодолеть без Бога. Почему римляне массово переходили в христианство, видя казни христиан? Потому что они видели, что даже во время казни христиане вели себя совершенно по-другому, чем должны были. Они воспевали псалмы и говорили: «Радуйся! Мы слышим Господа!» Вместо того чтобы кричать от ужаса, просить пощады, быть готовыми предавать все что угодно. Потому что они действительно были в ином состоянии. То, что для человека без Бога является мучением, страданием, невыносимым состоянием, для человека с Богом, в богоподобном состоянии, является совершенно иным.

– Вся разница – в пути. У нас в студии фотография вашего храма, на которой человек идет в храм; не от храма, а в храм. Вся разница между счастливым и несчастным человеком, наверное, в этом пути.

– В векторе направления. Как блудный сын: когда он уходил от отца, он шел к несчастью, разорению, состоянию проклятости фактически. И наоборот, когда он возвращался, каждый шаг приближал его опять к блаженству, духовному богатству, к соединенности с отцом, к преображению.

– Что значит непрестанно молиться, Вы объяснили. Спасибо за такое хорошее объяснение. Теперь следующая серьезная тема – «за все благодарите». Мне часто приходится беседовать с людьми на эту тему, и иногда они говорят: «Я не могу все время за все благодарить, потому что не уверен в том, что Господь меня слышит. Потому что то, что я прошу или считаю необходимым, Господь мне не дает. Я не могу все время Его благодарить, потому что не чувствую Его присутствия в моей жизни». Это, к сожалению, частый вопрос; адресую его Вам.

– На самом деле все очень просто. Если мы понимаем, что молитва – это стояние (или хождение) перед Богом, что Бог наш слышит, доверяем Ему, знаем, что Он – Любящий Отец, тогда мы понимаем, что Он нам подсказывает все самым правильным образом. И тогда мы благодарим Его за то, что Он есть, что Он нас любит и нам подсказывает. Но если мы не доверяем Ему, не слышим Его, делаем нечто иное и просим не того, что нас может спасти, не того, что нам нужно, полезно? Еще и удивляемся: «А почему же Он нам этого не дал?» То есть мы просим заведомо неполезное, своей самостью и подсказками змея хотим приобрести смерть и удивляемся, почему же Бог не идет нам навстречу, почему же Он не помогает нам...

Давайте вспомним знаменитую «Сказку о золотой рыбке». Ведь каждый из нас подобен той старухе, которой все время всего мало. Мы рассуждаем: «Бог может все, так пусть Он для нас по щелчку все и делает. Нечего Ему заниматься другими. Сначала корыто, потом дом, потом машина...» Причем сегодня машина одна, а завтра другая. Сейчас гаджеты, телефоны меняются раз в полгода. Как в дворянском обществе Российской империи дамы умудрялись за один бал поменять несколько платьев. То есть человек направлен на потребление: вместо служения другому служит только себе, хочет, чтобы Бог, как золотая рыбка, был у него на посылках (к чему в конце концов пришла старуха в сказке).

Но ведь человек в таком состоянии сам себя разорвет. Помните повесть братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу»? Кадавр – это модель советского безбожного человека, которого Стругацкие пытались описать, когда главное – то, что ты потребляешь, и радость зависит от количества потребления. И вот кадавру привезли много селедочных голов, он их ел с урчанием радости, что наконец потребляет сколько может, а в итоге его просто разорвало.

– Кстати, «кадавр» в переводе означает «труп».

– Так и здесь. Если мы будем все время пытаться требовать от Бога того, чего мы хотим, чтобы Он все время исполнял наши желания, то это уже будет не Бог, это дьявол. Вот дьявол забирает у нас душу и говорит: «Слушай, если отдашь бессмертную душу, то за этот временной промежуток земной жизни дастся тебе все: власть, услады (плотские и еще какие-то), которые ты хочешь. Все, что ты хочешь. Только душу отдай. Отдай свое будущее, свое блаженство, возможность стать богом».

Об этом и Гоголь пишет, и западные писатели: человек, который продает свою душу, мгновенно приобретает в себе дыру, и в эту черную дыру уходит вся его радость. Поэтому если человек хочет, чтобы по щелчку исполнялись его желания, он не тем богам молится.

Если ты слышишь Бога и понимаешь, что Он дает тебе самое полезное, ты Его за это и благодаришь. Ты понимаешь, что уже вырос из старой «одежды» и хочешь более серьезного... Как обычная змея старую кожу сбрасывает? С большой болью, с очень большим усилием продирается сквозь острые камни, чтобы содрать с себя эту кожу, чтобы новая была красивой, удобной, которой можно радоваться. Но в момент «сдирания старой кожи», в момент этого покаяния, изменения, преображения ты испытываешь некую боль. Но ты понимаешь, что без этой боли не вырастешь, не получишь радости, нового блаженства. Это как муки творчества. Любой творческий человек понимает, как тяжело творить; но зато как радостно! Женщина рожает в муках, кричит от боли в этот момент, но нет большей радости, когда она видит рожденного ребеночка и прикладывает его к своей груди. В этот момент она самый счастливый человек всех времен и народов. И иначе никак.

Если ты не благодаришь Бога за то, что предваряет радость, тогда ты отвергаешь саму радость. Если не умеешь и не научаешься благодарить Бога за все, ты всегда находишься в состоянии уныния и ничего не получаешь. У тебя нет шансов – ты себя их лишил, ты испугался этого роста.

Господь не испугался за нас пойти на распятие, не испугался испытать всю боль, какая только может быть, за каждого из нас. И поэтому воскрес, и дал нам возможность воскреснуть. Поэтому если мы не благодарим Его за те возможности, которыми Он нас ведет к воскрешению, мы лишаемся этого.

– Мне вспоминается картина «Моление о чаше» художника Бруни, где чаша как бы висит в воздухе. И вспоминается момент, как Господь Иисус Христос просит, чтобы Господь избавил Его, если это возможно, от этой муки, но заканчивает моление словами: «Но пусть будет воля Твоя, а не Моя». Трижды Он так просит, каждый раз говоря: «Пусть будет воля Твоя, а не Моя».

В этом случае возникает еще один вопрос. Когда человек просит у Господа земных благ, подразумевается: «Да будет воля не Твоя, а моя». Это понятно. Но ведь бывает так, что человек думает, что просит каких-то духовных даров; например, когда просит что-нибудь о своих близких. Человеку кажется, что он с чем-то духовным обращается к Господу.

– Вы знаете, что есть Дух Святой, а есть дух злобы. Если ты пытаешься в духовном мире ориентироваться без Бога, то духи злобы тебя скорее всего запутают: ты будешь думать, что идешь вверх, а на самом деле будешь идти вниз. Это называется «духовная прелесть» (аскеты это знают): когда человеку кажется, что он поднимается, развивается.

Недавно совершалась память Никону Печерскому. Он отличался тем, что доверился дьяволу, который явился в виде ангела света и сказал ему: «Как ты все замечательно делаешь! Ты так хорошо молишься, что уже всего достиг. Давай теперь я буду за тебя молиться. Тебе молиться не надо, твоя задача – учить людей». Никон знал наизусть весь Ветхий Завет и замечательно, очень вдохновенно его излагал. Но отцы, которые были рядом, стали замечать, что он почему-то никогда не говорит о Новом Завете, о Христе и, несмотря на всю свою известность, замечательную память и красноречие, становится все более и более унылым. Тогда они стали о нем молиться, и он потерял все свои таланты и даже потерял возможность говорить (потому что враг, отобрав у него молитву, ничего не дал ему взамен). Только молитва братьев лишила Никона этих псевдодаров, о которых он молился и которые принял. С помощью молитвы братьев он от этого избавился. И потом благодаря настоящей молитве он добился уже настоящей славы, настоящего обожения, настоящего блаженства, а не временного и мнимого, которое ему подсунул враг.

– Авва Сисой, находясь на смертном одре, просиял...

– У Иосифа Ватопедского была блаженная улыбка.

– ...но просил дать время на покаяние. Макарий Великий говорит в молитве: «Яко николиже сотворих благое пред Тобою».

– Что это означает? «Я без Тебя, Господи, ничего доброго совершить в принципе не могу. Только Ты благ, только Ты знаешь, как надо развиваться; каждую секунду, каждое мгновение». Человек думает прямолинейно: видит точку – и вперед: через ямы, через препятствия, через все то, что точно его развоплотит.

– Эту молитву Макария Великого, которую называли сокровищницей молитвы, я всегда воспринимал как то покаяние, которое не приносит радости. «Я ничего никогда Тебе хорошего не сделал», – говорит Макарий Великий. Что же тогда говорить о нас? Поэтому я все время думал, какое же должно быть покаяние, чтобы при этом сохранить радость. Вот Вы сейчас это объяснили.

– Почему говорится, что «на таковых нет закона»? На тех, кто в любви, то есть в слышании Бога, в Боге, – нет закона. Они понимают, что не они делают благое (о чем и говорит Макарий Великий), а вместе с Богом, Бог делает. Почему мы всегда благодарим? Потому что понимаем, что Господь нас все время несет. Помните, в притче Господь говорит: «Здесь Я нес тебя на руках» (поэтому только одни следы)? Как же тогда не благодарить? Ты даром получил благое – не присваивай его себе: даром получил, даром отдай. Это как раз о благодати, о благом.

Надо быть очень наивным или очень недалеким человеком, чтобы считать, что без Бога ты действительно мог бы сделать благое. Тогда ты Бог. Тогда ты подобен Богу, но вне Бога. Кто так сказал? Денница. И во что он превратился? Кем (или чем) он стал?

– Мы Господа называем Творцом.

– Он – Творец и Сущий. Он Единственный существует вне времени, вне пространства, полностью и полноценно. Вот эту Свою способность и возможность существования, бытия Он дает и нам, готов дать, если мы это принимаем. Если же не принимаем, мы не существуем, а так...

Знаете, знаменитый священник Анатолий Малинин (его сын Иоанн Малинин фактически восстановил храм Благовещения на Приморском шоссе, практически вернул в лоно Церкви Сампсониевский собор) очень подробно переводил с древнееврейского, в том числе Книгу Бытия. Он говорит, что если правильно прочитать и посмотреть слова, относящиеся к жизни наших прародителей до грехопадения и после грехопадения, то получается, что при написании имени Ева («жизнь», Хава) после грехопадения есть деформация этого понятия. Если до грехопадения это была жизнь полноценная, с Богом, то после грехопадения – что-то типа житухи (если говорить совсем простыми словами), которая повреждена и безрадостна; вернее – несет в себе возможность безрадостности из-за поврежденности. Но хоть и житуха, при этом в ней есть нечто от жизни. Вот это состояние...

– Каждый раз, когда я вспоминаю о грехопадении, думаю, что когда Адам и Ева оказались вне рая, на этой земле, где мы живем, они, наверное, в течение всей своей жизни вспоминали ту потерянную жизнь. И я представляю себе, как они молились! Просто я подумал о том, что если мы существуем в этом же первородном грехе, мы должны так же тосковать о рае, так же его желать и так же молиться, как Адам и Ева, потеряв рай. Мы тоже потерянные.

– Но в отличие от Адама и Евы у нас есть крещение, когда мы возвращаемся в рай, и есть Причастие. В отличие от них у нас во время каждого причастия есть полное возвращение в рай. Вот почему апостол Павел и говорит нам, христианам: «Вы уже в раю, вы – царское священство, вы с Господом – Он уже воскрес». Это то, чего не было у Адама и Евы. Почему и было сказано: «Ваше семя вернет вас туда»; и надо было к этому прийти.

Понимаете, с одной стороны, они мечтали о рае, но, с другой стороны, они уже повредились, и мечта о рае у них уже была соединена с поврежденностью, в том числе с опытом слышания змея, с опытом попытки изменить рай по-своему. Ведь им было сказано: «Возделывай рай», но этот опыт возделывания и само направление возделывания у них уже было повреждено.

Так и сейчас: человек вроде бы хочет в рай (особенно в книжках описанный). Но рай воспринимается как у старухи из «Сказки о золотой рыбке», когда рай – это и корыто, и дом, и дворянство, и так далее, и все у меня на посылках. Вот восприятие рая. А чтобы по-настоящему осознать, что же такое рай, надо распять себя от поврежденностей и, сорвав с себя эту старую шкуру подчиненности плоти и тлению, оказаться воскресшим, полностью раскрытым перед Богом. Тогда рай будет настоящим, а не виртуальным.

– Я еще подумал о том, что наше возвращение в рай происходит каждый раз, когда звучит возглас «Святая святым». В этот момент...

– ...мы разрешаем себе быть святыми, а не считаем, что святые – это некие далекие люди. Святые – это те, кто отдал себя Богу, освятил себя.

– Тогда всегда радость, непрестанная молитва. И тогда за все благодарим.

Дорогой отец Игорь, благословите, пожалуйста, наших телезрителей.

– Господь нас всегда благословляет, Господь нас всегда любит – Он по-другому не может. Если мы Его слышим, всегда будем благословлены правильным отношением к жизни,  всегда будем радоваться.

Ведущий Глеб Ильинский

Записали Светлана Тодосейчук и Людмила Ульянова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы