Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

13 мая 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает архимандрит Алексий (Вылажанин), благочинный Петропавловского округа Московской (городской) епархии, настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Лефортове, член Канонической комиссии при Епархиальном совете города Москвы.

– Христос воскресе!

– Воистину воскресе!

– Первый вопрос: «Обязательно ли накануне причастия посещать вечернее богослужение?»

– Вообще есть суточный круг церковного богослужения. Литургия, Евхаристия – это кульминация этого суточного круга. Конечно, когда мы готовимся к причастию, надо стараться выполнить весь суточный круг, который предшествует литургии. Бывают разные ситуации, конечно, в жизни людей; не всегда это получается. В другой день хочется причаститься. Конечно, с разрешения духовника или исповедника (священника, который исповедует) можно принять какое-то решение. Но все-таки надо, чтобы это было  исключением из правил. И так мы уже очень много упрощаем.

– Вопрос телезрителя: «Можно ли подавать на проскомидию за упокой родственников, которые не ходили в храм, и о здравии родственников, которые не ходят в храм?»

–  Если подходить со всей строгостью, то, допустим, старообрядцы не отпевают тех, которые не являются прихожанами прихода, даже если они считают себя старообрядцами и были когда-то крещены в старообрядческой Церкви. Но ради любви к ближнему, думаю, не только можно, но и нужно это делать, потому что это наша с вами молитва. Если человек крещеный, если он не самоубийца. Мы молимся об упокоении наших близких, и нет человека совершенного в этом мире. Каждый из нас грешен, душа каждого человека, отшедшего из этого мира, требует молитвы.

Если на земле нет человека, который будет приносить свои воздыхания об усопшем сроднике, знакомом или своем предке, конечно, это плохо. Поэтому, наверное, нужно молиться за таких людей. А уж о здравии… Даже если эти люди не ходят в храм, но являются крещеными, то, может быть, через нашу молитву, наше поминовение, через их духовное участие в Евхаристии, когда частичка с именем вынута, погружается в общую Чашу, – Господь и смилостивится, услышав наши молитвы, воздыхания нашего сердца, наше сокрушение о том, что наши близкие устраняются от живого общения с Богом. Может, ради наших молитв приведет их к вере, и через это они придут к Церкви Божией. Поэтому молитесь и поминайте своих близких, если для этого нет канонических препятствий (это самоубийство, когда человек лишает себя по своей воле того дара, которым он обладает не по своему произволению, а по дару свыше; или когда живые сродники явно отрицают Бога). Да и за таких тоже надо молиться, чтобы Господь как-то их вразумил, направил, привел к Церкви.

–  А что делать в ситуации, когда подаешь записки, поминаешь человека, а потом оказывается, что он некрещеный? Недавно встретился такой вопрос. Как в этой ситуации поступать? Это грех?

– Молиться все-таки надо за тех, кого знаешь, если уверен, что человек действительно имел святое крещение. В своей домашней молитве можете молиться за любого человека. Примет или не примет Господь эту молитву – тайна от нас сокрытая. Если подразумевается, что это человек близкий, то мы должны все-таки знать, был ли он христианин, был ли хотя бы крещен. А если мы этого не знаем, наверное, не настолько и близок был нам этот человек. Тогда научитесь лучше молиться за себя по-настоящему. Господь все управит по-другому.

У многих святых отцов разные мнения об этом. Есть совершенно противоположные мнения. А Господь в Евангелии говорит: молитесь за врагов ваших, благословляйте гонящих вас. Конечно, если сердце ваше требует молитвы о человеке или кто-то попросил вас помолиться, то надо стараться молиться. Но все-таки надо знать, крещен человек или нет.

– Вопрос телезрителя: «В Евангелии от Марка сказано, что женщины пришли к гробнице после распятия и нашли там только юношу. Он им сказал, что Христос воскрес. Они выскочили, трясясь от страха, побежали, но никому ничего не рассказали. В Евангелии от Матфея те же самые участницы уже об этом рассказывают. У Иоанна Мария Магдалина везде участвует.  Почему везде разные трактовки?»

– Никакого разногласия в евангельском чтении нет. Конечно, испугались. Вы идете к гробу и видите не просто молодого человека, а ангела, который возвещает: «Что ищете Живого с мертвыми? Он восстал, нет здесь Его. Идите скажите». Конечно, испугались этому неожиданному видению, потому что было внутреннее духовное сокрушение. Наверное, в какой-то момент побоялись и никому ничего не сказали. А потом все-таки пришли и рассказали ученикам о том, что свершилось. Это было в первый момент – страх и желание промолчать, никому ничего не говорить, чтобы их не посчитали лжецами. Но когда вера осмыслилась, все-таки они возвестили волю Божию. Когда Мария Магдалина увидела Христа, она же тоже не сразу поняла, что это Учитель, Христос Спаситель. «Что ты расстроилась?» – «Учителя моего взяли, не знаю, где положили». Она думала, это вертоградарь. Он сказал: «Мария!» – и глаза ее открылись, сердце открылось, она узнала своего Учителя и Спасителя. Конечно, когда они убедились, что это не видение, не мираж, не искушение, а что истинно воскрес Христос, тогда уже пошли и возвестили об этом ученикам.

– Недавно прочитал интересный рассказ – правда или вымысел, не знаю. У одного архиерея спросили (кажется, это было в XIX веке, Филарет Дроздов, может быть, это был, не вспомню), почему именно женщины первые увидели, что Христос воскрес. Владыка ответил, что они быстрее разнесли бы весть…

– …Есть некоторые мужчины, которые еще быстрее, чем женщины, разносят вести. Дорогие женщины, у нас Неделя святых жен-мироносиц. Вчера мы праздновали день памяти тех женщин, которые были при кресте рядом со Спасителем; они в отличие от разбежавшихся учеников до самого последнего момента были вместе с распятым Господом; они помогали Иосифу Аримафейскому снимать Его с креста и полагать во гроб; они, движимые любовью к Господу, с утра шли к Нему рано, когда ученики еще, может быть, спали или сокрушались о потере своего Учителя, а они шли, чтобы даже после смерти послужить своему Учителю. Мне хотелось бы поздравить вас, дорогие мои, с этим православным женским днем. Чтобы в вашей жизни жены-мироносицы были примером в вашем служении в семье, в отношениях с близкими. Чтобы все самые лучшие качества, которые они показали миру, о которых мир помнит до сего дня, вы пытались воплотить в своей жизни. С праздником вас!

– Мы все присоединяемся к этим теплым поздравлениям. С праздником святых жен-мироносиц!

Вопрос о поминовении. Как нужно молиться за человека, который крещен в православии, но в конце жизни подался в неоязычество (сейчас это очень модно –славянская ведическая культура). У меня был товарищ в армии, он погиб на гражданке, но я знаю, что он очень активно этим интересовался. И мне пытался что-то рассказывать, убеждать. Я знаю, что он был неоязычником, но крещен в православии; отпевали его как православного. Как за него молиться?

– Не знаю… Во-первых, наверное, неправильно все-таки было его отпевать…

– У мамы было очень большое горе…

– Человек сознательно уходит от православия. Не то что «я сейчас не готов ходить в церковь», а исповедует другую религию. Не знаю. Наверное, не совсем правильно молиться за такого человека.

– То есть только келейно?

– По крайней мере, когда человек ставит себя вне церковного общения осознанно, то общая церковная молитва за такого человека – это не совсем правильно.

– А во время заупокойных богослужений, когда священники поминают усопших (и ты тоже про себя поминаешь), это келейная или общая молитва?

– Это все-таки не келейная молитва, а общественная. Человек поставил себя вне Церкви… У нас любят сейчас молиться за кого угодно, но не за себя. Прежде всего, дорогие братья и сестры, надо научиться молиться за себя. Тогда ваша молитва будет искренняя. Проще молиться за весь мир, спасать весь мир, но как тяжело спасать самого себя! Научитесь спасать себя, и, может быть, через это, через ваше воздыхание Господь кого-то приведет к вере. Если бы мы были достаточно искренними верующими, старались жить по закону, который Господь нам оставил, старались подвизаться и подражать святым угодникам, которые для нас должны быть примером, то, может быть, наши близкие, в какой-то момент задающиеся вопросом об истинности веры или отступающие от нее, не ушли бы от Христа, от Матери Церкви. Но если сознательно уходят – что ж, невольник не богомольник. Насильно в Царствие Божие никого не затащишь.

Когда дети подрастают, в какой-то момент я родителям запрещаю заставлять ребенка ходить в храм. Маленького еще можно уговорить, заставить. Но когда человек приходит в более-менее сознательный возраст, насилие над его волей может иметь очень плохие последствия. В силу своей зависимости от родителей ребенок будет ходить в храм, но его пребывание в храме за богослужением будет не любовью, а повинностью, которая рано или поздно отведет его от Церкви совсем. Если же родители проявят к нему какую-то снисходительность, но сами будут достойными прихожанами, христианами, то ребенок, видя это, имея свои детские воспоминания, все равно рано или поздно вернется в Церковь. То семечко, которое было посеяно когда-то, прорастет и даст свои плоды. Нельзя дать себе возможность задавить это своей нахрапистостью, эгоистичной любовью. Нам кажется, что мы настолько любим человека, когда тянем его к спасению!.. На самом деле через это насилие душим его в объятиях.

– Я много знаю таких примеров, особенно среди детей священников. В 15-16 лет, в переходном возрасте, начинается перелом. Большая проблема, и это из поколения в поколение, к сожалению. Кто-то проходит этот перелом, кто-то нет. Я помню, как у меня самого были такие искушения.

Вопрос телезрительницы: «Часто слышишь такое выражение:„В чем застану, в том и сужу“. Что здесь имеется в виду? Допустим, человек воцерковлен, ходит в храм долго, и вдруг что-то произошло – согрешил человек, не покаялся… Имеется в виду за всю жизнь? Или на сию секунду – внезапная смерть?»

– Мы очень часто молимся и просим у Бога, чтобы Господь избавил нас от внезапной смерти. Почему от внезапной? Или, допустим, священник призывает: помните о смертном часе. Почему мы должны помнить о смертном часе? Бояться его, что должны умереть? Нет, наверное. Человек, родившись в этот мир, с каждым шагом становится ближе к своему последнему воздыханию. Ни дня, ни часа не знает, но не надо бояться этого часа. Надо быть к нему готовым в любой день. Мы не знаем, когда Господь призовет и в чем Он нас застанет, с чем мы предстанем пред Ним. Если мы помним о смертном часе, это напоминает нам о том, что мы не должны совершать неблаговидных поступков, что должны стараться приносить Богу покаяние в наших грехах. Но надо не только каяться, но и уметь радоваться тем дарам, которые Господь посылает нам в этой жизни. Уметь благодарить Бога за то, что Он нам посылает. Тогда в чем Он нас застанет? В христианской жизни и будет нас судить.

Другое дело, когда мы живем сегодняшним днем, не думаем о Боге. Думаем: а, придет время помирать, тогда покаемся. А вдруг Господь нас именно в этот момент призовет? В чем застанет, в том и будет судить, с чем придем к Богу, за то и понесем ответ. А кто-то, может, будет отвечать и за сиюминутный поступок, происходящий в данный момент. Но на чашу весов будут положены, наверное, все наши грехи, все наши достоинства за всю нашу прожитую христианскую жизнь.

Есть, к сожалению, какие-то вещи, которые исправить нельзя. К сожалению, так бывает. Для этого и надо помнить о смертном часе. Вслушайтесь в слова Священного Писания, в молитвы, которые читаются во время заупокойного богослужения. Богатые,  бедные,  молодые,  старые – все в равном достоинстве... Видно, что и молодые умирают, и совсем дети, к сожалению. Господь призывает их по какой-то причине к Себе. А кто-то в глубокой старости отходит, но это не значит, что нам Господь даст радость прожить долгую жизнь в здравии. Не всегда так получается, у каждого свой срок, который Господь ему отпускает – продлевает или укорачивает. Это Его воля.

Но мы должны стараться жить с Богом, иметь Его в сердце. Если мы живем в сердце с Богом, то стараемся жить так, как Господь нас учит, и помнить о смертном часе. Не бояться его, а знать о том, что в этот момент мы предстанем перед Тем, Который дал нам дар жизни. Смерть есть, можно сказать, второе крещение, второе рождение от жизни временной к жизни вечной туда, куда мы должны прийти. Здесь мы в гостях, там будем дома… В пасхальные дни мы больше должны помнить о жизни вечной, поэтому сегодня, наверное, о смерти и говорим.

– Всегда нужно об этом помнить и всегда быть к этому готовым.

– Ну и уметь радоваться. «Смертию смерть поправ». Господь через Свою смерть, Свое воскресение дает нам воскреснуть вместе с Ним. А пользуемся мы этой возможностью или игнорируем, уже зависит от нас.

– Вопрос телезрителя: «Для чего существуют православные четки?»

–  Любые четки существуют для того, чтобы молиться по ним. У нас, к сожалению, в последнее время четки носят все кому не лень, нужно это или не нужно. Это уже часть какой-то даже моды, нежели духовного состояния. Вообще четки в Православной Церкви символизируют меч духовный, который вручается с молитвой монаху во время монашеского пострига, чтобы тот помнил о том, что надо пребывать в постоянной Иисусовой молитве, что он посвятил свою жизнь Богу, – и через постоянную молитву отгонять от себя соблазны, искушения. Конечно, может быть, и хорошо, когда у мирянина есть четки, которыми благословляют, но у нас и благословляют все кому не лень. И кому положено четки носить и кому не положено…

– Это модно, может быть? Аксессуар интересный.

– Четки для того, чтобы молиться. Носите их в кармане, чтобы не было видно, а не на руке, чтобы все видели, какие вы молитвенники, носите четки... А насколько уж молитву совершаете, не совсем понятно... Любые четки – православные, католические, старообрядческие – предназначены прежде всего не для украшения, а для молитвы.

– А как все-таки по ним молиться? Вы весь эфир держите четки; как это вообще происходит?

– Стараюсь держать Иисусову молитву, на каждую бусинку или узелочек творить Иисусову молитву. Десять Иисусовых молитв, одну Богородичную. Может быть, кому-то по-другому благословляют молиться. Стараюсь так, но тоже не всегда получается.

– Четки сейчас в общем доступе разных размеров. Люди покупают и, бывает, просто так нервно перебирают… Это правильно?

– Нет, неправильно… И мусульманские четки тоже, наверное, прежде всего для молитвы предназначены, а не для игры. К сожалению, и у них это тоже иногда становится игрой, и у нас частью атрибута – показать, что ты православный. Это все больше православный бизнес получается. Спрос рождает предложение…

Я лично не очень хорошо отношусь к колечкам «Спаси и сохрани». У нас есть крест, который спасает и сохраняет, зачем еще что-то? Хотите вы кольцо носить – наденьте обычное кольцо, закажите себе хороший перстень, если уж так этого хочется. Не лукавьте перед Богом, что это какой-то для вас оберег. Крест – оберег наш, он нас оберегает от всего. Не на кольце Господь страдал за нас, а на кресте…

– Надо подытожить: чтобы молиться по четкам, во-первых, нужно иметь не только благословение, но еще и какой-то духовный опыт, внутренний стержень. Это же очень сложно. Когда молишься, обычно бывают искушения.

– Ну, мы же всегда с добрыми намерениями: «Батюшка, благословите мне четки!» – «Зачем?» – «Буду молиться». Берут, как правило, для домашнего пользования. «Ну, Бог благословит». А потом они появляются на руке, становятся неотъемлемой частью. Еще раз говорю: дай Бог, чтобы они были у человека постоянно для молитвы. Мы реже видим, что их перебирают, а чаще видим, что они просто висят на руке. Если носите – пусть это будут маленькие, невзрачные четки, которые никто у вас особо видеть не будет. Это будет действительно для вашей молитвы, потому что молитва должна быть тайной, не должна быть напоказ – такие мы прямо подвижники Божии... Господь, видя втайне, воздаст вам явно. А когда все явно, то явно и получаете сразу, уже здесь.

– Вопрос телезрительницы: «Наша близкая родственница всю жизнь была атеистом, прожила вне православия; даже были моменты, когда она хулила Бога. Но когда пришла очень тяжелая болезнь, она восприняла всю жизнь по-другому, покаялась, позвала священника, исповедовалась, причастилась, приняла крещение. Через 12 дней умерла с миром. Есть ли у нас шанс, надежда, что она может наследовать Царствие Божие?»

– Во-первых, у нас надежда, что любой человек может наследовать Царствие Божие, и мы тоже надеемся на это. Мы надеемся на милосердие Божие, что наследуем Царствие Божие. Господь каждого ведет через свой путь. Кому-то надо всю жизнь прожить в трудах и молитве, чтобы стяжать Царствие Божие; кому-то, как Марии Египетской, много лет провести в пустыне, чтобы стяжать благодать, которую дал ей Господь, и через эту благодать наследовать Царствие Божие. А кому-то достаточно в последний момент, как Вашей родственнице, как разбойнику, висящему на кресте, сказать: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем». То есть уверовать в Него как в Господа, чтобы Он принял. Может быть, это последнее воздыхание истинной веры – счастье, Господь в последний момент дал человеку возможность обратиться и осознать свои грехи, принести искреннее покаяние. Наверное, тогда человек спасен будет.

Хуже, когда человек всю жизнь считал себя верующим, а в момент последних дней на земле, когда, допустим, посылается тяжелая болезнь (например, онкология), впадает в отчаяние, уныние, не хочет принимать волю Божию, разочаровывается в Боге. Это гораздо хуже.

 Радуйтесь и благодарите Бога за то, что в эти последние дни своей земной жизни человек (можно сказать, гонитель) стал истинным христианином, принял со смирением крест, который Господь на него возложил, не ругая Бога, не вознося хулу. Два разбойника были. Один хулил и говорил: «Сойди с креста и нас с собой сведи; спасись Сам и нас спаси!» А другой говорил: «Зачем ты так? Мы достойны поругания, а Он безгрешен... Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем». – «Днесь будешь со Мною в раю». Вот дай Бог, чтобы нам Господь дал эти силы. О смертном часе надо помнить всегда. Он может настать в любой момент, не только после тяжелой болезни, но в любой момент нашей жизни, и дай Бог, чтобы внутреннее духовное воздыхание наше к Нему было: «Помяни нас, Господи, во Царствии Твоем».

– Вопрос: «Можно ли молиться с одной проблемой разным святым – и все это в один день?»

– На самом деле молиться надо Богу. Господь дает, не святые. Святые являются, скажем так, усилителями нашей молитвы. Им Господь дал благодать быть ходатаями за людей в тех или иных нуждах. А почему нет, если вы обращаетесь к разным святым угодникам, моля их о помощи? Я это особенно ощутил в прошлом году, когда в Святую Землю ездил. Там за день приходится побывать у разных святынь. У каждой святыни возносишь свои молитвы. Это не значит, что это плохо, но так программа составлена. Конечно, хорошо, если вам дается возможность пожить там, помолиться у мощей какого-то одного святого. А если в монастыре много святых, которые были прославлены в том или ином месте? Ничего страшного в этом нет. Мы молимся не им, мы молимся через них Господу, просим, чтобы они были за нас молитвенниками, предстателями у Престола Божия. Потому что мы немощные и не всегда умеем молиться, а они, стяжавшие благодать Духа Святого и ныне предстоящие у Престола Божия, ходатайствуют за нас, чтобы Господь укрепил нас, помог нам. Все дары, которые мы получаем, – от Бога. Он преподает их нам тем или иным образом через святых угодников, через чудотворные иконы.

– Вопрос: «Священники говорят, что болезни – это благословение Божие». В том случае, о котором рассказала наша телезрительница, действительно через болезнь человек пришел к Богу, была такая кончина – в покаянии, мире с Богом. «Но в то же время я слышу, что болезни по грехам нашим. Как правильно это понимать?»

– В болезнях мы чаще о Боге задумываться начинаем. Пока мы здоровы, всё куда-то спешим, бежим и не помним о том, что жизнь наша коротка, что в какой-то момент она заканчивается. Мы всегда находим оправдание, чтобы отложить свой поход в церковь. Сегодня нам некогда, сегодня мы молоды, подождем до завтра; завтра выйдем на пенсию, будем ходить; выходим на пенсию – появляются внуки, потом правнуки, если кому-то Господь дает долгую жизнь. Если человек себя не приучил, он находит тысячу причин для того, чтобы этого не делать. Поэтому надо все-таки стараться не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня.

– Как научиться не осуждать ближнего? Вечный вопрос…

– Просто чаще читать молитву «Отче наш». Помнить: каким судом судите, таким и вас судить будут. Старец Симеон Псково-Печерский, который был практически нашим современником, всегда учил: надо помнить о том, что ты хуже всех. Все остальные лучше тебя. Человек, может быть, больший грешник, но в последний момент покается и Царствие Божие наследует, а мы за наше осуждение Царствие Божие потеряем. Будем об этом помнить: не судите, да не судимы будете; каким судом судите, таким и вас судить будут. Смотрите больше на себя и на свои грехи. Если быть требовательным к кому-то вменяется в силу ваших должностных обязанностей, то требуйте, но не осуждайте человека. Помните: носите тяготы друг друга. Господь терпит нас и носит наши тяготы. Так и мы должны нести тяготы окружающих нас. Не всегда получается; учить легче, чем жить. Но мы должны к этому стремиться.

– Вопрос: «Меня часто посещает уныние, раздражительность, хотя часто хожу в храм и принимаю таинство Причастия. Подскажите, как бороться с этим, и не в осуждение ли будет причастие в этой ситуации?»

– Уныние, раздражительность возникают потому, что нет у нас внутреннего покоя, внутреннего ощущения присутствия Божия. Нет внутренней любви к Богу, не умеем принимать все как волю Божию, не умеем радоваться миру Божьему, который в нас, не умеем искать положительное в нашей жизни, а ищем отрицательные вещи, которые нас раздражают. Для одного человека стакан наполовину пустой, а для другого наполовину полный. Стремитесь все-таки к тем, которые позитивны и видят, что стакан наполовину полон. Если сегодня получается какое-то искушение, надо стараться его в себе сдержать (не всегда получается, по себе знаю; потому сокрушаемся). Но стремиться к этому надо.

К сожалению, все это от нашего бессилия происходит (в какой-то ситуации мы не можем что-то исправить, чего-то не можем сделать), от нашего маловерия; мы, уповая на свои силы, забываем о помощи Божией. «Не надейтеся на князи, на сыны человеческия». Забываем об этом уповании на Бога, не просим Его помощи, стараемся сами все сделать, а ведь без Бога ни до порога. Ни одного шага не будет, если не будет Его благословения. К нему надо стремиться. Тогда, может, уйдут и раздражительность, и осуждение, и многие другие грехи. Это путь, это труд. Для того чтобы что-то сделать, всегда надо потрудиться. Золотошвейки – это же огромный труд. Кружева плетут – этот труд. Дома рубят – это тоже труд. Так и в духовном плане. Все это труд. Научиться молиться – тоже труд, и очень тяжелый. Предстоять у престола Божия – тоже служение нелегкое, потому что тебе, ощущающему свою немощь, приходится нести тяготы еще и тех, кто к тебе приходит, а также ответственность за них. Это, поверьте, тоже очень нелегко.

– Вопрос телезрителя: «Что такое перемолиться?»

– Не знаю, у меня такого в жизни не было. Ощущение в недостатке молитвы постоянно присутствует, а так чтобы перемолиться… Наверное, это впасть в прелесть; человек перемолился, когда перестает видеть свою греховность и начинает жить ощущением полной своей праведности. Начинает ощущать праведность своей жизни. Тогда, наверное, человек действительно перемолился, и эта молитва, к сожалению, не к доброму привела. Все должно быть разумно.

– Или просто уснул во время молитвы, устал...

Говорят (и предполагается), что монахи молятся постоянно, это их труд; их главная обязанность – труд и молитва. А как схимонахи? Их молитва – это же особое правило. В чем их подвиг, в чем особенность, отличие от обычного монашества?

– Во-первых, в русской традиции это уединение, уход от окружающего мира. Монахи в монастырях еще как-то общаются, несут духовное попечение, окормление окружающих людей. Люди, уходящие в схиму, как правило, уходят в затвор и сводят к минимуму  общение с окружающим миром. Наверное, так должно быть. Это наша особая русская традиция. В греческом монашестве нет такого понятия, как у нас: малая схима, великая схима. Там, если принимает человек монашеский постриг, его сразу постригают в великую схиму. Допустим, афониты все в великой схиме. А у нас есть две степени монашества, не считая рясофорных (благословение на ношение рясы). Малая схима – это монашество, когда в мантию постригают человека, а великая – когда человек полностью пытается уйти от мира земного и стремится полностью к миру горнему, то есть максимально ограничивает свои контакты с окружающим миром.

Но тоже у каждого свой путь. Кто-то контакты ограничивает, а потом Господь все равно к нему приводит людей ради любви к этим людям. Ведь не каждый монашествующий у нас принимает схиму в конце жизненного пути. Допустим, отец Иоанн (Крестьянкин) не принимал великой схимы. Кто-то принимает ее или перед смертью, или в какой-то немощи. У каждого свой путь, каждому это Господь определяет.

– Вопрос телезрительницы: «В жизни приходится грешить, где-то с кем-то поспорил, поссорился. Идешь на исповедь, всех простишь, ни на кого не держишь обиды, все хорошо. Но со временем в глубине души всплывает эта обида, точит и не дает покоя. Как побороться с этим душевным чувством? Давно уже эта обида прошла, а всплывет.

Второй вопрос: я не могу часто ходить в церковь из-за ног; даже дома молюсь сидя, когда идет трансляция утренних и вечерних правил по “Союзу”. Это засчитывается, что я помолилась?»

– Если Вы молитесь, то, наверное, засчитывается. Знаете, есть такое выражение: лучше сидя думать о молитве и о Боге, чем стоя думать о ногах. Если человек лишается зрения, у него нет возможности читать (или еще в каких-то обстоятельствах). Пусть он сосредоточится на молитве, которую слышит, и будет ее соучастником, чем вообще оставит молитву. Ничего в этом плохого нет.

А по поводу первого вопроса – во-первых, наверное, не до конца сумели простить человека, если эта обида всплывает. То есть это было внешнее прощение, показное, не внутреннее духовное, к которому нужно стремиться. Надо идти опять каяться и просить у Бога, чтобы Господь вырвал это злое семя из нашего сердца. Кроме того, что оно поедает нас, оно никакой пользы нам не приносит. На обиженных воду возят – есть хорошая наша поговорка. Человек, на которого мы обижаемся, может, и знать об этом не знает, давно забыл про все, что произошло. А мы себя изводим этой обидой. И какой смысл? Это бес ухитряется всадить в нас зерно сомнения, переживания, чтобы мы думали о том, что давно прошло и что влияет на нынешнюю нашу жизнь отрицательно. Вместо того чтобы искренне простить, забыть и жить дальше, стараясь не совершать подобных ошибок, грехов. К этому надо стремиться.

– Действительно, как нам сейчас не хватает умения прощать близких, с этим грузом живем и никак не можем идти вперед.

– Беда наша – что-то где-то не простили, и в последний момент прощания в храме, когда отпевают человека, эти рыдания и страдания: это не успели, то не успели… Что думать о том, что мы не успели? Кому теперь это нужно? Теперь нужна молитва – и душе, которая преставилась, и человеку, который так сегодня сокрушается. И плакать уже не о том, что мы чего-то не сделали или недодали близкому, а постараться своим молитвенным деланием молиться о его бессмертной душе. А то так поплачем, порыдаем над гробом и телом усопшего, а потом уходим и забываем про все. И пользы никакой в этом нет.

– Несколько слов нашим телезрителям.

– Дорогие телезрители, хочу еще раз вас поздравить со всеми праздниками, через которые мы сейчас проходим, – от Пасхи к Вознесению Господь ведет нас, потом к Троице. Эти дни пасхальной радости напоминают нам о том подвиге, который Господь совершил ради каждого из нас, о той жертвенной любви, которую Господь дал нам, вселяют надежду в наши сердца. А для этого мы тоже должны не забывать про Бога, стараться быть ближе к Нему – и в своей повседневной жизни, и в церковной. Тогда радость Воскресения Христова, которую мы сегодня празднуем, не будет распространяться только на дни Светлой седмицы и день Святой Пасхи, но будет и во все дни. Как у преподобного Серафима Саровского: не только сорок дней до отдания Пасхи он радовался, а вся жизнь для него была Пасхой Христовой. Христос воскресе, дорогие братья и сестры!

– Воистину воскресе!

Ведущий Сергей Платонов

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик храма святой равноапостольной Нины (г. Санкт-Петербург) священник Михаил Проходцев. Тема беседы: «Православие и инославие».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​