Беседы с батюшкой. Человек в поисках счастья

10 мая 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя святого Спиридона Тримифунтского на территории предприятия ООО «НеваРеактив» иеромонах Корнилий (Морозов).

– Тема сегодняшней передачи вроде бы простая – «Человек в поисках счастья», так мы ее обозначили. Тема счастья, наверное, определяет всю нашу жизнь. Когда мы молоды, у нас одно представление о счастье, в возрасте – другое, ближе к концу своей жизни, наверное, оно меняется еще раз. Во всяком случае, счастье – это предмет обсуждения не только в общении со своими близкими; целые философские трактаты посвящены этой теме. Нам с вами предстоит задача всего за час разобраться в вопросе, что же такое счастье…

– Если говорить общими словами, то счастье – это жизнь в Боге, жизнь с Богом. Для верующего человека ощущение присутствия Божия в  жизни  и есть счастье. Но это не просто ощущение радости, это ощущение полноты жизни – от всего, что его окружает. Я вспоминаю отца Иоанна (Крестьянкина), нашего старца XX века: он как ребенок реагировал на все. Как-то его келейник, архимандрит Филарет, сорвал цветочек, поднес ему (а отец Иоанн уже был в коляске), чтобы он понюхал, и отец Иоанн сказал: «Деточка, какое счастье! Какой красивый цветок! Зачем же ты его сорвал?» То есть отец Иоанн на все реагировал очень непосредственно и ощущал радость от увиденного цветка, от пения птицы, от того, что сегодня встретил кого-то.

Вот это ощущение счастья берется у человека не извне. Ведь зачастую мы думаем так: был бы у меня миллион долларов, я был бы счастлив. Или: в нашей стране не очень хорошо жить, уеду куда-нибудь в хорошую страну, где все замечательно,  буду там жить и буду счастлив. Но рано или поздно человек понимает: что бы он ни делал, какие бы мечты ни питал, счастья у него все равно нет, потому что на самом деле счастье – это внутреннее состояние человека.

Есть такой замечательный фильм – «Доживем до понедельника». Там школьники писали сочинение на тему, что такое счастье. В духе советского времени они, конечно, должны были написать, что счастье – это труд, это принесение пользы обществу и так далее; так это и понималось в определенную эпоху. Но кто-то напишет так, как от него требуют, а кто-то получит не совсем хорошую оценку, потому что напишет то, что думает. И один ученик пишет, что счастье – это когда тебя понимают.

Действительно, мы очень отзываемся на это выражение: «счастье – это когда тебя понимают». Потому что любой человек даже не для счастья создан – он создан для любви, а любовь – это когда тебя понимают. И мы ощущаем, что очень мало людей в мире, которые тебя любят и готовы тебя понять.

Один знакомый мне всегда говорил: «Не оправдывайтесь, потому что в любой ситуации люди, которые вас любят, всегда найдут для вас оправдание, а люди, которые вас не любят, скажут, что вы в чем-то виноваты». И действительно, момент любви покрывает все. И любовь – это когда тебя понимают. Это одно из пониманий счастья.

Но, конечно, в самой глубине своей стремление к счастью иногда может привести к тем или иным утопиям. «Утопия» в переводе с греческого – «место, которого нет». Мы помним лозунги на Соловках, в ГУЛАГе: «железной рукой загоним человечество в счастье». Понятно, каким образом ковалось это счастье для народа и как много людей было сломлено, чтобы построить это счастье. Достоевский потрясающе говорил, что счастье всего мира не стоит слезы одного ребенка… Двадцатый век ответил нам, что готов построить счастье на слезе одного ребенка, и мы видим, что из этого получилось.

То есть мы видим, что реализация счастья вовне – это утопия, это то, чего не может быть, это иллюзия. Единственное, что от меня зависит, – это я сам, и счастье всегда внутри меня. Не случайно все Евангелие об этом говорит: «радость ваша будет совершенна». Евангелие не говорит о счастье, потому что в евангельском смысле счастье – это момент, который от человека не зависит, это проходящий момент, которого могло быть, а могло не быть, но случилось, и ты счастлив в определенный момент от точки «А» до точки «В». То есть счастье – это кратковременное ощущение радости. А вот радость, блаженство – это момент вечности, это то, что присуще человеку. «Радость ваша будет совершенной, и радости вашей никто не может отнять у вас». Мы могли бы сегодня в нашей беседе заменить слово «радость» на слово «счастье»; в принципе, это внутреннее состояние человека, когда человек счастлив, ощущая свое бытие.

Как-то отец Александр Шмеман, придя в храм и увидев луч света, бьющий через окно, сказал: «В нем есть все бытие, в нем есть вся полнота, этот свет самодостаточен сам по себе». Вот человек способен вместить в себя всю полноту бытия; человек действительно самодостаточен, если он раскрывает свой внутренний мир. Через ощущение своего внутреннего мира, ощущение своей точки приложения в этом внутреннем мире человек достигает момента счастья.

Ведь любая мечта ни к чему не ведет. Мечтательный человек может лежать на диване и думать, каким великим физиком он мог бы быть (или великим митрополитом, мечтать о том, как он живет в патриаршей резиденции). Это та мечтательность, которая ни к чему не ведет. Противоположность мечте – целеполагание, когда я понимаю, что ставлю перед собой некую задачу, которую должен решить. Так или иначе, но я стремлюсь к решению тех или иных задач в своей жизни, я не строю воздушные замки. Человек потому и бывает несчастен, что рисует себе воздушные замки, а в жизни все происходит не так, как ему казалось.

Счастье – это момент нынешнего и прошлого, потому что будущего у нас нет, будущее зависит от Бога, а не от нас. Недавно с моим другом Евгением Германовичем Водолазкиным мы рассуждали о его новом вышедшем романе «Брисбен». В этом романе удивительная концовка: его герой, великий музыкант, заболевает болезнью Паркинсона и не может больше играть. И монах говорит ему: «Вся жизнь расстилалась перед тобой как ковер, и на какой-то момент она перестала расстилаться. Но у тебя остался этот ковер, и ты можешь прожить жизнь заново, обращаясь к прошлому».

Ведь действительно, чем старше мы становимся, тем больше обращаемся к прошлому и переживаем, что в чем-то были не правы, а иногда нам стыдно за наши поступки, потому что мы повели себя не совсем хорошо. Мы можем заново это пережить и попытаться внутри себя исправить это. И этот момент – тоже момент радости и счастья для человека, когда он учится исправлять свои ошибки.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «В фильме “Доживем до понедельника” ученик написал только часть фразы. На самом деле это выражение Конфуция, философа, и звучит оно так: “Счастье – это когда тебя понимают, большое счастье – это когда тебя любят, а настоящее счастье – когда любишь ты”. Вот у меня вопрос как раз по третьему пункту. Когда нас любят, мы умеем это воспринимать. А как добиться того, чтобы любить не только самых близких, а вообще любить?»

– Если говорить о любви, любовь есть дар, и иногда она абсолютно не заслужена нами; мы ее получаем как дар от Бога и передаем, как дар, другим людям. Если говорить о научении в любви, то мы учимся, потому что к этому призван каждый человек. Каждый христианин призван видеть в другом человеке образ и подобие Божие. И если человек любит Бога, он любит и ближнего, как заповедал ему Господь. Не случайно заповеди расположены таким образом: возлюби Бога и ближнего своего, как самого себя.

Я всегда детям задаю такой вопрос: почему ты должен любить своего соседа по парте, который тебе карандаши портит, пенал бросает и рюкзак твой прячет, а иногда выкидывает в коридор? Почему ты его должен любить? Дети приходят к тому выводу, что ты его должен любить потому, что его любит Бог. А раз Господь его любит, то и я, раз хочу быть с Богом, должен его любить. На основании этого выстраивается любовь к ближнему как ощущение того, что я являюсь любовью Божией для этого человека. Некое проявление любви христианина к другому человеку является проявлением любви Божией к этому человеку. В этом момент любви и к миру, и к людям, которые тебя окружают.

Все помнят, что мы должны любить не только тех, кто нас любит, но и тех, кто нас не любит, врагов наших. Это тоже понятно. По сути, если бы не было людей, которые являются нашими врагами, мы с вами не развивались бы, не совершенствовались, не стремились стать лучше в противовес этим людям. Они нам помогают развиваться; строя те или иные проблемы в нашей жизни, эти люди помогают нам сделаться лучше и развиться в большей мере, в большей полноте. Именно о такой любви говорит Господь.

– Мы часто заменяем другими словами непонятные для нас термины. Например, понятие «благодать» на светский язык можно перевести как «счастье». Только понятие «благодать» глубже, оно более обширное...

– Я бы сказал, что благодать – это переживание любви Божией. Таких историй можно много привести, приведу одну из них. Один из семинаристов шел из храма, рядом шла одна из бабушек, тоже из этого храма. Была весна, потихонечку начинали течь ручьи, солнце начинало припекать. Она посмотрела на небо и говорит: «Знаете, как хорошо с Богом-то быть!» И ты понимаешь, что человек в этот момент переживает состояние благодати, переживает присутствие Божие рядом с собой.

Действительно, момент благодати – это момент присутствия Божия, когда человек это переживает, находится в состоянии этого явного ощущения. Поэтому можно сказать, что это момент счастья, когда человеку даровано это ощущение, и ради таких ощущений, в принципе, мы с вами и живем; и в этих ощущениях крепнет наша вера. Иногда мы возвращаемся к тому первому ощущению, когда стали верующими, когда почувствовали, что встреча со Христом произошла.

Не случайно воскресший Христос посылает Своих учеников на озеро Тивериадское (Галилейское). Почему? Потому что именно на этом озере произошла их первая встреча со Христом, и именно там они переживают встречу с воскресшим Христом. Те первые чувства, когда они видели своего Божественного учителя впервые, они переживают там, видя воскресшего Христа. Мы должны поступать точно так же: вспоминать благодатные моменты, когда мы впервые почувствовали воскресшего Христа в своей жизни, и возвращаться к ним – тогда нам станет легче в нашей жизни.

– Получается, в какой-то степени мы сами можем воспитать в себе счастье.

Вопрос телезрителя из Москвы: «Человек создан для счастья,  как птица для полета. Это предполагает, что счастье человеку дается от рождения? И как оно потом теряется?»

– На самом деле фраза говорит о том, что человеку присуще быть счастливым, он должен быть счастливым. И это счастье часто теряется тогда, когда человек ставит на место Бога и на место своей внутренней духовной жизни что-то другое, пусть и важное, но то, что начинает заменять и Бога, и собственный духовный мир. Допустим, это могут быть дети. Часто люди на вопрос, в чем смысл жизни, отвечают – в детях. Но ведь дети рано или поздно вырастают, причем чем старше они становятся, тем роль родителей становится все меньше и в конечном счете уходит на третий план. Потому что на первый план выходит собственный муж (жена), собственные дети. Мать, ощущая, что она всю жизнь отдала своему сыну, а теперь он женат, у него свои дети, конечно, чувствует себя покинутой, оставленной, потому что ей не уделяют должного внимания.

Или же счастьем для человека является достижение полноты в карьерном росте; и он достигает ее. Но приходит время, когда ты должен передавать бразды правления другому. И вот ты уже не директор школы, не начальник крупного предприятия и даже не обкомовский работник, ты – пенсионер; пусть заслуженный, с регалиями, но от тебя уже ничего не зависит и к твоему мнению уже никто не прислушивается. И тогда человек ощущает свою несостоятельность – он потерял счастье, к которому стремился, которое у него было, а внутреннего счастья не приобрел.

– Наверное, отсюда и огромное количество суицидов в том обществе, где люди главной целью ставят деньги, карьеру? Это заканчивается – и наступает жизненный крах.

– Поэтому когда счастье строится вовне, оно, конечно, теряется. В молодости мы ощущаем, что у нас все впереди. Молодость строится на трех фундаментах: мы красивы, у нас ничего не болит (мы не думаем, какую таблетку принять, чтобы давление было в норме и голова не кружилась) и у нас все в первый раз (поступление в школу, окончание школы, институт, любовь, замужество, рождение ребенка, первая работа, машина, квартира и так далее). Жизнь дышит новизной. Но постепенно жизнь выбивает эти подпорки: ты уже не так красив, не так силен, у тебя уже все не в первый раз... Идя к Ивановым или Петровым, ты можешь гипотетически предположить, как пройдет вечер, что они скажут. Что остается у человека в старости? Остается то духовное ядро, которое он скопил за всю жизнь...

– Или не скопил.

– Или не скопил. Тогда мы видим брюзжащую, вечно недовольную старость. Вообще полнота радости проверяется улыбкой старика. В улыбке старика, по существу, видна вся его жизнь.

– Вопрос телезрителя из Санкт-Петербурга: «Как научиться прощать обиды и приумножить любовь в своем сердце? И как лучше у Господа просить этого дара приумножения любви?»

– Я всегда говорю, что наша обидчивость – это проявление нашей гордыни, гордости. Мне вспоминается опыт старца Псково-Печерского монастыря Михаила (это один из последних Валаамских старцев). Он тогда жил в Новом Валааме в Финляндии (когда произошла эмиграция Валаамского монастыря вглубь Финляндии). Келарь, который разливал монахам еду, сказал ему однажды: «А почему я тебе должен наливать суп? Ты ничего не делаешь». И вместо того, чтобы обидеться, он подумал: «Я действительно мало пользы приношу монастырю; наверное, я не должен есть эту еду». В конечном счете он взял на себя подвиг и вообще не вкушал горячей пищи.

Я не говорю о том, что это должны делать все, это монашеские упражнения в духовном делании. Старец Михаил мог возмутиться и сказать: «всем положено и мне лей в тарелку», но он это воспринял как голос Божий, обращенный к нему, и ощутил свое недостоинство перед этим человеком.

С другой стороны, мы в молитве «Отче наш» всегда говорим: прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим. Если мы не прощаем, то и мы не можем быть прощены. Мне нравится ветхозаветная цитата: «Суд без милости не оказавшему милости, ибо милость превозносится над судом». И эта ветхозаветная цитата очень хорошо сочетается с Новым Заветом. Есть притча о том, как господин своему рабу прощает большой долг, а тот идет и требует от своего должника более маленькую задолженность и сажает его в тюрьму. И когда господин узнает об этом, он говорит: «Разве я тебе не простил твой долг? Так и тебе надлежало простить долг своему должнику. Поэтому я отправляю тебя в тюрьму, пока не отдашь до последнего кодранта». И здесь мы все понимаем: если мы не прощаем что-то своему ближнему, то и Бог нам не может простить.

У владыки Атония Сурожского была удивительная история. Он поссорился со своим другом, пришел к своему духовнику и говорит: «Я не могу простить своему другу обиду, которую он мне нанес. Молюсь молитвой «Отче наш» и не могу произносить этих слов: «...как и мы прощаем должником нашим»». Духовник говорит: «Тогда не произноси этих слов». Владыка попробовал – не получается. Он еще раз пришел к отцу Афанасию и говорит: «Я не могу не произносить этих слов». Тот говорит: «Тогда произноси так: прости мне настолько, насколько и я прощаю моему другу». Он попробовал и не смог произнести подобных слов. Но ничего другого он сказать не мог. В итоге он пришел к осмыслению того, что друг ни в чем перед ним не виноват; более того, их ссора – это какая-то ерунда.

Иногда мы любим быть обиженными, потому что с чувством обиды всегда легче жить. Надо уметь отпускать ситуацию, надо уметь простить и сказать: «Да, мы оба были не правы». Потому что ссора или обида не рождается из вины одного человека, она рождается из невнимательности обоих.

– Вопрос телезрительницы из Москвы: «Для меня самый счастливый момент – это когда чувствуешь, что Бог тебя любит. В этот момент ты становишься как будто ребенком. Христос сказал: «Будьте как дети». Что это значит? Это значит признавать себя беспомощным и просить Его помощи? И где я должна просить о помощи, а где должна сама что-то делать? Все-таки Бог, наверное, хочет, чтобы мы постепенно учились ходить и без Него, не только быть у Него на ручках».

– Вообще мы должны понимать, что эта цитата – вызов. Почему? Когда Христос творит чудо с пятью хлебами, говорится, что приумножились хлебы и накормил Господь пять тысяч, не считая женщин и детей. То есть женщины и дети не считались за людей, их даже не считали; считались только мужчины. И мужчины не принимали участия в воспитании детей до того момента, пока те не становились подростками. В Средневековье эта традиция потихоньку преломляется, но и то тогда дети считались не совсем людьми. Поэтому когда Господь говорит: «Будьте как дети», – это удивление для слушающих Его. Как можно быть как ребенок? Ребенок – это что-то неосознанное, это не совсем человек в прямом смысле, это не то, чему можно подражать.

Кстати, почему ученики не пускают детей ко Христу? Потому что в традиции иудеев не было такого, чтобы дети подходили к мужчинам, они воспитывались на женской территории. Поэтому фраза «будьте как дети» звучит ошеломляюще, для иудеев она была непонятна.

А ведь у детей очень чистая вера – об этом хочет сказать Христос в этой фразе. «Доверяйте так, как дети» – иными словами так звучит эта фраза, то есть будьте полностью податливы как ребенок, верьте так, как верит ребенок, в Царствие Божье. Ведь по существу Царство Божие уже наступило, Он есть Царство Божие... Ребенка можно покрутить, сказать ему: «повернись налево, повернись направо». Он все это будет делать, потому что это говорит ему взрослый человек. «Вот такими же податливыми будьте. Все, что Я вам ни скажу, сделайте; тогда вы войдете в Царство Божие».

Это было ошеломляющим моментом для иудеев, которые слушали Христа. И, конечно, ощущение того, что ты ребенок, который находится в руках Божиих, что ты чадо Божие, – это удивительно! Знаете, когда французы причащаются, то говорят не как у нас: «причащается раб Божий», а говорят: «причащается чадо Божие». Мне показалось это очень трогательным моментом. Каждому дается Тело Христово и говорится: «причащается чадо Божие». Действительно, возникает ощущение, что ты ребенок, который пришел к Отцу.

– Удивительно!.. Я помню, когда мою дочь крестили, священник сказал: «Еще одним воином Христовым стало больше». И потом он сказал: «Это твоя дочь, но это еще и твоя сестра во Христе». Это же совершенно удивительно! Я тогда подумал, насколько все меняется в нашей жизни: моя дочь одновременно моя сестра во Христе. И она – чадо Божие, и я – чадо Божие. Удивительно, как в нашем понимании меняется слово, меняется его смысл. И слово «счастье» в православном понимании совершенно другое...

– Это видно по жизни святых, которые пишут, что они были счастливы даже в лагерях. Серафим Саровский, ничего не имея, живя в лесу, был абсолютно счастливым человеком. И всех встречал: «Христос воскресе, радость моя!» А человек, который может иметь большие деньги, много связей и ездить ловить рыбу куда-нибудь на Мальдивы, при этом может быть абсолютно несчастным. И сколько таких людей мы знаем!

Стив Джобс произнес очень верные слова. Будучи миллионером, он сказал: «К старости я пришел к выводу, что неважно, какие часы у тебя на руке: за 300 долларов или за тридцать – они показывают одно и то же время. Неважно, какой кошелек у тебя в пиджаке: за 300 долларов или за 30 – в него можно положить одну и ту же сумму. Неважно, какая у тебя квартира – триста квадратных метров или три тысячи квадратных метров, ты можешь быть одинаково одинок и в той, и в другой». И дальше он говорит, что счастье – это когда есть друзья и любовь, которой ты можешь поделиться, а это абсолютно не зависит ни от каких условий жизни человека.

Человек должен дарить свою любовь, тогда он будет приобретать. Есть удивительный психологический способ выхода из депрессии: некоторые психологи рекомендуют купить авоську апельсинов и каждому прохожему дарить по одному апельсину. Тогда человек потихонечку начинает ощущать, что он значим в этом мире, что он может подарить другому какое-то тепло, и от этого приходит момент счастья для этого человека; человек, даря подарок любви другому человеку, начинает ощущать любовь к себе.

– С апельсинами надо поэкспериментировать.

Вопрос телезрительницы: «Жили мы с мамочкой вдвоем. Я искала счастье, но моя личная жизнь не складывалась, и бывало, что на мамочку я срывалась. А теперь я маму потеряла. Как мне жить дальше?»

– Во-первых, я могу сказать, что не стоит зацикливаться на этом моменте. Потому что очень часто бывает, что человек, теряя близкого, начинает ворошить прошлое: здесь не то сказал, здесь не позвонил, там сказал ненужное слово, а здесь не произнес нужное, не сказал, что люблю, а теперь человека уже нет и ничего не сделать.

На самом деле человек умирает, входит в жизнь вечную, и мы становимся для него в какой-то мере более прозрачны, все наши недопонимания, житейские проблемы уходят на второй план. Я думаю, что Ваша мама стоит сейчас перед Престолом Божиим и говорит: «Господи, спаси мою дочь, она была так дорога для меня в моей жизни, она не может погибнуть для Твоей вечности». И Вы, когда молитесь за свою маму, так же говорите: «Господи, она была светом в моей жизни, и этот свет не может погаснуть для Твоей вечности».

А когда Вы начинаете зацикливаться на том, что Вы были плохой дочерью, из этого ничего хорошего не выходит, кроме депрессии и вечных слез. Но плачем мы в большей степени по самим себе, потому что нам себя жалко: «Как же я был таким человеком?» Или: «Как же так произошло, что теперь у меня мамы нет?» А надо посмотреть на ситуацию конструктивно: что я могу теперь сделать для мамы? Дарите пожертвования от ее имени: помолитесь за рабу Божию такую-то. Дайте копеечку. Или помогите другой такой же пожилой женщине. У нас очень много пожилых людей, которые нуждаются в заботе. Необязательно брать их к себе домой, но помочь в доме престарелых мы можем. И мы почувствуем, что тепло, которое мы не дали своим близким, родным, мы отдаем другим. Мы можем осчастливить огромное количество других людей, и это будет ценно для мамы, которая уже стоит перед Престолом Божиим, так же, как будто Вы сделали это для нее.

– Получается, что человек, отошедший ко Господу, помогает нам стать счастливыми, потому что помогает нам преодолеть наше горе. Помню, когда у меня умер папа, я пришел помолиться в храм. Отслужили панихиду. Я понимал, что как христианин я должен был радоваться, что мой папа сейчас предстоит перед Престолом Господним, но... И священник сказал мне тогда очень хорошо: «Сейчас для тебя время плакать. Придет время, ты будешь смеяться». И я понимаю, что это действительно так... Вы говорили, что когда мы видим солнце, голубое небо, то радуемся и ощущаем присутствие Божие. Наверное, даже в дождливую погоду мы должны радоваться присутствию Божию.

Вопрос телезрительницы: «Я хочу рассказать о своем счастье и о своей радости. Однажды я поехала на соборование. Храм, в который я хожу, находится очень далеко, мне приходится добираться часа полтора-два. И приятельница мне показала путь более короткий. Я приехала очень рано и так радовалась, думала: «Еще целый час времени впереди. Как его потратить?» И вдруг я зачем-то перешла приморское шоссе и оказалась на грязном, раскопанном тротуаре. Иду и чувствую, что время теряю и в храм не попадаю. Я совсем отчаялась, поняла, что по времени на соборование не попадаю, и как вернуться, не знаю. Поворачиваю голову, а передо мной на противоположной стороне храм: я встала, перекрестилась и сказала: «Господи, прости меня, что я сказала такие слова: час целый имею и не знаю, куда деть. И вдруг на  шоссе (а там двухстороннее движение) машины останавливаются, и я спокойно перехожу к храму. Я успела на соборование,  успела все. И это было для меня такое счастье, такая радость! Господь как будто услышал меня и помог. Но научил, чтобы я не говорила таких слов попусту, что некуда время деть. Вот тебе дали время в грязи поползать. Но потом я все-таки попала в храм. Вот такое счастье».

– Видите, как я и говорил, счастье – это кратковременный момент, который от нас не зависит. А от нас зависит состояние радости. Кстати, Пасха Христова – это момент радости. То, что от нас никогда не отнимется, и то, что всегда будет с нами, – момент воскресения Христова и момент радости о воскресшем Христе. Ибо если Христос не воскрес, тщетна вера наша, тщетна и проповедь наша, говорит апостол. И в этом моменте мы ощущаем свою полноту: полноту радости во Христе и полноту радости от своей жизни.

– Я каждый раз испытываю счастье во время пасхальной службы, когда мы в Великую Субботу переносим плащаницу в алтарь. Казалось бы, совсем короткий момент, он длится несколько минут. Потом гаснет свет, и тихо-тихо начинается пение: «Воскресение Твое, Христе Боже...» Каждый раз, каждый год я жду этого момента, когда в алтаре начинается это тихое пение. В этот момент у меня всегда ощущение невероятного счастья, хотя я знаю, что сейчас будет; и все время хочется, чтобы этот момент  был подольше.

Каждый год с приходом весны хочется увидеть, как зелененькие листочки начинают проявляться, но потом раз – и уже все деревья зеленые, этот момент всегда ускользает от взгляда. Но любовь Божия, конечно, от нас никогда не ускользает, если мы все-таки способны ощутить, увидеть ее... Так все-таки у нас есть способ, каким образом стать счастливыми?

– Да, конечно. У нас есть не только способ, у нас есть цель стать счастливыми. У нас есть моменты ощущения Бога. Потому что если нет этого ощущения, вся жизнь кажется бессмысленной. Мы говорим, что жизнь быстро несется, но она должна не просто пронестись, нужно еще иметь целеполагание. Это очень важно, когда в жизни есть целеполагание. Ты знаешь, что впереди каждого из нас ждет смерть, но ощущаешь, что это не смерть, а вхождение в жизнь вечную, соединение с Тем, Кого ты любишь бесконечно. Это и есть для человека настоящий момент счастья. Он побеждает самый главный свой страх, – страх смерти.

Я всегда говорю о том, что атеисты должны быть очень мужественными людьми, ибо они верят, что после смерти ничего нет. И каким же мужеством надо обладать, чтобы жить и понимать, что все, что ты делаешь, ни во что не выльется! Потому что рано или поздно все забывается. К ученому прибавляется приставочка «забытый» или «незаслуженно забытый», какие бы заслуги перед наукой он ни имел. Театральные актеры пропадают в толще своих будущих преемников. В принципе, появляются те люди, которые начинают жить, говоря все то, что говорили и наши предки, а люди потихонечку забываются. И ощущать, что ты – лишь кратковременный момент (то есть пожил и ничего не привнес на эту землю, какие бы усилия ни приложил)?  Каким же отважным и упорным надо быть!

Поэтому человек верующий всегда счастлив – у него есть Бог, а значит – у него есть поддержка, есть смысл в этой жизни, а это самое важное.

Ведущий Глеб Ильинский

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы