Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

21 января 2019 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает член Епархиального отдела по делам молодежи, ответственный по работе с молодежью в Домодедовском благочинии Московской епархии, настоятель Никольского храма села Лямцино Домодедовского района протоиерей Александр Трушин.

(В расшифровке сохранены некоторые особенности устной речи)

– Мы рады вас приветствовать в день попразднства Крещения Господня. Будем отвечать на ваши вопросы.

Вопрос: «Является ли грехом равнодушное отношение к своему здоровью?»

– Вопрос этот напоминает высказывание многих старцев. Честно вам скажу, что это высказывание звучит в отношении монахов: монах должен подлечиваться, а не лечиться. Лечиться нужно ровно настолько, насколько ты можешь потом быть в форме и послужить своим близким. Но нельзя это превращать в какой-то эгоистический личный интерес. Мы знаем, что есть люди, которые буквально страдают этим. Я считаю, что сейчас навязывают эту проблему, подогревая человеческий эгоизм, все время говорят о личном здоровье. Это доходит до абсурда.

– Постоянно люди лечатся, ищут болезни…

– Да. У многих появляется даже психологическое, психическое заболевание: человек все время находит в себе болезни. Помните, была шутка про студента-медика, третьекурсника? Читая энциклопедию, он находит у себя буквально все болезни, которые там указаны. Есть люди, которые все время находят в себе болезни и через это требуют к себе внимания. Обратите внимание, никто из святых не жалуется на свое здоровье: в житиях святых практически ничего не говорится о том, что человек лечился или был болен. Только когда мы уже явно видим… Например, согбенность преподобного Серафима Саровского после нападения разбойников. И опять же он ничего не говорит: простите, у меня спинка болит, мне некогда с вами встречаться… Он принимает людей, благословляет. 

Люди должны лечиться ровно настолько, насколько они могут исполнять свой долг. Однажды мне встретился фильм о бойцах спецназа, и там выступал начальник госпиталя, с ним шел разговор о том, как лечатся раны спецназовцев. Он высказал очень хорошую мысль: солдат подлечивается ровно настолько, чтобы он мог продолжать участие в бою. Я считаю, что мы должны быть солдатами духовной жизни и приводить себя в порядок ровно настолько, чтобы дальше в ней участвовать. А не превращать всех окружающих в хоровод, который вокруг нас ходит: один несет таблетки, другой капли, третий  укладывает нас в больницу, четвертый собирает с окружающих деньги на наше лечение, и так бесконечно.

– Вопрос телезрительницы: «Как понимать слова Евангелия: молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу? И эти слова: когда будут двое на поле, один берется, а другой оставляется; две мелющие в жерновах, одна берется, а другая оставляется?»

Богословский вопрос.

– Очень приятно, что Вы читаете Евангелие. Я думаю, когда Вы будете читать второй и третий раз эти места, то поймете, что эти строчки нельзя выдергивать из контекста. Вообще беда очень многих читателей (также мы с этим сталкиваемся и в медиапространстве), когда они выдергивают строчки из контекста; отдельные строки звучат непонятно…Поэтому на будущее очень Вас прошу: попробуйте сохранить контекст,  тогда поймете, что речь идет, например, о жителях Иудеи; Он обращается именно к иудеям, для которых суббота была дорога. Этим же приемом выдергивания из контекста нередко пользуются сектанты в разговоре с православными. Слушаешь, вроде человек и правильно что-то говорит, но понимаешь, что чего-то не хватает. Он начинает по-своему трактовать, ты выходишь потрясенный трактованием этих строчек, открываешь Евангелие – и видишь, что совершенно другой смысл. Радость моя, хорошо, что Вы штудируете Евангелие; со временем у Вас появится возможность перечитывать его по нескольку раз, и Вы легко увяжете текст с предыдущим и последующим.

Многие цитируют святых отцов. С большим уважением отношусь к лекторам или к тем священникам, которые, цитируя святого отца, зачитывают всю мысль. Иногда это довольно долго слушается, но ты понимаешь именно всю мысль. Известно, что в традиции беседы Китая было принято так: если собеседник высказал какую-то мысль, то  слушатель обязан ее повторить. Например, я спрашиваю: «Сережа, ты имел в виду вот это?»  И дальше слово в слово повторяю Вашу мысль. Если я не отвлекся и не переврал мысль, значит, правильно понял вопрос. Поэтому, друзья мои, возьмите такую культуру цитирования мысли – всей мысли. Это очень нужно, это будет очень правильно. Иначе мы много бед можем натворить из-за таких вырванных кусков цитат. Или появятся толкователи, что называется, от ветра головы. Вроде бы да: так по мысли… А как там на самом деле, это может быть далеко от истины.

– Вопрос: «Что делать с прошлогодней крещенской водой?» Может быть, это простой вопрос…

– Нет, это очень хороший вопрос, потому что, думаю, будет немало вопросов, что делать с бутылками, на которых наклейки с храмами, крестами, иконами...

– Да, сейчас этого очень много, маслица разные, пакеты…

– Уже появляется целая проблема. Ее нужно решать как-то очень серьезно. Я знаю, что ряд храмов берется собирать это и как-то все утилизирует. Но тоже со всей округи не будешь собирать бутылки из-под масла или пузырьки из-под чего-то.

– Или маленькие иконочки, которые часто раздают.

– Которые уже потеряли вид, согнулись от старости или запылились, выцвели, да и просто в обилии эти иконочки привезены… Мы как-то в одной из передач  говорили на эту тему. Если вода пригодна для употребления, то воду можно выпить. Нельзя святыню выливать туда, где она будет попираться ногою или лапами животных. Если у вас по каким-то причинам вода зацвела или дала запах  – вылейте ее в цветы. По древней традиции (не знаю, прибегают ли сейчас к ее исполнению) Церковь наставляет, что какие-то святыни, которые вышли из употребления, выливаются в текущую реку. Это было связано даже с тем, что если по каким-то причинам осталось Причастие и пришло в негодность, тогда оно выливалось в текущую реку. Если у вас есть дача, этой прошлогодней святой водой полейте кустики смородины или розочки, там, где не бегают собаки... А так, я считаю, надо воду просто выпить.

– Она своих свойств не потеряла…

– Абсолютно не теряет благодатного состояния, насыщения Духом Святым и эту благодать несет нам с вами.

– Вопрос: «Как преодолеть робость перед священником? Часто хочется просто пообщаться, но удобно ли это?»

Хороший вопрос.

– Вообще надо, мне кажется, чаще поднимать так называемые житейские вопросы. Нередко люди читают много богословских книг, а простое общение в храме, со священником, мягко выражаясь, нарушено, правильность его нарушена. Иметь возможность побеседовать со священником – вообще большая радость. Сам когда-то, будучи мирским юнцом, приезжал к священнику, который жил в двадцати минутах езды на автобусе от моего дома, и он мне нередко говорил: «Представляешь, какая радость – у тебя есть возможность пообщаться со священником». Я думал про себя: «Надо же, какой гордец!» И только потом понял, что он имел в виду: что есть возможность решить свои духовные вопросы во внеслужебной обстановке.

Итак, возвращаемся к нашему вопросу. Есть ли возможность пообщаться со священниками, если есть желание? Давайте так: спросим у священника, когда у него есть такая возможность. Может быть, пригласить его? Собрались несколько мирян и говорят: «Батюшка, хотели бы задать Вам вопросы личные, в неслужебное время. Можно ли в той же трапезной при храме собраться, но узким кругом, чтобы Вы с нами побеседовали?» Когда у священников проходит этот период праздничных богослужений, когда у нас перестают «отваливаться» ноги и разламываться спины, конечно, нет такого священника, который бы с радостью не побеседовал со своей паствой, не пообщался. Иногда даже и с одним человеком, желающим понять церковную жизнь.

Причем очень радостно, что в таких личных беседах (не в общественных проповедях, а в личных) нередко поднимаются вопросы, которые касаются личной жизни священника. Люди хотели бы что-то уточнить, чтобы не рождалось каких-либо сплетен, пустых слухов. Я считаю, очень полезно задать священнику в личной беседе какие-либо вопросы, которые прихожанина смущают или интересуют. В личной беседе, думаю, священник обязательно расскажет, как решаются эти вопросы. И вообще вопрос ли это… Может быть, на самом деле такой проблемы не существует. А так время на личные беседы должно быть.

Наверное, меня кто-нибудь сейчас слушает и думает: да, батюшка, хорошо Вам говорить, а у нас полторы тысячи народу каждое воскресенье, попробуй поговори. Но как сельский священник могу сказать, что периодически мы находим для этого время. Имею в виду – с теми, кто в это время трудится в храме. После окончания трудового дня, например, повара освобождаются, которые готовили обед. Это наши же прихожане: не профессиональные повара, а добросовестные хозяйки. Они могут быть инженерами, врачами, а при храме несут послушание, готовят для всех, кто трудится в это время в храме. И вот с теми, кто дежурил по храму, мыл полы,  чистил подсвечники, мы потом собираемся, садимся за стол, наливаем чай (никаких излишеств) – и в это время решаются очень многие вопросы о внутренней жизни прихода, порой больные. Ведь каждый приход имеет какие-то свои раны, нерешенные проблемы. Очень хорошо, когда люди имеют возможность собраться, задать  вопрос, решить проблему. То есть уже почти как с глазу на глаз со священником.

Так что обязательно должны быть личные беседы. По моим понятиям, не должно быть отчуждения между священником и приходом. Как раз, я считаю, приход – это и есть семья. Многие люди, особенно люди одинокие (уже с возрастом одинокие; или так сложилась их жизнь), видят семью в своем приходе. Да, такие же проблемы, как в семье…

– Кажется, это большая удача для священника, когда ему хотят задавать вопросы, когда вообще интересуются жизнью и есть какая-то обратная связь с прихожанами. Зачастую просто люди этого боятся, и на этом все заканчивается…

– Мы не должны бояться Церкви, не должны бояться священника. Как бы он с виду грозен ни был, он человек. Как бы много прихожан у него ни было, он все равно видит в них своих чад. Но хочется исключить те моменты, когда люди называют себя чадом какого-нибудь известного священника; потом с ним беседуешь, а он говорит: да я знать не знаю такого человека. Или: «А, был такой человек, помню-помню, год назад приходил…» Действительно, человек считает себя его чадом, но на самом деле никакого окормления не имеет от своего «духовного отца». Но это неуставное, необязательно требовать с каждого священника, чтобы он стал родным отцом для каждого прихожанина. Хотя хотелось бы.

Вы очень удачно употребили выражение: «бояться священника». Нельзя, чтобы так было. Бояться нужно Бога обидеть. В священнике видят служителя, проводника, и этот проводник должен помочь тебе решить проблему, как Бога не обидеть. Апостол Павел пишет в своем послании: один из вас считает себя Аполлосовым, другой Кифовым, третий Павловым. Но не Павел распялся за вас, не Кифа. Так и здесь. Мы встречаем людей, которые могут, например, кичиться тем, что они являются прихожанами того или иного священника, проповедника, а видно, что окормления и нет. Не успевает бедный батюшка, имея паству в несколько тысяч человек, каждому уделить внимание. А уж если ты считаешь его своим духовником, духовным отцом, тогда тянись к тому лучшему, чему он учит. Тогда будут добрые плоды, результаты.

Трудно священнику? Трудно. Быть все время на людях; и в личное время... Действительно, батюшки чувствуют себя, как говорили раньше, как на юру: с какой стороны ни глянь, все время его видно. У него нет личного времени. Но встречи, я считаю, такие должны быть.

Для меня в свое время был один пример, когда мы искали в архивах документы об истории своего храма и наткнулись на записи, попавшие в наши архивы, где вспоминают о том, например, как служили новогоднюю службу. С момента восстановления храма, с 1994 года, я ввел новогодние богослужения. Пожалуйста, все приглашаются с 31-го на 1-е, служится Божественная литургия. Сначала пришли пять человек, десять, потом больше и больше. Сейчас (для сельского храма это немалые цифры) одних только причастников у меня было шестьдесят человек. Это хороший показатель. Почти сто человек пришли встретить Новый год на богослужение, на Божественную литургию. Не за столом, не за пьянкой, не оправдываясь потом: «Простите, батюшка, нарушил пост, новогодний стол, пришлось студень есть…» Нет, они были на литургии. Конечно, было очень приятно… А нам работники архивов прислали выписку из старых архивных записей, и там вспоминается (судя по всему, сыном священника), что в нашем храме много лет принято праздновать Новый год за Божественной литургией (1903 год!). Так вот оно что, оказывается: сам храм продиктовал нам, что Новый год надо встречать богослужением. Так вот семья и рождается. Не просто? Но с любой семьей непросто. У кого-то одна жена и один ребенок – и то непросто складываются отношения. А в приходской семье любые отношения непросто складываются, но семья есть семья, и она должна жить порядком семьи, духовной семьи.

Вопрос телезрителя: «В Евангелии Христос о Втором Пришествии говорит такие слова: о том дне и часе не знает никто, ни ангелы небесные, ни Сын, а только один Отец Небесный. Как это сочетается с таинством Троицы? Отец знает, а Сын, вторая Ипостась, не знает, о Святом Духе вообще не говорится. И в Символе веры: от Отца исходит Дух Святой, и рождается Сын. Равенства, получается, нет. Как же это все сочетается?»

– Вы мне задали богословские вопросы очень непростые, и отвечать на них непросто. Мы знаем, что Символ веры изменили католики, филиокве не принимается Православной Церковью. Вообще Восточная Церковь оставляет звучание того Символа веры, который был принят как раз предыдущими Соборами. Как это сочетается в Святой Троице – простите, мне это не открыто. Как эта тайна была решена Самим Богом в Святой Троице и как ее донесли до людей, чтобы им было понятно, – это уже второй вопрос. Читая евангельские тексты, тексты Апокалипсиса, Откровения Иоанна Богослова, мы понимаем, что ряд формулировок дан для человека, для его понимания. Это не значит, что так и было на самом деле в Божественном замысле.

Вот мы с вами привыкли к изображению Бога Отца в виде седого старца. Но нигде не сказано, что именно так Он выглядит. Мы знаем праздник Богоявления, когда был услышан глас с небес, когда Сын Божий, воплотившись и родившись через Деву, пришел к нам, «зрак раба приим». И Дух Святой в виде голубине сошел на Него. Но опять нигде не говорится, что появился на небе великий старец седовласый – и Его голос прозвучал. Итак, первое: то, что принято догматами Церкви, давайте сохраним и не будем подвергать сомнению. Для этого догматы и существуют. Иначе бес нас уведет, мы будем подвергать сомнению разные слова, фразы, мысли. Это то, что касается догматов.

Второе: важно принять мысль, что многое в духовной практике изложено на понятном для человека языке. Известная история, например, с переводом молитвы «Отче наш». Когда стали переводить ее для северных народов, то выяснилось, что фраза «хлеб наш насущный даждь нам днесь» якутам непонятна. Ну нет хлеба у них. Значит, написали: «рыбу даждь нам на каждый день». И конечно, якут удивится, приехав к нам и узнав, что, оказывается, в этом месте у нас молитва «Отче наш» звучит иначе.

Святой апостол Павел говорит о взращивании своего духовного чада (вообще духовных чад, пасомых в Церкви): один сажал, я поливал, третий еще что-то делал. Он сравнивает это с посадкой пшеницы. А урожай собирает третий. Но каждый в награде – и тот, кто сажал, и тот, кто собирал. Но когда стали переводить это на корейский язык, то выяснилось, что у них нет пшеницы. У них рис. Рис сажают, но никто рис не поливает, он и так в воде. Тогда для перевода мысли апостола Павла решили прибегнуть к тому, какая следующая операция делается после посадки риса. Оказывается, когда ростки риса появляются из воды, их привязывают к палочке. Поэтому мысль звучит так: один сажал, другой к палочке привязывал, третий урожай собирал. И корейцу это понятно. Вот так, оказывается, взращивается и человек в духовной жизни. Поэтому ряд мыслей, которые мы с вами перечитываем заново и заново, связаны с тем, как они изложены на понятном для человека языке, в понятных для нас формулировках.

– Вопрос телезрительницы: «Вопрос по исповеди. Я начинаю с перечисления, как говорится, своих проступков… Я пожилой человек, и, по сути, больших „камней“ у меня уже нет, я в них исповедовалась. Где бы мне почитать, как исповедовались старцы?..»

– Хороший вопрос. Я думаю, старцы сами готовились на основе плача своего сердца, вопля своего сердца. Чем больше человек понуждает себя вести духовную жизнь, тем острее он чувствует те прегрешения, греховные токи, которые вдруг по нему пробегают. Он ловит эти токи и сразу задает вопросы: а почему они пробежали? как оказалось, что я проводник этих токов? Как Вы сейчас сказали, большие «камни» у Вас исповеданы. Я думал, Вы скажете: «вырезаны», а песок остался. Ну что же, это ближе к медицине. Поэтому, друг мой, думаю, во-первых, внимательнее послушайте своего приходского священника, он наверняка периодически, как и все священники, произносит проповеди, посвященные исповеди: как готовиться, на что больше обратить внимание.

Второе. По практике могу сказать: хорошо, когда люди обращают внимание, что говорит Иисус Христос (когда вы читаете Евангелие). Я помню, как один из замечательных проповедников сказал: возьмите карандашик, подчеркните, читая Евангелие, только слова Иисуса Христа, и вы увидите те заповеди, которые Он дает нам и по которым нужно исповедоваться. Конечно, у нас есть общепринятые книги – труды Иоанна (Крестьянкина) о подготовке к исповеди и труды многих других отцов, которые также говорят об исповеди. А еще хорошо бы Вам поговорить во время исповеди со священником: «Батюшка, на что бы Вы хотели обратить внимание? На что мне обратить внимание как исповедующейся?» И Вы увидите, что Вам не понадобится сидеть целые вечера и составлять список, эдакие мемуары писать о прошедшей неделе или месяце. Наверняка есть основные вещи, то, что больше всего Вас раздирает.

Когда человек увидит это, то поймет, что все остальное проистекает от этой грязи. Одна капля яда упала – это не значит, что надо изолировать эту каплю; это значит, что и почву вокруг надо изолировать, а может быть, и те побеги растений, что родились на этой почве, возле этой капли. И так у нас появляется самое главное – выкопать, перекрыть эту каплю яда. Поверьте мне, тогда отпадет ряд вещей, которые становятся временной пылью. Конечно, у нас с вами грехи какие-то набегают, с какими-то мы не успеваем справиться, с какими-то и не пытаемся справляться, считая их неважными. Какие-то грехи стали составной частью нашей жизни, вот это самое страшное. Вот эту часть надо убирать. Какие-то грехи стали нашей страстью. Вот это надо вынимать. Их немного, всего несколько, а может быть, даже два-три, не больше. Но именно в этом надо исповедоваться.

Допустим, не могу справиться с бесконечным осуждением. Могу бесконечно приходить к батюшке и в этом исповедоваться… И вот со временем появляется, во-первых, желание справиться с этим грехом, во-вторых, Господь что-то посылает. Вдруг попадаются в руки те книги, которые подсказывают, как справиться именно с осуждением. Ведь посмотрите, мы с утра выходим, и начинается: и правительство не такое, и погода не такая, и уборщица не так помыла лестницу в подъезде; вышли из подъезда – дворник не убрал снег, водитель троллейбуса вовремя не подъехал. И так целый день. И человек втягивается в это и даже не замечает этого за собой. Он начинает выискивать какие-то грехи: вот я с женой поругался, вот чего-то не сделал… Милый, да ты день за днем живешь уже много лет и из осуждения не вылезаешь. Что ты волнуешься, что ты с женой в этот раз поругался? А ты попросил у нее прощения? «Нет, а что я буду просить у нее прощения, она же вовремя картошку мне не пожарила. Я пришел с работы, а есть нечего. Почему я должен просить у нее прощения?» Вот с этого момента ты как христианин кончился. Во всяком случае, приостановился. Обратись к своим близким. Кто-то из святых отцов нам напоминает: хотите узнать о своих грехах, выслушайте, что во время брани вам выставляют в осуждение. Когда вас бранят, какие высказывают ваши проблемы? И вы сразу узнаете, какие основные грехи вас сопровождают.

Что касается исповеди, многие священники стараются убедить своих исповедников сократить эту огромную исповедь, когда ее на нескольких листах приносят. Вот человек приходит каждое воскресенье исповедоваться, и каждое воскресенье у него по четыре исписанных листа с двух сторон. Знаете, не верю. В эти четыре листа не верю. А вот в два-три главных греха, которые мне называют (и я вижу, что они из него прут), верю. Но нередко человек за этим обилием мелкого сора, пыли не видит тех валунов, которые у него посреди дома лежат. Он к ним привык. Поэтому дай Вам Бог силы, радость моя; я верю, что Господь Вам пошлет это радостное состояние увидеть своего основного врага, который вцепился в нас… Знаете, аж до плача, до слез должно быть: «Ужас, как же мне от этого избавиться? Я никак от этого избавиться не могу». Дай Бог, чтобы это состояние было, потому что, повторяю, многие не хотят от этого избавляться, не считают и грехом. Вот тогда да, тогда страшно. Тогда сердце каменеет.

Вот, друзья мои, подготовка к исповеди. Попробуйте перечитать свой список, сократить его вдвое и из оставшейся половины выбрать три-четыре позиции, самые главные. Вы можете не переживать: батюшка вас не осудит, что вы так мало назвали. Вы можете ему сказать сразу: батюшка, называю самое большее, что меня раздирает.

– Вопрос телезрительницы: «Я больной человек, хожу на костылях, до храма еле дохожу. Недавно одна женщина сказала, что они не готовятся к исповеди, все на Причастие идут без подготовки. Я говорю: как же без подготовки? Надо три канона прочитать, а потом последование. А она говорит: никто ничего не читает... Скажите, можно ли идти на исповедь и Причастие без подготовки?»

– Вы прихожанка храма. Что Вы слушаете всех, кто свое мнение высказывает? В зависимости от того, насколько больше духовной жизнью живет человек, настолько тоньше он чувствует свое участие в этих Божественных токах, которые Господь посылает. Есть люди, которые живут высокой духовной жизнью, то есть себя понуждают трудиться Богу, а есть те, кто считает: пусть скажут спасибо вообще, что я в Церковь-то пришел. Даже не напрямую формулируют эту мысль, но у многих она держится, они ее вынашивают и считают правильной.

…Вы же молитесь. Вы молитесь и за себя, и за своих близких. Вы молитесь, и Господь дает, будем говорить, благодатное состояние или спасает тех людей, которые причастны к Вашей жизни. Это Ваш духовный труд. И пусть это будет Вашей основной заслугой. Кто-то бегает по округе 25 километров в день, а кто-то только до магазина может дойти. Не стоит говорить о том, что тот, кто может дойти только до магазина, не прав по сравнению с бегуном, который бежит 25 километров.

Человек как может, как понимает, так и участвует в своей духовной жизни. Может быть, даст Бог, этот человек ухаживает за больными, может быть, он каждый день ходит в ближайший госпиталь и протирает там полы. Может быть, этот человек во славу Божию это делает. Он не успевает читать каноны, но своими трудами молится. Дай Бог ему такой возможностью спасаться. А Вы молитвенно спасаетесь...

Много говорят о молитве по соглашению. А мне кажется, это и есть молитва по соглашению, когда каждый живет во славу Божию своими стараниями. Один молитвой, другой трудами, третий может почистить снег вокруг храма после снегопада, четвертый может какой-то ремонт сделать во славу Божию для храма или другому немощному... Вот это и есть молитва по соглашению. Поэтому не вступайте в пустые разговоры. Многих мне хочется призвать: нельзя пускаться в бесконечные пустые собеседования со всеми, кто приходит в храм. Повторяю, каждый будет отвечать перед Богом по своим трудам.

Вот раз Вы исполняете молитвенное правило, введите себе еще одно дополнительное правило: не болтать в храме. Пришли – перекрестились, со всеми поздоровались, поклонились и ротик закрыли. Это будет очень полезно, сохранит и молитвенное состояние, и благодатное состояние после причастия. А то мы все время его расплескиваем. Причастятся – смотришь, вышли из храма и мирские вопросы решают: «Твоя дочка уже вышла замуж, а моя не вышла…» Хочется сказать: и чего вы причащались? Чтобы потом потерять это благодатное состояние? Остается только личное удовлетворение: а я сегодня причащался. Но ничего не сохранил. Все равно что сходил на колодец с ведром, ведром погремел возле колодца, даже, может быть, воды зачерпнул, да всю ее вылил по пути. Вернулся домой, а воды-то не принес. Вот так с нами бывает и в нашей церковной жизни.

Поэтому причащайтесь, исповедуйтесь, прекратите любую болтовню. Сразу будут видны эти гордецы, которые страшно любят всех поучать, наставлять, как надо делать, как не надо. Бойтесь таких людей, бойтесь. Наставлять Вас может батюшка или человек высокодуховной жизни. Но последнего, извиняюсь, еще разговорить надо, чтобы он согласился тебя наставлять...

– Вопрос: «Я эмоциональная. Иногда могу накричать на ребенка или на мужа. Допустимо ли это»?

– Поговорите с грузином, с армянином – он начнет руками махать, громко говорить. Многие думают: надо же, кричит… На самом деле он просто эмоциональный человек. Зато если вы говорите с эстонцем или с финном и он что-то бормочет, да еще потупив глазки, это не значит, что он не ругается на вас. Он, может быть, кроет вас последними словами… Конечно, мы говорим о сдержанности, особенно внутри семьи. Это трудно, потому что нашим близким достается больше всего от наших пороков, греховных пристрастий. Но тем и хороши наши близкие, что они сохраняют к нам любовь, невзирая на нашу хромоту, наше уродство – духовное, моральное. Они сохраняют к нам любовь, сохраняют терпение. Поэтому, конечно, трудно сказать: нет, недопустимо, с завтрашнего дня не дай Бог тебе возвысить голос на своего близкого… Но стараться надо.

Естественно, будет напрашиваться вопрос: а как разрядиться, если я завелся? Не знаю. Конечно, человек духовной жизни должен молиться, и эти недобрые накопления, которые у него в течение дня набрались, должны уйти во время молитвы милостью Божией, любовью Божией. Но если уж так не получается, повесьте себе где-нибудь в уголке боксерскую грушу... Это будет лучший вариант.

– Благодарю за сегодняшнюю беседу. Напоследок Ваше слово.

– Спаси Господи вас за ваше терпение, что вы выслушали, не убежали от экранов. Друзья мои, будем молиться, чтобы молитва рождала любовь. Если любви нет друг к другу, все бесполезно. Поэтому определяйте для себя: люблю я хотя бы своих близких, домашних, тех, кто в храм приходит, или нет. Если нет, значит, все мои предыдущие годы хождения в храм были напрасны. Надо начинать все сначала. Укрепи нас Господь!

Ведущий Сергей Платонов

Записала Маргарита Попова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель храма во имя Анастасии Узорешительницы в Теплом Стане (г. Москва) протоиерей Александр Ковтун. Тема беседы: «Праздник Преображения Господня».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы