Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

3 июня 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В екатеринбургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает настоятель собора в честь Успения Пресвятой Богородицы на ВИЗе города Екатеринбурга, руководитель Отдела по социальному служению Екатеринбургской епархии протоиерей Евгений Попиченко.

– Большое количество вопросов приходит в адрес телеканала от зрителей. Вопросы житейские, связанные с ситуацией, невольными заложниками которой стали все мы. Сегодня мы попросим Вас ответить на эти вопросы.

Первый вопрос: «Очень много говорят про социальную дистанцию, которую нужно соблюдать в общественных местах. Но как поступать людям, у которых маленькие дети? Как объяснить ребенку, что он не может поиграть на детской площадке, не может взаимодействовать с другими детьми, несмотря на то, что ему это очень хочется?»

– Социальная дистанция; новое выражение, которое мы совсем недавно узнали. Оказывается, между людьми должна быть дистанция. Маска – тоже дистанция, потому что человек закрывает от другого свое лицо, свою улыбку. Люди в перчатках. И это не только физическая дистанция, но еще и психологическая. Приходит мысль, что человек опасен, что общение с другим человеком может стать причиной больших проблем. И так далее. И с этой стороны выражение «социальная дистанция», мне кажется, очень вредоносное.

С другой стороны, мы призваны в любой ситуации находить положительный опыт. Если на сегодняшний момент руководители, Роспотребнадзор, врачи говорят, что это один из эффективных способов защиты от инфекции, то надо учиться послушанию. Да, это неприятно. Да, может быть, мы по-другому рассуждаем, читали другие материалы и слушали других специалистов, говорящих о другом решении в подобной ситуации. Но послушаться, переступить через свои «хотелки» полезно. И детишкам тоже полезно послушание. Нужно объяснить ребенку, что сейчас такая ситуация, когда мы учимся слушаться. Если положено стоять в очереди на каком-то расстоянии, давайте так и делать. Пусть  детишки смотрят на родителей, которые слушаются, и тоже учатся послушанию.

Но мне кажется, надо обратить внимание на другое. В разных регионах по-разному проходят эту ситуацию, но люди крайне ограничили свои передвижения, встречи, общение. Многие люди оказались на самоизоляции, так это называется. Кто-то уже фактически два месяца очень ограниченно выходит из дома. Эти ограничения очень простимулировали погружение человека в интернет-пространство. Люди оказались просто втянуты в эту сферу; многие – через дистанционное обучение детей, например. У меня тоже был потрясающий опыт, о котором расскажу чуть позже. Дистанционная работа, встречи, даже вручение дипломов сейчас через Интернет. И мне кажется, очень важно, чтобы как раз с этим источником информации была дистанция. С одной стороны, открывается много интересных сторон жизни, но с другой – это огромный соблазн. Обладая небольшим прибором, умещающимся в руке, человек входит в целый мир; весь мир для него открыт. И этот виртуальный мир подменяет реальную жизнь, общение с самим собой, с родными, с детьми, с Богом.

Я предлагаю провести небольшой опыт. Найти в своем телефоне функцию «экранное время» (в разных телефонах она по-разному называется), которая показывает время, которое вы проводите в телефоне ежедневно. Посмотрите среднестатистическую цифру за неделю. Думаю, многие очень и очень удивятся, сколько времени проводят в телефоне: шесть, восемь, иногда десять часов! Ни с Богом, ни с самими собой, ни со своими детьми столько времени мы не проводим. Получается, телефон реально подменил нам жизнь; он эту жизнь из нас потихонечку вытягивает.

Честно скажем, человек плохо развивается, если просто потребляет информацию, которая ему предлагается из разных роликов, статей. Нет внутренней работы, усилий, анализа. Все это вроде как присутствует, но большой поток информации просто вливается в сознание и где-то откладывается. Часто у нас даже нет возможности отфильтровать то, что мы получаем. Поэтому здесь как раз я предлагаю социальную дистанцию держать. Очень важно, чтобы человек все-таки контролировал свою жизнь и жил своей жизнью, а не жизнью телефона и тем, что скрывается за этим голубым экраном.

Есть еще одна проблема, о которой я недавно задумался. Человек приходит на исповедь, говорит о разных своих грехах, ошибках, но я ни разу не слышал, чтобы на исповеди человек говорил про воровство чужого времени. А ведь это серьезно. У нас в телефоне много всяких групп, в этих группах идет какое-то общение, присылаются видеоролики, материалы. Например, человеку понравилась какая-то шутка, история или выдержка из фильма, и он в группу это вбрасывает. А в группе – сто человек. Если пять минут ролика помножить на сто человек, получается, пятьсот минут чужого времени человек украл.

И это только один ролик. А если их помножить на круговорот постоянной информации, которую человек каждодневно принимает, пересылает?.. Причем человек не задумывается, полезно это или нет – ему понравилось, и он это вбрасывает. Представляете, придем мы на Божий Суд и там вдруг узнаем, что за время своей жизни украли у людей десятки лет их жизни! Более того, для кого-то стали шлагбаумом на пути к спасению.

У Клайва Льюиса есть книга «Письма Баламута». Там старший бес Баламут учит младшего беса Гнусика, как губить людей. В одной из историй Баламут рассказывает, как однажды его клиент зашел в библиотеку и погрузился в чтение какой-то серьезной книги. Когда Баламут увидел, что на следующей страничке будет сюжет, который может сбить человека с бесовского пути, он намекнул: «Обед, пора перекусить». Человек мысленно парировал: «Нет, серьезная тема. Не могу отвлекаться на еду, пока не закончу». Баламут снова послал мысль: «Да, тема очень серьезная, чтобы разбирать ее на голодный желудок». Человек откликнулся, закрыл книгу и вышел на улицу. Туда-сюда головой покрутил – и отвлекся. «И теперь этот человек благополучно обитает в обителях наших», – пишет Баламут своему племяннику Гнусику.

Та же самая история у нас. Ангел ткет дорогу к покаянию, к какому-то доброму поступку, человек с трудом к этому подвигается, но раз – и приходит сообщение от какого-нибудь товарища: мол, посмотри вот это, посмейся над этим, послушай. Человек зацепляется, отвлекается и покаяние или какое-то духовное усилие атрофируется. И таких моментов очень много.

Когда мне приходят какие-то ссылки или сюжеты, я всегда задаю себе вопрос: «А я готов потратить три минуты своей жизни, чтобы это посмотреть? Есть ли у меня эти три минуты? И доверяю ли я человеку, который это прислал? Не подкладывал ли он мне «свинью» и раньше, когда я думал, что это полезно, а это оказывалась какая-то чепуха?» Мне кажется, это очень серьезная тема для размышления: сколько времени мы крадем у себя, у своей семьи, у других людей, бесконечно пребывая в этом информационном пространстве.

– Есть страх того, что если я сейчас эту очень важную информацию, скрытую от других людей, но стопроцентно проверенную какими-то знакомыми, не перешлю, если мои близкие не будут ее знать, я их не уберегу от какой-то беды.

– Это уже диагноз, это мания. Почему я себе так придумал? Почему я решил, что то, что мне показалось, есть правда? Очень сложно сейчас в этом потоке информации отделить, где правда. Один доктор, например, говорит, что все это ерунда, что нужно есть имбирь – и будешь застрахован. Какой-то общественный деятель говорит: «Катастрофа! Посмотрите, что творится в Европе...» А у нас нет возможности все это проанализировать; мы увлекаемся: вот это понравилось, это вызвало эмоцию, этот говорит убедительно. Но где правда?

Я, например, для себя выбрал такой метод. Есть несколько людей, общественных деятелей, которым я доверяю, к которым можно прислушаться и которые не были замечены в лукавстве. Если возникает какая-то интересная тема, которую нужно разобрать, я стараюсь найти, что по этому поводу говорит тот или иной человек, и, исходя из этого авторитетного мнения, формирую свое мнение и отношение. А так всех не переслушаешь. Все красиво говорят, но где правда – не разобраться.

– Вы сказали об украденном времени. Но гаджет – это часть современной жизни. Для кого-то это работа, для кого-то – общение, для кого-то – развлечение. Сейчас много свободного времени, которое мы просто не знаем, куда потратить, и телефон в этом смысле спасает, помогает хоть как-то это время прожить.

– Если мы не знаем, куда потратить свое время, обязательно найдутся силы, которые это время займут и убьют. В сутках всего 1 440 минут. У нас в жизни всего четыреста тысяч часов; мы даже не миллионеры. Из этого времени половину можно вычесть на сон, на бытовые вещи (такие, как поесть, приготовить пищу, убраться). У многих уже часть жизни в 30, 40 и 50 лет прожита.

Можно просто нарисовать круг времени. Возьмем активный возраст жизни человека: допустим, 65 лет. Если тебе 40 лет, то остается меньшая часть этого круга – всего 25 лет. Если из этих двадцати пяти лет вычесть восьмичасовой сон, три часа на бытовые нужды плюс то время, которое мы просто сливаем в пустоту, окажется, что реального времени для жизни совсем мало.

А прочитали ли мы все нужные книги? Пообщались ли достаточно со своими детьми? Уделили ли достаточно внимания своим родителям? Достигли ли мы своих целей?..

Надо провести ревизию жизни, ревизию своего времени. У нас времени на самом деле очень мало. Мало еще и потому, что мы его не ценим. А не ценим потому, что у нас по большому счету нет целей. У нас как бы есть глобальная цель – спасение души; есть значительные цели поменьше: семья, жилье… Но они пущены на самотек. Мы куда-то плывем по жизни...

Есть очень хорошее упражнение. Выделите час или два свободного времени и запишите хотя бы сто целей на ближайшие 5–10 лет. Чего бы хотелось достичь в своей жизни, в жизни своей семьи, в своем духовном, профессиональном и физическом развитии. Чего бы хотелось в общении с друзьями, в своих хобби. Потратьте на это время. Кажется, что времени очень много только тогда, когда нет ясных и четких целей.

Поговорим немножко о пользе изоляции. Это же удивительная возможность! Время пребывания дома можно направить на достижение таких целей, до которых никогда не доходили руки. Например, составить генеалогическое дерево своего рода. Можно найти алгоритм, посмотреть, как это делается, составить анкету, связаться по видеосвязи со своими родственниками и провести опрос. Все это записать. Поспрашивать, есть ли у кого какие-то документы, сфотографировать их. И потихонечку все это собирать. Ведь это же удивительно – посмотреть, на какой веточке дерева ты вырос, почему ты такой талантливый, умный. Ты же не сам по себе такой самородок; значит, у тебя в корнях есть люди, которые дали тебе возможность набраться этой энергии, силы.

Посмотреть, кто и откуда были твои предки, какие в их жизни были коллизии, как они преодолевали трудности, скорби. Как они прошли войну, тяжелейшие испытания. Ведь это потрясающе интересно! И это мы передадим нашим детям, им расскажем. Детям важно иметь опору, фундамент, им важно представлять, какой была их семья, – они смогут опереться на это в будущем.

Или другое дело. У всех нас есть огромное количество фото, видеоматериалов, и все это хранится где-то в облаке, в телефоне. Мы никогда это не смотрим, только иногда что-то пролистываем. И мы никогда к этому не вернемся, если не сделаем из этого что-то хорошее. Можно потратить несколько дней, чтобы все это систематизировать, какие-то фотографии напечатать, сделать фотоальбом. Попробуйте вспомнить последние десять лет своей жизни: какие события, встречи произошли в вашей жизни? Ведь память о прошлом – это возможность что-то исправить и сделать старт в будущее. Приведите в порядок то, что лежит каким-то невостребованным хламом.

Вспомните ту цель, к которой вы всегда стремились, но на которую никогда нет времени. Например, вы хотели научиться играть на гитаре, или говорить на английском языке, или жонглировать, или ходить на руках – поставьте перед собой цель и начните для этого находить время. Окажется, что в жизни еще столько всего не реализовано! Столько книг не прочитано, столько писем не написано...

Вспоминается один персонаж. В какой-то момент его осенило, что он столько не прочитал, не написал, не проговорил... Ему очень захотелось сделать это именно сейчас: «Теперь или никогда!» «Быть или не быть!» Он решительно встал с кресла, но с первого раза не попал ногой в туфлю и сел обратно. Илья Ильич Обломов. У него было очень много времени, которое он очень «эффективно» израсходовал.

– Сейчас много говорят о том, что время карантина поменяло отношение человечества в целом, особенно жителей крупных городов, к окружающему миру. Вы заметили какое-то реальное изменение? Или все как было, так и есть?

– Заметил. Мы с семьей значительную часть времени живем в деревне, на земле. Поскольку в этом году времени было чуть больше, я ощутил просто огромную радость от работы с землей, от обычного мужского труда (гвоздь забить, землю вскопать, дерево посадить). Испытываешь удивительное ощущение! Это потому, что Бог земле дал особую силу. В земле есть сила, энергия. Земля из себя производит живое. Казалось бы, неживая природа, но из нее рождается хлеб, рождаются цветы и много чего прекрасного.

Человек от земли получает поддержку. Я сейчас не говорю про какие-то языческие фантазии; я говорю про реальную устойчивость. В современном мире трудно предположить, что нас ожидает. Мы видим, как легко все может измениться, как легко все можно привести к абсурду. Несколько каких-то сюжетов, решений – и человек оказался безвылазно дома. Слава Богу, что более-менее есть продукты. А если предположить, что это затянулось на полгода и у людей закончились деньги, продукты? Начинается кризис, когда человеку просто не на что опереться. Есть такая поговорка: закон суров, но нужда сильнее. То есть когда у человека появляется нужда, то законы его не удержат. И что тогда? Как быть в городе?..

А когда у человека есть даже маленький участок земли?.. Раньше крестьяне говорили: вы нам только дайте землю – земля нас прокормит, мы не пропадем. Если человек научился выращивать картошку, морковку, свеклу – у него есть уверенность в завтрашнем дне, внутреннее спокойствие, нет тревоги. Земля и правда прокормит.

Даже если есть только маленький участок у подъезда, огороженный заборчиком, – посадите там цветы, сирень. Попробуйте с землей подружиться. Очень важно человеку крепко стоять на ногах. Если есть возможность – заведите какое-то хозяйство. Я вас уверяю, это огромное внутреннее утешение, поддержка.

Может быть, такие мысли приходят в каком-то определенном возрасте, но ко мне это пришло десять лет назад. В нашу семью пришло ясное убеждение, что у нас должно быть место на земле, должен быть домик, желательно, чтобы рядом храм, речка, лес. Мы поехали искать и все, что планировали, нашли. В этом году десятилетие нашей сельскохозяйственной деятельности. Это огромное утешение!

Так получилось, что в этой же деревне потихонечку уже пятьдесят семей наших прихожан прикупили себе недорого хорошие участки. Здорово на это смотреть! Иногда вечером иду – все копошатся как муравьи: кто-то делает забор, кто-то копает, кто-то сажает. И вспоминаются строки: «Через четыре года здесь будет город-сад». Это дает радость в жизни, надежду.

– Это очень интересно, когда люди не просто проживают в одном месте, но знают друг друга, могут друг на друга положиться, найти помощь, поддержку и сами готовы ее оказать.

Еще один вопрос. С одной стороны, сейчас у людей появилась возможность тратить много времени на семью. С другой стороны, это стало и настоящим испытанием для семейных отношений. Обращаются ли к Вам люди за поддержкой? Так ли это на самом деле?

– Для меня самого это стало испытанием вот в каком плане. На несколько недель я поставил себе задачи, одна из которых – помочь дочке по алгебре и геометрии, чтобы она хорошо закончила восьмой класс. Благодаря тому, что обучение шло дистанционно, в программе Zoom, я однажды присел рядом и побыл у нее на уроке. Учитель говорил, а дети слушали. Меня, конечно, немножко шокировала и манера учителя, и какая-то ирония. Дочка что-то не ответила, ей сразу поставили двойку (то ли просто такой подход, то ли какие-то личностные взаимоотношения). Он разревелась, выпала из урока, а я благополучно дослушал урок. Все это меня побудило вникнуть, включиться в ситуацию. Я посидел на одном уроке, на другом. Вышел на классного руководителя, на учителя, попросил возможность для реабилитации. Мы посидели, порешали контрольные.

Но вообще я просто в шоке. Наши дети – герои, потому что решать то, что им сейчас предлагается, без Интернета и каких-то дополнительных источников, конечно, непросто. Тем не менее мы закрыли все «хвосты». Дочка воодушевилась, получив эмоциональную и практическую поддержку. В общем, ситуацию мы выправили. Хотя это было непросто. И если бы не было такой цели, скорее всего я бы просто отмахнулся, мол, пусть идет как идет.

А вообще, когда больше времени находишься в семье, это накладывает дополнительные испытания; и у людей не всегда получается их достойно пройти. С другой стороны, надо любую проблему превращать в возможность. Если гнойничок вскрывается – это, с одной стороны, больно, с другой стороны – появляется возможность его уврачевать.

Какое-то время назад в Екатеринбурге прошли очередные «Супружеские встречи». Это потрясающая программа в помощь семьям, желающим улучшить, настроить семейные взаимоотношения и восстановить диалог. Диалог является ключевым инструментом для выстраивания отношений в семье. Проблема в том, что мы не умеем вести диалог и даже не знаем основных его принципов. Тем не менее любые вопросы, любые проблемы решаются только в диалоге. Причем необязательно между мужем и женой, но между начальником и подчиненным, между родителями и детьми нужен диалог.

Есть четыре основных принципа диалога. Я их просто назову (о каждом из них можно говорить отдельно), чтобы у людей это зафиксировалось. Без этих принципов диалога не бывает.

Первый принцип: понимать, а не оценивать. Частая фраза: «Вы меня не понимаете!» Потому что мы всегда оцениваем, у нас всегда готов свой ответ, мы с полуслова понимаем, к чему человек ведет. Ребенок говорит: «Ты меня не понимаешь», а мы говорим, что всё знаем, что всё это мы уже проходили, и так далее. Очень важно понимать, а не оценивать. Для этого надо научиться слушать. Второй принцип: делиться, а не спорить. Я могу поделиться, но не ставлю перед собой задачу прогнуть и убедить собеседника в том, что мне кажется важным. Я могу только поделиться. Третий принцип: слушать прежде, чем говорить. Мы очень любим говорить, любим, чтобы слушали нас, но самый важный навык – не говорить, не убеждать, а слушать. Тот, кто умеет слушать, – самый лучший собеседник. И четвертый принцип: прощать. Как бы ни складывался диалог, очень важно первым прощать и этим прощением покрывать любое напряжение. Если следовать этим четырем принципам, потихонечку искусство диалога будет оттачиваться – и у человека появится больше возможностей.

Ведущий Тимофей Обухов

Записала Нина Кирсанова

Показать еще

Анонс ближайшего выпуска

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает насельник Свято-Троицкой Александро-Невской лавры игумен Филарет (Пряшников). Тема беседы: «Как научиться любить».

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​