Беседы с батюшкой. Женщина в Церкви. Праздник святых жён-мироносиц

3 мая 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает священник Роман Колесников, настоятель храма святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в Ростокино (Москва).

– Тема нашей передачи сегодня – «Женщина в Церкви». Она посвящена празднику святых  жен-мироносиц, который Церковь сегодня отмечает. Итак, первый вопрос нашей сегодняшней программы: почему эти женщины (в отличие от апостолов, которые сидели дома в отчаянии), переждав субботу, все-таки собрались, нашли в себе какие-то силы и пошли ко гробу Учителя? Он был им близким Человеком, но Он был уже убит и мертв. Почему они все-таки пошли туда?

– Наверное, такое свойство женской натуры: вера и горячее сердце толкают на подвиги. Мужчина больше движим рациональностью и разумом, а женщина, поскольку любит, действует, невзирая ни на какие логические препятствия или  объяснения, по зову сердца. Так и жены-мироносицы пошли рано утром туда и первые возвестили о том, что Христос, их Учитель, воскрес.

Я думаю, Церковь Христова (как продолжение воскресшего Христа), которая является Телом Христовым, как раз и показывает пример, что в ней много женщин и они тоже своего рода жены-мироносицы. Мы сегодня в храмах их поздравляли с профессиональным праздником. Это не просто женщины. Верующие женщины – это особый склад характера и жизни, особый тип человека, верящего в Господа вопреки всем обстоятельствам жизни. И очень часто бывает так: именно наши жены приводят нас к вере. Это проверено и церковной историей, и современностью, и нашей приходской жизнью. Поэтому я думаю, что они были движимы такой любовью, верой во Христа, что, невзирая ни на страхи, ни на обстоятельства, пошли ко гробу.

Причем обратите внимание: они всё собрали, но не подумали рационально, кто же им отвалит камень, кто откроет гроб. Это тоже доказательство того, что Евангелие – правдивая книга, она не причесывает какие-то нестыковки. Вот такая действительно жизнь: наши жены собирают всё для храма, для своей веры, для своей семьи, может быть, даже не обращая внимания на какие-то материальные, рациональные вещи.

– Как интересно Вы сказали про особый тип верующей женщины. И чем, по Вашему мнению, женщина-христианка отличается от обычной женщины?

– Обратите внимание, что хрупкая женщина, становясь верующим человеком, особенно в трудных, скорбных обстоятельствах, закаляет свой характер. Это во многом, особенно сегодня, является примером подвижнической жизни. Ради спасения своего мужа, например, от алкоголизма или спасения  сына от наркомании верующая женщина готова многое делать. Кого-то, может быть, это сломило бы, а верующая женщина как раз укрепляется в скорбях и трудностях. Это особый тип волевой женщины, несущей ответственность за собственную жизнь и жизнь детей и мужа.

– А в чем современная женщина-христианка могла бы подражать тем женам-мироносицам?

– Конечно, здесь очень много можно говорить. Еще апостол Петр говорил, что самое главное украшение женщины – смирение, кроткий нрав. Но обстоятельства жизни и времени показывают, что часто именно не кроткий нрав, а активная позиция возвращает родственников и близких в нормальное русло жизни, в том числе и к жизни в вере. Поэтому, когда мы видим жен-мироносиц, думаем о том, что современные женщины могут подражать им в таком дерзновении. Есть разница между дерзостью и дерзновением. Дерзость всегда связана с наглостью, с каким-то нахальством, а дерзновение – от смирения, от желания спасения, от смиренномудрия. Поэтому, конечно, наши современные прихожанки могут взять пример от жен-мироносиц именно в дерзновении и вознести весть о воскресшем Христе своим родственникам и близким.

– Вы говорите про активную позицию, в том числе и тех женщин-мироносиц. Однако на страницах Евангелия они практически не упоминаются, за исключением повествований о Воскресении Христа и о том, как они пошли ко гробу, чтобы Христа помазать. Какая же это активная позиция?

– Вернуться с абсурдной вестью, что Тот, Кто висел на кресте, жив,  рассказать об этом – это требует большого мужества.

– Апостолы тоже пошли проповедовать по всему миру с вестью о Воскресении.

– Да, мы в Евангелии читаем, как непросто давалось это знание о воскресшем Христе апостолам. Потому что нужно было показать эту веру. Даже сегодня мы читали на крестном ходе, что одиннадцать учеников идоша в Галилею, в гору, аможе повеле им Иисус... ови же усумнешася (Мф. 28, 16–17). То есть даже тогда некоторые ученики  колебались, сомневались.

– Фома сомневался, по описанию апостола Иоанна. Получается, у женщин более сильная вера, они более доверчивы. Давайте представим ситуацию: они пришли ко гробу, он открыт, сидит какой-то непонятный юноша и говорит, что Тот, к Кому они пришли, вообще-то воскрес, Его здесь больше нет, но Он снова жив,  они снова Его могут встретить. Ведь в это практически невозможно поверить.

– Вера женщины – это больше всего вера сердечная, сердце не требует логических доказательств. Именно поэтому жены-мироносицы сразу уверовали.

– Значит, женщины как-то чувствуют, где правда?

– Конечно.

– Как женщина сейчас может служить в Церкви?

– На самом деле сегодня женщина действительно служит в Церкви на всех постах, кроме священнического и алтарнического. И мы все понимаем, что без служения женщин невозможна полноценная церковная жизнь, потому что наши жены, женщины, матушки всем своим сердцем прилепляются к храму, для них это смысл жизни. Я просто могу судить по прихожанам нашего и других храмов. Это действительно беззаветное, безоглядное служение в храме Божьем.

– Женщина не может быть священником, а также пономарство ей недоступно. Почему?

– Священническое служение – это прежде всего отцовское служение. То есть это пастырское служение, ведение за собой, священник ведет ко Христу, но через себя. А самое главное, Господь благословил Своих апостолов быть Его последователями, и Он благословлял на епископство и священнослужение мужчин.

– Вопрос телезрительницы: «У моей подруги сын, ему 45 лет, он спился, не работает. Она его очень любит, а он ее уже и обзывает. Я ей говорю, чтобы она его оставила, но она не может, говорит, что умрет, если с ним что-то случится. Хотя она вроде как глубоко верующий человек. Как мне ей сказать, что ей делать? Она постоянно у меня ночует».

– Часто встречающийся вопрос, на который непросто ответить. Дело в том, что такие ситуации, жизненные условия не столько про веру, сколько про родительство тех людей, у которых такие проблемы с детьми. Конечно, очень многие отвечают на этот вопрос так: «Нужно больше молиться, поститься и так далее». Но мало что может измениться, если сам родитель не повзрослеет по отношению к собственному ребенку. Тут очень все сложно, нужно знать эту семью, их взаимоотношения, какова причина такого поведения сына. Почему такое происходит? Может быть, это от гиперопеки той же матери? Все непросто.

Посоветуйте обязательно подойти к священнику своего прихода, и пусть она постарается по душам со священником поговорить. Ведь это на самом деле большой труд, потому что очень часто родители, которые оказались в такой ситуации, считают, что всё в жизни сделали правильно. Но ведь итог таких внутрисемейных взаимоотношений показывает, что что-то было неправильно. И чтобы разобраться, что было неправильно, нужен честный разговор с самим собой и со священником.

– Это тоже, наверное, в какой-то степени крест верующей женщины?

– Все непросто. Ведь мы сами допускаем ошибки и уже вынуждены нести то, что несем. Нужно понимать, что верующий человек воспринимает все, что в его жизни происходит, как крестоношение. Мы сораспялись со Христом. Но так просто не ответишь, что это крест и его нужно  нести. Женщине ведь нужно что-то делать, она от бессилия уже готова на  что угодно: пойти к соседке, знакомым – но воз и ныне там… Конечно, очень часто к священнику подходят так: «Дайте нам какой-то совет по поводу того, что делать подобным женщинам и их сыновьям…»

– Просто решите нам нашу ситуацию, получается.

– Да. Это часто не от наглости, не от того, что не хотят решать этот вопрос, а от незнания, как решить. Все мы, родители, любим своих детей, но бывает так, что наша любовь к детям губит их. В какой момент и что произошло между матерью и сыном? Надо знать их семью.

– Когда мы говорили о служении женщины в Церкви, Вы упомянули еще такую интересную подробность, как служение матушки, то есть жены священника. Это можно выделить как особое служение женщины в Церкви?

– Думаю, и да, и нет. Матушка тоже является православной христианкой. Конечно, она видит своего мужа уставшим, когда он возвращается домой, но я как-то не склонен усугублять служение матушки, потому что уверен, что большинство наших прихожанок тоже находятся в таком положении, когда мужья приходят уставшими... Здесь мы все православные христиане. У матушки супруг священник – да, есть какая-то специфика...

– Когда дьякона рукополагают во священники, насколько я помню, на хиротонии у него снимают обручальное кольцо и кладут на престол в знак того, что он теперь обручен с Церковью. Это как-то отражается на последующих отношениях и вообще на роли матушки, на ее положении?

– В нормальной ситуации не должно отражаться. Матушка – православная христианка, она понимает, что у нее есть служение, но это не привилегия, это служение, это смиренное несение в том числе креста своего супруга. Ведь что означает, когда кольцо кладется на престол? Это означает, что теперь священнослужитель обручается с Церковью. Это значит, что при конфликте интересов священник должен выбрать именно интересы Церкви. То есть хочется поехать в отпуск, а тут умирающий прихожанин – священник должен выбрать причащение этого человека. Соответственно, здесь задача матушки: понять своего супруга в том, что у него есть первостепенное служение – это служение Церкви.

– Господь говорит: оставит человек своего отца и мать и прилепится к жене своей. То есть, получается, ближе этого единства мужа и жены не может быть ничего. Почему, когда встает выбор, священник должен выбирать Церковь, а не жену?

– Это условное деление, ведь семья священника чаще всего церковная.

– Но у него есть своя семья, это же боговенчанный брак.

– Да, но мы не рассматриваем каждый отдельный случай. Если говорим про нормальную ситуацию, то матушка все прекрасно понимает, и всегда есть возможность решить те или иные противоречия.

– Какие качества, на Ваш взгляд, отличают женщину-христианку от мужчины? Мы говорили про мироносиц и про апостолов, они абсолютно по-разному реагируют, во-первых, на утро этого дня, когда прошли страдания, прошла пасха. Апостолы не пошли ко гробу, пошли жены-мироносицы. И, во-вторых, когда мироносицы узнают весть о Воскресении, они тоже относятся к ней по-разному: жены одним образом, а апостол Петр и апостол Фома совершенно другим. В чем отличия между мужским верованием и женским?

– Мы уже говорили, что женщина верит сердцем, то есть она больше движима эмоциональной составляющей веры. А мужчина больше склонен рационализировать то, во что верует. Действительно, «не поверю, пока не потрогаю». Это самое главное отличие.

– Вопрос телезрителя: «Как, помимо молитвы и просьб к Богу, помимо добрых дел, достичь любви и смирения?»

– И смирение, и любовь – основополагающие добродетели православной веры. Мы знаем, что нет большей добродетели, чем любовь. Но любовь всегда зиждется на смирении, потому что любовь – это служение другому. А без умаления себя мы не можем увидеть другого человека. Как это стяжать? Нужно смиряться. Поэтому проблема только в том, что мы начинаем много мудрствовать и уже выбираем, где смиряться, а где настоять на своем. Если  хочется действительно получить дар смирения, помимо молитвы об этом, необходимо во всех обстоятельствах жизни именно смиряться.

– Еще говорили про любовь, и в связи с этим у меня возник вопрос. Может быть, жены-мироносицы пошли ко гробу потому, что у них было больше любви к их убитому Учителю?

– Любовь мужская – это как верность, преданность. Не случайно апостол Петр (он же любил Господа) плачет о том предательстве, которое  совершил. А любовь женская другая: более эмоциональная, более сердечная. Эмоциональная и сердечная любовь не рассуждает: увидели, приняли и пошли говорить. Любовь мужская требует некоторых обоснований, доказательств. Вот почему богословы – прежде всего мужчины; богословие требует придерживаться логических построений и холодного рассудка.

– То есть мужчины требуют какого-то обоснования для своей любви?

– Вообще это нормально. Мужчина так создан: добиваться цели, идти вперед; конечно же, не вслепую, а обязательно просчитывать на несколько шагов вперед.

– Поэтому, может быть, апостолы так долго и не верили в Воскресение?

– Я думаю, да.

– Казалось бы, что вера в воскресшего Спасителя может им сделать? Допустим, они бы поверили сразу, что бы изменилось?

– Нет, фон жизни был таков, что они страха ради иудейского попрятались. Для того чтобы выйти из своих келий, необходима мотивация. Мужчине очень важно проговорить внутри себя, для чего ему рисковать жизнью.

– Когда апостолы узнали воскресшего Спасителя и поверили, какой заряд они получили, раз после этого вышли еще и по всем странам, по нескольким материкам проповедовать весть о Воскресении? Что такого им открылось?

– С одной стороны, они увидели Того, Кто был мертв. Но самое главное дерзновение апостолы получили в день Пятидесятницы, когда получили дар Святого Духа. Это внутренняя убежденность, что Христос жив, подкрепилась благодатью Божией. Дальше уже апостолы готовы были пойти, рискуя своей жизнью, куда угодно, лишь бы говорить о Христе воскресшем.

– А женам-мироносицам хватило вести о Воскресении? Получается, женщинам не нужна благодать Святого Духа?

– Она нужна, конечно, но мы говорим о разном служении. Все-таки апостолы не просто должны рассказать о том, что видели воскресшего Христа, они еще должны проповедовать об этом и в синедрионе, и в синагогах, совершать чудеса. То есть это другое служение, дерзновение идти вперед.

– Есть свидетельство (может быть, апокриф, предание), что Мария Магдалина проповедовала императору Тиберию о воскресшем Христе. Какое же сильное у нее должно было быть дерзновение (в то время женщина была абсолютно бесправной), чтобы пойти к императору и сказать ему эту весть…

– Да. Слава Богу, наша Церковь Христова как раз богата такими женами-мироносицами. И слава Богу, что такое дерзновение им Господь дает и в таинстве Крещения, и в причащении Святых Христовых Таин. Часто бывает так, что приходится наших женщин даже немного останавливать, потому что тоже нужно рационализировать то, что проповедуешь и распространяешь вокруг себя.

– Может быть, у Вас есть какие-то примеры такого дерзновенного женского служения сейчас в Церкви?

– В качестве положительного примера мы можем вспомнить служение в тюрьме. Я несу послушание в следственном изоляторе «Матросская тишина». В основном наши помощницы – это женщины. Невзирая на свои семейные послушания, они оставляют всё и в положенное время помогают нам в проповеди среди заключенных.

Положительный пример – это и волонтеры в больницах. Люди настолько преданы делу! Это дар Божий. Церковь Христова и благодать Божия настолько меняют человека, что, видя его в приходской жизни или волонтерском служении, поражаешься, как такой немощный сосуд много делает и служит другим людям.

– Вы видели эти изменения, которые, может быть, происходят с человеком, когда он приходит в храм, принимает крещение или причащается?

– Такие изменения часто происходят в течение большого промежутка времени, поэтому трудно сказать. А когда я стал настоятелем, то видел: приходит малоцерковный человек, окунается в церковную жизнь, и дальше начинаются разные чудеса и «явления». Как человек реагирует? Либо церковная жизнь его отталкивает, потому что это тяжелый труд, смиренное несение церковных послушаний, либо он преображается на глазах. Буквально несколько месяцев, и действительно человек меняется, меняется его нрав, характер…

– Одна девушка мне рассказывала, что когда пришла к вере, во время Великого поста у нее было видение: огонь от свечки вздымался до потолка. Это что такое?

– Это очень тяжелое духовное повреждение.

– Человек только пришел в Церковь. Как же так?

– Человек пришел в Церковь, но дьявол не перестал им интересоваться. Задача дьявола – отогнать человека от Церкви Божией. Каким образом? Не напрямую. Дьявол не настолько глуп, чтобы сказать: «Не ходи в храм!» Он уже увидел, что благодать Божия зацепила человека. Для дьявола очень важно повредить духовность человека, поэтому и начинаются эти «свечки»: на основе гордыни человек начинает впадать в прелесть. Дальше его духовная жизнь искажается – и, кроме как погибели, итога не будет.

– То есть человек начинает полагать, что он избранный?

– Именно так. «Я стал верующим человеком, строго пощусь, много молюсь. Результатом являются видения». Как итог начинается учительство.

– Учительство?

– Конечно. Надо научить окружающих: они ведут себя не так, как полагается. Потом будет обвинение священной иерархии, Патриарха. Всё по классике. Дальше дьявол подталкивает человека к сумасшествию. Для него самая большая радость – если человек закончит жизнь самоубийством.

– Вы знакомы с такими случаями?

– Да. Такие случаи часто встречались. Одно время я служил в Сергиевом Посаде у отца Германа (Чеснокова). К нему приезжали на отчитку болящие люди. Мы, священники, слышали очень много таких историй.

– Отчитка – это отдельный интересный вопрос. Мы его когда-нибудь обязательно обсудим.

Сейчас в храмах больше женщин, чем мужчин. С чем это связано? Женщины охотнее верят Священному Писанию? Или, как мы говорили сегодня, женщина верит сердцем, а мужчине нужно логическое обоснование? У нас огромнейшая библиотека святоотеческой литературы, столько логических, рациональных обоснований, что сложно не верить. И все равно женщин больше. Почему?

– Мне кажется, здесь соединяется несколько факторов. Самое главное – сейчас такое время: очень многие люди живут в скорбях и трудностях. Скорби чаще всего приводят человека в храм Божий. Именно женщина первая пробуждается от скорби и ищет путь решения той или иной семейной проблемы. Поэтому женщины приходят в храм.

Очень много женщин, которые молятся за свою семью. Они помнят себя до прихода в Церковь, что становится для них очень родной, потому что благодать Божия решает многие их семейные проблемы.

Что касается читающих мужчин, время сейчас такое – не до чтения: нет стремления читать и вообще думать. Современному человеку больше свойственно читать заголовки: не вдумываться, не вчитываться. Христианская вера – это вера думающих людей, которые анализируют, синтезируют мыслительную цепочку. Сейчас с этим очень сложно. Не так много можно найти людей, которые желают думать.

– Господь перед Своим Вознесением заповедовал: идите, научите все народы. Это послушание – катехизацию, оглашение, образование – мы несем дальше. Как же нам быть, если теперь такой формат жизни общества?

– Никак не быть. Мы – Церковь Христова, священнослужители – и так, слава Богу, несем те послушания, которые нам заповедует Господь и наше священноначалие: жить, проповедовать (придумывать разные формы этого).

По опыту священнического служения  могу сказать: никогда не узнаешь, когда твое слово, действие окажут то или иное влияние. Думаешь, сказал правильно и хорошо, а оказалось – не зацепило человека. А может быть, человек услышал твое «Спаси, Господи!» на улице – и это привело его в храм. В наше время Христос ловит людей разнообразными способами.

– Ловит-то Он разными способами, но делает это через людей, через нас. Нам нужно знать какие-то методы, чтобы поучаствовать в этом отлове. (Улыбается.)

– Поэтому мы учимся в семинарии, академии, проводим катехизацию. Не всегда это имеет сиюминутный результат, но священник должен себя настраивать на то, чтобы не ожидать мгновенного итога.

Бог знает, может быть, твое слово отразится на ком-то через десять лет: человек вспомнит тебя – заикавшегося, запинавшегося священника. Неказистые слова могут оказаться уловляющими: человек придет в храм Божий. Мы не знаем, как подействует Божия благодать, когда она проснется в человеке.

– Огласительные беседы сейчас практически обязательны в храмах перед крещением. Людям преподают семена веры. Женщине это подходит потому, что не надо читать много литературы, много изучать. Мужчине тоже подходит, поскольку ему дается рациональное обоснование веры: не надо изучать тома святоотеческой литературы. Почему же люди не доходят до храма?

– Должно открыться сердечко. Оно открывается не просто так: «Я хочу, чтобы у меня открылось сердце». Благодать Божия ждет нужный момент, когда человек готов воспринять семена веры.

Мы говорим, проводим катехизические беседы, проповедуем, но услышит ли человек – это зависит от его «брони».

– Если исходить из примеров жен-мироносиц и апостолов, у женщин эта «броня» тоньше.

– Конечно. Сейчас мир высокоскоростной. Даже женщины не успевают очнуться. Но они так созданы, что «броня» у них мягче.

– Пресвятая Богородица – Женщина, Которая родила нам Спасителя, чем послужила нашему спасению. Она понесла тяжелый крест: стояла у Креста Спасителя и видела, как Он умирал. Она Его хоронила. Это тоже пример служения женщины. Почему же до сих пор у женщины в храме много ограничений? Хотя апостол Павел достаточно сильно уравнивает мужчину и женщину в правах, все равно сейчас у нас в Церкви, мне кажется, отношение к женщине более приземленное. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

– Такой стереотип есть. Но приходская жизнь связана с тем, что мы не приземляем женщин, а, наоборот, даем им важные послушания. Например, есть послушание свечницы. Она же своего рода миссионер, проповедница, потому что человек, покупая свечки, слышит от нее слова назидания.

Важно понимать другое. В нашей христианской традиции мы возвеличиваем женщину ради Божией Матери (Она действительно стала вместилищем Бога Слова). Но в то же время женщину полезно ограничивать в церковных послушаниях, потому что каждый из нас должен знать свое место: и священник, и женщина в храме. Не случайно апостол Павел говорит:  Жены… в церквах да молчат. Если дать возможность женщине говорить, можно услышать широкий спектр разных мнений.

Полагается, чтобы в церкви женщина вела себя скромно. Платочки у женщин в храме – указание на то, что они замужем, как описывает апостол Павел. И конечно, это знак послушания, в том числе церковного.

Мы не имеем ничего против женщин без платков, но в Церкви устоялась такая традиция. Это нужно уважать, почитать. Если женщина демонстративно пытается навязать свои уставы и правила, это говорит о том, что она еще чужая церковной общине, чужой человек для Церкви, для конкретного прихода.

В Церковь, ко Христу приходят не учить Христа, Церковь, а слушаться, учиться. Необходимо ограничивать свободу прихожан в поведенческом плане.

– Вопрос телезрителя: «Как только становлюсь на молитву, у меня начинается икота. С чем это связано?»

– Я думаю, это не связано с духовным содержанием. Человек успокаивается, наверное. Не могу сказать. Надо воды попить.

– Я слышал другой вариант ответа. Говорят, что это искушение. Во время молитвы, например, может тянуть в сон, может начаться зевота (ты спал девять часов, а встаешь на молитву – засыпаешь). Это искушение?

– Скажем, что это искушение. Вопрос в другом: что с этим делать? Назовите как угодно: искушение или нет, – но мне кажется, что нужно продолжать молиться. Господь Вас, даже икающего, слышит, понимает и приемлет.

– Вы сказали, что женщина, которая недавно пришла в приходскую общину, может начать раздавать какие-то указания...

– Такое часто бывает по малоопытности. Поскольку мы все смиряемся на приходе, есть большое искушение, соблазн занять активную позицию и начать выпячивать свое «я», выставлять его на передний план. Опытные духовники, священники, настоятели дают таким женщинам послушания мыть полы, чистить подсвечники, то есть те послушания, которые здорово смиряют, остужают.

– Мы знаем, что с девяностых, нулевых годов в храмах существовала категория людей, которые начинали навязчиво раздавать указания, наставлять в вере, говорить тем, что принимали крещение, становились новыми членами Церкви: делай так; так не делай; там стой; тут не стой; сюда не ходи... Встречались ли Вы с таким явлением, в том числе и у себя в храме? И что с этим делать?

– Сейчас меньше сталкиваюсь. Слава Богу, в храме очень много молодых людей. Уходят в прошлое те прихожане, которые в советское время отстояли веру своим присутствием в храме Божием. Им, может быть, казалось, что так правильно, они держались этого – и в каком-то смысле спасли церковный приход такими «правильно-неправильно».

Сейчас все меняется, поэтому и пожилым матушкам приходится смиряться. Если священник, настоятель ведет политику (что прихожане не должны что-то указывать, что есть священноначалие: настоятель и священники могут деликатно подсказать человеку, что правильно, что неправильно), это благо для прихода.

Что с этим делать? Конечно, делать замечания таким матушкам. Без грубости, но проводить работу. Я был свидетелем, когда настоятель сдержанно, планомерно вразумлял пожилых матушек. И, слава Богу, в храме прекращались выкрики, наставления: здесь стой; здесь не стой...

– Почему появилась такая категория людей?

– Я думаю, это связано с советским временем, когда эти «белые платочки» спасли, как я уже сказал, приходскую жизнь. Эти бабушки, вопреки всем страхам, запретам, во все церковные праздники приходили в храмы.

– Что ими двигало? Почему в тех условиях, когда разрушали храмы, выносили и разбивали иконы, колокола, расстреливали священников, эти женщины хранили иконы? К ним так же могли прийти – и не ограничились бы тем, чтобы вынести и разбить икону, а расстреляли бы или как минимум очень строго поговорили с ними.

Тем не менее, по данным переписи населения (по-моему, тридцать седьмого года), 56% населения Советского Союза были верующими. Наверняка во многом благодаря и этим женщинам. Почему во время террора гражданской войны и позже, когда это все публично осуждалось, они несли служение, совершали подвиг? Это действительно подвиг – проповедовать и хранить иконы, несмотря на то, что это считалось преступлением.

– В период гонений не требовалось богословствования. Нужно было просто сохранить искорки веры в людях. Для женщины, которая перенесла горе (потери, болезни, смерти), эта икона, молитва были как некий поплавок: если это уберешь, откажешься от этого (не важно, как это обосновать богословски: что такое икона, что мы делаем, когда поклоняемся иконе или первообразу, – тогда этот вопрос был неактуальным), то утонешь.

Поэтому в то время непростой церковной жизни Господь дал благодать нашим бабушкам. Как они тогда проповедовали? Это не было громогласным свидетельством: «Я христианка». В какой-то момент Церковь и церковная жизнь вернулись в первоапостольские времена. Бабушка тайком от родителей приводила в храм своих внуков, крестила, причащала. Внуки, вырастая, вспоминали, как бабушка приводила их в храм. Память возвращает этих, уже взрослых, людей, переживших всякие жизненные неурядицы, в Церковь Божию.

Удивительно, как действует благодать Божия! Безо всякого мудрствования, богословствования!

– Вопрос: «Что такое хула на Духа Святого?»

– Мне представляется (согласно святоотеческим писаниям), что это хула на Церковь Божию, благодать Божию. Не случайно говорится о том, что любой грех прощается, кроме неверия в прощение Божие. Хула на Духа Святого – это хула на церковную благодать; мысли, что здесь не происходит прощения и что таинства – не таинства.

– Я хотел бы попросить Вас кратко подвести итог нашей программы и что-то пожелать нашим телезрителям.

– Мне бы хотелось поздравить всех с праздником жен-мироносиц. Это профессиональный праздник наших церковных матушек и прихожанок. Хотел бы пожелать вам, матушки, чтобы Господь побольше берег вас от всяких трудных обстоятельств; чтобы вы, несмотря на все скорби, болезни, трудности, держались за церковную благодать, за Господа. Чтобы Он укреплял вас и направлял; чтобы вы своим сердечным служением свидетельствовали о правде Божией, чистоте Христовой в этом непростом времени и непростом мире.

– Отец Роман, и я Вас поздравляю с праздником жен-мироносиц! Хочу пожелать Вашей матушке сил в ее служении, о котором мы сегодня говорили; чтобы она, в свою очередь, помогала Вам в Вашем служении.

Ведущий Александр Черепенин

Записала Светлана Волкова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы

X
​​