Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

17 февраля 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает кандидат богословия, преподаватель Николо-Угрешской духовной семинарии, автор многих книг, публикаций и докладов о смысле и значении православной веры священник Валерий Духанин.

– Традиционно мы начинаем с вопросов, которые так или иначе связаны с нашим церковным богослужебным годом. Сейчас идут подготовительные недели к Великому посту. Если можно, вкратце и емко об их значении. Как нужно их переживать? Вроде поста нет, сплошная неделя, совсем недавно был праздник Сретения, а тут такие песнопения покаяния: «На реках Вавилонских». Как правильно совместить эти подготовительные недели и то, что пока еще не все так строго?

– Грешить никогда нельзя. Это здорово, что есть такая подготовка, а не так, что ты идешь-идешь, а потом раз – и провалился сквозь снег или в какую-то прорубь. Раз – и пост. Когда я слышу, что поется «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче», то на душе что-то такое теплое: скоро особое время, когда ты всецело погрузишься в молитву. Я учился в Лавре, Московской духовной академии, где пост – это совершенно особое переживание. Сейчас Господь опять привел в обитель преподобного Сергия, в академический храм, и там особое переживание.

Прекрасно, когда есть такая подготовка. Я бы даже сказал, что она начинается с Недели о Закхее. Закхей – это начальник мытарей, который был маленького роста. Ростом мал, а начальник – то есть занимал высокое положение. Он не мог увидеть Христа, но очень хотел. И забрался на маслину. Он забыл обо всех своих регалиях, внешнем положении: только бы увидеть этого бедного Проповедника (чисто внешне Спасителя так воспринимали), Который несет людям и исцеление, и спасение. Такая его искренность и расположила к нему Господа.

Получается так, что мы вместе с Закхеем, будучи духовно малы ростом своим, тоже поднимаемся, пытаемся увидеть Христа, Который приближается  к нам. В духовном смысле мы малы и, как мытари, допускаем и подлости, и несправедливости, кого-то обманываем… Наше стремление  перед Великим постом – стать ближе к Господу.

Дальше Неделя о мытаре и фарисее. Кто гордится, тот и будет уничижен перед Господом. В рассказе о Закхее мы видим, что мытарь только пытался увидеть Христа, а в этой притче мытарь предстает кающимся, произносит: «Боже, милостив буди мне, грешному». Это нам  духовное задание, чтобы мы потихонечку произносили эту молитву на пути к Великому посту.

Есть такая притча, анекдот. Батюшка рассказывает народу проповедь в Неделю о мытаре и фарисее. О том, как фарисей превозносился над мытарем, говоря: «Слава Богу, что я не такой, как этот мытарь». Эта гордость была, конечно, посрамлена. Батюшка, обращаясь к прихожанам, говорит: «Ну, вы поняли, о чем эта притча?» Люди говорят: «Поняли, батюшка. Слава Богу, что мы не такие, как этот фарисей». Он говорит: «Эх, ничего вы не поняли». И про себя: «Слава Богу, что я не такой, как эти прихожане».

Это наша нехорошая черта – мы постоянно считаем себя лучше других. Мы очень быстро подмечаем недостатки другого человека. Достоинства подмечаем тяжело, а недостатки легко: «Вот какой паразит, злодей, негодяй, а я так не делаю». В этом наша сокрытая подлость, фарисейство. Как подлая змея извивается, а мы ее не замечаем, но ей-то как раз и нужно отсечь голову.

На пути к Великому посту нам напоминается эта притча, чтобы мы уже начинали в себе искоренять эту лукавую подлость. А дальше Неделя о блудном сыне, чтобы мы поняли, что мы и есть блудные дети – чада, которые ушли от Господа, но которые могут вернуться. И Отец Небесный радуется каждому такому возвратившемуся: бывает радость на небесах о всяком кающемся грешнике.

Многие люди переживают, что дети отдаляются от Церкви, кто-то забывает Бога. Наверно, каждый человек проходит в своей жизни этот путь. Это как космические тела, которые вокруг Солнца вращаются; у некоторых орбита – вытянутая, эллиптическая. Они могут улететь очень далеко, но пройдет время – все равно вернутся. Как комета Галлея, которая раз в 75 лет, но все-таки появится рядом с Землей.

И так бывает с душами людей, которых вроде бы тянет в сторону, они уходят, но все равно в них остается тяга к святыне, добру, свету. Потом они понимают, что без Бога не могут, и все равно возвращаются. Пусть пройдет много лет (даже 70 лет), но человек этот вернется и будет принят Господом. Господь принимает в любой час, в который возвращается человек, – об этом еще говорят нам подготовительные недели Великого поста. Это наши ступеньки, шажочки на пути к великопостному деланию.

– Их важно пройти как единое целое с Великим постом…

– Потом мы вспоминаем Страшный суд – подобно тому, как пройдут подготовительные недели, так же пройдет и вся наша жизнь. То есть это просто такие периоды. Мы всё отмеряем какими-то периодами: младенчество, отрочество, юность, зрелость. Еще разделяют: средний возраст, пожилые люди, старость. Все пролетает очень быстро. Если мы видим, как быстро летят недели нашей жизни, так же легко проскочат и другие периоды.

Хотим мы того или нет, но очень быстро окажемся перед Господом на суде. А суд в чем? Чему мы сейчас себя посвящаем? Чем сейчас заняты наши мысли? Это всегда очень полезно отслеживать. Как легко мы соскальзываем к чему-то порочному, греховному. Это липнет, вливается, как какие-то потоки, в нашу душу. Как мы легко исполняемся злобы... А если ты злобы исполнился, то сам, по своей душе, уже и есть злоба. Если ты исполнился нечистых мыслей, значит – в тебе и царит эта скверна.

Если ты разрешишься от тела, выйдешь из тела, то каков ты? Каков есть – таков и есть. Если ты без Бога здесь, то тем более будешь без Бога там. Поэтому смысл нашей жизни в том, чтобы непрестанно очищать сердце. Вот как мы чистим зеркало, чтобы оно было чистым и в нем образ чисто отражался, так же надо и душу свою очищать, чтобы в ней отражался лик Божий, все доброе и светлое.

И тогда Страшный суд нам не будет страшен. Ну а потом уже Прощеное воскресенье. Почему Прощеное? А если мы хотим, чтобы Господь нас простил, то и сами должны прощать друг друга. Иногда это тяжело сделать, а иногда и не так тяжело. Просто нужно понять, что другой человек так же ошибается, как и каждый из нас, и вспомнить, что я вот здесь и там согрешил, ошибся, какое-то лукавство допустил.

Когда семья многодетная, бывает, что дети друг с другом спорят, препираются и жалуются друг на друга: «Он меня ударил, обозвал». Детишки друг с другом грызутся, а родителям больно за каждого. Так и Господь смотрит на людей как на детей, которые друг с другом грызутся, а Господь хочет, чтобы каждый спасся. Поэтому мы должны шире смотреть: мы и есть эти дети.

Вспомним, как мы в детстве с кем-то препирались, а потом забывали об этом, и как бы не было уже никаких обид. Это были какие-то мелочи, из-за которых не надо было ссориться: кто-то взял твою игрушку – ну и пусть. Также по большому счету и вся наша жизнь – не на что обижаться. Поэтому когда прощаешь другого человека, самому на сердце становится легче, тогда ты становишься счастлив.

– Вопрос телезрителя: «По учению Церкви известно, что Бог свободу человека не ограничивает. Как сочетаются свобода выбора человека и Промысл Божий? К примеру, человек сделал какой-то выбор, а на другой день умер. Получается, что Бог ограничил его свободу выбора?»

– Конечно, вопрос во многом философский. Святые отцы пытались его разрешить. До конца разрешить его, наверно, невозможно. Да, мы имеем свободу воли, но мы не полностью свободны. Допустим, мы не выбирали, когда нам родиться, у каких родителей, в какой стране, при каких обстоятельствах. Мы не выбирали состояние своего здоровья: одному дается больше жизненных сил, ресурсов, а другому меньше. Пока мы находимся в условиях земного времени, мы не можем понять смысл этого, это ведает только Господь, Который дал одному одно, другому другое. Но зато мы можем свободно воспользоваться тем, что нам дано. Как это понять?

Допустим, родители просят маленького ребенка сделать какую-то поделку и дают ему в руки пластилин. Ребенок не совсем еще все понимает. Он не знает: может, родители дадут ему карандаши и скажут: «Рисуй», а может, дадут ему в руки пластилин. Это будет волеизъявление родителей. Но от воли самого ребенка зависит, что он будет лепить из этого пластилина или что нарисует на листочке.

Нам даются Богом какие-то ресурсы, жизненные возможности. А вот что мы из этого вылепим, что создадим в своей жизни, как вылепим в своей жизни самих себя, воспользовавшись теми талантами, дарованиями, возможностями, которые дал нам Бог, – это уже зависит от нашей свободной воли.

Иногда думаешь, почему один человек забирается из жизни  в это время, а не в другое? Мы не можем до конца этого понять. Тут, видимо, есть какой-то Промысл Божий. Помните в Евангелии притчу: созревает какой-то урожай – и появляются плевелы, но заранее их не выдергивают. Почему? Если выдергивать, когда ростки пшеницы еще мягкие, то с корнями этих плевел будет вырвана и пшеница. И вот пшеница достигает зрелости… Сказано: когда же приходит время, немедленно посылает серп…

То есть человек забирается из жизни тогда, когда пришло его время, когда он смог раскрыть себя в отношении добра и зла, определиться в отношении любви и ненависти. Видимо, Господь забирает в такой момент, когда человек уже в достаточной степени проявил себя. Хотел он быть с Богом или не очень хотел? Хотел любить своих ближних или желал утопать в страстях?

Если уже не было смысла оставлять ему время на исправление (иначе он еще хуже бы стал), Господь его забирает. И все-таки эти мои рассуждения – вполне человеческие. Мы не знаем Божьего Промысла до конца. Это наши людские рассуждения. Мы поймем это тогда, когда расстанемся с земным миром; тогда нам это будет открыто.

– Вопрос телезрительницы: «Скажите, пожалуйста, надо ли нам с супругом сейчас искать духовного отца? Воцерковились мы лет тридцать назад, брак венчанный, обоим около 60 лет».

– Раз возник такой вопрос, то было бы неплохо поискать духовного наставника. Но, оказывается, не все так просто. Бывает, мы так хотим, чтобы у нас был духовник – такой батюшка, который уделял бы нам достаточно времени, чтобы мы могли посоветоваться с ним о любой жизненной ситуации, разрешить какие-то свои недоумения. Но, оказывается, священников не так много.

– Такая статистика, батюшка, что медведя можно чаще встретить в стране, чем священника.

(Смеется.) Я приведу другую статистику: исходя из таких реалий – священник может руководить только ста прихожанами. Больше он уже полноценно не может вести, потому что у него сил и возможностей не хватит, достаточного времени. Если это какой-то подвижник – то до трехсот-пятисот прихожан. Есть, конечно, старцы, которые могут тысячами руководить. Но такие духовно одаренные батюшки встречаются крайне редко... Что требуется от нас?

Есть храм, в который ты ходишь. Приходи туда и искренне регулярно исповедуйся в своих прегрешениях. Самое главное, чтобы была регулярная исповедь. Не бойтесь каяться, открывать свое сердце перед батюшкой на исповеди. И посмотрите: если в храме несколько священников, то перед кем больше всего раскрывается твоя душа? Кому не боишься рассказывать про самые сокровенные стороны своей жизни? К тому и подходи с самыми сокровенными вопросами, но при этом старайся не загружать человека абсолютно всем, а задавай то, что наболело. Быть может, так и начинается духовничество.

Если батюшка один, то и через него Господь действует. Я думаю, нет смысла ездить куда-то по старцам. Часто не наездишься, а в храм нужно ходить постоянно. Слава Богу за то, что есть. Есть духовник – благодари за это Господа и цени. Нет – тоже поблагодари Бога и скажи: «Господи, если Тебе угодно, подай мне духовного наставника». Бывают такие периоды, когда нам даются духовные отцы. Но бывает так, что время проходит, у духовника уже не те силы или он вообще перешел в вечную жизнь. Поэтому если все сводить только к одному наставнику, то получается: если он умер, у тебя все обрушивается. Это неправильно.

Иоанн Креститель, например, не к себе вел, а ко Христу, говорил: «Мне должно умаляться, а Ему (Господу) возрастать». Подлинный духовник – тот, который ко Христу направляет, а себя в тени держит. В этом смысле духовная жизнь направляет людей ко Христу. Может, поэтому кому-то из нас не дается духовник, чтобы мы не впали в сотворение кумиров.

– Может ли человек быть вообще без духовника? Это же повсеместное явление.

– Не надо расстраиваться. Как писал святитель Игнатий (Брянчанинов), надо жить по совету. Духовный совет – не такой абсолютный, как послушание старцу, богоизбранному наставнику. То есть ты приходишь и советуешься с батюшкой. Он что-то предлагает, но этот совет не парализует твою жизнь. Он тебе дает некий вектор, указание, куда идти. Наши простые батюшки очень мудры. Бывает, приезжаю в село, исповедуюсь простому батюшке, и он вдруг произносит какие-то простые слова, а в них мудрость. Почему так? Потому, что он не превозносится, знает, что он не старец, не живет в центре, в городе. Он смиренно совершает свое дело – и к нему приходит много простых людей. Он как-то чувствует сердца людей, знает, что подсказать. И наши простые приходские священники  зачастую достаточно мудрые люди, они уберегают людей от многих необдуманных шагов.

Бывает, человек думает: «Вот сейчас возьму кредит, куплю автомобиль». Лучше посоветуйся с батюшкой. Может, тебе не надо залазить в эту финансовую кабалу. Потом люди ходят с головной болью, не знают, как из нее выбраться. Священник зачастую дает такой мудрый свет: «Ты пока приостановись, подумай, помолись… Не так, что сломя голову». Или сразу вот жениться: «Встретил любимую, без нее не могу». – «Нет, испытайте себя, подождите, помолитесь». Во многом батюшки уберегают людей от необдуманных шагов. То есть тут не требуется какая-то прозорливость, а просто жизненная рассудительность. И это есть у каждого приходского священника.

– Вопрос телезрительницы: «Скажите, пожалуйста, нужно ли ребенку рассказывать все о мучениях святых? Нужно ли девятилетней девочке говорить подробно о муках девятилетней мученицы Любови?»

– Несомненно, детям надо рассказывать про святых. Мы своим детям, бывает, читаем вечером жития святых. Можете поискать  «Патерик в изложении для детей». Или жития святых, переложенные для детей. Там берутся из патериков реальные примеры из жизни святых, но излагаются простым, доступным языком. И вот я замечаю, что дети легко и с интересом это воспринимают. Главное, чтобы был интерес. А чтобы был интерес, не надо детей перегружать. Что касается рассказов о мучениях, то пусть вам подскажет материнское сердце. Может, чрезмерно красочные описания неуместны, но все-таки мы должны говорить правду про детей-мучеников, не бояться про это говорить.

Например, святой Артемий Веркольский был совсем ребенок (ему было 11 лет), когда его убила молния. По земным меркам – несчастный случай. Кстати, возвращаясь к вопросу о Промысле Божием... Где тут Бог? Ему бы еще расти и расти, достигать успехов в жизни. А Господь его берет, потому что он был сердцем чист и праведен. Господь его вовремя забирает из жизни. Потом тот уже начинает помогать другим. Причем селяне села Веркола подумали, что, наверно, мальчик был грешный – и Господь его наказал. Тело его выбросили где-то в лесу и не похоронили. Считалось, раз молния, значит – Господь наказал.

А на самом деле нет. Это может, даже Божие избрание, что вот так Господь забирает без больших мук. Такая быстрая смерть. Но сердце его было чистое. Когда обрели его тело в лесу, оно было нетленным, и стали происходить чудеса, исцеления. Отрок Артемий обрел благодатную силу и, находясь на небесах, помогает нам.

Надо показать, чтобы никто не боялся стихийных бедствий, молний, грома. Господь всегда с нами, Он убережет. Есть вечная жизнь. Смерть – это только переход в иной мир. Мы все туда движемся. Правда, некоторые опережают других. Не все достигают преклонного возраста, но движемся мы в одном направлении. Детям можно и нужно об этом говорить. Но должно в конкретный момент подсказывать что-то еще материнское сердце.

Я думаю, про мучение маленьких мучениц Веры, Надежды, Любови надо рассказать. То, что дети не отреклись от Христа, оказались верны Господу до конца. Кстати, наблюдается такой феномен, что дети оказываются более верными, нежели взрослые. Об этом, кстати, писала Надежда Константиновна Крупская, которая занималась в какой-то мере атеистической пропагандой. Она фиксировала, что дети не хотели отрекаться от веры, и это создавало проблемы. Она писала предписания: как лучше это делать. Так что дети тоже проявляли верность.

– Интересный вопрос: «Как должны поститься металлурги и шахтеры?»

– Я как раз приехал из Новокузнецка, где металлурги и шахтеры. Самый главный наш пост – не «есть» наших ближних. Не угрызать их своей злобой, своим скверным характером. Прежде всего постом мы должны исправить свой характер. Конечно, полностью характер не исправишь, но исправить какие-то острые углы в своих отношениях с ближними, подметить, из-за чего они страдают. Часто мы или пилим своих ближних, или осуждаем, говорим: «Да у тебя всё не так».

Постом как раз и нужно прежде всего отсекать какую-то злобу в себе, зависть, осуждение. Часто мы глазами пожираем наших ближних. Для нас пищей бывает какая-то информация: там произошло то, здесь это. И мы начинаем, сидя на кухнях, осуждать того и другого. Вот это и нужно искоренять в себе. Я думаю, что поскольку это все же профессиональные люди – шахтеры, металлурги, то здесь надо исходить из собственных сил. Постом, несомненно, следует от чего-то воздерживаться. Если ты крепок здоровьем, то от мясной пищи надо воздержаться. Иначе пост будет не пост. Но если наблюдается слабость здоровья, то можно допустить послабление в плане молочной, рыбной пищи. Но все-таки воздерживаться нужно, иначе, подойдя к празднику Пасхи, почувствуешь, что чего-то не хватило – не отказался от каких-то вещей, от которых должен был отказаться.

– Вопрос телезрителя Владимира: «Как правильно воспринимать Книгу Екклесиаста?»

– Так и воспринимать: это книга премудрости. Она приписывается древним преданием царю Соломону. Там говорится о том, что все суета сует и томление духа, если брать земную сторону постоянных попечений, что мы постоянно заняты какими-то расчетами, подсчетами, ходим в магазины, на рынки, думаем, что приобрести, купить… Все это есть суета и томление духа. И в этом нет ничего нового под солнцем, как пишет Екклесиаст. А надо бы вырваться из этого круга. Никуда от нас эти заботы, попечения не денутся, поэтому с головой туда не надо уходить. Надо в магазин пойти? Надо. Надо зарабатывать? Надо. Но ты голову-то свою освободи, все-таки молись Господу, особенно постом, это время благоприятное. Молитвой мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному»; молитвой Иисусовой: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного». И не забывать взор к небу поднимать, потому что человек единственное существо, которое призвано обращать свой взор к небу. По-гречески «человек» – «антропос» (άνθρωπος). Объяснение, толкование буквально: «вверх обращая взор». То есть к небу, к Богу. И у нас есть такая потребность, иначе мы погрязнем в суете, в желудях под ногами, что ищут те животные, которые как раз к небу не могут поднять голову. Вы знаете, у свиней их шейные позвонки не позволяют посмотреть вверх, они всегда только в земле желуди ищут – и мы не должны им уподобляться. А вверх взирать – это что? Это подумать о чем-то чистом, добром, об искреннем отношении к нашим родным, постараться простить кого-то… Этому помогает храм, потому что в храме душа становится обновленной, когда исповедуешься, причащаешься. Вот об этом нам и подсказывает Книга Екклесиаста: чтобы не погружаться в суету, которая приносит одно томление духа.

– «В выходные две службы, а то и четыре бывает, и получается, что все выходные проводишь в церкви, а еще есть домашние дела. Обязательно ли посещать регулярно церковь? Может быть, оставлять время и для домашних дел?»

Видимо, человек работает, а все выходные посвящает богослужению – на дом времени не остается. Как здесь быть?

– Когда человек постоянно занят, у него не остается времени на пустое и на какие-то греховные увлечения. К сожалению, такая наша испорченная природа: если дай нам пустое время, мы тут же погрузимся в свои телефоны и будем уходить непонятно куда посредством Интернета. А занятость в этом смысле спасает (благая занятость), поэтому если ты постоянно в храме, то это прекрасно, но перенапряжения здесь быть не должно.  Думаю, это вполне естественно: есть семья, дети. Если ты детей оставил, а сам в храме – как же дети? Они так к Богу точно не придут, если брошены родителями. Поэтому нужно всему свое время уделять, что-то сократить; допустим, оставить две службы. Если, например, вы трудитесь в храме в субботу и воскресенье (четыре службы), то надо задуматься. Дело в том, что человек не может семь дней в неделю работать. Может, но до определенной грани, потом наступает какой-то срыв – и рушится все. Поэтому какой-то день надо высвобождать, уделять детям. Понимаете, если мы с детьми не общаемся, то теряем их, вот и всё. Если не нашел время, чтобы вместе с ребенком поиграть, сходить на улицу, выбраться в лес на лыжах с ним покататься, полепить снеговика, то пройдет десять лет – и будешь очень жалеть об этом.

– Потому что ему снеговик уже будет неинтересен, а ты захочешь лепить снеговика.

– Да. Поэтому лучше сейчас, пока дети еще маленькие, ценить это время и побыть с ними, а не спешить куда-то. А если в храм идете, возьмите детей с собой, но тоже не перегружая их: какое-то время побыл в храме – пойди поиграй рядом с храмом. Почитайте вместе книжку. В общем, побудьте с детьми, чтобы потом не жалеть, что утратили это время.

– Это очень важные слова.

«Слышала, что крестники повторяют судьбу своих крестных. (Своей дочери брали крестную, ей тогда было 14 лет, а сейчас видим, что крестная ведет не очень православный образ жизни, не постится и причащается очень редко.) Правда ли это?»

– Нет, это надо выкинуть из своей головы, а то получится какой-то примитивный шаблон, трафаретик... Нет, это какое-то язычество, тут мысль о каком-то предопределении. Никто ничьей судьбы не повторяет – у каждого человека своя, единственная судьба. Вообще в жизни и в мире нет ничего одинакового: можно иногда попробовать рассмотреть снежинки – от начала создания мира идут снежинки, и нет ни одной похожей друг на друга. Представляете? Не найдешь ни одного цветочка, похожего на другой. А уж тем более – судьбы людей! И в этом тоже уникальность Промысла Божия, настолько Господь премудр и настолько необъятен, что каждому дает свою жизнь. Еще сам человек что-то лепит – его свободная воля в этом проявляется, поэтому надо понимать, что у Бога нет шаблонов. Значит, мы свою жизнь тоже не должны по этим суеверным шаблонам выстраивать.

– Взрослый человек решил креститься (50–60 лет), ему обязательно иметь крестных?

– Лично моя позиция, что крестный в таком возрасте необязателен (да и в любом возрасте может быть не так и обязателен). Ребенка священник может и один крестить. Бывают такие ситуации, например, в больнице – где там найти крестных? Сам становишься для него крестным, от лица ребенка отрекаешься от сатаны, всех дел его и сочетаваешься Христу. То есть тут тоже формализм не нужен – не всегда можно найти крестных.  Но по общим сложившимся правилам для детей крестный необходим, потому что ребенок еще маленький; должен присутствовать взрослый, который свидетельствует: ребенка мы крестим, но я, крестный отец (или крестная мама), буду его водить в храм, чтобы не утратить его для Церкви.

– А почему это должны какие-то другие люди делать? Почему эта функция не может быть на родителях?

– Так пошло с древних времен; в подростковом возрасте бывает так, что ребенок родителей уже почти не слушает, а к взрослому со стороны он еще может прислушаться. Думаю, дополнительная духовная помощь не помешает. Предполагается, что крестные должны помогать. Хотя реальная наша жизнь на самом деле совсем другая. Крестные зачастую не заботятся об этом ребенке (или они хотят заботиться, а родители не очень идут навстречу). В общем, все перемешано, и тут уже каждый в меру своих сил и способностей духовных пытается как-то выстраивать и свой путь, и путь своих крестников.

– Такой достаточно практичный вопрос: «Скажите, пожалуйста, когда нельзя класть земные поклоны?»

 Скоро будет очень много поклонов – расскажем о них.

– Скоро этот вопрос отпадет – и будут только одни земные поклоны. Вообще земные поклоны не кладутся во время великих праздников; допустим, праздник Сретения у нас был: в храме не положено было класть поклоны. Естественно, это Пасха, потому что земные поклоны – это выражение своего покаяния. А великие праздники – это всецело торжество и радость, что и в душе, и в теле, и в проявлениях внутренних и внешних, поэтому не кладем земных поклонов. В принципе, даже Великим постом в воскресный день тоже поясные, а не земные поклоны. Но иногда так бывает: на литургии Святые Дары прелагаются, потом произносится «Святая святым» – и кладут земной поклон. Я думаю, если эта традиция сложилась, то это тоже прекрасно – выразить свое благоговение земным поклоном. Но в целом не кладут земных поклонов именно по великим праздникам. Тут, я думаю, в тонкости входить необязательно: смотрите, как в храме опытные прихожане ориентируются, когда совершать поклоны.

– «Мы с мужем живем уже 42 года вместе, но он не ходит в храм. Можно ли с ним обвенчаться?»

– Это же здорово, я поздравляю таких людей, которые прожили 42 года вместе. И получается, что жена ходит, а муж не ходит, но при этом все равно они вместе, то есть сохранили цельность своей семьи – слава Богу. Можно и нужно предложить мужу повенчаться, хотя он в храм не ходит, но это может стать его первым шагом.

– А если мужу все равно? Скажет: давай повенчаемся. Постоит час ради жены посередине храма… Смысл венчания для него будет хоть какой-то?

– Это моя такая позиция: если он не возражает, то его сердце во время самого венчания может что-то почувствовать в храме. Потому что венчание, я бы сказал, такой царский чин, в котором есть что-то райское. Венчание и было установлено еще в раю, когда Господь благословил Адама и Еву, чтобы они царствовали над миром и обладали всем этим миром. И возлагаются венцы царские на мужа и жену во время венчания. И на самом деле они как царь и царица в духовном смысле. Они призваны царствовать над страстями, то есть возвышаться над земными обидами, препирательствами – быть выше всего этого, потому что это не подходит для царского величия. И, может быть, как раз муж и почувствует свое духовное достоинство во время этого венчания и уже по-новому посмотрит на Церковь, на храм.

– На этой ноте и закончим наш сегодняшний эфир. Батюшка, попрошу Вас обратиться к нашим телезрителям.

– Дорогие братья и сестры! Самое главное – хранить любовь друг к другу. Конечно, бывает у нас какое-то недопонимание, ссоры, в чем-то мы претыкаемся, но лучше заранее друг друга прощать и с открытым сердцем обращаться прежде всего к Господу. Говорить: «Господи, спаси всех нас, грешных». И с чистым сердцем идти к своим родным, близким, на работу, очищать свою речь, хранить чистоту в своих мыслях. Это и будет самым главным приготовлением – даже не то что к Великому посту, а к встрече с Господом, а Божия благодать утешит всякую душу. Храни всех Господь! И даруй Господь всем благодатное утешение.

Ведущий Сергей Платонов

Записали Наталья Культяева и Елена Чурина

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы