Беседы с батюшкой. Рассудительное духовное руководство

16 февраля 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы отвечает протоиерей Димитрий Беженарь, клирик храма Ахтырской иконы Божией Матери (село Ахтырка), кандидат богословия, ответственный по миссионерской работе Сергиево-Посадского благочиния.

– Сегодня тема нашей передачи – «Рассудительное духовное руководство». Хочу начать нашу передачу цитатой апостола Павла: «Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их, подражайте вере их». Почти год назад, 28 января, отошел ко Господу Ваш духовный отец, которому были посвящены две передачи год назад. Я бы хотел сегодня попросить Вас снова вспомнить об отце Павле и рассказать о нем как о духовном руководителе, духовном отце, потому что тема сегодня – духовное руководство.

– Тема, безусловно, очень важная. И я искренне надеюсь, что нашим дорогим телезрителям она будет полезна. Так и говорит святой апостол Павел, что мы должны с благодарностью вспоминать наших духовных наставников.

Дорогие друзья, я вновь покажу вам, как выглядел мой духовный отец – иеромонах Павел, который 28 января прошлого года отошел в вечные обители после того, как совершил свое земное поприще. Тайна личности любого благодатного человека и вообще человека незаурядного такова, что, наверное, ни одно жизнеописание не сможет полностью описать его образ. Каждый из нас может лишь вспоминать с сердечной благодарностью Богу, что мы имели возможность, имели счастье быть под руководством такого духовника энное количество лет, окормляться, видеть его пример, просить его молитв, испрашивать его благословения.

Тут можно провести такую аналогию. Допустим, когда мы видим какое-то прекрасное творение природы; например, сияющую вершину горы, устремленную ввысь. Наверное, каждый художник, который будет смотреть на красоту горы с заснеженной вершиной, а потом возьмет кисть и будет накладывать на полотне штрихи к изображению, все равно будет накладывать какие-то свои штрихи. И когда мы видим красоту даже тварного храма, каждый, если будет его рисовать, все равно будет это делать со своими нюансами. 

Поэтому непростая задача – рассказать о духовном человеке. Он 48 лет совершал на земле свое пастырское служение, многих духовно окрылил, взрастил и поставил крепко на ноги, научил любить Господа, хранить Ему верность, терпеливо, самоотверженно нести свой крест до конца. И, самое главное, отец Павел шел впереди вверенных ему духовных чад, не насилуя человеческую свободу, не навязывая свою волю пасомым, но, будучи ярким образцом, всегда был впереди. И мы всегда могли это видеть и стремиться подражать его добродетелям.

Поэтому, конечно, я попытаюсь сегодня рассказать о некоторых штрихах духовного портрета батюшки, но прошу не судить меня строго, потому что я передаю именно свое видение, каким мне запомнился батюшка.

– Какими духовными дарованиями обладал отец Павел?

– Если говорить о духовных дарованиях батюшки, то нельзя не упомянуть о его глубочайшей вере и верности Богу. Одно из самых частых его наставлений своим духовным чадам – он приводил слова Священного Писания, что верный в малом и во многом верен. Это касается и молитвенного правила, и соблюдения поста, и всех остальных установлений Святой Церкви, потому что отец Павел был верным и послушным чадом Церкви. Все церковные установления, все таинства, все благочестивые обряды, освященные традицией, батюшка очень бережно и трепетно в первую очередь соблюдал сам. Поэтому главная черта его характера, его духовного облика – это глубочайшая вера и верность Богу, Святой Церкви, аккуратность, благоговение.

Батюшка очень часто совершал таинство Крещения на дому у своих духовных чад, и среди батюшкиных чад было много многодетных семей. Он совершал таинство так благоговейно, так тщательно и внимательно, проникновенно (в каждое слово произносимых молитвословий буквально душу вкладывал), что даже, просто находясь рядом, ты уже получал назидание, потому что видел, что священник предстоит как перед живым Богом. Он все делал неспешно, аккуратно, все у него было на своем месте. И любящее Бога и людей сердце пастыря буквально изливалось такой радостью и таким миром, что, просто созерцая его, находясь рядом, ты получал огромную духовную пользу даже без слов.

Достаточно часто отец Павел говорил, что важны не столько слова, сколько дела без слов. Этот афоризм он воплощал в своей жизни. Что касается словесных наставлений батюшки, они всегда были немногословные, он всегда говорил кратко, по делу. И если ему задавали вопрос, ответ, как правило, был краткий, но емкий и всеобъемлющий. То есть батюшка никогда не торопился сразу отвечать, а помолившись, подумав. И ты получал ответ, который успокаивал твое мятущееся сердце (допустим, если вопрос касался какой-то сложной жизненной ситуации или искушений в духовной брани), то есть получал ответ для твоего ума и умиротворение для сердца.

Почему такое происходило? Тут нельзя не упомянуть, что сам батюшка имел высшее богословское образование, окончил Московскую духовную академию и там высокопреосвященнейшим владыкой Филаретом был рукоположен 2 мая 1970 года в сан иерея. С этого момента он совершал свое пастырское служение и обогатился этими духовными дарами. Это очень важная составляющая, когда человек говорит кратко, но его слово обладает всепобеждающей силой, то есть слово наполнено силой и властью благодати. То есть человек говорит, ты услышал его ответ, и внутри не возникает никакого протеста и недоумения. Разумеется, это происходило в душах тех людей, которые искренне спрашивали.

Также очень важная черта батюшки, его духовного облика – это самоотвержение в отношении поста. К себе он был совершенно беспощаден. Но тут надо сразу оговориться: он был монахом и в русле традиции православного монашества, но его внутренняя, сокровенная жизнь осталась вне поля зрения людей. То есть эту внутреннюю жизнь знал только Господь; и, может быть, его духовный наставник. Никого батюшка не посвящал в свою внутреннюю жизнь. Но какой она была – мы можем видеть по плодам. Его изливающаяся любовь, улыбка, ободряющее слово и благодатный мир, который в сердце подвижника изобильно пребывал, передавались каждому человеку, который с ним встречался.

– Сегодня мы говорим о рассудительности. Что такое рассудительность, почему она так важна в духовной жизни? Расскажите о рассудительности отца Павла.

– Рассудительность, по однозначному суждению многих святых отцов Церкви, есть соль добродетелей. Ее даже так и именуют. И даже преподобный Исаак Сирин в одном из своих творений говорит, что Бог приемлет добродетель человека согласно рассудительности. То есть и молитва, и пост, и бдение, и милостыня должны быть согласно рассудительности. Всякая вещь солью осолится, как сказано в Священном Писании.

Преподобный Паисий Святогорец дает такое определение: «Рассудительность – это духовное зрение». Телесным зрением видим окружающий нас мир, а рассудительность – это зрение духовное. У кого чистое духовное зрение, тот видит то, что не видят другие. Как стяжать рассудительность, как приобрести такой дар? Преподобный Паисий в русле других святых отцов говорит, что, очищая свое сердце от страстей, очистишь свое духовное око.

В чем состоит добродетель рассудительности? Когда ты не просто предполагаешь, какова воля Божия в отношении того или другого человека или каких-то обстоятельств жизни, а уже знаешь волю Божию, то есть Господь ее открывает тебе. Настолько очищены духовные очи, что, взирая на какого-то человека, который подошел с вопросом (у него недоуменная ситуация, дилемма, как поступить), духовник говорит уже не предположительно, а помолившись. Господь ему это открывает. И он говорит, не навязывая что-то, не подавляя волю собеседника, духовного чада, но с такой властью и так убедительно, что человек понимает: в данный момент он слышит из уст духовника именно волю Божию (не мнение человеческое, не какое-то суждение на основании просто жизненного опыта или сравнения с другими подобными ситуациями).

Как любой священник, который прошел долгий путь, отец Павел обладал и широтой кругозора, и жизненным опытом. Но одно дело – жизненный опыт (вы подобные ситуации знаете и на их основе даете ответ), а тут духовник именно знает волю Божию. И по дальнейшим действиям человека, который этот ответ принял и начал применять к себе, он видит, что тот действительно идет по путям Промысла Божия лично о нем.

– Если человеку предоставляется свобода в выборе, то он может как выполнить волю Божию, так и не выполнить ее?

– Да, совершенно верно. Свободная воля у человека остается, и настоящий пастырь, подлинный духовник, хочет, чтобы Христос возродился в душе пасомого (например, духовного чада), чтобы возвеличился Христос в сердце ближнего, а не личность самого духовника. То есть когда себя не ставишь на место Бога, не заслоняешь Христа, дорогу к Нему, а именно имеешь почтение к свободе человека.

Если вспомнить слова из Священного Писания (Евангелия от Иоанна), то святой Иоанн Предтеча говорил о Христе: «Ему должно расти, а мне – умаляться» (жених радуется, а друг жениха радуется, слыша его голос). Примерно так же поступает настоящий, рассудительный, опытный и любящий других духовный пастырь, каковым был приснопамятный отец Павел, который хотел, чтобы Христос возрастал в душах духовных чад. Поэтому он, уважая и почитая свободу человека, дает ответы. Вопрошают его – он, помолившись, дает ответ, но не навязывает его, у человека остается свобода принять ответ, то есть принять волю Божию или же не принять.

– Многие делят духовников на строгих и снисходительных. Был ли строгим отец Павел?

– Безусловно, батюшка был строг. Но в каком смысле? Строгость в отношении чистоты христианской нравственности и православной веры, верность Священному Преданию и вероучению Святой Церкви, то есть в первую очередь строгость к себе. И его суждения, безусловно, были растворены любовью. Но когда нужно было сделать какое-то взыскание, оно было растворено любовью. Тут очень уместно привести слова святого XX века, преподобного Гавриила (Ургебадзе); он говорил, что только сердцем, полным любви, можно обличать ближнего.

И если отцу Павлу приходилось обличать кого-то за дело, за какой-то недостойный поступок, за нарушение христианской нравственности, то только сердцем, полным любви, он это делал, поэтому его строгость не вызывала внутреннего протеста и отторжения. И тут есть еще очень важная грань: строгость строгости рознь. Одно дело, когда тебе делает строгое (и справедливое) внушение человек, который сам не исполняет того, о чем говорит, поэтому в душе смятение, внутренний протест и отторжение к его словам. Если же отец Павел что-то говорил, душа это принимала, потому что говорил человек, строгий к себе в первую очередь, который то, к чему призывает, и сам исполняет.

Поэтому, безусловно, если в таком ключе говорить, можно сказать, что он был строгий духовник. Но в то же время все у него было растворено любовью, милостью, простосердечием и неподдельной улыбкой, искренностью. Он напоминал Серафима Саровского, который всех принимал и говорил: «Радость моя, Христос воскресе!» Сам облик старца Серафима был таков, что душа человека, видя его, сразу же внутренне раскрывалась, и человек мог уже каяться в своих грехах, мог плакать, тут же рассказать о своих недостатках.

Так и подходя к батюшке Павлу, только взглянув в его глаза, уже сам понимал, в чем не прав. Это удивительный дар, когда человек стяжает такую благодать, что показывает пример своей жизнью, даже без слов. Порой даже и не было необходимости батюшке делать какие-то внушения, просто достаточно было его видеть – и ты понимал: вот образец, как надо жить по-христиански, причем образец ненавязчивый. Ты просто видишь, как надо жить, и понимаешь, что ты далек от этого идеала.

– Вопрос телезрителя из Харькова: «Что тяжелее всего в пастырской практике? Что труднее всего в общении с людьми?»

– Наверное, любому пастырю, а уж тем более духовнику, особенно такому самоотверженному, каким был отец Павел, тяжелее всего сталкиваться с таким явлением, о котором говорится в сегодняшней притче на Божественной литургии. Сегодня Неделя о блудном сыне, и я думаю, эту притчу знает всякий человек (может быть, даже невоцерковленный, но более-менее культурный, который хотя бы раз в жизни читал Священное Писание). Напомню вам, что младший сын, обращаясь к отцу, говорит: «Отец, дай мне надлежащую часть имения». Взяв свою часть, он уходит в страну далече и там расточает все для своей распутной жизни. Отец с болью его провожает, но не задерживает. Господь в этой притче очень мудро показал, что Отец Небесный не отнимает человеческую свободу, даже зная, что человек пойдет по пути греха; Бог насильно человека не останавливает, а с любовью ждет его возвращения.

Вы задали вопрос, что тяжелее всего в пастырской практике. Тяжелее всего, когда ты встречаешься с такой категорией блудных сыновей, которые уходят в страну далече, проводят жизнь свою в блуде, разврате, не посещают храм Божий, попирают таинства Святой Церкви, попирают свою совесть, благодать крещения, которую получили, но почему-то убеждены, что даже Сам Бог им должен обеспечивать там, в стране далече, комфортное и безбедное существование. Если эту притчу перефразировать, блудный сын убежден, что отец должен обеспечить ему безбедное и комфортное существование, должен дать ему здоровье, чтобы он предавался плотским утехам, невзирая на возраст, и чтобы этот хеппи-энд никогда не заканчивался.

У таких людей какой-то особый цинизм, они почему-то думают, что если хотя бы один раз зашли в храм, помолились, перекрестились, то Бог обязан тут же исполнить все, что они хотят. Тяжелее всего священнику с такой категорией людей общаться. Человек внутренне убежден: «Я же помолился, значит – Бог должен обеспечить мне то, что я хочу, и не важно, греховно это или нет, не важно, какой образ жизни я веду, Бог обязан сделать то, что я хочу». Очень тяжело с такими, потому что слов они не принимают, приходится молиться за них. И молитву они не чувствуют, у них нет чувства благодарности, признательности, они вообще не замечают, что вокруг них люди, которые страдают от их безнравственной жизни. Вот, пожалуй, самое тяжелое в пастырской практике.

– Вы сказали, что отец Павел своим примером вдохновлял духовных чад, показывал образ жизни, к которому хотелось стремиться. По каким признакам можно было понять о его строгости к себе, если жизнь любого человека, ведущего духовный образ жизни, тем более монаха, должна быть скрыта от глаз окружающих людей?

– Очень важная черта, о которой я не могу не сказать: твердость веры и упования на Бога, что было у отца Павла. Это проявлялось в том, что он даже некоторым духовным чадам говорил: «Никогда духовную жизнь нельзя ставить в зависимость от настроения, от его перепадов, от твоего эмоционального фона». То есть это все то, что мы хорошо знаем из нашей обычной жизни. Мы немощные, грешные люди.

Есть такое выражение, человек говорит: «Что-то у меня молитва не идет». Или человек заходит в какой-то храм и говорит: «Я зашел в храм, но что-то ничего в нем не чувствую»; или: «у меня сердце к молитве не лежит». С какой-то стороны это понятно и оправданно, если целыми днями лежать на диване перед телевизором с гаджетом в руках. Например, взрослый мужчина целый день лежит перед телевизором с телефоном. Бедная супруга, как пчелка, крутится по дому, приносит ему еду и питье прямо в постель, и он с недоумением говорит: «Что-то у меня молитва не идет». Разумеется, пока тело все время лежит на кровати, душа не лежит к молитве.

Отец Павел говорил, что никогда не надо ориентироваться на эмоциональный фон. Тяжело тебе или легко, наступил воскресный день или праздник, понуждаешь себя, встаешь и идешь на богослужение, трудишься, совершаешь молитвенное келейное правило. То есть утром надо встать и совершить келейное правило, хочешь или не хочешь, есть настроение или нет, лежит душа или не лежит. Если надо идти в храм, мы понуждаем себя идти в храм на богослужение независимо от того, чувствуем что-то в храме или не чувствуем, приятно нам это или нет. Духовная жизнь должна продолжаться, несмотря ни на что, ни на какие перепады настроения.

И еще одна очень важная грань: нередко бывает, что в сложных жизненных ситуациях человеку плохо, нападает печаль, и вдруг он сам себе говорит: «Все, я больше в храм не пойду». А с какой стати? Только потому, что тебе тяжело? Безусловно, тяжело, сейчас многим тяжело. Но разве можно духовную жизнь ставить в зависимость от сложных жизненных ситуаций на земле?

У нас у всех сложные жизненные ситуации. Вообще вся наша жизнь – это крест, и «многими скорбями мы внидем в Царствие Божие». Надо исполнять заповеди Божии и понуждать себя к их исполнению независимо от эмоционального фона. То есть отец Павел был настоящим воином Христовым. Воин же не может на поле боя сказать: «Что-то у меня душа не лежит к бою». Лежит или не лежит душа, раз ты на передовой – всё, ты на поле боя, ты должен стоять здесь до конца, то есть с креста не сходить. Эту фразу нередко отец Павел говорил тем слабым, малодушным, немощным христианам, которые говорили ему, что нет настроения, нет сил молиться или душа к чему-то не лежит.

 «Царствие Божие силою берется», – часто повторял отец Павел слова Священного Писания. (Господь нам говорит в Евангелии: Входите тесными вратами, потому что… тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь.) Он готовил настоящих воинов Христовых: внутренне сильных людей, дисциплинированных – тех, которые верность Христу ставят выше личного настроения, меняющегося каждые пять минут.

– Вопрос телезрительницы: «В прошлом году у меня умерла дочь в 52 года (рак четвертой стадии). Я себе места не нахожу, мне ничего не мило. Читаю все время со дня ее смерти кафизмы, Евангелие, молитвы за усопших – ничего не помогает. Я никак не могу ее забыть. Сначала умер сын (ему было 38 лет), а потом дочь. Хотя у меня есть внук, внучка и четыре правнука, но ничего меня не радует. Помогите мне! Что Вы мне посоветуете? Я плачу каждый день».

– Упокой, Господи, Ваших близких, а Вам дай Бог сил, терпения и душевного мира. Вся наша земная жизнь – это поприще скорбей. Я уже немножко ранее сказал, напоминая слова Священного Писания: многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие.

Наша жизнь, к сожалению (к сожалению или нет – мы лишь констатируем эту данность), закончится тем, что мы отдадим последний долг смерти. Всех нас рано или поздно (не знаем, когда и в каком качестве, состоянии) встретит момент перехода в вечную жизнь.

Безусловно, Ваша боль понятна, по-человечески вызывает сострадание. Я желаю Вам сил и терпения. Продолжайте делать то, что можете. Молитесь об упокоении Ваших близких. Господь утешит, потому что Господь – любящий Отец. Он знает, кого и когда призвать из этой временной юдоли в обитель вечной радости. Через скорби, болезни люди спасают свою душу.

Известно высказывание преподобного Паисия Святогорца: «Господь попустил онкологию (рак) потому, что через эту болезнь наполнился рай». Сам преподобный Паисий вымолил ее себе (он так часто и много молился о страждущих людях, что вымолил себе эту болезнь), чтобы пострадать и перейти в вечную жизнь.

– Мне кажется, еще можно помогать людям, которые находятся в подобной ситуации, оказывая таким образом помощь душам своих усопших родственников.

– Это деятельная любовь и сострадание.

– Это принесет душе облегчение. Видеть глаза людей, которым ты помог, – утешение.

– Совершенно верно.

– Отец Димитрий, Вы сегодня уже кратко сказали о том, как отец Павел совершал церковные таинства. Хотелось бы, чтобы Вы рассказали об этом подробнее.

– Были некоторые радостные мгновения для всех многочисленных духовных чад батюшки: это таинство Соборования, которое он совершал. Отец Павел призывал своих духовных чад всегда прибегать к этому таинству во время Великого поста. Как правило, люди собирались для этого у кого-то из его духовных чад (в домашних условиях). Приезжал батюшка, приносил благоухающие восковые свечи, раскладывал облачение.

Всегда (батюшка это особо подчеркивал, это было неукоснительно) таинство Соборования предварялось таинством Исповеди. Многие духовные чада отца Павла, находящиеся в священном сане, помнят его изречение: «Таинство Покаяния должно предшествовать всем остальным таинствам Церкви». Таинство Соборования восполняет покаяние, но не отменяет его.

Для чего отец Павел произносил эти слова? К сожалению, есть люди, которые годами приходят в храм только собороваться, но вообще не исповедуются. Они считают, что не созрели, еще не готовы. То есть к соборованию они приступают, но на чистосердечную, с осознанием своих грехов, исповедь не приходят.

У батюшки была такая практика (на самом деле оправданная, святоотеческая): сначала люди чистосердечно исповедуются в своих грехах, которые помнят (поэтому таинство было продолжительным, в зависимости от того, сколько людей), а потом – соборование.

Соборование совершалось молитвенно, благоговейно, внимательно. Любящая Бога и жертвенно любящая людей душа пастыря раскрывалась во время совершения таинства как благоухающий цветок. Лицо батюшки светилось в буквальном смысле слова.

Очень важно подчеркнуть, что в течение всей Четыредесятницы (начиная со среды первой седмицы и до Страстной седмицы) практически ежедневно батюшка совершал соборование. Все мы, приходские священники, знаем, как велика нагрузка при совершении соборования во время Великого поста. А тут один человек совершает соборование ежедневно! Нести такой тяжелый пастырский крест, несмотря на возраст! Крест любви к людям.

После соборования оставалось незабываемое чувство окрыленности в душе. Ты весь буквально наполнялся благодатью, радостью. Господь давал тебе силы следовать дальше по пути исполнения заповедей Божиих. Очень трепетно, благоговейно! Невозможно забыть, как батюшка совершал и крещение, и соборование!

– Часто ли Вы видели отца Павла уставшим?

– Уставшим его видели (особенно в последние годы) многие внимательные, чуткие духовные чада, но никогда не видели раздраженным. Это очень важная черта духовного человека. Не помню, чтобы я видел его раздраженным, гневливым, с пристрастием с кем-либо разговаривающим, повышающим голос.

И еще одна удивительная черта батюшки Павла: он никогда никого не осуждал. Не только сам не осуждал, но даже беседа в форме осуждения не могла при нем вестись. Если кто-то из духовных чад по немощи задавал какой-то вопрос, то в присутствии отца Павла речь в форме осуждения не получалась. Он мог сразу мудро остановить человека. При нем даже другие не могли осуждать. Удивительное качество!

Я, дорогие друзья (делюсь своим субъективным восприятием), не встречал таких людей, которые никогда никого не осуждают. Отец Павел не осуждал никогда, о чем бы его ни спросили. Он мог дать оценку поступкам какого-то человека, но всегда кратко, емко и без осуждения. То есть в оценке поступка (допустим, поступки бывают хорошие и нехорошие, достойные и недостойные) никогда не звучало осуждение личности самого человека.

Вы спросили, видели ли мы его уставшим. Он никогда не жаловался. Никто никогда не слышал от него слов ропота, жалоб на жизнь, здоровье. На вопрос «Как, батюшка, Ваше здоровье?» (который люди иногда искренне задавали) всегда звучал только один ответ: «Слава Богу!» И все.

Его жизнь, здоровье остались тайной для огромного числа духовных чад. Создавалось такое впечатление, что он будет жить всегда. Как будто его энергия, силы, любовь, внимание, забота обо всех нас были неистощимы. Такой удивительный был человек!

– Вопрос телезрителя: «Почему бывает так, что без какой-либо причины внезапно возникает неприязнь к духовному отцу, отчуждение? Как бороться с этим состоянием?»

– Благодарю Вас. Очень глубокий, мудрый и актуальный вопрос. У преподобного Паисия Святогорца есть интересное размышление (духовное наблюдение). Он говорит, что такое нередко бывает. Есть нюансы духовной брани. Человек, который творит добрые дела (например, милостыню), порой может неожиданно услышать от того, кому благотворит, вместо благодарности и признательности даже хамские слова, оскорбления. «Ты никому не помогаешь, ничего не делаешь! Посмотри на других! Этот школу построил, тот – храм, а ты скряга!» Почему такое происходит? Попускается это Богом для смирения и для того, чтобы испытать человека, творящего дела добродетели: бескорыстно ли он это делает (ради Христа или для прославления себя)?

То же самое бывает и в отношениях пастыря с пасомыми. Священник может и молиться, и переживать, и всячески увещевать, и советовать, и помогать всеми возможными для него способами кому-то из своих духовных чад или прихожан (или просто знакомых, близких людей). Старается-старается – и вдруг от человека, за которого и молится (и на Божественной литургии, и во время молебна его вспоминает), и переживает днем и ночью как за своего родного сына или дочь, совершенно без каких-либо причин слышит хамские слова.

В этом есть объективная сторона и субъективная. Объективная: это происходит под воздействием врага (дьявола). Он хочет, чтобы все мы стали сонаследниками его страдания в аду. Для этого ему надо прервать духовную связь человека со священником, который молится за человека, старается ему помочь.

Каким образом дьявол может оборвать эту связь? Человек вдруг начинает вести себя неблагодарно, по-хамски – и священник может обидеться, сказать: «Ну все, больше я за тебя молиться не буду, общаться с тобой не буду!» Это и испытание для священника, и шанс оборвать духовные связи. По-настоящему верующий в Бога пастырь, любящий людей, понимая эти духовные нюансы, будет продолжать молиться за человека, оказывать ему благодеяния и по-прежнему с улыбкой, любовью доброжелательно к нему относиться.

Вы спросили: как с этим бороться? Надо внимательнее к себе относиться, ценить людей, которые нам помогают. Есть люди, которые нам помогают материально. Есть те, которые нам душевно помогают: дают добрый совет, поддерживают, утешают. Есть люди, которые оказывают нам духовную помощь. Ее не пощупаешь, например, как дом: построил – можно потрогать руками, сказать: «Вот я тебе дом построил». Духовную помощь не увидишь, не услышишь.

Сердце, очищенное от страстей (или, по крайней мере, стремящееся к очищению), благодарное сердце почувствует, что за тебя молятся. Ты крутишься в суете, но за тебя кто-то молится; может, каждый вечер кладет поклоны. Благодарное сердце это почувствует, а неблагодарное не почувствует. Поэтому надо трудиться над очищением своего сердца и замечать благодеяния, которые оказывают нам другие люди. Благодеяния других людей – это милость Бога к нам (милость Бога через людей).

– Вы сказали, отец Димитрий, что духовный отец будет продолжать молиться за неблагодарного человека. Как быть в ситуации, когда один из двух братьев (или друзей) неблагодарно относится к другому, по-хамски себя ведет в ответ на благодеяния (видимые и невидимые)? Продолжать опекать этого человека?

– В этом-то и состоит наше исполнение заповеди о любви. Как говорит святой апостол Павел в своем Послании к Коринфянам, любовь долготерпит, милосердствует… не превозносится, не гордится… не ищет своего. То есть любовь не ищет того, чтобы человека отблагодарили, заметили, отметили за то, что он делает какое-то добро.

Любовь… все покрывает, всему верит, всего надеется. Вот тот идеал, описанный святым апостолом Павлом в 13-й главе Послания к Коринфянам, к которому мы должны стремиться.

Безусловно, мы все отдаем себе отчет в том, насколько далеки от этого идеала. То, что мы называем любовью на земле, на самом деле таковой не является: есть обычная плотская душевность, симпатия, которая, может быть, сегодня есть – завтра нет. Необходимо отделять человека от его поступков. Сам человек есть образ Божий. Мы должны любить его и помогать ему. А поступки его могут быть действительно недостойными.

– Вопрос телезрителя: «Какими бывают духовные руководители?»

– Духовные руководители бывают такими, какими являемся мы и каких мы достойны. В древние времена, когда были настоящие послушники (те, которые умели отречься от своей воли и слушаться старца), были и настоящие старцы, такие как преподобный Антоний Великий, Макарий Великий, Пимен Великий, Арсений Великий и многие другие – настоящие столпы, богатыри духа. Им сразу открывалась воля Божия, они были изобильно насыщены дарами Духа Святого.

Но тогда были и послушники, которым такие подвижники могли передать свои духовные дары. Почему мы сейчас не видим старцев? Потому, что нет тех, кто способен слушаться (даже хотя бы прислушиваться), понимать, принимать совет. Раз нет послушников, то нет и старцев.

Это не значит, что их нет в абсолютном смысле слова. Они сокрыты от людей. Святитель Игнатий (Брянчанинов) в заключении своего «Отечника» приводит цитаты древних отцов; в частности, преподобного Нифонта Цареградского – о том, что подвижники последних времен скроют себя покровом смирения и не будут творить никаких явных чудес.

Сейчас есть пастыри искренние, по-настоящему любящие Бога, людей, ревностные, благоговейные, щедрые, внимательные. Чтобы их найти, надо и самим работать над собой. Иногда говорят: «Маячков не видно». Так для того, чтобы светлые маячки видеть, надо самому (если перефразировать сегодняшнюю евангельскую притчу о блудном сыне) хотя бы приподнять голову от свиного корыта.

– Отец Димитрий, давайте подведем итог нашей сегодняшней встречи.

– Дорогие друзья, еще раз почтительно призываю всех вас помолиться об упокоении души моего духовного отца иеромонаха Павла, который отошел ко Господу 28 января прошлого года, но оставил неизгладимый след в благодарных сердцах множества духовных чад. Надеемся, что его молитвы и благословение пребудут с нами.

Одно очень важное благодеяние совершал отец Павел во время жизни: он очень усердно трудился над распространением православной литературы (еще в советское время). В советское время это было очень сложно делать – не так, как сейчас (духовная литература издается и продается в изобилии). В то время приходилось печатать на примитивной машинке. И отец Павел занимался бесплатным (то есть во славу Божию) распространением православной литературы. Он очень усердно потрудился на этом поприще: много святоотеческих творений стало доступно людям сейчас благодаря тому, что трудами и усердием батюшки и его духовных чад эти книги издавались и бесплатно распространялись.

Дионисий, хочу Вам подарить в память о нашем батюшке замечательную книгу «Пролог в поучениях», которая неоднократно издавалась (это книга еще ХIХ века) по благословению отца Павла. Возьмите и помолитесь об упокоении его души.

– Благодарю Вас, отец Димитрий.

Ведущий Денис Береснев

Записали Елена Кузоро и Светлана Волкова

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы