Беседы с батюшкой. Ответы на вопросы

21 января 2020 г.

Аудио
Скачать .mp3
В московской студии нашего телеканала на вопросы телезрителей отвечает клирик Иваново-Вознесенской епархии, известный публицист и миссионер иеромонах Макарий (Маркиш).

– Прежде всего начнем с тех вопросов, которые у нас были ранее (их всегда очень много, спасибо нашим телезрителям). Такой вопрос: «Какое толкование Священного Писания лучше всего? Что бы Вы могли посоветовать человеку, который только начал воцерковляться?»

– Это уточнение очень хорошее. Потому что Священное Писание одно, а толкований очень много. Они были с древности, и до сегодняшнего дня их производят на свет разные знатоки, более-менее укорененные в этих знаниях. Но есть такой общий совет – читать учебное пособие архиепископа Аверкия (Таушева) по изучению Священного Писания Нового Завета: Четвероевангелия и Апостола, то есть всех новозаветных книг до Апокалипсиса (Откровения Иоанна Богослова). Это очень простое учебное пособие (обстоятельное, но без уклонений в какие-то тонкости), которое принято в наших духовных школах на начальном уровне. Значит, и гражданские лица с огромной пользой могут его читать, а далее смотрите уже по своим интересам, склонностям, способностям.

– Вопрос телезрительницы: «Завтра празднование святителя Филиппа, митрополита Московского, а у меня в Тропарионе тропари первому Филиппу и второму. Какой тропарь читать?»

– Я знаю одного Филиппа, митрополита Московского. Имя Филипп распространенное, мы знаем, что начиная с апостолов были Филиппы… А бывает такое, что одному святому несколько тропарей; тогда «не первому и второму», а первый и второй.

– Есть такие традиции: преподобному Сергию поется тропарь «От юности восприял еси...» с летнего до осеннего дня памяти, а с осеннего до летнего – другой тропарь: «Иже добродетелей подвижник». То есть тут надо разбираться в традициях. К сожалению, мы сейчас не готовы в этом разбираться.

– Совершенно верно. Богослужебное творчество очень широкое и полезное.

– Возможно, это был вопрос почитания святого, кто-то решил восхвалить вот так, написав тропарь. Все-таки рассудим до конца. Что же делать в этой ситуации?

– Надо посмотреть. По содержанию тропаря видно, о ком идет речь: о московском святителе или о каком-то другом Филиппе? Если оба тропаря действительно посвящены этому святому, тогда на Ваше благоусмотрение. Если Вы ведете службы, псаломщик, тогда пользуйтесь богослужебными указаниями; нет вопросов. А если для себя это читаете и поете, значит – на Ваше усмотрение.

– Кстати, можно сходить на службу и послушать, какой тропарь споет хор.

– Можно и так сделать, но, к сожалению, иногда поют так, что вообще никто ничего не понимает. Об этом говорил Святейший Патриарх на последнем Епархиальном собрании, в очередной раз сделал некий укол нашим регентам, что читать и петь надо так, чтобы люди это понимали.

– Что такое удача? Говорят, ее желать нельзя, потому что это имя дьявола.

– Суеверия и предрассудки растут как бурьян. Очень хорошая аналогия – грядка. Всякий бурьян всюду прорастает, в любом месте, не важно, что посадите. Так же суеверия и предрассудки. Это не интерес к Христу, Церкви, к языку, России, к традиции Церкви, а действительно интерес к дьяволу, где-то его обязательно надо найти.

Надо еще понять, что имеется в виду под удачей. Один скажет: «О, мне пожелали удачи, пойду-ка я в подпольное казино, поставлю там ползарплаты, а потом вторую половину зарплаты; мне же пожелали удачи, надо удачу разыграть». Или на ипподром, еще куда-то (есть легальные места). Одно дело, если мы понимаем под удачей просто какие-то добрые события в жизни человека... Скажем, брак. Человек еще не женат, удачно встретил красивую и замечательную девушку, и они вступили в брак. Чем не удача? Очень хорошо. А если человек зашел в какую-то контору – и там вся удача у него ушла в азартные игры?..

– Мы затронули тему, как разыграть удачу. А сейчас очень часто встречается реклама, что можно делать ставки на спорт, на что угодно. Это что такое? Это грех?

– Я думаю, это упущение в нашем законодательстве, и обращаться надо не к нам.

– А духовное понимание какое?

– Азартная игра всегда будет грехом, потому что грех – это вред. А материальный азарт в расчете на быстрое обогащение – это проявление тупого сребролюбия. Понятно, что это плохо. Не так давно это было, когда вся Россия была наполнена игровыми автоматами, казино, еще чем-то, и действительно не было буквально дня (я тогда регулярно исповедовал людей), чтобы кто-то не приходил и не говорил: «Не знаю, как так получилось», – в общем, находят всякие оправдания.

Наш губернатор, сын покойного протоиерея Александра Меня, Михаил Александрович Мень, первым (быстрее, чем по Российской Федерации) в Ивановской области запретил это дело, под дикие вопли и улюлюканье  либеральной толпы, и эти жалующиеся люди исчезли, они перестали просаживать свои трудовые деньги.

Честно говоря, я не законодатель, я в жизни никогда не ставил никаких ставок на спортивные события, но почему-то Законодательное собрание приняло такое решение, что это допустимо…Я бы предложил вывести ставки на спортивные игры из сферы легальной коммерческой деятельности. С другой стороны, можно сказать, что такая вещь, как тотализатор на ипподроме, имеет какую-то историческую основу. У нас многое имеет историческую основу, что мы выводим из своей жизни.

Не знаю, дорогие друзья, обращайтесь к вашим депутатам Законодательного собрания, обсуждайте это с ними.

– Вопрос телезрителя из Белгорода: «Я хочу уточнить вопрос о притче про богача и Лазаря, которую приводят как пример посмертной участи каждой души. Но  непонятно, почему у души богача оказался какой-то язык, который надо омочить водой. Лазарь оказался на лоне Авраама (на груди, что ли, у него?). И вообще как туда попал сам Авраам, ведь до Воскресения Христа дорога в рай была закрыта? Значит, не надо понимать это буквально?»

– Вы совершенно правы. Буквальное понимание (а буквальное – значит, по своему усмотрению) всегда вредит. Что такое притча (по-гречески «паремия» – то самое слово, которое мы используем на вечерне)? Это иносказание, басня, некое нравоучительное изложение. Я встречал людей, которые говорили: а умерший Лазарь причислен к лику святых? Это не реальная фигура, это герой притчи, как кот и повар в басне Крылова. И поэтому делать вывод о том, что эта история служит каким-то руководством к посмертной судьбе каждого человека, мягко выражаясь, неразумно.

Господь показывает очень важные вещи: жалость, сострадание, терпение, посмертное воздаяние. Понятно, богач попал в неприятное место не за то, что он был богатым, а за то, что был жадным, немилосердным, много зла делал в своей жизни. Восприятие евангельских притч ни в коем случае не следует выстраивать на тексте каких-то конструкций, которые потом прилагаются к своей собственной судьбе или к каким-то людям.

– Следующий вопрос: «Мой муж считает себя атеистом, в него глубоко вошло советское воспитание, хотя он крещеный. Чаще всего он терпимо относится к моему вероисповеданию, но, бывает, на него такое находит, что он начинает хулить мою веру. Мне, верующей, очень больно и тяжело это принимать и слушать, я начинаю с ним ссориться, плакать, говорить неприятные слова. Сегодня мужа возмутило то, что я перекрестила еду на столе, отказался есть. Конечно, мы поссорились. Посоветуйте, как мне себя вести в подобных случаях, какие молитвы читать? Я, конечно, прочла Иисусову молитву, молитву Животворящему Кресту, но, думаю, этого недостаточно. Подскажите, пожалуйста, как поступать?»

– «Достаточно – недостаточно»… как будто посолил, поперчил. Это не годится. Молитва – это не магия, не магический заговор, это голос вашей души, обращенный к Господу.

Конечно, ситуация непростая. По опыту скажу, такие коллизии и столкновения происходят, и бывают печальные результаты, а бывают хорошие. Очень много зависит в данном случае от поведения, от здравого рассудка, здравой меры этой верующей жены. Это все-таки муж. Одно дело, вы на работе с кем-то поцапались, а другое дело – это ваш муж, часть вашей жизни. И, судя по контексту, люди немолодые, не вчера поженились, чтобы им сказать: «Что вы, ребята? Давайте миритесь». Эти люди давно укоренились в перетягивании каната. И от жены требуется буквально мудрость – как у змея; и простота, доброта, чистосердечие – как у голубя.

Перекрестила пищу – муж отказался есть. Абсолютно на ровном месте скандал со стороны мужа. А почему со стороны жены скандал? Почему дальше эта замечательная верующая жена раздула скандал? Ведь она могла его загасить. Она говорит: «Я плачу». Женские слезы никто не запрещал. А дальше говорит: «Сказала обидные слова». А это зачем? Плакать можно, а вот дурные слова надо сдерживать.

– Лучше промолчать.

– Где-то промолчать, где-то что-то доброе сказать. Это жена и муж, своя святыня, своя семья. Буквально можно процитировать апостола Павла: «Не отвечайте злом на зло, но побеждайте зло добром». И вот здесь, я абсолютно уверен, верующая жена способна то зло, которое есть, к сожалению, в ее муже, победить добром, победить Христом. Но для этого надо иметь здравый смысл и христианскую веру не на словах, а на деле.

– То есть, может быть, в этой ситуации не стоит провоцировать мужа, если знаешь, что он такой?

– Видите, тогда мы должны сказать этой замечательной жене: напрасно ты перекрестила пищу. А у меня не повернется язык так сказать. Безусловно, повернется язык сказать: напрасно Вы отвечаете ему на какие-то его колкости и даже хулу неадекватными словами. Но перекрестить пищу, думаю, можно себе позволить. Думаю,  это правильно.

– Следующий вопрос: «Часто возникает такая ситуация: читаешь молитвенное правило – и звонит телефон. Как правильно поступать? Откладывать молитву и отвечать? Ведь святые отцы говорят: оказать любовь человеку выше молитвы. Но если человек звонит, чтобы просто поговорить, как правильно поступать? Подскажите, пожалуйста».

– Наши современные телефоны, как правило, показывают, кто звонит. Можно посмотреть на экран  телефона. Если видно, что это звонит человек, которому присуща излишняя болтливость, тогда можно отложить разговор. А если это звонит кто-то, кого вы, может быть, не знаете, или кто не склонен к пустым разговорам, а склонен к серьезным делам? Я монах, священник, мне звонит, например, мой епархиальный секретарь или кто-то из прихожан, у которого, может быть, какая-то беда случилась (просто так поговорить священнику никто не звонит). Тогда, если это молитва (а иной раз богослужение), приходится взять трубку, послушать, что говорят.

– А вдруг там человек умирает?

– Если умирает, это я пойму и тогда продолжу разговор, дам соответствующую инструкцию. А может быть, и прерву богослужение. У меня пока такого не было, но вообще-то по обычаям Церкви и даже по некоторым формальным правилам, если священника вызывают к постели умирающего, он может прервать службу (даже литургию, а уж богослужения суточного круга – безусловно) и прихожане могут продолжать службу без священника.

– Следующий вопрос: «Как убедить подростка-пономаря, что игры на телефоне – это грех и пустая трата времени?»

– Здесь не хватает одного информационного факта: это подросток 9 лет или 15 лет? Каждому будет свое. И далее: каковы отношения этого подростка с тем, кто спрашивает? Сплошь и рядом подростки среднего и старшего возраста не воспринимают родителей. Ему скажут «белое», а он будет делать «черное».

– Возраст такой.

– Да, а бывает, что и нет. Бывают очень хорошие, добрые отношения с родителями, с отцом, мамой, с дедушкой и бабушкой. Поэтому учитывайте возраст и вашу способность что-то ему сообщить. Если этой способности нет и вы подозреваете, что вас не услышат, то лучше найдите какое-то третье лицо. Если подросток пономарь, обратитесь к священнику, который почти наверняка будет иметь авторитет у этого юноши. Вы нашли того, кто скажет. А теперь – что сказать? В Интернете в поиске найдите о вредном воздействии компьютерных или интернетных игр, подберите информацию, можно распечатать это или почитать… И дальше либо самим, либо через какого-то посредника этому юноше, подростку как-то сообщите, лучше исподволь.

Например, если бы мне кто-то сказал: «Ты знаешь, батюшка, у нас тут мальчик, поговорите с ним», – я бы сыграл небольшую пьесу. Спросил бы у этого мальчика:

– Молодой человек, Вы знаете Мишу?

– Не знаю, а что случилось?

– Этот Миша недавно в сумасшедший дом угодил.

– А почему?

– Да вот в игры играл, и дело кончилось плохо.

– Следующий вопрос: «Священник  выслушал грехи, поговорил, порвал записку, но разрешительную молитву не читал вслух. Спросил имя, перекрестил епитрахиль и допустил к Причастию. А другие читают четко, по слогам, громко. Стоит этим забивать себе голову или нет?»

– Забивать голову без толку. А вот если это второй или третий священник в приходе, то надо рассказать об этом настоятелю. А если это настоятель, то узнать у него. Я бы не стал спрашивать напрямую, но запросить какую-то третью сторону (настоятеля, благочинного или даже архиерея) не вредно. Что значит «читает про себя»? Есть определенный церковный чин, я так могу и литургию про себя прочитать. Это не годится. И священник, который прочитал разрешительную молитву так, что кающийся человек ее не услышал, безусловно, погрешает. Если архиерей ему напомнит об этом и тот скажет: «Да, владыка, простите, больше так не буду», – вопрос решен.

– Вопрос телезрителя из Воронежской области: «Виноват ли Понтий Пилат в смерти Иисуса Христа? И можно ли молиться об умершем свидетеле Иеговы?»

– Виноват ли? В общем, да. Он не исполнил того долга, который от него требовала его должность. Он был судьей в этой стране, но не судил по истине, а поддался давлению толпы. В какой мере он виноват – не нам судить, но это – его должностное преступление. И на этом приходится остановиться. Что ж делать? Как было, так было.

А что касается второго вопроса, он более гибкий. Наша личная молитва не подвержена никакому уставу, это голос нашего сердца. «Молитесь о врагах», – говорит Спаситель. Есть у нас обычай, отчасти даже и канон, о том, что церковная молитва возносится только о православных людях. Давайте будем следовать этому обычаю, к церковной молитве не будем привлекать лиц иного вероисповедания. Хотя в целом надо сказать вам, друзья, что без упоминания имен мы, безусловно, молимся в церкви о людях независимо от их вероисповедания: «О стране сей, народе, властях и воинстве ея...» Конечно, там поминаются люди всех вероисповеданий. Но поименная молитва на молебнах, панихидах – это скорее обычай, а поминовение на литургиях – это скорее закон, здесь мы сохраняем то, что принято в Церкви. В вашей личной молитве решайте сами. Если считаете это необходимым, если какой-то человек был вам близок и оказался в этой секте, кто может запретить вашу молитву?

– Следующий вопрос: «Посоветуйте, какому святому молиться при заикании у взрослого христианина? Есть ли в наше время старцы, провидцы, которые излечивают от заикания?» 

– От заикания излечивают не старцы и не провидцы, а врачи-логопеды, психологи или психотерапевты. Точно так же, как от заворота кишок излечивают гастроэнтерологи, от бронхита – пульмонологи. Старцемания и всякого рода уклонение в сектантскую, псевдостарческую среду – страшнейший грех, который до сих пор не изжит у нас.

В 1998 году Синодом было принято постановление, которое оберегало верующих от такого рода уклонений. Прошло 20 лет, не знаю, каковы успехи, но некоторые наблюдения достаточно тревожные. Существуют оборотни в рясах, которые заманивают людей идеями, что могут все исцелить, и возглавляют свои псевдоправославные секты под маской православия. (Было издано несколько хороших книг «Под маской православия».) А дальше люди свободны в своих добрых и злых делах.

А какому святому молиться – это немножко другая песня, но святым мы молимся по нашему личному устремлению. Молитва святому – дело совершенно не формальное. Если вы знаете этого святого, любите, понимаете, чем он свят, чем знаменит и почему он вам близок, тогда вы ему и молитесь. А если просто написано в какой-то псевдоправославной книжке, что если правое ухо болит – молитесь этому святому, а если левое ухо, то другому святому?..

А бывает еще «лучше» (в кавычках). Придете в храм, а бабушки вам говорят: вот эта Богородица сильно помогает в торговле, а вот та Богородица – в семейных делах. Это кошмар. На чужой роток не накинешь платок, но невежество, предрассудки, суеверия надо искоренять.

– Вопрос телезрителя: «Как бы мы в церкви ни молились, тем не менее грешим. И все равно молимся. Можем ли мы надеяться на милость Божию, когда душа отходит от тела, а мы молимся: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного”?»

– Я не очень понял вопрос. Молитва – это голос каждого молящегося человека. Есть молитва персональная, есть общая в виде богослужения. Это необходимость. Почему тело наше мы моем, зубы чистим, питаемся? Это забота о нашем теле…

– Дополнение к этому вопросу (помогли наши редакторы): можно ли молиться о себе после смерти?

– Друзья мои, это неизвестно. Это иная реальность, мы о ней практически ничего не знаем. Макарий Великий говорит: «Небесные вещи принимайте как слабое отражение вещей земных». Слабое отражение. Это трезвое восприятие того, что есть материальный мир Вселенной, который мы воспринимаем нашими органами чувств, нашим позитивным знанием, и есть инобытие, иной мир, который доступен нашему познанию лишь по мере Божественного откровения. А в Божественном откровении мы находим молитвы святых. Действительно, в Книге Откровение Иоанна Богослова есть такая фраза, но насколько она возможна для каждого и в какой мере – остается под вопросом.

– Такой вопрос: «Легко любить и сочувствовать на расстоянии, но как избавиться от раздражения, ухаживая за немощным человеком (ухаживаю за папой 92 лет после инсульта)? Очень часто раздражаюсь, что он что-то не понимает. Молюсь, исповедуюсь, но это возникает вновь и вновь».

– А здесь ответ сравнительно простой. Раздражение – это моя эмоция, мой эмоциональный импульс, который возникает помимо моей воли. Суньте палец в огонь – вам будет горячо. И говорить: я не хочу, чтобы мне было горячо, – бессмысленно. Но один человек, когда испытывает боль или раздражение, тут же подскакивает, начинает кричать, недовольство проявлять, а другой губу прикусит и виду не подаст.

Был один древнеримский герой Муций Сцевола. Я кратко расскажу. Это было за много лет до Рождества Христова; римляне воевали со своими соседями, как тогда было принято. Сцевола попался в руки врагов, его стали допрашивать. Он свою руку положил в огонь, на горящую жаровню, и так отвечал допрашивающим. Они посмотрели на него и осаду с Рима сняли, поняли, что с такими людьми воевать не стоит.

Вам не надо руку жечь на огне. Но если это Ваш родной отец, благодарите Господа, что Он дает Вам возможность делать это доброе дело, и Вашему раздражению не давайте хода. Ваша воля не должна быть подчинена Вашим эмоциям. Это основной принцип нравственно-богословского взгляда на человека, а уж тем более при ухаживании за больным человеком. «Он меня раздражает…» Ну и что? Я не раб своих эмоций.

– Следующий вопрос: «Мы с мужем венчались, когда прожили уже 28 лет, но венцы нам не надевали. Почему?»

– Не знаю, надо спросить того иерея, который венчал.

– Может быть, их просто не было?

– Вообще даже чин второбрачия предусматривает возложение венцов. Почему не возлагали – не знаю. Не исключено, что это упущение или какое-то самочинное решение. Но в любом случае венец – вещь материальная, а брак – духовная. Церковь благословила ваш брак, благодарите Господа и любите друг друга.

– Вопрос телезрительницы: «Считать ли себя крестной, если в таинстве не участвовала, а просто была записана крестной? И как участвовать в духовном воспитании крестника, если он далеко находится?»

– Скажите, можно ли считать себя пообедавшим, если за стол не садился и еды не принимал? Примерно такой же вопрос. Если Вы не участвовали в таинстве, зачем себя считать крестной?

– Там же определенные клятвы произносятся, диалоги…

– Участие – это общая молитва. Если вы не приняли участие в таинстве Крещения, это не трагедия, но не надо пытаться считать себя крестной. Это просто смешно.

– Но все равно можно молиться за этого человека?

– Конечно. А участие в воспитании – это вопрос практический. Есть средства связи, есть самолеты. В зависимости от уровня дохода покупайте билетик и летите.

– Обычно в традиции муж и жена не могут стать крестными.

– «Традиция» – слово слишком емкое. Есть такой обычай, но он не подтверждается никакими фактическими основаниями, потому что в таинстве Крещения участвует один восприемник. Второе лицо как почетный гость. Почему бы не пригласить мужа и жену для того, чтобы кто-то из них был восприемником (если мальчика крестят, то муж восприемник, если девочку – то жена)? И они участвуют оба в таинстве, но восприемник один.

 Проблемы из-за духовного родства бывают, когда между восприемником и воспринимаемым устанавливаются брачные отношения; там могут вступать в силу ограничения. А если это два человека, которые присутствовали на таинстве Крещения, то один из них – восприемник, а другой – просто хороший человек. И об этом сказано в достаточно авторитетных источниках, есть на это ссылки.

– Как молиться за человека, который, как я чувствую, мне завидует?

– На Ваше благоусмотрение. Может быть, Вам не надо слишком давать волю своим чувствам. Мы уже говорили о раздражении. Завидует и завидует – это его проблема. Если Вы хотите за него молиться – почему бы Вам не помолиться так, как считаете нужным? В связи с этим вопросом важное соображение. Священник, как и врач, обязан за вопросом видеть человека. За этим вопросом я вижу женщину, очень чувствительную и излишне впечатлительную. Надо ей помочь немного эту впечатлительность ограничить.

– А когда ты завидуешь человеку, что нужно делать?

– Что значит «я завидую»? Надо отделять помысел от намерения. Например, у вас хорошие ботинки, а у меня рваные. Я думаю: «Хорошие ботинки у Сергея, мне бы такие». И все, на этом остановлюсь. Мне скажут: «Ты позавидовал». Нет, у меня нет никакого греховного намерения: снять эти ботинки… Ничего подобного я не имею. В жизни так часто бывает. Но и обратное бывает, когда (возьмите сюжет Отелло) зависть превращается в страшную ненависть и разрушительную силу и просто приводит к гибели людей. Но в таком случае надо каяться. Если вы обнаружили в вашей зависти нечто большее, чем случайный помысел, и это переходит в ваши греховные намерения, тогда это разговор для исповеди.

– Следующий вопрос: «Нужно ли перед крещением ребенка исповедоваться его родителям?»

– Родители ребенка, если это православные люди, исповедуются регулярно и тщательно. Этот вопрос выдает людей, которые, к сожалению, далеки от православия.

– Обычно перед венчанием принято исповедоваться и причащаться.

– Венчание происходит во второй половине дня, после литургии. Люди приходят на литургию, участвуют в таинстве Евхаристии, потом венчаются. Таинство Венчания в Древней Церкви соединялось с Евхаристией. А крещение совершалось до Евхаристии, потом шли и принимали Святые Дары. Сейчас примерно так и бывает, но принятие Даров происходит не в этот день, а на следующий.

Я вспоминаю, как меня крестили взрослым человеком накануне Богоявления, ровно 33 года назад. Крестили меня накануне праздника, а в сам праздник я причастился. И перед крещением восприемники и родители, если они нормальные православные христиане, совершенно естественно исповедуются регулярным образом. Если они исповедовались не сегодня, а вчера или позавчера, то все равно могут участвовать и в таинстве Крещения, и в таинстве Евхаристии на следующий день.

– Вопрос телезрителя из Москвы: «Господь Иисус Христос был безгрешен.  Засвидетельствовали ли также апостолы Его безгрешность?»

– Господь Иисус Христос – это Бог и Человек в двух природах, в одном Лице. Если бы Он имел грех, это был бы некий нонсенс. И Священное Писание говорит о том, что Он не имел греха. Но даже те, кто не очень знаком со Священным Писанием, могут для себя ясно сделать вывод, что это Бог, Который стал Человеком, и грех Ему не присущ в принципе.

– Есть очень много разных апокрифов (Евангелие от Иуды и так далее). Недавно встретил вопрос: как к этому относиться?

– Чтобы к этому как-то разумно отнестись, надо немного изучать историю Древней Церкви, что это за материалы, откуда взялись эти апокрифы. Это произведения околохристианских, а иногда и антихристианских религиозных групп (в большинстве своем так называемых гностических групп, сект), которые расплодились как грибы после дождя где-то во II веке (и вплоть до IV века существовали).

Под словом «апокриф», к сожалению, подразумеваются три совершенно разные вещи, которые путаются в сознании простых людей, и все переплетается. Наши инославные коллеги часто называют апокрифами ветхозаветные книги, не включенные в иудейский канон. Например, это Книги Маккавейские или Книга премудрости Иисуса, сына Сирахова, паремии из которых мы читаем на наших вечернях. Имеют право их так называть, но смысл совершенно другой по сравнению с тем, о чем мы сейчас говорим.

А из новозаветных документов апокрифом называют замечательный трактат Дидахе (Учение двенадцати апостолов). Почему это апокриф? Потому, что не входит в Священное Писание. Но это книга строго православная. Или Послание святителя Климента Римского к Коринфянам. Эта книга тоже не входит в канон Священного Писания, но она – православный документ, интересный, полезный, важный.

И третий вид апокрифа – явно антихристианские или противохристианские документы того же времени, на те же темы, какие-то якобы истории из жизни Спасителя и просто, грубо говоря, бабушкины сказки. Эти три разных вида апокрифов надо очень хорошо различать.

К тому же не всегда можно провести границу между вторым и третьим пониманием. Скажем, такой документ, как Протоевангелие Иакова, тоже не входит в Священное Писание Нового Завета и ни в коей мере не может быть принято во всей полноте, там много совершенно неправдоподобных, не относящихся к христианской жизни и мировоззрению материалов. Но в то же время там изложена история о введении Пресвятой Богородицы во храм, Ее рождества. Это оттуда взято. Тем не менее этим материалам Церковь дает доверие, а другим не дает. Вот так это все воспринимается с точки зрения Церкви.

Можно ли их читать? Все зависит от того, как вы будете их воспринимать. Я уже неоднократно вспоминал эту историю, которая не имеет к христианству никакого отношения, по вопросу восприятия материала. Два мальчика-подростка прочитали (а может, посмотрели какое-то кино) о партизанах времен Отечественной войны, были этим очень вдохновлены и подожгли родную деревню с обоих концов. Примерно так же может произойти в результате чтения апокрифов.

– То есть к этому нужно относиться очень осторожно и, наверное, читать это после изучения обычного канона священных книг?

– В рамках или в контексте серьезного изучения церковной истории.

– Мы всегда на стороне того, чтобы наши телезрители образовывались, как-то повышали свой уровень.

– Конечно, но чтобы не случилось так, как с теми двумя юношами из деревни.

– В завершение программы хочу попросить Вас обратиться к нашим телезрителям.

– Канал «Союз» – исключительно серьезный и полезный ресурс для нашей православной жизни. Мы очень часто смотрим в прошлое и говорим: «Вот Древняя Церковь, вот святые отцы, вот учители Церкви, вот Русская Церковь и русский народ, которые одерживали важные победы». Но мы упускаем из виду, что наша современность предоставляет нам некие возможности, дары, которых не было у наших предков.

Лет тридцать-сорок назад кто бы мог представить, что можно будет сидеть перед экраном телевизора и получать такие сведения, как на канале «Союз»? Кто мог представить, что можно будет пойти в храм, участвовать в богослужении, в святых таинствах Церкви, а потом выйти во двор, зайти в церковную лавку, в книжный магазин и выбрать там любые сокровища христианского духовного наследия, о которых и мечтать не могли наши совсем недавние предки? А уж те предки, что подальше, просто были неграмотными, они и Священное Писание прочитать не могли. Когда мы говорим: «Надо благодарить Господа», вот за это благодарите Его и принимайте эти дары, пользуйтесь ими. Кому многое дано (а нам дано очень много), с того много и спросится.

Ведущий Сергей Платонов

Записала Елена Кузоро

Показать еще

Помощь телеканалу

Православный телеканал «Союз» существует только на ваши пожертвования. Поддержите нас!

Пожертвовать

«Православная газета»

Подписной индекс: 32475 Сайт газеты

Мы в контакте

Последние телепередачи

Вопросы и ответы